Андрей Мост.

Стартап инженера Гарина



скачать книгу бесплатно

– Да… я не думал об этом. На память приходит только Гитлер. Они здорово нам с ним помогли, сумели отвлечь немцев на Востоке, когда мы освобождали Европу.

– А Наполеон?

– Да, об этом я забыл, а остальные два раза?

– За сто лет до этого. Россия разгромила Шведскую империю, во главе которой стоял выдающийся король-полководец, слава которого могла бы затмить славу Александра Македонского.

– Шведская империя? Разве такая была когда-то?

– Триста лет назад, Швеция была сверхдержавой, которая контролировала всю Прибалтику, Финляндию, Норвегию и северную Германию. Более того, Швеция владела колониями в Африке, карибском море и у нас в Америке.

– Шведские колонии в Америке? – удивленно переспросил Джастин

– Нужно знать историю своей страны. Делавэр, Пенсильвания и Нью-Джерси начались как шведская колония «Новая Швеция». Первая столица США – Филадельфия была основана на месте шведского посёлка.

– А четвертый раз?

– Польша. Представь, что четыреста лет назад современные Польша, Украина, Белоруссия и Прибалтика являлись одним государством – самым большим и самым населённым в Европе.

Джастин недоверчиво покачал головой и выразил в слух свои сомнения – и сейчас ты считаешь, что мы стоим следующими на очереди?

– Пока нет. Старик первый раз за время разговора улыбнулся. В прошлом веке русские два раза были близки к тому, чтобы захватить и поработить Соединённые Штаты Америки. Первый раз, это та самая красная угроза в 1919 году, которая довела твоего деда до инсульта. Если бы тогда где-нибудь в Балтиморе высадился Троцкий с кучкой своих приспешников, то один Бог знает к чему-бы это привело. Они бы прямо с верфи угнали бы линкор Айдахо, поднялись бы по Потомаку до Вашингтона и стали бы палить по Капитолию.

Второй раз русские пытались захватить США сразу после Второй Мировой. Только тогда они действовали уже по-другому. Раскинув свои сети, они смогли увлечь коммунистической заразой половину нашей интеллигенции. Половина нашей профессуры, писателей и деятелей Голливуда были советскими агентами. Да и не только в Америке, но и в Европе. Русская разведка свободно вербовала агентов среди английской аристократии. Только благодаря сенатору Маккарти мы смогли остановить этот русский каток у нас дома. А сейчас ситуация опять обостряется. Джастин – я прожил долгую жизнь, встречался со многими выдающимися людьми и уже не первое десятилетие наблюдаю окружающую реальность. Поверь мне мой мальчик… сегодняшняя Америка похожа на СССР времен брежневского застоя. А после застоя, как известно, пришел Горбачев и разрушил СССР. Я боюсь, Джастин, что нас ждёт та же участь, что и горбачевский СССР. Я боюсь, что русские создадут пророссийское лобби, которое подарит им Америку.

– Дед, мне кажется, что ты преувеличиваешь. Я просто не могу представить, что Америка станет колонией России или, что, например, наши корпорации будут национализированы Кремлем. Это мне кажется какой-то оголтелой фантастикой.

Да и что такое Кремль, по сравнению с нашей армией и спецслужбами, как федеральными, так и частными?

– Ах Джастин, если бы все было бы так просто… СССР уделял преимущественное внимание развитию своего военного потенциала и внутренних спецслужб, и все же он рухнул не от того, от чего усиленно себя охранял… Советский союз разрушила не кучка истеричных диссидентов и не яйцеголовые црушники, а Голливуд, Кока-Кола, бубль-гум и порнография… И разве сейчас, мы не похожи на тот СССР. Всё дело в том, что для нас ещё пока не подобрали новую газировку. Что касается фантастики… знаешь в конце своей жизни Франклин Рузвельт сказал: «иногда бред лунатика бывает очень полезен, ибо многое из того, что я вижу сегодня, в моей молодости показалось бы мне бредом лунатика.» Вся история человечества – это и есть «бред лунатика», который произошел на самом деле. Я не хочу ждать, когда в очередной раз всё обостриться и события примут совсем уж непредсказуемый оборот… Джастин – необходимо действовать на опережение. Необходимо предвидеть бурю и готовится к ней. К сожалению, десять лет назад было упущено время, поэтому сейчас придётся импровизировать.

– Что ты имеешь ввиду?

– Я хочу, чтобы этот сон не стал реальностью.

– Что я должен делать.

– Джастин, мальчик мой, пойми я не могу дать тебе чёткие инструкции. Жизнь всегда непредсказуема и сложней любых шаблонов. Я только могу поделиться с тобой своими ощущениями и предположениями, а дальше ты должен действовать как настоящий бизнесмен – на свой страх и риск. Я хочу, чтобы ты нашел человека, который поедет в Москву и займется этой проблемой.

– Дед, у меня два вопроса. Почему мы не можем использовать наш московский персонал. Люди, работающие на нас есть и во власти, и в оппозиции, и в предпринимательской среде. И второе – что должен делать этот человек.

– Тот персонал и те наши структуры, которые давно находятся в Москве, не совсем подходят для этой задачи. Они сформированы в прошлом веке и приобрели инерцию мышления. Я боюсь, что они могут проглядеть или не поверить во что-то важное. Пойми, все великие изменения начинаются как что-то абсурдное, смешное или попросту преступное. Великое подобно отходам, которые никто не принимает во внимание. Например, железо и стекло первоначально рассматривались как шлак в медеплавильном и гончарном деле…

И не надо убаюкивать себя сказками об ограниченных российских ресурсах. У Германии после Первой мировой войны тоже были ограничены ресурсы. По условиям Версальского мирного договора немцам нельзя было развивать военную авиацию. В результате они преуспели в создании ракет, которых не было больше ни у кого, а потом русские на немецкой ракете запустили Гагарина в космос. Короче говоря, нам нужен такой же молодой человек как ты, со свежим взглядом на вещи.

Я хочу, чтобы этот человек предвосхитил события. К счастью для нас, русские большие тугодумы. Они постоянно борются с нашими марионетками – то в Грузии, то в Украине, то в Брюсселе. Но очевидно, что так будет не всегда. Рано или поздно, они дойдут до той истины, которую высказал ещё председатель Мао – «Бей по голове, а остальное само развалится». Рано или поздно они возьмут на вооружение нашу технологию и попробуют организовать в Америке такую же Горби-перестройку, которая развалила СССР. Этого Джастин я и боюсь больше всего. Я боюсь, что русские смогут организовать революцию у нас дома. Пока конечно у них нет для этого необходимой информации, но со временем наверняка найдется человек, способный эту информацию найти и осознать. Вряд-ли мы сможем остановить этот процесс. Наша цель – такая же, как и всегда – если не можешь предотвратить возникновение какой-либо силы, необходимо возглавить её и направить в нужное русло.

– Это примерно тоже самое, что получилось с Гитлером?

– Я верю в тебя мой мальчик.

Джастин благодарно улыбнулся, а про себя подумал о том, что он похоже знает – кому предстоит выполнить это задание.

Глава 2. Гарин

Каждый день в Белокаменную приезжают десятки тысяч искателей лучшей доли. Москва, подобно гигантской губке, впитывает в себя этот бесконечный поток дешевой рабсилы, предназначенной бесконечно удовлетворять всё возрастающие потребности москвичей, подмосквичей и прочей, присосавшейся к ним братии. Одним из главных перевалочных пунктов, куда пребывали гости столицы был Павелецкий вокзал. Время приближалось к обеду и вокзал гудел как огромный человейник, набитый толпами людей, сновавших в разных направлениях. Одним из этих людей был только что приехавший в Москву провинциал Андрей Гарин. Это был холостой молодой мужчина 30 лет. Жизнь в провинции как-то не складывалась, и он решил попытать счастье в Москве. Хотя надо сказать, что Андрей всё-таки выделялся из общей массы гастарбайтеров масштабами и оригинальностью своих планов, которые диктовали необходимость глобальной перестройки всего и вся. Причем всей этой перестройкой и глобальным переворачиванием Мира должен был руководить конечно же он – Андрей Гарин. И не потому, что он был каким-то патологическим типом с нездоровой манией величия. Нет. Строить подобные планы и разрабатывать проекты экспериментов в масштабах всей планеты его заставлял научный интерес.

Себя он считал ученым, причем ученым практиком и любил сам себе повторять две фразы, сказанные великими людьми прошлого – «вместо того, чтобы объяснять мир, необходимо его менять» и «настала пора думать действием».

Но сейчас ему надо было доехать до Казанского вокзала, там сесть на электричку и добраться до небольшого подмосковного городка, в котором жил его дядя – Юрий Васильевич Жуков. Это был, немолодой уже мужчина 59 лет, который работал мастером на заводе, выпускавшем газовое оборудование. Кроме того, у него было весьма оригинальное хобби – он считал себя знахарем, целителем, экстрасенсом и немного колдуном. Кроме того, он изготовлял самодельные лекарства, которые по его утверждению облегчали течение некоторых хронических болезней. Сырьем для самопальных препаратов служили травы, которые усиленно собирались в лесах соседних областей весь летний отпуск и выходные. Кроме того, периодически в травяные отвары добавлялись какие-то химикаты, которые дядя Юра доставал в заводской лаборатории. Все эти смеси, по его убеждению, оказывали мощный оздоровительный эффект на принимавшего их человека, хотя конечно же это был вопрос веры. Удивительно, но дяде Юре удавалось периодически продавать пузырьки с мутными жидкостями и хоть как-то окупать свои дорожные расходы. Удивительно, но в его голове как-то мирно уживались рецепты народной медицины, Православие, занятие йогой и следование правилам феншуя.

У Юрия Васильевича были две взрослые дочери Катерина и Марина – двоюродные сестры Андрея. Катерина была ничем не примечательной одинокой женщиной, которая жила на соседней от отца улице. Марина же была довольно оригинальной личностью. Во время учебы в медицинском она познакомилась со студентом-индусом и, поверив в сказки о том, что он раджастханский принц и богатый наследник, вышла за него замуж и уехала в Индию. Как это обычно бывает, мечты о богатой жизни в собственном дворце, разбились в пух и прах. Сладкая сказка оказалась съёмной квартирой в душном, пыльном и грязном индийском мегаполисе. Но это не помешало ей родить трёх дочерей и не оставлять надежду на то, что муж наконец совершит головокружительный взлет по карьерной лестнице и старые мечты о богатой жизни наконец материализуются во всем своём великолепии. Однако ожидание подозрительно затягивалось, семья терпела нужду, и Юрий Васильевич периодически посылал дочери деньги.

Андрей относился к дяде с той небольшой долей снисходительности, которая вполне уместна у смотревшего с младшей школы американские боевики, по отношению к человеку, у которого любимой телевизионной передачей так и остался закрытый тридцать лет назад «кабачок двенадцать стульев».

Но сейчас всякая ирония была для Гарина не уместна, так как на Юрия Васильевича возлагались огромные надежды. Дядя должен был, как уже бывало неоднократно, помочь Андрею с квартирой и, если повезёт – с работой. Как и многие советские семьи, семья Гарина, в середине восьмидесятых годов прошлого века, регулярно ездила в Москву в поисках различного дефицита, начиная от витаминов и кончая детской обувью и обоями. И квартире дяди Юры в этой комбинации отводилась роль опорной точки, откуда, во-первых, можно было делать набеги на московские магазины, а во-вторых складывать товар, загромождая тесную хрущевку сумками и коробками. Но дядя Юра никогда не показывал виду, что ему хоть в какой-то мере это все приносило неудобства. В том числе по причине того, что семья Гариных каждый раз везла с собой увесистые сумки с десятками банок домашних солений и варений.

Таким образом, два раза в год – летом и зимой Андрей с отцом, матерью, а иногда и с бабушкой, прочесывали всю торговую Москву. Большую помощь в этом деле оказывала отпечатанная на фотобумаге карта московских магазинов, купленная с рук в подземном переходе на вокзале. Андрей на всю жизнь сохранил чувство досады, которое возникало у него каждый приезд в столицу. Вместо культурной программы, походам по музеям, паркам и аттракционам, приходилось метаться по всей Москве в поисках дефицита, а потом ещё везти его в Подмосковье в переполненной электричке. В Кремль – слишком большая очередь, на Останкинскую башню надо было записываться за месяц до посещения, а на остальное вообще не было ни времени, ни сил, которые уходили на стояние в очередях в какой-нибудь Детский мир.

Однако теперь, Гарин твердо решил взять реванш за упущенные в детстве возможности. Главное, что теперь он был сам себе хозяин и не надо было никого просить водить его за ручку, а во-вторых, Москва, по его стойкому убеждению стала, по сравнению с концом восьмидесятых, и красивей и богаче. Один только район «Москва-сити» чего стоил. Как и многие провинциалы, Андрей был влюблен в Москву. Этот город представлялся ему оазисом современности и динамизма, этаким сгустком энергии, которая, исходя из Москвы затухала на бескрайних российских пространствах. «Москва это наше все. Подумать только… вот в Америке – политическая столица – Вашингтон, экономическая – Нью-Йорк, культурная – Лос-Анджелес, столица развлечений – Лас-Вегас, лучший университет – в Бостоне. космический центр – в Хьюстоне, а у нас, в России, все в одном месте. Это у нас и Клондайк и Фронтир. Лучший город на Земле. Нет, есть конечно города не хуже… но лучше нет. Это точно.» – думал Гарин сидя у окна в вагоне. Электричка давно уже выехала за пределы Москвы, и за окном был однообразный подмосковный пейзаж, состоявший из чередования зданий унылой архитектуры и лесных островков. По вагону один за другим проходили продавцы, предлагая бытовую химию, шоколадки и различную печатную продукцию.

«Блин, еду в негативную сторону» – подумалось Андрею. Надо двигаться в центр, а я только удаляюсь». От осознания этого факта на душе образовалась какая-то сумятица и коктейль противоречивых чувств. С одной стороны, Андрей был рад и доволен собой, что он наконец решился переехать в столицу и приступить к реализации своих идей, а с другой стороны мучила неизвестность. То ему казалось, что он все продумал, рассчитал и его ждет неминуемый успех, то наоборот, казалось, что все что происходит это какая-то авантюра, чистый экспромт и все его усилия уйдут в гудок. Мучила дыра неизвестности, которая грозила разрастись до размеров приличной ямы. Но великий и могучий русский язык всегда выручал своих носителей емкими фразами. Вот и сейчас, Андрей успокаивал себя словами «война план покажет».

Не добавляла настроения и предстоящая встреча с дядей. Андрею позарез нужна была его помощь. Необходимо было найти съемную квартиру для себя и друга Виктора или просто Витька, который пока работал на вахте в Субботинске и жил там же в вагончике. Дядя конечно же поможет, он был щедрой души человек, но все это будет сопровождаться нудным разговором и словами о необходимости остепениться, взяться за ум, устроиться на настоящую работу, например, к нему на завод и тому подобными вещами.

Наконец в вагоне прозвучало объявление, что электричка подъезжает к станции «Заводская», Андрей достал с полки большую спортивную сумку с пакетом и пошел к дверям вагона.

Андрей шел к знакомой пятиэтажке в десяти минутах ходьбы от станции, где на пятом этаже в трехкомнатной квартире жил Юрий Васильевич. Андрей специально приехал в субботу, чтобы хозяева были дома. Дядя и его жена Галина Павловна встретили гостя сытным обедом с домашними соленьями. Юрий Васильевич сам каждую осень закручивал десятки банок с помидорами, огурцами, перцем и прочими салатами. Андрей был у дяди два года назад и с тех пор мало что изменилось. Бесконечная сушащаяся трава, трехлитровые банки, какие-то пузырьки, ворох газет и журналов, посвящённых вопросам здоровья, атрибутика различных религий и какие-то мешочки, перевязанные тесёмками.

Пойдем в зал – сказал Юрий Васильевич – посидим поговорим. Андрей сразу сообразил, что сейчас дядя начнёт упражняется в красноречии с целью образумить непутевого племянника и направить его на путь истинный.

– Квартиру для тебя и друга я нашел – сказал Юрий Васильевич – Двухкомнатная в пяти километрах отсюда, на станции Колхоз.

– Какое престижное название. Кто-нибудь спросит – «где живешь?» – скажу – «в колхозе».

– Вот какие мы привередливые. Попробуй сам найти что-нибудь. У тебя сразу предоплату месяца за три, а то и за полгода потребуют. А мой вариант для тебя самый лучший. Во-первых, сдаёт мой подчинённый, Петька-фрезер. Во-вторых, цена, десять тысяч в месяц. Это не дорого. До Башкирского вокзала примерно час на электричке. Мне кажется, что Вам с другом вполне это подойдёт.

Холодильник есть, телевизор старенький, электроплита на кухни.

Короче соглашайся. Для тебя с другом это будет идеальный вариант. Десять тысяч на двоих – по пять тысячью с человека в месяц – это не дорого.

– Да конечно я согласен. Звони своему фрезеру, спроси, когда можно подойти за ключами.

– Да ключи у меня уже, езжай туда хоть сейчас. Деньги будешь мне отдавать, а я уже ему передам на работе. Это всё для тебя очень удобно. Только вот стиральной машинки там нет. Но будешь у нас белье стирать. Приходи и обращайся с любыми проблемами. Мне вчера твоя мать звонила. Очень за тебя переживает. Я обещал ей, что буду тебе помогать чем смогу.

– Дяд Юр, спасибо большое за помощь.

– Да ладно тебе, всё это мелочи. Ты вот скажи мне, я так и не пойму, зачем конкретно, с какой целью, ты решил перебраться в Москву? Чем ты собираешься заниматься? как будешь жить, как зарабатывать деньги? Хочешь я устрою тебя к себе на завод слесарем? Будешь газовые регуляторы собирать.

– Спасибо, мне это не очень подходит. Мне бы работу в Москве, поближе к центру найти и так чтобы не уставать сильно и время чтобы ещё оставалось на свои дела.

– А какие у тебя дела, какие планы?

– Я хочу реализовать свои идеи в сфере психологии…

– Ну да… понимаю, ты учился на психолога, только недоучился почему-то… Что за скандал был у тебя в университете, почему тебя тогда отчислили? Твоя мать так толком ничего не смогла мне объяснить, а ты уже который год отмалчиваешься об этом. Что там за темная история произошла, почему тебя вызывали в милицию?

– Дядь Юр, что было – то прошло. Зачем мы сейчас будем прошлое ворошить? Это ведь всё равно ничего не даст. Могу тебе сказать, что я не жалею ни о чем. Давай лучше будем смотреть в будущее.

– Звучит как фраза из фильма… Андрей, пойми – ты не чужой мне человек. Я переживаю за тебя. Десять лет назад ты учился в ВУЗе, подавал большие надежды, а что сейчас? Мне кажется, что ты уже не первый год болтаешься туда-сюда, меняешь работы. Как говорит твоя мать: «он ищет себя». Но сколько можно уже искать?

Не пора ли тебе остепениться? Кем ты работал последний раз?

– Сторожам на автостоянке.

– Вот-вот, что это за работа? То ты сторож, то грузчик, то разнорабочий, то какую-то минералку по ларькам вспариваешь. Ерунда какая-то все это. А ведь тебе уже тридцать лет. Пора остепениться, подумать о семье. Заняться каким-то одним делом. Ведь у тебя даже профессии настоящей нет. Вот, например, я – инженер. Всем понятно, что это такое. На работе меня ценят и уважают, а почему? Потому, что я всю жизнь занимаюсь одним делом и всё умею. А ты, что ты умеешь, кем ты можешь работать, какая у тебя профессия? У тебя её нет!

Андрей сидел и угрюмо молчал. Наверное, дядя в чём-то и прав, думал он, разглядывая картину, висевшую на стене. На ней был изображен какой-то многорукий индийский бог, со своей многочисленной свитой, состоявшей из слонов, коров, обезьян, каких-то оруженосцев и прочей живности. Конечно дядя прав – повторил про себя Андрей, но только не во всём и не всегда.

– Ты знаешь дядя – сказал Андрей, а я ведь тоже инженер.

– Какой же ты инженер? удивлённо переспросил Юрий Васильевич.

– Я инженер человеческих душ, улыбнувшись сказал Андрей.

– Как это… я не понимаю, о чем ты говоришь.

– Ну помнишь, Максим Горький как-то сказал, что советские писатели – это инженеры человеческих душ.

– Ну это писатели, тем более советские…

– Ну я тоже писатель, только российский. Я написал книгу, в которой описывается мой проект.

– Андрей, да сейчас все пишут. Все, кому не лень. Смотри сколько макулатуры продается. Такое чувство, что каждый второй сейчас писатель. Большая часть того, что пишут – прочтешь забудешь на следующий день.

– Ну я думаю, что являюсь необычным писателем. Всё-таки я написал не какой-то любовный роман или детектив про ментов и братков. Я написал научно-популярную книгу, в которой описывается проект по созданию Города Будущего, российского инновационного центра.

– Инновационного центра – недоуменно переспросил Юрий Васильевич.

– Да. России необходим свой инновационный центр.

– И что там будет происходить в этом инновационном центре?

– Ну много чего, это долгий разговор… ну, например, там будут разрабатываться психические машины, способные раскрыть потенциал человеческого мозга и психики.

Юрий Васильевич удивленно и с недоверием смотрел на племянника. На минуту ему показалось, что Андрей не в своём уме.

– Какая ещё психическая машина? Это что какой-то компьютер?

– Нет, это не компьютер. Там будет другая элементная база.

– Я тебя как-то не понимаю… разве у тебя есть необходимое образование, чтобы заниматься подобными вещами?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7