Андрей Нестеров.

Причины мещанской революции в России



скачать книгу бесплатно

© Андрей Нестеров, 2017

© ООО «Супер Издательство», 2017

* * *

Введение

Философское понимание значений «место» и «общество» в виде его естественного словосочетания «мещанство» как социальной общности и местного общества одновременно в современных философских исследованиях теоретически отражено неполно и противоречиво, что требует его дальнейшего глубокого исследования и осмысления. Находясь в ряду явлений, обнаруживших в России свою подлинную суть, понятие «мещанство» до настоящего времени остаётся наиболее сложным и запутанным феноменом. Русское слово «мещанство» необычайно богато смысловыми значениями. В нём переплелись различные понятия: «западничество», «еврейство», «жидомасонство», «филистёрство», «обывательство», «бюргерство», «буржуазия», «средний класс», «торгашество», «накопительство», «потребительство» и т. д. Всё это понятия по смыслу родственные мещанству, но не исчерпывающие его. В них своеобразно отражаются духовно-практические свойства буржуазного общества, отражая многогранность аспектов феномена мещанства. Эти термины часто применяются нами для выявления характеристик, присущих мещанству, но не раскрывают его пространственную сущность. Для более точного определения мещанства нам проводится анализ множества различных воззрений на мещанство. С этой целью следует построить аналитику пространства общества, чтобы понять его подлинную пространственную сущность, выяснить значение «мещанства» с точки зрения его нахождения в пространственных структурах общества.

С IX в. до начала XX в. понятие «мещанство» или «буржуазия» рассматривалось в Европе как одно из деловых сообществ. Оно официально признавалось городским сословием, местным обществом, обладающим деловитостью, активностью, значительным потенциалом творчества. Например, Г. Гейне в работе «К истории религии и философии в Германии», сравнивая «Максимилиана Робеспьера, великого мещанина с улицы Сент-Оноре», с выдающимся философом Эммануилом Кантом», пришёл к выводу, что «тип мещанина в высшей степени выражен в обоих: природа предназначила их к обвешиванию кофе и сахара, но судьба захотела, чтобы они взвешивали другие вещи, и одному бросила на весы короля, другому – Бога…»[1]1
  Гегель Г. Наука логики. Собр. соч. М.: Мысль, 1970, С. 137.


[Закрыть]
. И далее, рассуждая «Почему, однако, стиль «Критики чистого разума» Канта такой серый, сухой, такой скучный?»[2]2
  Гегель Г. Наука логики.

Собр. соч. М.: Мысль, 1970, С. 139.


[Закрыть], отвечает: «Он хотел по-барски отмежеваться от представителей тогдашней популярной философии, стремившейся к самой обывательской ясности, и облёк свои мысли в формы природно-замороженного канцелярского языка. Здесь во всей полноте проявился филистер»[3]3
  Гегель Г. Наука логики. Собр. соч. М.: Мысль, 1970, С. 141.


[Закрыть]
. В период буржуазно-демократических революций, происходящих в Западной Европе, мещанство стало господствующим строем и приобрело особую значимость.

В России исторически понятие «мещанство» рассматривалось неоднозначно и противоречиво. Так дворянин А. С. Пушкин с достоинством и честью причисляет себя к мещанскому сословию. Ещё в 1830 г. он пишет стихотворение «Моя родословная, или Русский мещанин». В нём поэт с гордостью заявляет о себе: «…я не богач, не царедворец, я сам большой: я мещанин»[4]4
  Пушкин А. С. Моя родословная. Соч. в 3-х т. / А. С. Пушкин. – М.: Художественная литература, 1985. – Т.1, С. 494.


[Закрыть]
. Эти слова великого поэта звучат подчёркнуто независимо. Тогда эти слова мог произнести человек, который добился своего признания только собственным трудом. Однако всего через двадцать лет после написания этих строк А. С. Пушкиным А. И. Герцен уже всемерно отстраняется от мещанства, считая его бедой, господством «сплочённой посредственности». Что происходит с мещанством? Почему почти вся дворянская русская общественная мысль середины и конца XIX в. – и философия, и социология, и литература – стала противостоять мещанству? При этом негативные субъективные оценки мещанства усиливались художественными образами, публицистикой, и не всегда совпадали с его объективным содержанием. Всё это обусловило необходимость реального пересмотра феномена мещанства для более точного и полного исследования современных процессов и решения насущных проблем, связанных с ним. Отсюда возникает вопрос: что же произошло с мещанством исторически? Почему мнение о нём менялось так радикально? Чтобы понять явление, необходимо выяснить его сущность, условия возникновения и развития. Автор, исходя из ранее созданной им теории Места общества, попытался распутать этот клубок противоречий, накопившихся за много лет знаний о мещанстве. В своём исследовании он определил пространственную сущность данного феномена и объективно отразил процессы, происходящие с ним.

После Великой октябрьской социалистической революции 1917 года под руководством коммунистической партии было создано социалистическое государство с диктатурой пролетариата. Отношение к мещанству как к классу мелкой буржуазии со стороны пролетарской власти было в основном негативным, но малограмотные пролетарии были вынуждены использовать подконтрольную местным партийным организациям мелкобуржуазную интеллигенцию для бюрократического управления страной. Одновременно с этим коммунисты вели воспитательную идеологическую работу по преодолению мещанской психологии граждан. Однако в ходе противостояния двух мировых систем капитализма и коммунизма в 80-е гг. XX века против СССР спецслужбами США была развязана психологическая информационно-диверсионная война, которая в 1993 году после расстрела демократически выбранной Советской власти и утверждения власти ставленника США президента Б. Ельцина была ими выиграна.

Когда после вооружённого контрреволюционного переворота октября 1993 г. власть в России вновь захватили представители западной буржуазии, в России происходят буржуазно-демократические реформы, которые коренным образом меняют ранее созданные морально-психологические, социально-экономические и политические отношения людей. Проблема мещанства как занимания места в буржуазном пространстве общества не только не потеряла своего значения, а, наоборот, стала ещё более актуальной. Осуществление либерально-демократических преобразований в современной России связано с возрождением мещанской мелкособственнической структуры российского общества, с возникновением новых местечковых ролей и функций субъектов. Специфика переживаемого страной переворота от социализма назад к капитализму, противоречия переходного периода к буржуазно-демократической модели государственного устройства требуют от нас сегодня уточнения понимания своего местоположения в этом буржуазно-политическом пространстве общества. Его видоизменения в практической и духовной жизни господствующего современного либерально-демократического режима, его особенности, места и роли в системе бывшего и нынешнего российского общества.

В последнее время стало очевидно, что проблема существования места общества в виде его буржуазно-демократических преобразований имеет актуальное мировое значение. Дальнейшее исследование пространственной структуры буржуазного общества становится крайне необходимым уже для выживания людей. Автор занимается изучением данной темы с 1996-ого года, к 2002-ому году в Военном университете он защищает кандидатскую диссертацию «Мещанство как социальный феномен» (социально-философский анализ) и работает над ней дальше… В 2012-ом году тема приобретает очертание целостной теории Места общества. В 2013-ом году на основе этой теории автор издаёт знаменитую монографию «Мы – мещанство!?…» (Теория Места общества). Однако он не останавливается на достигнутом и считает, что обоснованная теория Места общества по-прежнему требует дальнейшей разработки и осмысления. Книга, которую вы собираетесь сейчас читать, создана авторам для этой цели…

Глава 1. Теоретическое осмысление понятия «место общества»

Андрей Иванович Нестеров ставит масштабную проблему – построить аналитику пространства общества.

Такого рода исследований в нашем философском сообществе на докторском уровне пока нет.

Заведующий кафедрой социальной философии и истории философии СПбГУ, профессор, доктор философских наук К. С. Пигров, 2012 г.

1.1. Пространственная сущность места общества

Где тесно, там простолюдину и место.

Русская народная пословица

Древнерусское (с XI в.) и более позднее старославянское слово «место» означает «вместилище, земля, время, должность»[5]5
  Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. Т. 1, С. 526.


[Закрыть]
. Оно характеризует пустоту или занятость определённого места прибытия или убытия чего-либо или кого-либо в пространстве. Из толкового словаря живого великорусского языка В. И. Даля мы узнаём, что русское слово «пространство» происходит от наречия «просто» – порожний, пустой, ничем не занятый, например: «Нет ли простой посудины? Руки не просты, полны (заняты). Закрома просты, простого места много»[6]6
  Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. – В 4-х т. – М.: Русский язык, 1978. – Т. 3. – С. 512.


[Закрыть]
. Если пространство занято в основном воздухом, то оно именуется воздушным; если степью – степным; если людьми – общественным; если сконцентрированными в определённых местах домами – городским и т. д. Если пространство Земли практически не занято, пусто, мы называем его пустыней, и то при этом пустыни бывают песчаными, каменистыми или снежными. Значит, место общества – это места нахождения общества, занимающего какое-то место в определённом пространстве. (См. Рис. 1)


Рис. 1. Место общества в физическом и социальном пространстве


Определяя место общества, укажем, что оно находится не только в физическом пространстве, но и в искусственно созданной человеком окружающей его среде, при этом среда пребывания людей может представлять не только физическое пространство, но и искусственно созданное людьми городское пространство, или информационное (социальное).

Для уяснения сущности места общества как занятого обществом местного пространства внимательно рассмотрим, что представляет философское понятие «пространство». Оно представлено как фундаментальная составляющая всеобщей формы бытия материи в физическом понимании и, одновременно с этим, служит основой для существования пространства социального. Но где же тогда находится место общества в этом пространстве? Место общества (мещанство) – это искусственно созданная в физическом пространстве среда обитания людей в виде домов, которая постоянно расширяется за счёт сокращения места естественной среды, что вызывает в последнее время огромную озабоченность учёных-экологов. Обратим внимание на то, что место общества представляет собой искусственно созданное людьми место материального пространства (дома), там находятся люди, проживающее в этом определённом месте.

Исследование понятия «пространство» уходит корнями в глубокое прошлое, как одна из основных категорий оно рассматривалось в период развития античной философии. С той поры и до наших дней это понятие является объектом пристального внимания со стороны учёных, что объясняется особой ролью пространства в структуре мироздания. Его часто объясняют исходя из трактовки термина «место». Такой философский взгляд на понятие «место» мы замечаем уже в античной философии. Так, обозначение материальных пространственных структур присутствовало ещё у Платона и Аристотеля. В сформулированном Платоном определении пространства фигурирует понятие «место», «…есть ещё один род, а именно пространство: оно вечно, не приемлет разрушения, дарует обитель всему рождающемуся, но само воспринимается вне ощущения, посредством некоего незаконного умозаключения, и поверить в него почти невозможно. Мы видим его как бы в грёзах и утверждаем, будто всякому бытию непременно должно быть где-то, в каком-то месте и занимать какое-то пространство, а то, что не находится ни на земле, ни на небесах, будто бы и не существует»[7]7
  Платон. Собр. соч. В 4-х т., М.: Мысль, 1994. – Т. 3, С. 445.


[Закрыть]
. Если применим это утверждение Платона к определению места общества, то убедимся, что существовать оно сможет, только находясь в определённом месте какого-то пространства. Значит, основное условие существования места общества, его сущность, заключается в обязательном занимании обществом определённого места пространства. Стало быть, общество и, соответственно, мещанство без пространства, без занятого обществом в нём места, существовать не может, в отличие от пространства как такового, которое может вообще-то существовать и без общества.

Следует отметить, что для древнегреческого народа характерно мифологическое восприятие пространства в качестве дискретных, особо поименованных мест. «Например, в трагедии Софокла «Эдип и колоне», в которой «местность» (священная роща – локус – место) выступает в виде архаической мифологемы «пространство-место», и её преломление в трагедии Софокла выделяет представление о «хозяевах» местности, а также понятие «силы места» в качестве одной из важнейших характеристик этого восприятия пространства. Он показывает неразрывную связь места жизни древних людей как участников такой жизни»[8]8
  Асоян Ю. А. Древнегреческое представление о пространстве и понятии места у Аристотеля: учение о Естественных местах. Автореферат диссертации на соиск. уч. степ. Канд. филос. Наук. Институт философии. М., 1988, С. 8.


[Закрыть]
. Мифологическое восприятие пространства-места у древнегреческого народа постоянно воспроизводится в частях мест общества благодаря топонимике, т. е. в названии мест и различных объектов, так или иначе связанных с ним (города – Спарта, Афины). Традиция древнегреческого народа воспринимать пространства в качестве дискретных, особо поименованных мест находит своё применение и в наше время.

Мы и сегодня также, продолжая эту древнегреческую традицию, даём и в России свои названия особым местам общества нашего жизненного пространства. Отсюда происходят названия различным населённым пунктам (города – Москва, Ярославль, Казань и т. д.). Аналогичное присвоение названий мест общества отразилось и на территориально-пространственном заселении различных народов мира (Россия, Китай, Швеция, Германия, Франция, Англия и т. д.), ограничивших своё занимаемое геополитическое пространственное месторасположение от других заселённых иноземцами мест. Такое территориально-пространственное наименования мест определяет проживание там соответствующего этноса: Россия (местожительство и нахождение русского народа), Финляндия (местожительство и нахождение финского народа), Швеция (местожительство и нахождение шведского народа), и т. п. Для определения мещанства как проживания определённой части общества в конкретном специально назначенном месте так же существует название точного местопребывания. Оно находит своё проявление в местонахождении с условным наименованием мест – адресе в виде названий стран, городов, улиц, номеров домов и квартир.

У Аристотеля понятие «место» считается одной из десяти основных категорий, обозначающих пространство. В работе «Категории» пространство-место определяется Аристотелем как населённый пункт (город), который называется Ликей – это определённое место, занятое людьми, которые в нём находятся, оно представлено в виде поимённого места общества в пространстве. Где категория «место» обозначает у него нахождение в конкретном названии места общества в пространстве, например, «в Ликее, на лошади»[9]9
  Аристотель. Сочинения. В 4-х т., М.: Мысль, 1976–1984. – Т. 2., С. 79.


[Закрыть]
. В этом высказывании заметна не только пространственная связь нахождения людей, но и её образовательное пространственное заполнение, которое и определяет специфику названия пространственных систем.

Ещё мы часто сопоставляем понятие «место» с применением определений-указаний «тут» и «там». Слово «тут» уже как наречие говорит о своём давнем происхождении, связанном с глаголом «турить» – гнать, прогонять. Тур – это «1. Вымерший дикий бык. 2. Горный кавказский козёл»[10]10
  Большой толковый словарь русского языка. Гл. редактор Кузнецов С. А., Санкт-Петербург: Изд. «НОРИНТ», 2000, С. 1353.


[Закрыть]
. Отсюда турки, туркмены – потомки кочевников, погонщиков скота с места на место, находящиеся в постоянном движении то тут, то там, при переходе к организации своей скотоводческой стоянки на месте – стойбищу, обозначали своё местонахождение словом «тут». Отсюда понятие «тут» и сегодня в разговорном русском языке означает для нас определённое место: «В этом месте, здесь. Тут светло, а там темно. Остановимся тут. Деньги лежат тут же. И тут, и там; тут и там; то тут, то там (здесь и в другом месте)»[11]11
  Там же, С. 1354.


[Закрыть]
. Соответственно, наречие «там» имеет в нашем понимании те же, но более поздние исторические корни своего фонетического образования. Ведь оно обозначает: «В том месте, не здесь. Буду там только завтра. Ушёл в гости и там задержался. Быть там, где трудно. Жить там же (в том же месте)». Отсюда разговорное значение слова «тамошний» – «находящийся, имеющийся, живущий там, на том месте, в той местности, о которой говорится; не здешний. Тамошняя природа. Тамошние жители»[12]12
  Большой толковый словарь русского языка. Гл. редактор Кузнецов С. А. Санкт-Петербург: Изд. «НОРИНТ» 2000, С. 1354, С. 1305.


[Закрыть]
. Таким образом, мы выяснили, почему мещанство как часть общества всегда находится в строго указанном ему месте. Более того, оно обязательно должно находиться где-то в определённом пространстве и занимать его конкретную часть – место.

С этих позиций для нас будут интересны и рассуждения о местонахождении Т. Гоббса, который уточняет: «Тут, там, в городе и тому подобные имена, отвечающие на вопрос «где?», не являются именами самого места, о котором спрашивают, ибо здесь и там только тогда обозначают что-нибудь, если одновременно пальцем или как-нибудь иначе более точно указывается место. Но если взор ищущего направляется на искомую вещь, следуя движению пальца или какому-нибудь знаку, то место не определяется отвечающим, а отыскивается тем, кто ищет. Из указаний при помощи одних слов, которые даются, например, в тех случаях, когда говорят «в деревне» или «в городе», одни являются более, а другие менее широкими. Таковы указания: в деревне, в городе, в окрестностях города, в доме, в комнате, в кровати. Ибо эти имена всё ближе подводят ищущего к самому месту, но всё же не определяют последнего, а лишь замыкают его в более узкие пределы, указывая, что место заключается как часть в целом внутри известного, очерченного этими словами пространства. Все имена, служащие для ответа на вопрос «где?», являются видами родового понятия «где-то». Отсюда всё, существующее где-то, находится, в строгом смысле слова, в определённом месте. Это место есть часть обширного пространства, обозначаемого такими словами, как «в деревне», «в городе» и т. д.»[13]13
  Гоббс Т. Основы философии. В 2-х т. М.: Мысль, 1989. – Т. 1, С. 150.


[Закрыть]
. Мы видим, что выводы, полученные Т. Гоббсом, находят своё полное подтверждение и относительно одного из главных признаков мещанства – проживания людей в определённом месте пространства.

В царской России проживание в определённом месте общества рассматривалось как его местонахождение – обозначение основного местожительства граждан. Подтверждение такового смыслового единства наглядно представлено у В. И. Даля на примере следующих вопросов и ответов, которые были обычными в XIX в.: «Где обываете теперя?» – «В город приписался, а тут наездом бываю»[14]14
  Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка В 4-х т. М.: Русский язык, 1978. – Т. 2, С. 637.


[Закрыть]
. Связано оно с тем, что «полицейское государство того времени предполагало для каждого лица обязательное местожительство, место его приписки к тому или иному сословию, классу или занятию, отлучка из местожительства дозволялась только с разрешения начальства, по паспорту, в котором прописывалось место отлучки»[15]15
  Брокгауз Ф. А., Эфрон И. А. Энциклопедический словарь. – С.-Пб.: Типо-Литография, 1884. – Т. 20, С. 335.


[Закрыть]
. Таким образом, «каждый человек имеет где-либо главное средоточие своих интересов и своего существования, и именно в этом месте его можно с наибольшей вероятностью отыскать в случае встретившейся надобности»[16]16
  Там же.


[Закрыть]
. Такое определённое местопребывание людей, получив юридический статус, стало официально их постоянным местожительством. Как постоянно проживающим в определённых местечках (местах) людям, такое местожительство было свойственно и местному обществу.

Местное общество (мещанство) – это люди, хоть и живущие постоянно в одном определённом месте, но в тоже время передвигающиеся в нём с одного свободного места на другое, занимая и освобождая своё домашнее пространство, т. е. люди, живущие в постоянном движении с места на место, бывающие то тут, то там. Согласно с этими данными, для местного общества характерен ещё один признак – обывательщина. Мещанин (местный житель) – это также «обыватель». Этот термин «происходит от смыслового значения глагола «бывать», точнее, «быть», то есть жить, существовать, проживать, обитать, существовать именно здесь, в этом месте; жить оседло, постоянно»[17]17
  Историко-этимологический словарь современного русского языка. Под ред. Черных П. Я., В 2-х т., М.: Русский язык, 1994. – Т.1, С. 529.


[Закрыть]
. «Обыватель – мещанин, житель на месте, всегдашний житель, поселённый прочно; владелец места или дома. Обыватели в этом смысле – это горожане, посадские люди, слобожане, жители местечка»[18]18
  Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка В 4-х т., М.: Русский язык, 1978. Т. 2, С. 637.


[Закрыть]
. Мы замечаем, что понятие «обыватель» возникло как наиболее удобная сокращённая разговорная форма значения «пребывающий», отражающая обывателя и обывательщину как местное пребывание или проживание людей. Отсюда мы выясняем, что мещанство – сложное пространственное территориально-общественное явление. Значение «мещане» и «мещанство» возникло как разговорная форма, отражающая быт обывателей в месте их постоянного проживания или пребывания – местечке, расположенном в определённом пространстве. Понятие «мещанство» возникло как наиболее удобная сокращённая разговорная форма, отражающая поведение людей местного общества – мещан-обывателей. Оно характеризуется как местное пребывание или проживание людей в определённом пространстве. Стало быть, понятие «место общества» есть местопребывание определённого общества на Земле, оно представляет собой известное пространство на земле, занятое людьми, и определяет такой его характерный признак, как его местожительство, т. е. пребывание, проживание определённой части общества в определённом месте.

Соответственно, такое местожительство определяет «округ или область, известное пространство земли, посад, селение в виде города, городка, местечка»[19]19
  Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка В 4-х т., М.: Русский язык, 1978. Т. 2, С. 647.


[Закрыть]
, в связи с чем «жители местечек считаются мещанами»[20]20
  Брокгауз Ф. А., Эфрон И. А. Энциклопедический словарь. – С.-Пб.: Типо-Литография, 1884. – Т. 20, С. 332; С. 231–232.


[Закрыть]
. Следовательно, мещане – это жители, находящиеся в искусственно созданном пространстве общества – домах, определённых населённых пунктах – местечках, что и послужило для дачи им такого названия в России. «На практике не раз возникал вопрос о том, какого рода населённые места следует относить к числу местечек, ввиду того что по «Высочайше учреждённым временным правилам от 3-его мая 1882-ого года» (ст. 952 прил. IX о состоянии) евреям воспрещено на будущее время в губерниях их постоянной осёдлости селиться, приобретать и арендовать недвижимость в сёлах и деревнях. Правительственным сенатом дано по этому поводу разъяснение (11 августа 1894 г.) в том смысле, что единственным признаком местечек, отличающим его от села, является его официальное название таковым»[21]21
  Брокгауз Ф. А., Эфрон И. А. Энциклопедический словарь. – С.-Пб.: Типо-Литография, 1884. – Т. 20, С.332; С. 231–232.


[Закрыть]
. Таким образом, была официально утрачена сущность изначального предназначения местечек как поселений только для еврейского народа. В мещанство (местечковое общество) уже стали входить и другие нации и народности, которые просто селились и проживали в этом месте пространства общества.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4