Андрей Мост.

Стартап инженера Гарина



скачать книгу бесплатно

© Андрей Мост, 2017


ISBN 978-5-4485-9035-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Ночь 13 июня 2008 года.

Южной ночью по горной дороге Чечни ехал милицейский УАЗик. В машине ехали двое мужчин – чеченский милиционер Хункар и его пассажир – молодой мужчина, приехавший из далека.

Уважаемые люди попросили Хункара привести этого человека в Беной-Ведено. Хункар краем глаза смотрел на пассажира и видел, что тому с трудом удается скрывать волнение.

– Да не переживай ты так – сказал Хункар. Всё будет нормально. Скоро приедем. Покушаешь, отдохнешь.

– Да я и не переживаю.

– Оно и видно! Весь изъерзался и в зеленку постоянно всматриваешься.

– Ну страшновато немного. Всё-таки война недавно была.

Хункар, слегка усмехнувшись, решил в очередной раз успокоить попутчика:

– Я тебя понимаю. Но сейчас уже можно сказать, что всё самое страшное позади. Остались какие-то недобитки, бегают по лесам, скрываются, живут в норах. Но скоро и их найдут. Всех переловим.

– Да… хорошо бы. Чтобы всё окончательно наконец успокоилось. Худой Мир – лучше доброй ссоры.

– Почему это Мир – худой? Он что – голодный?

– Да это я так, к слову пришлось. Так говорят в России.

– Да знаю, знаю я. Хункар широко улыбнулся. Ты думаешь, что? Все чеченцы бандиты и террористы?

– Да как же я могу так думать, если приехал в Чечню и еду сейчас с тобой один по ночной дороге?

– Ну понятно, что ты так не думаешь, но в России всё равно все так думают.

– Почему же все?

– Ну не все так большинство.

– Да ладно. Я тебе совершенно точно скажу, что большинство так не думает.

– А что думает большинство?

– Наверное, сейчас ничего определённого пока не думает. Мысли нет. Но то, что ситуация меняется это точно. Вон Рамзан – Герой России – разве это не показатель.

– Ну это его президент наградил, а не народ.

– А президента разве не народ выбирает? Может быть его как раз и выбрали для того, чтобы он эту проблему решил. Чтобы войны не было, чтобы порядок был ну и т. д. Я тебе про себя могу сказать. Что я думал про Чечню десять лет назад? Ровно то, что ты говоришь. Бандиты и террористы.

– Во-во – поддакнул Хункар.

– Но сейчас то я так не думаю!

– Время другое.

– Да точно.

– Вот видишь всё меняется. И вообще главное не что думает народ, а что думает и делает власть, а наш президент, это видно, считает Чечню важным регионом и уважает твой народ.

– Ну это президент… а вдруг его не станет?

– Это как не станет? Переспросил пассажир.

– Ну как не станет… Уберут как Ахмата.

– Не думаю. Что же всё рухнет что-ли без него?

– А то нет?

Пассажир немного задумался. Говорят – пути Господни неисповедимы. Но Россия ещё более загадочна. Её история, или точнее сказать – дорога её истории – вот предельная загадочность, неисповедимость и непредсказуемость.

Почему-то в памяти всплыли две фразы: «Россия – это такая страна, где просто нельзя отчаиваться… Очередная революция, перестройка или оголтелая реформа все изменит до неузнаваемости» и вторая фраза, сказанная в позапрошлом веке князем Вяземским: «И вера в чудо, есть одна из слабостей русского народа.» А почему же это слабость? – подумалось пассажиру. Разве Вера может быть слабостью? «И по вере вашей Вам воздастся»…

– Хункар, ты знаешь Россия такая страна, где всё может перевернуться с ног на голову.

– Вот-вот. Живешь себе спокойно и тут вдруг тебя в вагон и в степь голодную.

– Ну почему ты сразу о плохом?

– А что может быть хорошее-то?

– Знаешь, как сказал один мудрый человек: «На свете много есть таких чудес Горацио, что и не снилось нашим мудрецам».

– Это философ какой-то?

– Да нет – Шекспир.

– Не слышал о таком.

– Да не важно.

– Ну и что? Какое чудо? Коммунизм что-ли объявят?

– Нет. Например, чеченец президентом России станет.

– Не верю. Не может такого быть.

– Сталин же был.

Хункар что-то сказал на своём родном языке, и пассажир понял, что это «что-то» не очень хорошее.

– Сталин – сын шайтана.

– Я тебя понял. Но дело то не в этом.

– Я тебя тоже понял. Но все равно не верю.

– Почему не веришь? Вон в Америке негр сейчас может президентом стать.

– Да… что-то слышал. Но тоже не верю.

– А вдруг? Представляешь… Американцы. Они же поголовные расисты. Вот только недавно, по историческим меркам негры были граждане второго сорта, их в магазины и в кафе не пускали. А тут раз и негр президент. Представляешь – бывшие рабы власть захватили.

Пассажир заметил, что Хункар как-то изменился в лице и про себя подумал:», наверное, я сказал что-то не то».

– Вайнахи не рабы – процедил сквозь зубы Хункар. Мы гордый, свободный народ.

– Ну конечно, я тоже так думаю.

– А почему с неграми сравниваешь.

– Да не сравниваю я. Я знаю историю.

«И дики тех ущелий племена,

Их Бог – свобода их закон – война,

Они живут среди разбоев тайных

Жестоких дел и дел необычайных.»

– Ну вот опять разбойники

– Ну на тебя не угодишь никак.

– Нет ну так красиво сказал.

– Это не я

– А кто? Шекспир?

– Да нет, что ты! Это Лермонтов.

– Лермонтов, Лермонтов – повторил Хункар… что-то я не совсем…

– Город в честь поэта назван.

– А, понял… Тихо! Вдруг отрывисто сказал Хункар. Он вдруг остановил машину, заглушил мотор и выключил фары.

– Что-то случилось? – спросил пассажир.

– Давай постоим – ответил Хункар – послушаем.

В этот момент где-то вдали послышались звуки автоматной очереди.

– Что это такое? Что за стрельба? Спросил Андрей.

– Не знаю – ответил Хункар. Не должно такого быть…

– Что будем делать?

– Сейчас позвоню Мусе – ответил Хункар, он достал телефон, набрал вызов и поднес его к уху.

– Что – спросил Андрей.

– Не отвечает. Странно.

– Может он спит уже.

– Нет. Он же нас ждет.

– Может не слышит?

– Не знаю.

В этот момент прозвучала ещё одна автоматная очередь, затем другая, а затем ещё и ещё. Стало понятно, что это перестрелка. Андрей заметно волновался, Хункар же был внешне абсолютно спокоен.

– Может быть повернём обратно?

– Нет. Давай подъедим поближе.

С выключенными фарами машина потихоньку поехала вперед. Звуки автоматных очередей слышались всё отчетливо. Где-то вдали громыхнул взрыв. Хункар съехал с дороги в придорожную зеленку и заглушил мотор.

– Андрей – сиди здесь и жди меня, я схожу пешком, посмотрю, как там и что.

– а как же я?

– Ты сиди в машине. Видишь тот холм впереди? За ним Беной-Ведено. Метров пятьсот. Я быстро схожу и отзвонюсь тебе минут через десять.

– А если ты не позвонишь? Если что-то с тобой произойдет?

– Не переживай! На всё воля Аллаха! Хункар широко улыбнулся и потянулся за своим АК.

– Это понятно, но всё-таки как же я тут один?

– Э-э хватит паниковать! Сиди и жди.

– Ладно-ладно. Понял! Сижу и жду.

Хункар вышел из машины и пошел по направлению к селу. Андрей угрюмо смотрел на его удаляющуюся фигуру. В голову лезли всякие нехорошие мысли. «Вот тебе и стабильность», «Вот тебе и конец войны», «Вот тебе и кучка шайтанов». «А что, если там за холмом не кучка, а целое стадо шайтанов». Хункар почти поднялся на вершину холма. Ещё минута и его фигура скроется из виду. Андрей тоскливо смотрел ему вслед. Как-то опрометчиво он пошел один в неизвестность – подумалось Андрею.

Вдруг на вершине холма показались фигуры трех человек, которые быстро шли навстречу Хункару. Видно было как он замедлил шаг. Внезапная встреча на ночной дороге могла сулить всякие неожиданности, тем более, что где-то вдали продолжали звучать автоматные очереди.

Андрей увидел, что Хункар и люди остановились друг напротив друга и о чем-то разговаривают. Что там происходит? Нет ничего хуже маяться от неизвестности в такой ситуации. «Вот бы услышать, о чем они говорят» подумал Андрей, хотя там конечно же все по-чеченски, всё равно бы ничего не понял. Может быть это какая-то зачистка? Спецоперация какая-то, с надеждой подумал Андрей.

И вдруг прозвучала автоматная очередь и Андрей увидел, как одна фигура из четверых упала на Землю. Он понял, что это Хункар и что события принимают совсем уж угрожающий оборот. Мысли понеслись с лихорадочной скоростью. Хункар убит. Если эти люди убили милиционера значит это по-любому боевики. Что делать? Оставаться сидеть в машине и ждать? но ждать чего? Насколько это безопасно? Он видел, как силуэты на холме быстрым шагом направились в его сторону. Андрей молниеносно принял решение – уезжать как можно быстрее. Он перепрыгнул на водительское сиденье и повернул ключ. Как только заработал мотор, силуэты побежали в его сторону. Андрей вдавил педаль газа в пол. Машина, ломая кусты с ревом вылетела на дорогу. Послышались грозные крики и шум автоматных очередей и лязг металла. В голове стучала только одна мысль Быстрее, быстрее, быстрее!


За год до того.

Глава 1. Вещий сон любителя жуков

Стоял теплый летний вечер. Легкий ветерок играл с пышной листвой деревьев и колыхал яркие и красивые цветы, занося приятные запахи в распахнутые окна большого дома. На террасе этого красивого здания, выстроенного в колониальном стиле, сидел в кресле глубокий старик. Хозяин дома ожидал гостя – своего любимого внука. Рядом на небольшом столе стоял чайный сервиз и тарелочка с бригадейро, сделанных собственноручно экономкой Флавией.

Небо было совсем еще чистое, только где-то в далеке плыли небольшие облака. Солнце светило ещё достаточно ярко, но на Небе уже показалась Луна. У хозяина сразу поднялось настроение, когда он заметил это явление. Ему очень нравились такие моменты, когда оба главных небесных светила соседствовали вдвоем на небе и посылали на Землю свой свет.

Наконец на террасу вошел молодой мужчина.

– Здравствуй дед – поприветствовал он хозяина дома.

– Здравствуй Джастин.

– Как ты, как твое здоровье?

– Здоровье всегда крепкое – улыбнулся старик. Давно не виделись… Скажи, как твоя работа в Фонде?

– Пока осваиваюсь… В общем всё хорошо. Ты же знаешь, у меня большие планы и…

– А большие планы, требуют большой подготовки – вдруг вставил старик, и после небольшой паузы не торопясь продолжил свою мысль. Послушай, меня Джастин. Ты – самое молодое поколение нашей семьи и мы все возлагаем на тебя большие надежды. Я хочу убедиться, понимаешь ли ты всю меру ответственности, которая лежит в том числе и на тебе. Способен ли ты ответить на вызовы времени и вести наш корабль в бушующем Океане.

– Конечно дед. Я полон сил и желания продолжить ту историческую миссию, которую возложила на себя наша семья. Мы же уже неоднократно обсуждали это с тобой. Можешь быть уверен во мне на все сто процентов. Почему ты опять возвращаешься к этому разговору? Скажи мне откровенно об этом. Разве я дал тебе какой-то повод усомниться в моих способностях?

– Нет – уверенно ответил старик.

– Тогда в чём дело?

– Да можно сказать, что не в чём. Просто переживаю за будущее. Я ведь не молод Джастин, совсем не молод.

– Ну и что с того? Ты как старое вино, время работает на тебя.

– Да ладно тебе.

Они оба замолчали. Казалось, каждый думал о своем, глядя на то, как ветер шевелил кроны деревьев.

Джастин подумал, что было бы не плохо каким-нибудь способом поднять настроение патриарха. Дед был страстным коллекционером жуков и в его честь даже был назван один редкий вид, водившийся в Мексике. Джастин мысленно упрекнул себя за то, что пришел с пустыми руками и подумал о том, что в следующую встречу он обязательно порадует деда каким-нибудь редким и красивым экземпляром.

– Послушай меня – прервал молчание старик. Мы находимся на пороге перемен, эпохальных перемен. Наш друг Джордж наломал много дров… Провалы во внешней политике, внутри – пузырь на пузыре. Скоро они начнут лопаться и дешево это не обойдется. За всё надо платить.

– Это точно! Но ты ведь сам не раз мне повторял, что депрессии и спады нас не касаются, мы неуязвимы для этого. Каждый кризис – это только новые возможности для нас. Каждый кризис работает только на укрепление нашей системы.

– Это всё верно. Кризис – это всегда новые возможности, но не только для нас. В окно возможностей может пролезть ещё кто-то…

В разговоре снова наступила пауза. Джастин пытался осмыслить услышанное и понять, куда клонит дед.

– Послушай меня, прервал молчание старик. Мы находимся на пороге эпохальной трансформации всей мировой политической и экономической системы. Уже запущены механизмы изменений, таких изменений, которые мне, в моей молодости показались бы фантастикой.

– Да, на прошлой неделе в Фонде я слышал об этом молодом сенаторе из Чикаго.

– Вот-вот. В моей молодости, если бы мне кто-то рассказал об этом, я подумал бы, что слышу бред лунатика.

– Мне бы, наверное, тоже, улыбнулся Джастин.

– Если все пойдет по плану, то в течении пяти – семи лет, мы оседлаем Дракона.

– Всё как в моем любимом мультфильме.

– Ты же знаешь, кто финансировал его создание.

Они оба улыбнулись. И всё-таки Джастин чувствовал, что старик что-то недоговаривает. Было что-то ещё.

– Дед скажи, что тебя всё-таки беспокоит? Мне кажется, что ты о чем-то молчишь. Мы говорим, говорим, но это все не самое главное, не то, что ты действительно хочешь сказать.

– Ты прав. Так всегда. Главное не то, о чем говорят, а то, о чем молчат. Один великий философ как-то сказал мне, что только два или три раза за свою жизнь говорил о том, что его действительно волнует.

– Я его знаю?

– Нет, он умер ещё до того, как ты родился. Там знаешь такая интересная судьба… чуть ли не придворный философ Гитлера.

– Интересно.

– Очень. Но мне кажется, что у нас все-таки есть привилегия. Нам повезло, и мы можем говорить, что хотим гораздо чаще чем большинство людей.

– Ты говоришь повезло. Нет мой друг. Это всё завоевано тяжким трудом, каждодневным старанием и упорством. Вспомни своего прадеда.

– Да это я сказал, не подумав… Но все-таки, что ты мне хочешь сказать? Что тебя беспокоит?

Возникла пауза. Старик долго молчал.

– Дед – вопросительно сказал Джастин.

– Меня беспокоит сон.

– Сон – недоуменно переспросил Джастин – ты плохо спишь? Тебя мучает бессонница?

– Нет я не о том. Меня мучает кошмарный сон.

– Что это за сон?

Старик на минуту замолчал. Казалось, что он собирается с мыслями. Закрыв глаза, он начал медленно рассказывать. Есть в России такой город – Ульяновск. Слышал о таком?

– Нет. В России я знаю только Москву, Петербург и теперь, после Гватемалы – Сочи.

– Теперь ты знаешь ещё и Ульяновск. Раньше этот город назывался по-другому. Ульяновском его назвали в честь Владимира Ульянова-Ленина. Ты знаешь кто такой Ленин?

– Это русский революционер?

– Да. Мой отец рассказывал мне, что самый большой кошмар в своей жизни он и мой дед, пережили во время Красного Лета 1919 года. То, что они пережили не идёт ни в какое сравнение даже с тем, когда в 1911 правительство разрушило компанию.

– Ты говоришь о Красной угрозе.

– Да о ней. Мне тогда только-только исполнилось 4 года… Я конечно был в стороне от всего этого. Но отец и дед здорово натерпелись.

– Что было так страшно?

– Конечно. Как говорил отец, было такое ощущение, что мир может улететь ко всем чертям. Они думали, что стране грозит неминуемая большевистская революция, что вот-вот в Америке высадятся русские большевики, которые подымут на восстание гигантское подполье анархистов и коммунистов и весь этот сброд конфискует собственность, разрушит церкви, отменит брак, семью, гражданские права и сам американский способ жизни.

– Это была реальная угроза.

– Не знаю… По всей стране тогда происходили беспорядки, вооруженные столкновения войск с бастовавшими рабочими, да и полицейские сами бастовали во многих местах. Было все – и теракты, и расовые бунты с сотнями погибших, и десятки тысяч арестованных, была и истерика в общенациональном масштабе…

– Но ведь все обошлось…

– Да, тогда обошлось…

Джастин широко улыбнулся.

– Дед, неужто ты думаешь, что такое может произойти ещё раз? Это же смешно. Мы живём уже в другое время. Коммунизм – мёртв. Разве может быть угрозой труп? Где сейчас правят коммунисты? Северная Корея, Куба и всё. Фидель умрет и все, весь их коммунизм рухнет как карточный домик. Куба быстро превратиться в то, чем она была 60 лет назад – карибским Лас-Вегасом. Северная Корея – так это вообще гетто какое-то. Живут они там за своей колючей проволокой. Что ещё? Китай – так там давно уже рынок. Компартия Китая – это только одно название. Это сообщество плутократов. Не мне тебе рассказывать, что у каждого члена политбюро китайской компартии есть родственники с мультимиллионным состоянием, а может быть уже и миллиардеры. Никакие они не коммунисты, а такие же бизнесмены как их соседи японцы. Только возможностей у них больше.

Я на этой неделе был в банке, разговаривал с Роджерсом… так поболтали о том о сём, и он мне между прочим сказал, что уже сыт по горло всей этой Европой. Все эти Италии, Испании, Франции и прочие Греции… там постоянно кто-то чем-то не доволен… эти профсоюзы со своими бесконечными требованиями, постоянные забастовки. И так живут припеваючи так нет же, они хотят работать все меньше, а получать все больше. И ничего нельзя сделать. Права человека, демократия и всё такое, приходится это терпеть. Слава богу, что есть Китай. Открываешь там завод, нанимаешь двадцать-тридцать тысяч китайцев, а там уже Министерство Государственной Безопасности и Компартия позаботятся о том, чтобы никаким смутьянам не пришло в голову организовывать профсоюз или требовать сокращение рабочего дня. И никаких тебе забастовок и о штрейкбрехерах беспокоиться не надо. Единственная забота это перед журналистами задачу поставить. Как можно больше рассказывать о политических диссидентах и не слова об ущемлении в Китае прав рабочих. Не надо трогать этот заповедник свободного предпринимательства. Слава Богу есть Китай. Китай – это свобода предпринимать и свобода от марксизма. Компартия, которая сокрушит любое сопротивление рабочих. Китай – почти идеальная капиталистическая страна. И главное ведь большинство согласно с такой жизнью. Никто не хочет назад в прошлое. Я, если честно, вообще не представляю себе ситуацию, что коммунизм снова будет представлять какую-либо угрозу. Коммунизм это уже скучно и не интересно.

– Ты прав коммунизм мертв. Но дело то не в нём.

– Тогда в чём?

– В большом черном шаре.

– Не понял…

– Я опять про сон. Мне сниться город Ульяновске и массивное серое здание в центре этого города. Из здания выкатывается большой стальной черный шар. Непонятно это монолит или объест обладающей неоднородной структурой. Важно, что этот шар разгоняется и катиться в мою сторону, в сторону Америки.

– Тебе не кажется, что до нас ему как-то далеко катиться?

Не кажется. Он катится на нас. Причем чем дальше он отъезжает от места своего рождения, тем больше он становится в размерах и тем разрушительней становится его движение. Этот шар похож на снежный ком. Только наматывает он на себя не снег, а ресурсы. В конце концов он стал размером с небоскреб и прикатился в Америку, в Нью-Йорк. Этот шар валит небоскрёбы Манхэттена как костяшки от домино, а я стою и смотрю, как он катится в мою сторону, грозя похоронить под собой.

Старик замолчал, а Джастин задумался. Он пытался осмыслить услышанное и как-то разумно истолковать.

– Дед, спросил Джастин, ты относишься к этому сну серьезно? Ты думаешь, что это вещий сон?

– За последний год этот кошмар снился мне четыре раза… Я думаю, что это не просто так.

– Но что конкретно, как, как это понять?

– Понимай так, что Россия представляет для нас наибольшую угрозу. Не Китай, не Исламский мир, а именно Россия. …Нет конечно Китай быстро развивается и в скором времени ему будет многое по плечу, но всё-таки я не верю в то, что Китай сможет стать нашим глобальным конкурентом. У Китая нет необходимой для лидера психологии. Китайцы – как японцы – это имитаторы, они не создают ничего нового, они просто не способны на это. Да, они могут украсть что-то… чертёж опытного образца, но придумать своё – нет. На это способен только наш индивидуализм и эгоцентризм. Кроме того, китайцы не умеют рисковать. Они ждут, что время само всё расставит по своим местам. А время само по себе ничего не расставит. По местам всех расставим мы, и Китай поставим на то место, которое сочтём нужным. Исламский Мир в обозримом будущем, вряд ли откажется от своих традиций и поэтому не приобретёт способность к модернизации. А террористы всех мастей работают на нас. Только непредсказуемая Россия – вот самая опасная угроза нашему лидерству.

Дед, ты не преувеличиваешь? Россия слишком слаба, чтобы бросить нам вызов. Ей понадобятся десятилетия, для того, чтобы преодолеть последствия правления Ельцина. Да и не хотят они никакого соперничества. Русские вполне наслаждаются потреблением, их элита живет, отдыхает и учиться на Западе. Противостояние с нами им ни к чему.

– Джастин, мне кажется, что ты недооцениваешь Россию и русских. Никогда не знаешь, что от них ожидать. Это страшный народ и страшен он именно своей непредсказуемостью. То, что у них получилось один раз, вполне может получиться и второй.

– Да, но тогда они были коммунистами.

– Да причем здесь коммунизм. Я говорю тебе о самом принципе. Главное качество русских – это способность находить выход из самой тупиковой ситуации. Знаешь, иногда возникает ощущение, что они как намыленные. Я первый раз ощутил это во время встречи с Хрущевым. Только его прижмешь, а он уже выскочил и смотрит на тебя бешенными глазами… Русские это мировые анархисты, они всегда противились глобализации и мировому порядку. Четыре раза в своей истории они одерживали верх над мировым гегемоном.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное