Андрей Нечаев.

Другие люди



скачать книгу бесплатно

Первым из череды унижений, которые ей предстояло пережить за день, преподносило зеркало. Лана Харриет всегда знала, что в ней не так и почему ей так тяжело живется. Но по утрам она не вспоминала об этом до тех самых пор, пока не заходила в ванную и не встречалась с собственным отражением. То как бы говорило ей: «Привет, это я, твой позор по жизни! Ну как, готова провести еще один чудесный день среди людей, которые тебя презирают?» Каждое утро Лана до последнего оттягивала поход в ванную, но, когда она все же туда заходила, у нее неизменно возникало желание запустить в шкаф-зеркало что-нибудь тяжелое и твердое.

Когда она заглядывала в зеркало, то встречалась взглядом с молодой женщиной с рыжими волосами, гладкой матовой кожей, длинными ресницами и блестящими зелеными глазами. На вопрос, что же в ее облике было не так ответ был прост – все. Все ее тело с ног до головы было не таким, каким должно быть у любого нормального человека. Но Лана не была нормальным человеком. Она была Дифференциалом. Или Другой, как больше любили говорить в быту.

Так называли людей с редким генетическим заболеванием, которое у Ланы диагностировали еще при рождении. Собственно, Синдром Дифференциальности относился к тем болезням, которую мог диагностировать любой человек, даже не врач, едва лишь взглянув на новорожденного малыша.

В мире, где все дети рождались с одним и тем же весом, ростом, размером головы и цветом глаз, Лана при рождении наплевала на все эти показатели.

Разумеется, с возрастом болезнь лишь прогрессировала. Лана выросла с рыжими волосами вместо русых, стройной и высокой. В возрасте 17 лет Лана переросла рост взрослой женщины в сто шестьдесят пять сантиметров. Однако никакой радости ей это не принесло. Лана чувствовала себя не больше, а меньше других женщин.

Самое издевательское в Синдроме Дифференциальности было то, что он не нес с собой никаких физиологических проблем. Ни болей, ни физической слабости, никаких либо других симптомов. Зато он дарил кучу проблем, когда нужно было взаимодействовать с окружающими.

Покончив с утренними ритуалами Лана оделась и вышла на улицу. Первой, кого она встретила, оказалась госпожа Ефросинья. Это была ее соседка по подъезду. Семидесятилетняя, уже отрастившая, как это положено в ее возрасте, горб, седая старушка. Для своего подъезда Ефросинья, пожалуй, была уникальной. Единственная, кто дожил до этого возраста, а потому не совсем точная копия других женщин в подъезде, а скорее их будущая версия. Посмотрев на нее, любая женщина могла узнать, какой станет, когда доживет до ее возраста. Какого размера будет горб, в каких местах выпадут пряди волос, а в каких появятся морщины. Любая женщина, кроме Ланы.

Пожалуй, Ефросинья ненавидела Лану еще и за это. Для нее, видать, было оскорбительным то, что для Ланы она не была примером и не вызывала абсолютно никакого интереса. Каждое утро Ефросинья встречала Лану на скамейке у подъезда и одаривала презрительным взглядом, а порой и каким-нибудь оскорблением.

Не промолчала она и сегодня.

– Гляди-ка, – проскрежетала старуха, – Вылупился, утенок наш гадкий. Ну, иди, иди, мозоль глаза добрым людям!

Лана на это ничего не ответила и вообще сделала вид, что не услышала Ефросинью. Она просто прошла мимо и направилась к автобусной остановке.

Повсюду на нее косились мужчины – ростом сто семьдесят четыре сантиметра с темными волосами и щетиной; и женщины – шатенки с бледными пухлыми губами. Глаза у всех были карие. Неприятнее всего было видеть, как взрослые, веля своим одинаковым сыновьям и дочкам не смотреть на Лану, сами исподлобья поглядывали на нее.

Вскоре Лана села в автобус полный таких же одинаковых людей.

Отличались они лишь прическами, но и тех было не больше десяти видов, причем повторяемых точь-в-точь. Выделяться не модно – это знал каждый. Будешь выделяться – станешь объектом насмешек. Как Дифференциал.

Раньше Лана пыталась носить какую-нибудь стандартную женскую прическу. Пробовала ходить с конским хвостом, косой или пучком. Однако при этом она чувствовала себя еще большей уродиной. В конце концов она решила, что прическа не сделает ее похожей на других и стала ходить с распущенными волосами. Не то что бы она чувствовала себя от этого более красивой, но, по крайней мере, более свободной. Да и какой смысл пытаться встать в строй, из которого тебя вышвыривают пинками и толчками?

Когда она проехала примерно полпути, в автобус зашла старушка – вроде Ефросиньи, но чуть помоложе. Лана встала и предложила ей сесть на ее место, но бабуля отказалась со словами:

– Сиди уж, коли сидела, голубушка. А то, не дай Боже, сяду да заражуся.

Один из самых популярных и глупых мифов про Дифференциальность, гласил, что ей можно заразиться. Несмотря на то что медицина во всем мире официально признала это заболевание сугубо генетическим, среди народа бытовало мнение, что малейший контакт с Дифференциалом, может сделать человека Дифференциальным. Лана поражалась тому, что кто-то может верить в подобную чушь. И уж тем более верить в то, что Дифференциальность можно подхватить воздушно-капельным путем. Она слышала, что в некоторых странах законодательно заставляют Дифференциалов носить ватно-марлевые маски. Там, где она жила, такого не было, хотя находились личности, которые пытались протолкнуть такой закон.

Примерно через полчаса Лана добралась до своего рабочего места. Офис компании, в которой она работала, находился в небольшом бизнес-центре на периферии города. Это была маленькая строительная фирма, которая занималась в основном частными застройками. Лана работала в ней архитектором.

Окончив университет (что далось ей потом и кровью), Лана больше полугода находилась в поисках работы. Никто из рекрутеров не говорил ей, что отказывает из-за ее болезни, но это было очевидно. Наконец, в один прекрасный день, Лана поклялась себе, что получит работу любой ценой. На собеседовании она не умолкала, расписывая себя в лучшем свете, не давая рекрутеру вставить слова и предвосхищая его вопросы. В конце она предложила отработать неделю бесплатно и выполнить несколько пробных заданий.

– Бесплатная стажировка незаконна, – сказал Росс Горин, ее будущий начальник, – Я не имею право вас просто так эксплуатировать. Это может вылиться в серьезные проблемы для фирмы.

– Конечно же, это гораздо опаснее, чем дискриминировать кандидатов из-за неизлечимой болезни. Которая, между прочим, никоим образом не может повлиять на работу.

– Я не говорил, что отказываю вам из-за болезни.

– Тогда назовите другую объективную причину, почему я не подхожу. Ниже требований, чем у вас нет ни в одной вакансии на подобную должность.

– Ну… – замялся начальник. Подумал минуту, ища аргументы. И, не найдя их, сказал:

– Ладно, вы правы. Вы победили. Я дам вам одно задание. Ничего особенного, проект обычного загородного дома. Обычный сотрудник справляется с таким за неделю. Уложитесь в этот срок – поставлю вас на испытательный срок.

По правде говоря, будущий босс Ланы несколько преувеличил, говоря о простоте задания. Оно действительно касалось загородного участка, но далеко не самого обычного. Ей нужно было составить проект для двухгектарного куска земли с огромным домом, сауной, беседками, гаражами и прочими сопутствующими помещениями. Лана предполагала, что это самый крупный объект для фирмы на данный момент. Она прекрасно понимала, почему получила именно этот проект – ей специально дали самое сложное, чтобы она не справилась, и ее можно было бы не брать «по объективной причине». Более того, она была уверена, что над проектом по-настоящему уже работает другой сотрудник, а от нее результата не ждут. И скорее всего займет этот проект вовсе не одну неделю.

Она справилась с заданием за четыре дня, причем сделала все в лучшем виде. Будущий босс был и обрадован, и огорчен одновременно. Она его понимала. С одной стороны, он получил качественную работу и раньше срока. С другой – это обязывало его принять в коллектив Дифференциала. Вряд ли такая перспектива могла обрадовать какого-либо начальника. Однако Лана не собиралась его жалеть, потому что ее в этом мире не жалел никто. Между тем Росс попытался надавить на ее совесть, чтобы заставить отказаться от должности.

– Вы понимаете, чем это для меня чревато? – сказал он, – Вы внесете в коллектив разобщенность, а это плохо отражается на работе.

– Я понимаю, – сказала Лана, – И меня это не волнует. Вы пообещали. Конечно, вы все равно можете мне отказать, но тогда причина станет очевидной. Дискриминация инвалидов, пока что, в нашей стране незаконна. Так что я смогу пойти с этим в правозащитные органы и в какую-нибудь местную газетку. И это тоже плохо отразится на вашей работе.

По правде говоря, у Ланы и в мыслях не было обращаться в суды или средства массовой информации. Первые в ее стране были безнадежно коррумпированы, а вторые никогда на памяти Ланы не говорили ничего хорошего о Дифференциалах. Однако Росс этого знать не мог, и Лана не считала аморальным оказать на него небольшое давление.

– Что касается недопонимания, – продолжала она, – Я уже привыкла, что везде, куда я ни приду, меня ненавидят. Даже сейчас – вы смотрите на меня и ненавидите. Но я и не нуждаюсь в вашей или еще чьей-то симпатии. Мне просто нужна работа. И я могу по возможности не контактировать с коллегами. Уж точно я не собираюсь выпивать с ними после работы.

– Сомневаюсь, что вас когда-либо пригласят, – сказал начальник, – Впрочем, это неважно. Я даю вам месяц испытательного срока. Если справитесь и выдержите – останетесь здесь.

Испытательный срок означал, что ее смогут погнать драной метлой в любой момент за любой самый незначительный промах. Лана понимала, что для Росса это еще один, последний шанс избавиться от нее. А потому предвидела, что щадить ее не будут. Как в плане работы, так и в плане отношения.

Этот месяц, пожалуй, стал самым тяжелым в ее жизни. Даже в школе ей не приходилось сталкиваться с таким прессингом. Хотя школьная травля была куда более жестокой, чем на работе. Но если там над Ланой просто издевались, то здесь ее откровенно выживали.

Начальство давало самые сложные задания и ставило почти невыполнимые сроки. Порой Лана не то что не ходила на обед, но даже не отлучалась в туалет, чтобы успеть сделать всю работу. Часть работы она брала на дом и там засиживалась за компьютером допоздна.

Коллеги все это время оказывали дополнительное давление. Одна женщина постоянно «нечаянно» натыкалась на Лану, ссылаясь на свое плохое зрение. Причем делала это именно тогда, когда в руках Лана держала чашку кофе. Дважды латте оказывалось на ее одежде, на третий раз она научилась боковым зрением отслеживать любительницу столкновений и вовремя уворачиваться. Каждое утро Лана обнаруживала на своем стуле канцелярские кнопки, лежащие острием кверху и приклеенную к столу компьютерную мышь. На ее рабочий е-мейл постоянно приходили анонимные письма с угрозами.

«Я сексуально озабоченный маньяк-насильник, и я собираюсь тебя трахнуть, Дифференциальная сучка. Я сделаю это сегодня, когда ты будешь возвращаться домой. Я знаю где ты живешь и каким маршрутом ездишь».

Вообще-то с такими угрозами следовало бы пойти в полицию. Но Лана не хотела связываться с доблестными стражами порядка, которые вряд ли проникнуться к ней большей симпатией, чем ее коллеги. К тому же она немного разбиралась в программировании и через какое-то время смогла вычислить автора сих любовных посланий. Письма отправлялись с компьютера, который располагался в паре метров от ее рабочего места. За ним работала женщина по имени Нельма. Лана отомстила ей, провернув небольшой фокус. Написала ей ответное письмо и сделала так, чтобы оно вылезло во весь экран компьютера Нельмы, и она не смогла его убрать. При этом она прикрепила письмо самой Нельмы ниже. Сама она написала:

«А ты недурна для маньяка. Сомневаюсь правда, что у тебя есть чем трахать, разве что твой клитор. Но я не против секса в переулке, который ты так настойчиво предлагаешь. Люблю экстрим и развязных девочек. Твоя Дифференциальная сучка».

Несмотря на весь этот цирк, Лана справилась со всеми данными ей заданиями, не получила ни одного замечания по дисциплине и Горину пришлось оформить ее как подобает. Теперь ее уже не могли уволить без серьезной на то причины. Коллеги и начальство смирились с тем, что Лана у них надолго. И, хотя издевательства не прекратились совсем, жить стало куда легче.

Позже Росс даже проникся к ней симпатией. Сугубо за ее профессиональные качества. Она делала вдвое больше работы и куда качественнее любого другого сотрудника. Это даже привело к тому, что босс решил сократить одного архитектора, а ей повысить зарплату. Под сокращение попала Нельма. Коллектив за это возненавидел Лану с новой силой, но теперь ее это лишь веселило. Их бессильная злоба никак не могла выбить ее из колеи.

И вот наступил очередной рабочий день Ланы. Придя на рабочее место, она проверила его на наличие ловушек вроде тех же канцелярских кнопок на стуле или клея на клавиатуре. Стоило лишь чуть-чуть утратить бдительность, как любимые коллеги тут же устраивали новую изощренную каверзу. Хотя в последнее время таковых стало меньше. К тому же Лана обычно приходила раньше всех. Прибегать же на работу пораньше только для того, чтобы нагадить ей вряд ли кому-то хотелось.

Убедившись, что подстав нет, Лана устроилась за столом, включила компьютер и приступила к работе. Первые пятнадцать минут в офисе стояла полная тишина. Наконец стали подтягиваться другие сотрудники. Они проходили мимо Ланы не здороваясь, лишь кидая презрительные взгляды. Она же вовсе не обращала на них ни малейшего внимания. Последней зашла девушка по имени Дельвия, которая показала спине Ланы средний палец, думая, что та ее не видит. Но Лана видела и, надо сказать, именно по этому жесту поняла, что это Дельвия. Отличить этих одинаковых женщин и мужчин можно было только по мелким деталям в их поведении – никак иначе.

В середине дня к ней подошла Поль – женщина лет сорока, которая выступала своеобразным неформальным лидером в коллективе. Она проработала здесь дольше всех за исключением босса – целых восемь лет, но не выросла в должности ни на дюйм. Что характерно, дабы компенсировать это упущение хоть как-то она неустанно демонстрировала что имеет какие-то привилегии. На деле все эти «знаки отличия» были либо надуманны, либо до смеху незначительны. Например, она якобы имела право заходить к боссу без стука. На деле же она просто делала это нагло и долго – до тех пор, пока Росс не устал делать ей замечания.

– Здравствуй, Лана, – сказала Поль.

– Виделись уже, – сказала Лана, не отрываясь от монитора.

– Да, но я не поздоровалась. Совсем забегалась и забыла, извини.

– Зато ты не забыла состроить милую гримаску в своем фирменном стиле. Извини что не повернулась, чтобы разглядеть получше. Но ты не расстраивайся, я заценила. Чего тебе?

Поль поджала губы. Видимо она, как и Дельвия, действительно думала, что ее мим-миниатюра осталась без внимания.

– Ты знаешь, у Росси скоро день рождения, – сказала она, откашлявшись.

Еще одной «привилегией» Поль было право называть Росса уменьшительно-ласкательным «Росси». За глаза, разумеется.

– Очень рада за него, – сказала Лана, – Должно быть, он счастлив.

Насколько Лана успела узнать своего начальника, он казался ей ярым трудоголиком и не особо любил праздники. Так что ей виделось что собственный день рождения для Росса значит не больше, чем вечер пятницы.

– Мы тут скидываемся ему на подарок. Немного, всего лишь по…

Лана-таки отвернулась от экрана, посмотрела в глаза Поль и перебила ее:

– Мой день рождения был месяц назад.

Поль сбилась с мысли, и, пользуясь ее заминкой, Лана продолжила:

– Должно быть тот, кому вы скидывались подвергся ограблению. Или внезапно исчез с деньгами. Ведь не могли же вы проигнорировать день рождения вашей коллеги. М?

Внезапно Поль расплылась в улыбке.

– О, правда?! – воскликнула она, – Но ведь никто не знал, Лана. Нигде об этом…

– На информационном стенде есть листочек. Там написаны все даты. И имена.

Поль опять изменила выражение лица. Теперь она смотрела на Лану осуждающе-строго, как учительница на провинившуюся ученицу.

– Послушай, Ла…

– Ни гроша ни дам, – перебила ее Лана, – Ты свободна, Поль.

И снова повернулась к компьютеру. Однако Поль не ушла.

– Не сомневаюсь, что ты действительно заслужила то, что Росси для тебя сделал, – сказала она, – Только не своим умом и руками, а другими частями тела.

Поль наклонилась к Лане.

– Большой у него член, милая?

Лана опять повернулась к ней и улыбнулась.

– Насколько мне известно из курса биологии в старшей школе, – сказала она, – У всех мужчин члены одинаковые, если только они не Дифференциалы. А Росс не Дифференциал. Он обычный – такой же как Хейл, и Доналд, и Роди. Но я достоверно не знаю, поскольку воочию их голыми не видела.

– Зато ты у нас не такая. Ты конечно же в курсе, что мужики клюют на твою неправильную внешность. Я слышала, как Росси дрочил в туалете и выкрикивал твое имя.

– Весьма мило с твоей стороны подслушивать за ним в туалете. Это еще одна из твоих псевдопривилегий?

– Ах ты!… – начала было Поль, но ее перебили.

– Харриет, – послышался голос.

Лана и Поль повернулись и увидели Дельвию.

– Росс зовет тебя в свой кабинет, Харриет.

– Что ж, приятно было с тобой посплетничать, милая Поль, – сказала Лана и встала.

– Иди, иди, отсоси ему хорошенько, сучка, – сказала Поль, – Может насосешь еще прибавки!

Лана, уже повернувшись к Поль спиной, показала ей средний палец.

Когда она зашла в кабинет Росса, он был там не один. Кто-то сидел напротив него в кресле для посетителей. Массивная спинка почти полностью загораживала сидящего – видна была лишь рука с бледной гладкой кожей. Лана решила, что это женщина.

– Доброе утро, Лана, – сказал Росс, – Все в порядке? У тебя очень злое выражение лица.

Лана поймала себя на том, что до сих думает о Поль и хочет расцарапать ей лицо. Должно быть, это отразилось на ее мимике. Лана поспешила улыбнуться и сказала:

– О, у меня все отлично босс!

– Что ж, ладно, – сказал Росс, – Разреши тебя кое с кем познакомить. Подойди поближе.

Лана подошла к столу Росса, так что теперь оказалась сбоку от кресла. Тем временем сидящий в нем чуть развернулся, и Лана смогла его увидеть во всей красе. Лана ошиблась – это был мужчина. И он был Дифференциалом.

Повыше ростом, чем обычный взрослый мужчина, светло-русый, почти блондин, с серо-голубыми глазами. Он был молод, но выглядел болезненно. Кожа его была бледной, а под глазами зияли темные круги. Тем не менее, Лане он показался куда более симпатичным, чем обычный мужчина его возраста. К тому же, одет он был весьма элегантно – темные брюки и клетчатый приталенный пиджак из-под которого выглядывала белая сорочка.

Лана ахнула и произвольно сделала шаг назад. Сознавая, что у нее начинает кружиться голова, она поспешила опуститься во второе кресло посетителя. Она никогда раньше не видела другого Дифференциала вживую. Лишь по телевизору и в интернете. Хотя она слышала про всякие кружки, в которых собирались Дифференциалы, и общественные организации, она тщательно их избегала. Сама не знала почему, но она не искала контакта с себе подобными. К тому же в ее городе их было очень мало – не более пары сотен человек. Это при том, что Лана жила в мегаполисе.

– Это Рой Норинг. Он хотел с тобой поговорить, – сказал Росс.

Гость протянул Лане руку, и она робко пожала ее.

– Так вот вы какая в жизни, – сказал Рой, – Весьма впечатлен. Пока что все что я о вас слышал, подтверждается.

– А что вы обо мне слышали? – спросила Лана, – Кто вы вообще такой?

– Вы когда-нибудь слышали о правозащитной организации «Лица»?

– Разумеется, – сказала Лана, – Вы отстаиваете права Дифференциалов. Весьма похвально. Но я к вам ни разу не обращалась.

– Именно благодаря этому вы так известны.

– Я не понимаю ход ваших мыслей, господин Норинг, – сказала Лана.

Рой вздохнул.

– Я бы не хотел отнимать у вас рабочее время, Лана. Тем более, Росс сказал, что вы вкалываете за пятерых. Вот вам моя визитка. Я бы хотел, чтобы вы мне позвонили и назначили встречу, когда и где вам удобно. Нам многое нужно обсудить. Удачи.

И, не успела Лана сказать и слова, он поднялся, распрощался с Россом и вышел из кабинета.

– Вы знаете зачем он приходил? – спросила Лана начальника.

– Честно говоря, я сам его пригласил.

– Что? Но зачем?

– Они связались со мной на прошлой неделе. Сказали, что хотят выйти с тобой на связь, но это не представляется возможным. Ты как могла отгородилась от мира. У тебя нет ни профилей в социальных сетях, ни личного е-мейла, а твой номер телефона есть, пожалуй, только у меня. Я предложил им прийти сюда.

– И это все?

– Все, – пожал плечами Росс, – Я не знаю, чего они от тебя хотят. Возможно ты можешь для них что-то сделать. Может, они хотят тебе предложить работать у них.

Лана усмехнулась.

– Вы по-прежнему хотите от меня избавиться? – спросила она.

– Нет. Хотел несколько месяцев назад, когда ты еще была на испытательном сроке, но не сейчас. Может ты и не такая все, но это не важно, если ты действительно профессионал.

– Раньше вы так не считали, – сказала Лана.

– Раньше мне не приходилось встречаться с Другими вживую. Поэтому я был подвержен определенным предрассудкам. Ты хочешь, чтобы я извинился?

Лана лишь покачала головой и вышла, не сказав более ни слова.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное