Андрей Мельников.

Авантюристка



скачать книгу бесплатно

Пролог

Осенний сезон в столице славного Танского королевства городе Расе выдался в этом году на редкость скучным. Бродячие театры и цирки почему-то обходили его стороной, а спектакли в единственном городском театре были неинтересны. Но главное светская жизнь была какой-то вялой и невыразительной: без громких скандалов, измен, дуэлей, короче, без тех своих проявлений, которые так скрашивают существование скучающих персон высшего света. Поэтому ежегодный осенний бал в королевском дворце явился той отдушиной, которая могла привнести в тусклую жизнь столичного бомонда хоть какое-то разнообразие. К тому же на балу должно было произойти одно весьма любопытное событие.

По традиции на осеннем балу королю, а заодно и верховной знати, представлялись вновь назначенные вице-короли колоний, губернаторы провинций и новые пэры королевства. И одно из этих назначений было весьма экстравагантно.

Указом, подготовленным премьер-министром и утвержденным королем Арианом Вторым, некой Алисе жаловался титул графини Аратской и только что испеченная графиня назначалась губернатором Байской провинции. Это было очень необычно. Не часто графские титулы давались совершенно не известным в свете людям и не принято было в королевстве назначать женщин на столь высокие посты. К тому же эта Алиса, которая сразу стала объектом повышенного внимания, была крайне таинственной личностью. В столице ее никто не видел и о ней никто ничего толком не знал, а если и знал то помалкивал. Но чем меньше было достоверной информации, тем больше сплетен, и слухи про Алису ходили самые разные. Естественно, скучающее общество с нетерпением ждало бала, на котором воочию можно будет лицезреть столь таинственную личность и хоть как-то удовлетворить свое любопытство.

Алонзо появился во дворце слегка запоздав. Приемные залы были уже полны приглашенными, но король и премьер еще не выходили, и собственно бал еще не начался. Вельможи, гвардейские офицеры, благородные дворяне, высшее купечество, придворные красавицы группировались небольшими кучками в различных местах огромных приемных залов, разделенных колоннами. Шустрые, хорошо вышколенные лакеи разносили подносы со всевозможными закусками и легкими винами. В общем все было как обычно. Кивая знакомым, рассыпая любезности и целуя ручки дамам, Алонзо, внешне непринужденно лавируя по залу, пробирался ближе к дверям из-за которых должен был появиться король. И хотя слегка ироничная улыбка привычно сияла на его лице, на душе у него было отнюдь не спокойно.

Из долетавших до его слуха реплик, можно было судить, что общество муссировало в основном тему Алисы Аратской.

– Я вам точно говорю, она внебрачная дочь Ариана Первого и сестра нашего короля, поэтому так быстро и возвысилась.

– А ерунду вы несете, милейший, ну какая дочь! Ариан Первый не страдал манией сокрытия своих детей. Мы все знаем и герцога Пойского и маркизу Балуа. И совершенно непонятно почему столько лет ничего не было слышно об Алисе Аратской.

– Она бывшая рабыня, и во время бунта в позапрошлом году возглавляла отряд смертников, которые не давали пощады никому.

Титул и должность – это плата за мир в провинции.

– Но ведь граф Берндот подавил восстание, что же ее не повесили вместе с остальными бунтовщиками?

– Где он теперь этот ваш Берндот? А бунт подавили только на словах, порядка в Байске как не было, так и нет.

– Да, проворонил ваш хваленый граф провинцию. А уж как был крут, чуть ли не в короли метил.

«Как мимолетна мирская слава», – подумал Алонзо, протискиваясь ближе к окну. «Еще совсем недавно, не то что говорить, даже подумать такое про могущественного графа боялись, а теперь любая шавка так и норовит тяпнуть мертвого льва».

– Готов биться на спор, что эта Алиса здоровенная мужеподобная бабища. Мне один клиент из Байска рассказывал, что она предводительствует шайкой разбойников и настолько крута и злобна, что самые отчаянные головорезы ее опасаются и предпочитают не связываться.

– А я вам говорю, она связана с нечистой силой и ее не возвышать надо, а отдать священному трибуналу, что бы разобрались.

– Но мы же не дети, что бы верить в эти сказки.

«А может я ошибаюсь?» – подумал Алонзо – «и Алиса Аратская не та женщина, о которой я думаю, и с которой мечтаю и боюсь встретиться?»

Алонзо чуть-чуть не успел занять облюбованное им у окна место за колонной. Откуда он мог бы хорошо просматривать заветные двери, оставаясь практически незаметным.

– Ба, какая приятная неожиданность! Молодой барон Пара, а мы только что о вас вспоминали. – Перед Алонзо выросла, затянутая в мундир капитана гвардии, внушительная фигура Тресио. Схватив за руку слабо упирающегося Алонзо, он целеустремленно потащил его к небольшой группе молодых дворян собравшейся вокруг кресла в котором восседала маркиза Малье.

– Господа, позвольте представить вам моего лучшего друга – барон Алонзо де Пара.

«Господи, откуда ты только взялся на мою голову, ты же служишь на флоте», – думал Алонзо, «Хотя, вроде ходили слухи, что тебя перевели в гвардию. Но как в это можно было поверить, чтобы такого болвана, да еще служившего на флоте перевели в столичный гарнизон». В настоящий момент Тресио, наверное, был человеком, которого Алонзо больше всего на свете не хотел бы видеть. Последний раз они виделись, когда бежали из охваченного пожарами мятежного Арата, а именно об этом эпизоде своей биографии Алонзо сейчас предпочитал умалчивать. Но не будучи катастрофически грубым, отделаться от Тресио было невозможно. Он не понимал намеков, был туповат, обидчив и прямолинеен, при этом славился вспыльчивостью и наплевательским отношением к нормам поведения в высшем обществе. Мог прилюдно закатить скандал с мордобоем. При этом, не утруждая себя заботой о последствиях своих поступков, просто надавать обидчику по морде, как какому-нибудь мужику, что при его чудовищной физической силе, как правило, не составляло труда. Если же, его все-таки вынуждали драться на дуэли, с оружием в руках, то для вызвавших его «счастливчиков» это кончилось очень трагично, двое были убиты, а один искалечен. В поединках он использовал различные грязные приемы, наплевав на дуэльный кодекс, а так как действительно неплохо владел оружием и был опытен в драках, то достаточно легко выходил победителем. Как ни странно ему все сходило с рук, и дела, за которые другого уже упекли бы в тюрьму или как минимум сослали, кончались для него пшиком, типа высказывания высочайшего неодобрения без каких-либо материальных последствий. И даже его военная карьера из-за подобных скандалов ни разу не пострадала. Он регулярно рос в звании, хотя на поле битвы выказать свою воинскую доблесть и офицерское мастерство ему не довелось. Короче, Тресио был человеком, которого в обществе не любили, но связываться с которым опасались. Правда следует отметить, что обладая звериным чутьем, он в качестве своих жертв всегда выбирал людей не обладающих достаточным влиянием и богатством, чтобы в силу своего положения доставить ему по настоящему серьезные неприятности.

После взаимных приветствий и раскланиваний, Тресио, оправдывая самые худшие предчувствия Алонзо, заговорил об Арате.

– Барон подтвердит мои слова, мы вместе драпали из Арата в позапрошлом году.

– Какие слова мой дорогой Тресио, я совершенно не в курсе о чем речь.

– Представляете, милый барон, – проворковала маркиза, – Мы, как и все, говорили о новом губернаторе и графине, Алисе Аратской. Тресио утверждает, что она была одним из участников бунта рабов. Мы – Малье обвела рукой собравшееся общество, – ну никак не можем поверить в это. Графиня не может быть вместе с чернью, это же нонсенс, но Тресио утверждает, что вы были знакомы с графиней еще до Аратского восстания и можете подтвердить его слова, так рассейте же наше недоумение.

«Вот козел», – подумал Алонзо – «Что же им сказать?»

– Возможно, маркиза, я право не помню, это было так давно.

– Да кто бы сделал ее губернатором, если она бунтовщица. – Встрял в разговор один из дворян.

– Наш благородный лорд Раис приказал бы повесить ее, а не давать ей титул и должность.

– Тем более, что кто-кто, а премьер-министр знает все. – Добавил другой.

– Не уходите от ответа, барон! Тресио еще говорил, что вы даже были ее любовником. Ах, как это романтично, быть любовником самой леди Смерть.

– Что вы такое говорите, маркиза?

– Я только открыто повторяю то, о чем шепчутся все вокруг. А вы шалун, иметь такую экзотическую связь и молчать о ней! И это в то время, когда все мужчины, чуть ли не на груди готовы носить списки своих любовных побед.

– Простите, мой друг, – Тресио в притворном раскаянии склонил голову, – но мне не верили, и в пылу спора я прибег к последнему аргументу, авторитету вашего слова.

Алонзо чувствовал себя как затравленный зверь. Наврать, но Тресио хоть и мельком, но видел Алису вблизи. Правда вопрос, узнают ли они в блестящей графине ту Алису из бунтующего Арата. И захочет ли Алиса узнать их, а если и узнает, то захочет ли возобновить знакомство? Собственно для выяснения этого он и пришел на бал. Значит открещиваться от знакомства нельзя, иначе как он будет выглядеть, если Алиса узнает его?

– Мадам, господа, право не знаю о чем вы тут спорили, но могу вам сказать, что действительно в Арате у меня была знакомая, которую звали Алиса. Во время бунта она была в городе и после этого я ее не видел. Собственно я и забыл уже о ней, если бы не Тресио.

– Ах, не скромничайте, барон. Я мельком видел эту девушку и то не могу забыть, а вы были с ней в одной постели.

У Алонзо уже вертелись на языке едкие слова по поводу того, что может быть у Тресио было слишком мало знакомых девиц, что он вспоминает какую-то мельком виденную, но не успел. Двери распахнулись и распорядитель, звонко щелкнув жезлом о паркет, в мгновенно наступившей тишине громко провозгласил.

– Их королевское высочество Ариан Второй и графиня Аратская.

Часть первая
Лесная фея

Глава 1
Шехонский лес
1
охота

Посреди полянки, на которую они вышли, лежало сваленное ветром дерево. Зелу молча подошел к нему и знаком показал Фалье, что здесь они устроят привал. Оба присели на замшелый ствол и достав из заплечных торб хлеб и сыр принялись неторопливо жевать. Одинаково спокойные, неторопливые движения делали их очень похожими, хотя один был старым охотником всю жизнь проведшим в здешних местах, а другой средних лет барином, лет на тридцать моложе и вышедшим в лес со скуки.

Ели молча. Лес не любит праздного слова за которым можно не услышать треска сломавшейся ветки, шелеста листьев, отличного от вызываемого ветром и других звуков, которые о многом говорят опытному уху. Остатки трапезы бросили трем, крутившимся у ног собакам.

– Что-то не везет нам сегодня, Зелу. Пол дня бродим и никакой добычи.

– Да, плохой день, мне кажется кроме нас здесь еще кто-то охотится.

– Он и распугал дичь? Лес пустой как кружка пьяницы.

– Да, и этот кто-то очень опасен, недаром собаки жмутся к ногам. Пойдемте-ка сир домой, а то у меня какое-то нехорошее предчувствие.

Зелу встал и замер. Собаки насторожились подняв уши и нюхая воздух. В наступившей казалось тишине явственно слышался сухой приближающийся треск. Словно кто-то большой ломился напролом через лес. Скинув лук и положив стрелу Зелу перепрыгнул за ствол и натянул тетиву, целясь на приближающийся к поляне звук. Помедлив мгновение Фалье последовал его примеру. И тут же на поляну их кустов орешника вылетел крупный матерый олень. На какое-то мгновение он замер, глядя налитыми кровью глазами на бросившуюся к нему собачью свору и присев на задние ноги приготовился прыгнуть обратно в кусты, но не успел. Выпущенные почти одновременно и с небольшого расстояния две стрелы поразили его в шею и глаз. В тоже мгновение псы навались на него сбоку. Олень вздрогнул, жалобно замычал, его передние ноги подогнулись и он рухнул словно сраженный ударом молота.

– Ну вот! А ты говорил плохой день. – Фалье радостно улыбался. – Смотри какого зверя завалили.

– Да вам везет господин. – Зелу тоже улыбнулся обнажив черные остатки зубов. – А ну к ноге! – Крикнул он собакам и достав нож двинулся к оленю.

– Вот уж никогда не думал, что поговорка: «На ловца и зверь бежит» имеет буквальный смысл. – Фалье отложил лук и достав из мешка кусок холстины хотел разложить ее на траве рядом с тушей, чтобы старому следопыту, занятому ее разделкой, было куда класть отделяемые куски.

Собаки жадно слизывавшие кровь, вдруг заскулили сбиваясь в кучу. Фалье остановился глядя в спину замершего охотника. Темный от загара загривок потемнел еще больше наливаясь кровью. Зелу напоминал сжатую пружину. Окровавленный нож в побелевших от напряжения костяшках пальцев слегка дрожал. Стараясь не делать лишних движений Фалье слегка повернул голову, стараясь проследить за взглядом охотника, и увидел его.

Это был настоящий хозяин Шехонского леса. Яростно хлеща себя по бокам пушистым хвостом, в проплешине кустов перед выходом на полянку стоял огромный лесной кот. Все кроме хвоста в нем было неподвижно. Напружиненное, готовое к прыжку красно-коричневое тело, мощные, зарывшиеся в дерн лапы, низкий кошачий лоб, желтые горящие бешеной яростью глаза, оскаленная, блестящая клыками пасть. Противная холодная струйка пота побежала по спине Фалье. Впервые в жизни он реально столкнулся со смертельной опасностью.

Зверь был на расстоянии прыжка, а они оба были почти безоружны. У Фалье в руках был только кусок материи, а у Зелу один нож. Да даже будь они вооружены всем, что нужно, справиться вдвоем с таким зверем было бы очень сложно, а так их положение было просто безнадежно. Напряженное противостояние, казалось, продолжается целую вечность. От напряжения и неподвижности тело начало затекать. «Чего он ждет?» подумал Фалье, боясь отвести взгляд от готового к прыжку зверя. Что-то неуловимо изменилось. Фалье показалось, что поза кота, хотя он оставался в том же положении стала менее агрессивной. Собаки жалобно поскуливая медленно начали отползать от туши оленя.

– Отходим. – Одними губами прошептал Зелу.

Фалье не услышал, а скорее угадал эту команду. Медленно-медленно они стали пятиться назад. Нащупав ногой ствол дерева, Фалье аккуратно, не спуская глаз с хищника, перевалил через него. Издав победный рык, от которого кровь стынет в жилах, кот неторопливо подошел к туше оленя и стал ее обнюхивать. На людей с их собаками он казалось уже не обращал внимания. Рядом перевел дух Зелу.

– Берем вещи и уходим. – Тихо прошептал он в ухо Фалье.

Схватив свои торбы они по-прежнему пятясь, так как не решались выпустить из вида страшного хищника, не смотря на то, что он, вроде, и утратил к ним интерес, достигли противоположного конца полянки. Там их уже поскуливая ждали собаки. И только когда кусты окончательно скрыли от них лесного кота они развернулись и что есть мочи припустили назад.

Пережитый страх постепенно отпускал.

– Теперь понятно кто охотился здесь вместе с нами. – На обычно молчаливого Зелу напал приступ болтливости. – Поэтому и лес показался нам пустым. Конечно вся живность попряталась, сам хозяин зашел сюда на охоту. Это он гнал оленя, от того он и вылетел, как сумасшедший на нас. Обычно олени очень чутки и по лесу идут тихо, а этот просто ошалел от страха и ломился не разбирая дороги и ничего не чувствуя. А я то, старый дурак, мне бы сразу надо было сообразить, что это не спроста. А мы-то хороши, – охотник нервно засмеялся, – покуситься на добычу лесного кота! Это просто чудо что он нас не тронул.

– Честно говоря я думал, что лесные коты давно вымерли и это просто байки, о том что в Шехонском лесу они еще водятся, как и всякая нечисть, вроде, русалок, гигантских пиявок и тому подобному.

– Я всю жизнь провел в этом лесу. Правда, в самые дебри и мне заходить не доводилось, и вот что я вам скажу, Здесь есть много такого, что вам на ваших виллах и в городах кажется небывальщиной. Кстати, у меня такое ощущение, что кроме нас и кота там был кто-то еще.

– Кто еще там мог быть и не драпать без оглядки?

– Не знаю. Но говорят, что лесные феи любят играть с дикими котами. Мне показалось, что на какое-то мгновение, там среди деревьев, за спиной кота мелькнула женская фигура и именно после этого он отказался от намерения напасть на нас и дал нам уйти.

– Неужели и лесные феи тоже существуют?

– Только господь знает, какие живые твари бродят по созданному им миру.

2
к чему приводят азартные игры (Алонзо)

Череда событий, перевернувших всю мою жизнь, началась как-то обыденно и в тех местах, где по определению ничего не случается. По воле отца, я был вынужден покинуть столицу и вот уже более двух месяцев коротал время в одной из самых отдаленных и унылых провинций нашего великого королевства. Собственно, я сам был виноват в своей ссылке. Как сейчас помню наш последний разговор с отцом, точнее его речь и мое понурое молчание.

– Мне надоели твои выходки, Алонзо! – Усы отца злобно топорщились, судя по всему он действительно разозлился. – Ты просто с ума сходишь от безделья и пьянства.

Что правда то правда, я не просыхал уже вторую неделю с тех самых пор, как мой университетский дружок благородный сир Рино Гунальд заехал к нам в гости. Конечно же мы вспомнили славные годы учебы в университете, наши веселые студенческие попойки и кутежи, и решили тряхнуть стариной. Рино видно здорово закис у себя дома, к тому же он сообщил мне по секрету, что отец собирается его женить на дочери барона де Кура, и сейчас полным ходом идут переговоры с семьей его будущей невесты.

– Она хоть хорошенькая? – интересовался я.

– А я что ее видел? – удивлялся он.

– Главное, за ней должны дать неплохое приданое, а ты сам знаешь с деньгами у моих предков не очень, вот и приходиться жертвовать собой во имя семьи – он тяжело вздыхал и тащил меня в следующий кабак.

Эх и покутили же мы. В преддверии потери свободы, сир Гунальд отрывался по полной программе. Окрестные трактирщики даже набрались наглости пожаловаться отцу на дебоши, которые мы закатывали. Это случилось сразу после того, как я славно отделал одного хама. Он не оценил чести, которую оказали его дочери благородные господа, поинтересовавшись прелестями у нее под юбкой, и бросился на нас с дубиной. Пришлось показать сиволапому мужлану, что значит связываться с Алонзо де Пара. Увернувшись от его размашистого удара, я перехватил и вывернул ему руку так, что он взвыл от боли, выронив свою дурацкую палку. После чего я от души его отметелил, разбив в кровь тупую противную физиономию, от чего она право не стала хуже. И вот, с тяжелой похмельной головой, я был вынужден стоять и выслушивать длиннейшую нотацию, вместо того чтобы поправить здоровье стаканчиком левантинского. Наконец воспитательный порыв отца иссяк, он прекратил читать мне мораль и перешел к озвучанию практических выводов из своей речи.

– Короче, сын, пора тебе заняться делом, а не только тискать дворовых девок. Возьмешь людей, человек десять и съездишь, посмотришь наше имение в Байской провинции, за одно и проветришься. Мы в этом имении не были уже лет десять, а имущество на такие сроки оставлять без хозяйского пригляда нельзя. Управляющий там человек надежный, мне он всегда нравился, но доходы в последние два года упали. Конечно все это как-то объясняется, но проверить надо. Тем более, что провинция сейчас на подъеме и доходы там должны расти. Съездишь, оценишь, что там и как и все мне подробно расскажешь. Возможно там не все чисто, это имение должно давать существенно больше, чем те суммы, которые нам высылают. Если что окажется не так, я найду способ вернуть наши деньги. На сборы тебе день. И что бы завтра утром духу твоего здесь не было. Вернешься не раньше чем через три месяца. Все иди.

Это была форменная ссылка. Тяжело вздохнув, с отцом не поспоришь, я пошел прощаться с сиром Гунальдом. Узнав о моих проблемах, косвенным виновником которых он и являлся, Рино мне посочувствовал, сделал приглашение посетить его свадьбу, которая еще неизвестно когда состоится, и тоже стал собираться домой. Я же, собрав вещи, и распрощавшись с родными и друзьями, отбыл в сопровождении своего оруженосца Края и десятка вооруженных слуг, для придания веса моей миссии, в Байск.

Так я очутился в этой красивой, но скучной глухомани и считал дни, когда моя ссылка кончится и можно будет вернуться к обычной жизни. После перерыва, я думаю, это будет особенно приятно. Не даром же говорят, что верный способ получить удовольствие – как можно дольше воздерживаться от него.

Возложив решение всех текущих вопросов на Края, я встал перед проблемой – а чем мне, в этой глуши заниматься самому? Лучше всего было бы конечно завести интрижку с какой-нибудь местной красоткой, но здесь передо мной возникло сразу несколько проблем. Во-первых: все здешние дамы не признавали легких интрижек, все отношения между мужчинами и женщинами они видели только через замужество. И все здешние матроны имеющие дочек на выданье смотрели на меня как на потенциальный объект охоты. Конечно, я был для здешних телочек очень заманчивой добычей. Красивый, богатый, знатный, образованный, еще не растерявший столичный шик. Беда была в том, что я хотел просто одарить девочек своими ласками, а они хотели затащить меня под венец. Просто переспать здесь было не принято. Буквально на второй день моего пребывания в имении, я был свидетелем, как всей округой ловили какого-то молодца, который посмел соблазнить чью-то дочку. И как я понял, в случае поимки, у несчастного было только один путь – в церковь. Либо в качестве жениха, либо в качестве отпеваемого. Короче, по вопросу взаимоотношения полов, мы в корне расходились во взглядах с местным населением. А во-вторых среди всех представленных мне дам не было ни одной по настоящему красивой, ради которой стоило бы рискнуть. Жены и дочери местных помещиков были как на подбор все какие-то корявые, толстые, неуклюжие, глупые как курицы. Ужас. Единственно, что оставалось, это вино и карты. К счастью недалеко обнаружилось заведение в котором эти радости жизни могли предложить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4