Андрей Март.

Гонщик



скачать книгу бесплатно

Часть 1

Глава 1

Жизнь – это гонки. А всё, что

до и после них – лишь ожидание.

Стив Маккуин

– Здравствуйте, – прозвучало обычное приветствие в обычной городской аптеке.

Василий – так зовут нашего героя – зашел в аптеку за каплями для глаз. Прошедший несколько дней назад евро чемпионат по футболу изрядно потоптался по его зрительным органам, и, дабы восстановить зрение, он отправился в упомянутое учреждение.

– Добрый день! – последовал бодрый ответ девушки фармацевта.

– Капли для глаз есть у Вас?

– Какие именно Вас интересуют?

– Да любые.

– Сейчас, – девушка отошла к настенному шкафчику. – «Тиотриазолин» подойдёт?

– Давайте.

Василий купил препарат, и неожиданно спросил:

– А телефон Ваш можно?

Девушка слегка напряглась, её глаза изобразили удивление, затем лукавый огонёк, и с лёгкой улыбкой на смуглом лице она ответила столь часто повторяемым в подобных ситуациях вопросом:

– Зачем?

Наш герой был готов к подобной «краткометражности», поэтому сказал следующее:

– Мороженым хочу Вас угостить. Вы любите мороженое?

Властный тембр Васиного голоса как-то особенно завораживал, даже, можно сказать, укрощал, постепенно погружая «жертву» в тенёта собственного влияния, а флюиды дикой энергии наряду с атлетическим телосложением, твёрдым взглядом и стильной одеждой делали его таким себе мачо по-украински.

Все эти семь слов Вася произнёс недрогнувшим голосом, смотря прямо в глаза зачарованной слушательнице, которая тут же их опустила, начав разглядывать невидимые узоры на гладком бесцветном кафеле до блеска вымытого пола.

– Ну… люблю…

Поняв, что ситуация переходит или, вернее, перешла под его полный контроль, немного изменив тон и подправив голосовые шумы, сделав небольшую паузу, чтобы заставить незнакомку посмотреть в глаза, «мачо» продолжил:

– У Вас… – Василий заставил девушку застыть под своим непреклонным взглядом, – …глаза красивые. А, как сказал Каульбах, «истинная красота недоступна кисти художника». Как думаете?

Девушка не думала. Она погрузилась в лёгкий транс, и совсем не хотела из него выходить. Нашему «мачо» было приятно наблюдать в тишине за эффектом своего колыбельного монолога. Приходила «спящая красавица» в себя постепенно:

– Ч-что, что Вы сказали?

– Я говорю: глаза у Вас красивые.

Алая краска на лице незнакомки заставила Василия перейти к завершающей стадии «наступления»:

– Так как насчёт телефона?

Брошенный вскользь взгляд двух больших сапфиров убедил нашего героя в полной победе:

– Вот, – протянула незнакомцу написанные на листке бумаги номер телефона и имя Ангелина слегка взволнованная девушка.

– Ан-ге-ли-на. Ну, что ж, до скорой встречи, Ангелина!

– До свиданья, – наконец-то улыбнулась девушка с почти ангельским именем.


Прошло несколько дней.

Июль в этом году выдался особенно жарким. Все телевизионные каналы буквально пестрели новостями об аномальной жаре. Прохладительные напитки – от молочных коктейлей до обычной негазированной воды, – вместе с мороженым раскупались в считанные минуты. Окна и даже двери домов были распахнуты настежь. Более того, жители квартирных домов ночевали во дворах. Брали с собой матрасы, подушки, бутылки воды с морозилки, закрывали квартиры и отправлялись в туристическое турне по детским площадкам. Но, несмотря на ужасную духоту, работу никто не отменял, и ранним утром все спешили принять контрастный душ, выпить стакан сока или холодного чая с лёгким бутербродом, и, проклиная на все лады погоду, отправлялись по своим делам.

Василий работал на СТО. Определённой должности у него не было, потому как умел он и делал всё, что касалось автомобилей, но по трудовой значился механиком. Зарабатывал, как для специалиста высокого уровня, которому предлагали высокооплачиваемую работу в «крутых» столичных автомастерских, не так, чтобы много, но на зарплату наряду со щедрыми чаевыми жаловаться не приходилось, да и уезжать из тихого спокойного городка не хотелось.

Последние дни он был полностью погружён мыслями о недавней поездке в Мюнхен, где ему посчастливилось побывать в музее BMW. Там удалось повидать такие экземпляры, что не то, что глаза, а и руки разбегались в разные стороны, желая ощутить комфортную твёрдость руля каждого автомобиля. Более того, наш герой (по устоявшейся привычке) попросил разрешения у музейной администрации – такая просьба под силу, наверное, только неудержимым русским парням, – прокатиться всего лишь на одной (всего лишь на одной!!!) особо приглянувшейся модели. Но ни отличное владение немецким, ни дикое обаяние, ни запанибратское поведение не смогло победить жёсткие музейные порядки. Поэтому вскоре по возвращении он решил удовлетворить неуёмные автомобильные порывы на собственных клиентах.

Уже на второй день работы после поездки Василию подогнали PORSCHE 911. Когда он увидел это разноцветное чудо современного автомобилестроения у себя в гараже, то готов был поверить, что у него начались галлюцинации от избытка мюнхенских впечатлений. Вася постоянно следил за новинками в мире автомобильной моды, и знал, что именно эта модель PORSCHE победила на недавнем автошоу в Нью-Йорке в номинации «Лучший спортивный автомобиль года», потому сразу поверить в то, что такая машина стоит перед его глазами, было, мягко говоря, не просто.

Оказалось, что сыночек мажорных родителей решил похвастаться перед друзьями навыками экстремальной парковки, заехав в узкий проезд между двумя гаражами. В результате – разбитая фара, оторванное боковое зеркало и покорёженная вся правая часть авто. Быстро «подлатав» машину, Василий – в который раз! – решил испытать свою нервную систему ездой на чужом автомобиле. За такие вещи ему не раз перепадало от директора, но страсть к модным дорогим автомобилям была сильнее.

И вот уже целых 10 минут Василий гоняет по городу. При этом сказать, что он чувствует себя за рулём автомобиля уверенно… ну, как-то даже язык не поворачивается. По крайней мере, слово «уверенно» совсем не сочетается с проездами на красный сигнал светофора, открытыми ртами зазевавшихся прохожих и безмолвными статуями опешивших гаишников, услышавших в качестве приветствия автосигнал, да ещё из такой машины!

Полгорода – если не больше – знало Васю Гонщика. Излишне рассказывать, за что он получил это прозвище. Скорость – вот, что являлось вторым именем этого человека, и скорость у него проявлялась во всём: в умении быстро и качественно ремонтировать автомобили, в самом вождении, в неуёмной весёлости, смелости и отчаянной решимости идти до конца. Важно другое – авторитет этого человека был настолько высок, что ему, как некогда Высоцкому, позволялось то, что для других было немыслимым табу. Людей, подобных описываемому герою, столь малое число, что эта избранность не может не притягивать к себе соответствующего отношения. Смелость – на грани фола, риск – на грани провала, вот как можно описать характер этого человека. И самое главное то, что Василий не играл хорошо заученную роль, не стремился дублировать поведение модного киногероя: сыпать чужими фразами, шутками, остротами. Напротив! Такое поведение было его внутренним «я», его истинной сутью, его наградой, а, быть может, и наказанием, так как слишком многие завидовали его внешности, неукротимому характеру, всяческим успехам.

Но вернёмся к нашему «поршу».

На очередном светофоре Василий всё-таки остановился. Действительно, зачем лишний раз испытывать судьбу. Но не прошло и нескольких секунд, как чуть ли не возле самого уха Вася услышал неимоверной мощности – по уровню децибел – ор:

– Эй, засранец, ты чё творишь на! Это моя машина.

Вася спокойно приоткрыл боковое стекло, и с подчёркнуто вежливым и спокойным тоном произнёс:

– Во-первых, когда водитель за рулём, не следует его отвлекать; во-вторых, машина на ремонте; а в-третьих, расслабься, малыш. – На последнем слове загорелся зелёный сигнал светофора, Василий со второй передачи перешел на полный форсаж, а хозяин или, вернее, сын хозяина машины, перебежав с проезжей части дороги на тротуар, ещё добрых 10 секунд стеклянными глазами смотрел вслед удаляющемуся автомобилю.

Невзирая на маленький форс-мажор (Вася попадал в куда более серьезные передряги), наш Барикелло решил удивить свою будущую девушку. Здесь надо заметить, что если относительно чего– или кого-нибудь Вася принимал решение, никакие помехи или отговорки не могли повлиять на заданный им результат.

– Алло, Ангелина? Это Василий. Несколько дней назад я покупал у Вас капли для глаз. Уж не обижайтесь, ерунда полная. Ну да ладно. Вы оставили мне свой телефон. Хочу Вас увидеть.

Всё это было произнесено непрерывающимся монологом. На том конце телефонной связи девушка только чуть приоткрыла рот, а после последней фразы вообще растерялась, настолько этот звонок был неожиданным.

Вася, в свойственной ему манере, не обратил внимания на молчание «принцессы» (как он почему-то именно сейчас мысленно её назвал).

– Где ты сейчас находишься? – перешел Гонщик в атаку полным флангом.

– На остановке возле рынка, – последовал правдиво-недоумённый ответ.

– Подойди к «Бумерангу», – Василий назвал продуктовый магазин. – Через 3 минуты подъеду.

Он сразу её узнал.

Лёгкая белоснежная юбка и тонкая алая маечка с оттенком нежной розы. «Да, – подумал Вася, – за что я люблю фармацевтов», – имея в виду опрятный вид девушки. Слегка приподнятые волосы стянуты в пышный хвост, на глазах – стильные очки. Несмотря на достаточно открытую одежду, девушка дышала какой-то уважительной скромностью и – не сочтите за старомодность, – благовоспитанностью. В ней, наряду с бросающейся в глаза ухоженностью, чувствовалась подчеркнутая сдержанность и неприступность.

Два полных пакета с соломенной сумкой на плече дополняли внешний антураж.

Когда возле Ангелины остановился желто-салатовый PORSCHE, она обратила внимание только на необычность автомобиля, но когда из него в белых штанах и черной футболке вышел её недавний покупатель, её брови узорными ёлочками заметно приподнялись над очками. Она с удовольствием подумала, что он очень похож на Стетхэма, и так вдруг захотелось, чтобы сейчас к ней прицепилась целая банда хулиганов, а он…

– Привет, принцесса! Узнала? – улыбочно сияя, подошел Вася к девушке.

– Почему «принцесса», и когда мы перешли на «ты»? – так быстро сдаваться было не в её манере, даже если перед тобой сам Джейсон Стетхэм.

– Принцесса – потому что красивая, а на «ты» я перешел ещё по телефону, и, так как возражений не последовало, подумал, что ты согласилась?!

– Ну, будем считать, что согласилась, – всё ещё не решаясь снять очки под его сверлящим взглядом, протянула Ангелина.

– Давай свой багаж, и милости прошу в мой «лимузин».

– «Лимузин» от «порша» я ещё в состоянии отличить, – передавая Васе пакеты, заметила Ангелина.

– Польщен Вашими познаниями в автотехнике, – закрывая багажник, съязвил Василий.

– Мы опять перешли на «вы»?

– У тебя хорошее чувство юмора. Мне нравятся такие.

– А какие тебе ещё нравятся, – они уже сидели в машине, и при слове «ещё» Ангелина набралась смелости посмотреть водителю в глаза.

– Всё, сдаюсь, – Вася поднял руки, – будем считать, что первая словесная дуэль закончилась со счётом 3:0 в твою пользу.

– А я не счёт веду, а задаю вопрос.

– А ты умеешь добиваться своего…

– И всё-таки?

– Кроме тебя – никто!

– 3:1! – Ангелина, улыбаясь, откинулась на мягкую спинку сказочного «порша».

Через несколько минут Василий остановился возле дома Ангелины.

– Ну, так как? В десять у входа, или всё же заехать за тобой?

– В десять у входа. – Ангелине не хотелось лишний раз вызывать на себя огонь соседских глаз.

– Как скажешь, – Василий выгрузил сумки, поднёс к калитке и, легонько пожав руку своей новой пассии, с акцентом улыбнулся:

– До встречи!

– Увидимся! – девушка попалась из разряда тех, которые, не желая показывать своей бурной радости – или даже счастья – укрывают себя плёнкой холодной невозмутимости, хотя в душе их горит, штормит и полыхает. И, как доказательство последнего, после того, как Вася уехал, Ангелина, зайдя в дом, начала кружиться по комнатам, вздыхать, кричать и даже плакать. И вправду, счастье делает человека сумасшедшим.

– Что с тобой? – услышала Ангелина за спиной строгий материнский голос.

– А-а-а, ты дома?

– Вернулась за карточкой пациента. – Ангелина поняла, что сейчас опять придётся бороться за своё место под солнцем, и сдаваться не собиралась, хотя ледяной тон и властная осанка матери лёгкой борьбы не обещали.

Валентина Николаевна работала заведующей городской поликлиникой. Должность довольно-таки солидная, да и вид этой женщины был более, чем соответствующий. Как и Ангелина, она просто дышала ухоженностью и какой-то внешней щепетильностью. Складывалось впечатление, что перед зеркалом она проводит не много времени, а всё время – ни одной морщинки ни на лице, ни на одежде, как будто с минуты на минуту приедет фотограф, чтобы через неделю её фото красовалось на титульном листе журнала Forbes. Но если в Ангелининой внешности читалась естественность, то у матери – педантичность и превосходство. Даже по тому, как она держала в руках амбулаторную карточку, можно было предположить, что она принадлежит к королевской семье.

В целом Валентина Николаевна была доброй матерью, верной женой, хорошей соседкой, квалифицированным специалистом, внимательным врачом и отзывчивой коллегой, но все эти качества были с приставкой «чрез меру». Если она интересовалась жизнью дочери, то закрытых дверей не признавала ни в одном вопросе; если оказывала по соседству какую-либо услугу, то действительно рада была помочь, но в ответ обязательно ожидала услышать «большое спасибо», «очень Вам благодарны», «Вы – прекрасный человек»; свою работу она знала превосходно, и с обязанностями справлялась лучше некуда, но при этом от пациентов требовала незамедлительного исполнения предписаний, а от подчиненных и коллег – беспрекословного соблюдения установленных правил и использования советов. То есть, требовательность к себе вызывала у неё требовательность (как правило, завышенную) к другим без исключения.

Глубоко вздохнув, Ангелина приготовилась отражать атаки.

– Обычно, если ты так вздыхаешь, значит – не хочешь со мной разговаривать, – голос матери звучал ещё строже.

– Мам, ну, пожалуйста, не порти мне настроение.

– Ты знаешь, кто тебя только что подвозил? Некий Вася… Гонщик. Специалист авто экстра-класса, – насмешливо произнесла мать.

– Мама, откуда ты его знаешь? – с умоляющей усталостью спросила Ангелина.

– Да его полгорода знает, если не весь.

– Так, значит, это он, – глаза девушки обратились в загадку.

– И что из этого следует?

– Но ты же не это хочешь спросить. Ты хочешь услышать, что я скажу ему: ищи себе попроще, отвали, пошел вон, или что-то в этом роде.

– Грубо, но именно так. Он же меняет этих девок, как туалетную бумагу.

– Ещё неизвестно, кто позволяет себе грубости.

– Я просто очень за тебя переживаю, – уже мягче сказала Ангелинина мать, гладя её по голове. – Ну, ладно, Аленька, мне надо ехать. Вечером поговорим, хорошо? – в этот момент Валентина Николаевна казалась воплощением доброты.

– Вечером не получится, – строгость перешла теперь уже к Ангелине.

Глаза матери застыли, делая рентгеновский снимок лица дочери.

– Надеюсь, ты понимаешь, что я этого так не оставлю, а, когда узнает отец…

– То ЧТО? – с вызовом бросила Ангелина.

– Увидишь – что! – быстро развернувшись, Валентина Николаевна застучала каблуками к выходу.


Чтобы избежать неприятного разговора с родителями, и ещё больше не испортить себе настроения, к 18 часам Ангелина собралась, и поехала к подруге.

В черных обтягивающих штанах, бирюзовой футболке с коралловыми разводами и босоножках на высоких каблуках она уже не казалась нежной, но зато чувство неприступности сохранялось. Идя по городу в таком одеянии, она приковывала к себе взгляды всех без исключения: женщины завидовали, мужчины каменели, люди постарше осуждали, а дети в её образе видели будто новое явление природы. Такая себе Моника Белуччи из фильма «Малена». Мужская половина зевак, видя эту модельную походку и тяжело вздыхая, отчетливо и безнадежно понимала: ловить здесь нечего.

Проболтав с подругой несколько часов кряду, поделившись новостями, эмоциями, и обсудив манеру поведения с «непростым» парнем (как они его назвали, потому как, действительно, Вася был известным лицом в городе, и, соответственно, пребывал в объективе сплетен, домыслов, порицаний и восхищений), Ангелина поспешила на свидание.

Глава 2

Ночной клуб «Мальборо» размещался в самом центре города, и вмещал в себя весь его тусовочный цвет. Ангелина не особо любила такие заведения, редко в них бывала, и поэтому, дойдя до стоянки машин у входа, пропала даже тень прежней «Малены».

Василий, несмотря на оживленную беседу с добрым десятком парней, издалека ещё увидел «принцессу», но бежать в восторженном порыве навстречу девушке было не в его стиле. Он просто подождал, пока она подойдёт поближе, загадочно ей моргнул, и начал представлять друзьям:

– Ну что, парни, разрешите представить: Ангелина – моя невеста.

Ангелина и так была сконфужена вниманием Васиных приятелей, а последнее слово произвело эффект вулканического взрыва. Эта разгоряченная лава изрядно обожгла слух всех присутствующих, разговор прекратился, а рты будто приготовились глотать теннисные шарики.

– Хм… Гонщик, ты… пошутил так?

– Да нет, серьезно! – на последнем слове Вася сделал ударение.

Честно говоря, и для Васи слово «невеста» было неожиданным, но сама ситуация объяснялась, во-первых, его весёлым неудержимым характером, а во-вторых, любовью ко всевозможным экспериментам и импровизациям. Можно сказать, его приводила в восторг откровенная эмоциональная реакция окружающих на свои нестандартные поступки и слова. И сейчас, широко улыбаясь, он примеривал на себя лавры победителя.

Несмотря на то, что ребята довольно-таки хорошо знали Васю Гонщика, сейчас они почувствовали, что он говорит правду, вот только эта правда настолько шла вразрез с его жизненными ценностями, что в каком-то глубоком экзальтированном молчании они начали заходить в клуб.

– И что это было? – Ангелина, наконец, пришла в себя.

– А ты обиделась?

– Я не люблю, когда меня ставят в неловкое положение. И вообще, что здесь смешного? – Ангелине не нравилось, что Вася продолжает улыбаться. – Это очередной кураж, или алкоголь такой немилосердный? – Ангелина почувствовала, что повышает тон, но иначе не могла. Так сказывалось на ней повышение адреналина от компании «мачо».

Василий прекрасно знал, как на него реагируют девушки, поэтому заметил:

– Послушай, принцесса, со мной в таком тоне не разговаривают. А насчёт куража, то он почему-то заметен в тебе, – Вася сделал паузу, внимательно посмотрев на Ангелину. – И… сказав «невеста», я не пошутил. – Не дав девушке опомниться, Вася взял её за руку, и повёл вслед за ребятами.

Только теперь он понял, почему у него вырвалось это слово. В памяти проплыл старый итальянский фильм с участием А. Челентано, в котором его герой – водитель троллейбуса – влюбился в настоящую княжну, или принцессу (он точно не помнил), без раздумий в решительной форме сделал ей предложение, и впоследствии женился. Вот что-то подобное почувствовал и Василий. Ведь иногда, чтобы понять, что ты хочешь, не хватает целой жизни, а в другом случае и одного мига достаточно. Вася, зная себя, чётко осознал, что эта мысль твёрдая и окончательная. Оставались детали.

Зайдя в клуб, «Челентано и княжна» окунулись в кислотную атмосферу музыкальной вечеринки: анархичные звуки настолько переплелись с шаманскими телодвижениями, что Ангелине показалось, будто она мгновенно перенеслась в сумасшедшую атмосферу африканского племени. Да, она ходила на дискотеки, но то ли никак не могла привыкнуть к такой музыке, то ли от переизбытка чувств от слов своего спутника, под громкими шумами дискотечного зала как-то растерялась. А Вася, наоборот, как и всегда, пребывал в ослепительных лучах всеобщего внимания. Радостные восклицания и приветы раздавались со всех сторон:

– Здорово, Василий!

– Привет, Гонщик!

– Салам, дорогой!

– Вася, приветик!

– Чао, милый!

– Рад видеть!

– А вот и ты!

– Слушай, ты куда пропал?

– Васенька, кошечка соскучилась!

– Васо, дарагой, дай абныму тэбя.

Лучи приветствий исходили не только от мужской, но и от женской половины клубного общества. Первые уважали Гонщика за сильный несгибаемый характер, для вторых достаточно было одной Васиной улыбки. Появление его на подобных мероприятиях всегда вызывало беспрецедентный ажиотаж. Девушки вообще таяли от его взгляда. При его появлении женская гордость автоматически пряталась в укромных уголках стеснительной ажитации, и нескоро возвращалась назад.

Вася не успевал отвечать на все эти приветствия, рукопожатия, шутки. Возле своего «солнечного» спутника Ангелина казалась бледной тенью далёкого Месяца; её будто заслонили тучи Васиного авторитета. Но надо отдать ему должное. После всех приветствий он начал представлять Ангелину, как свою девушку. Вот тут на неё и переключилось всё внимание. Нелегко, очень нелегко быть девушкой такого человека.

– Слишишь, Гонщык, тэбэ шьто, Камира надаела уже? – кавказским адресантом этого вопроса был некий Зураб, человек достаточно тёмной репутации, а Камира – его родной сестрой.

– Да ладно, Зураб, ты же знаешь, сердцу не прикажешь.

– Ну да, ну да, – с непонятной загадкой в глазах Зураб отошел к своему столику.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное