Андрей Левицкий.

Война Зоны



скачать книгу бесплатно

© А. Ю. Левицкий

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Часть 1. Противостояние

Глава 1. Пригоршня. Крах

Если одним словом описать результат нашей экспедиции, то это КРАХ. Химик ушел с артефактом, как детей нас развел, я подвел себя, Деню, земля ему пухом, Литвинова. Как теперь ему в глаза смотреть? Что теперь делать?

Жену я отправил в Крым, и теперь ей возвращаться нельзя, потому что на нее начнется охота «руновцев» – я их разозлил, и они попытаются отомстить. Хотелось кого-нибудь убить, но за неимением под рукой врага приходилось сдерживать негодование. Нужно было добраться до безопасного места поближе к Периметру, отдышаться, придумать, что делать дальше, потому мы направлялись к бару «Титаник».

Я все время отвлекался и забывал, что мы в Зоне, где опасность на каждом шагу. Хорошо, негр Алеша наконец втянулся и научился работать в паре с Полковником.

Хоть Полковник и годился мне в отцы, нюх у него был как у собаки, а глаз как у орла. Он научился видеть некоторые аномалии, даже не бросая вперед гайки. Все что оставалось Алеше – прикрывать Полковника. Справлялся он неплохо, в спорных случаях перестраховывался гайками, когда аномалии разряжались, удивлялся и расспрашивал Полковника, как ему такое удается, он ведь первый раз в Зоне. Наверное. У него талант, как у Химика. Если бы подался в сталкеры, равных ему не было бы. Полковник отшучивался, объяснял все боевым опытом, о котором не распространялся. Я полагал, что это Афган, как раз по возрасту подходит.

А вот и «Титаник» замелькал в просвете между сосновыми стволами, старый, как мой сталкерский стаж.

– Ух ты ж еж твою дрожь! – не сдержал чувств шагающий позади Алеша, шагнул ко мне и принялся тереть глаза.

Туша «Титаника», утопленная в застывшем иле, на пару секунд вгоняла в ступор, даже если ты был тут сотню раз. Идешь, такой, по лесу, сосновые шишки пинаешь, и вдруг – опа! Поляна, да не совсем поляна, а высохшая клякса озера, испещренная трещинами, как старушечье лицо, а посреди поляны – баржа, ржавая, облезлая… Словно комары, вертят крыльями ветряки на таких тонких ножках, что их и не видно. Разогретая солнцем баржа курится и потому кажется миражом.

Я переводил взгляд с впечатленного Алеши на баржу и не мог решить, что нелепее: эта подводная лодка в степях Украины или негр-сталкер в Подмосковье.

– Интересно, – Полковник вздохнул и принялся потирать заросший седой щетиной подбородок. – Я понимаю, что Зона – место фантастическое, но чтобы настолько!

– Это фигня, – пробормотал я. – Годик походишь по Зоне, вообще перестаешь удивляться, страх отмирает.

– И что, там прямо внутри – бар? – как ребенок обрадовался Алеша, спасибо, «ух ты» не добавил.

– Ну да, – кивнул я и зашагал по илу, больше напоминающему старый потрескавшийся асфальт.

Все им нипочем. Алеша со мной пошел, видимо, больше ради приключений, Полковник – вообще непонятная личность.

Что ему нужно? Помочь? Вот уж глупости. Деньги? Они у него и так есть. Думает, что не успеет осуществить мечту и побывать в Зоне? Спрашивать я не стал, потому что в голове уже толкался выводок мыслей: что с нами будет, если Химик активирует артефакт? Не опасно ли в баре, нет ли там людей под внушением? Как в кратчайшие сроки набрать команду?

– Не забываем о том, что в Зоне каждый может быть врагом, – напомнил я на ходу. – Оружие не сдаем, при необходимости отстреливаемся. Полковник, прикрывай нас и пока побудь здесь.

Мы с Алешей шагали бок о бок, до баржи было метров пятьдесят, открытый участок отлично простреливался, случись чего, и спрятаться некуда: две удобные цели идут к своей погибели. Если доберемся незамеченными, считай, спасены.

– Надо было в любой разваленный дом зайти, обсудить, – срывающимся голосом прошептал Алеша, и слова его перекрывались стрекотанием ветряков.

– Мне надо позвонить. Телефон разряжен, – коротко ответил я.

Когда тень баржи накрыла нас, я выдохнул и с автоматом наизготовку, боком принялся взбираться по скрипучему деревянному трапу, Алеша спрятался за гору гнилых, почерневших от времени бревен и прикрывал меня. Ступенька, еще ступенька. Присесть на палубе, жестом позвать Алешу. На полусогнутых перебежать к капитанской рубке, где и находился бар. Мысленно перекреститься перед тем, как распахнуть дверь, опустить автомат так, чтобы при необходимости было удобно вскинуть ствол.

Алешина черная голова почти сливалась с ржавчиной, он наблюдал за мной и готов был прийти на помощь в любую секунду. Я кивнул на дверь, и напарник перебежал ко мне, я толкнул дверь и шагнул в бар, где пахло табаком и сосновой смолой.

Бессменный хозяин по прозвищу Вуд, вытирающий стол, обернулся на скрип петель, замер с тряпкой в руках и уставился на меня так, словно не узнавал. Неужели и он под внушением? Если так, то сейчас Вуд должен попытаться меня прикончить. Но нет, вытер руки о рубаху на необъятном животе, близоруко прищурился и воскликнул:

– Мотать мой лысый череп! Пригоршня, ты?

Не дожидаясь ответа, Вуд зашагал ко мне и принялся трясти протянутую руку:

– Как я рад тебя видеть, ты бы знал! Где тебя носило, старина? Говорят, женился, большим человеком стал.

– Я тоже рад, мне бы пройти…

– Да-да, конечно…

– Я не один.

– Ну и хорошо… А чего ты такой напряженный? Эй! – он щелкнул пальцами у меня перед глазами, и захотелось съездить ему по роже, но я сдержался. – У тебя все в порядке?

Не отвечая на его вопрос, я обернулся и крикнул:

– Алеша, чисто, зови Полковника.

Расслабляться нельзя, потому что у Вуда, как и у других, может в любую минуту случиться затмение. Сложись все иначе, я бы искренне ему обрадовался.

– Неприятности у нас, – ответил я на вопрос во взгляде. – Мне бы телефон зарядить, – я протянул ему пятисотку, но взгляд Вуда перекочевал за мою спину, и глаза его распахнулись – Алешу увидел.

– Вот так чудо расчудесное, – проговорил он.

– Допустим, русалка. Допустим, с ребенком… А где тут у вас живет водолаз Боря? – сострил Алеша и сразу расположил к себе ухмыльнувшегося Вуда.

– Проходи, Иван-царевич! – пригласил он, взял пятисотку и протянул руку, куда я вложил телефон с зарядкой, и направился за деревянную барную стойку.

Алеша поравнялся со мной, запрокинул голову, разглядывая интерьер. Я тоже осмотрелся и отметил, что бар пуст, и это замечательно. Вуд присел за стойкой, ненадолго исчез из поля зрения, заставив нас напрячься, появился и предложил:

– Может, пива?

– Пива! – махнул рукой Алеша. – Темного нефильтрованного.

– Мне двойной американо, – отозвался с порога Полковник, сел за стол напротив Алеши – так, чтобы следить за входом.

Вуд поглядывал на нас с любопытством, он знал всех сталкеров, а тут – два новичка и вернувшийся старичок – чем не повод лясы поточить? Только не нужна мне была его компания. Я сел рядом с Алешей, чтоб видеть Вуда, и тоже взял пиво.

– Вроде он не опасен, – прошептал Алеша.

– Ты вспомни, что остальные поначалу тоже были неопасны, а потом их перемыкало.

– Полагаешь, все сталкеры представляют угрозу? – проговорил Полковник тоже шепотом, задумчиво глядя на дверь.

– Надеюсь, что нет. Надеюсь, мы успеем остановить Химика.

– Назрел вопрос, – Полковник сплел пальцы на столе. – Каким образом происходило зомбирование людей, кто подвергся, кто нет, и не затронет ли это нас, когда твой бывший приятель осуществит задумку…

– Забирайте кофе, – крикнул Вуд. – Пиво пока ждите.

– Он уже на месте, – предположил я. – Что-то ему помешало…

– Пригоршня! Я на неделе видел твоего приятеля, – не унимался Вуд. – Химика…

– Наши дороги разошлись, – ответил я, с трудом сдерживая злость.

Вуд посмотрел на меня и все понял, умолк, но надолго его не хватило. Он принес три кружки пива и уселся с нами, жаждая общения. Еще немного, и я заберу телефон, позвоню Литвинову…

– И что же у вас стряслось? Расскажи, вдруг чем помогу.

Святая простота! Дают – бери, бьют – беги. Почему бы не принять его помощь?

– Кроме нас, тут есть кто-то еще? – спросил я, Алеша заозирался.

– Сегодня очень кислый день, – пожаловался Вуд, я положил на стол тысячную купюру – немного, но что-то лучше, чем ничего.

Мог бы и сам догадаться, общительный Вуд с тоски помирает, отсюда и его натиск.

– Насчет приятеля моего Химика, – заговорил я и понял, что голос мой меняется, делается тяжелым, как свинец. – Как давно он связан с «Руной»?

Вуд на секунду задумался, мотнул головой:

– Впервые слышу. Что за «Руна»?

Мы с Полковником переглянулись, он вздохнул. Вуд с непониманием следил за нами и, похоже, начинал закипать. Я поразмыслил и решил идти ва-банк:

– Где-то в Зоне орудует группировка «Руна», они испытывают на детях смертельные вещества, а здесь о них никто ничего не знает. Удивительно, правда?

Вуд глубоко задумался, уставившись на кружку пива, напряженную работу мысли выдавали вертикальные морщины над переносицей.

– Н-дааа… Вот же… И я не знаю, а должен был. И как не заметил… Стоп! Химик, говоришь… Химик живет где-то в Зоне, появляется иногда. Но где именно он живет, я не в курсе. Однажды приходил с типом, то ли Игорь, то ли Ингвар… Не помню. Ушли в Зону, и с концами. Сталкеры – замкнутый народ, и если кто-то хочет спрятаться в Зоне, он спрячется. А ты какими судьбами в Зоне?

– Понимаешь, какое дело, – начал я издалека. – Сейчас друг мой Химик делает сборку, с помощью которой «Руна» будет управлять всеми нами. Программу тебе в башку заложат, как это делает кукловод, а ты и не заметишь, будешь жить и не знать, что тебя за ниточки дергают. Я пытался этому помешать, да не получилось.

Вуд распахнул рот, захлопнул его под перекрестным огнем наших взглядов, помотал головой:

– А то я думаю, чего Химик странным стал, сам на себя непохожим…

– Не поможешь ты нам, Вуд, – резюмировал я. – Давай телефон, попытаюсь позвонить, переговорить кое с кем.

Вуд грузно поднялся, проковылял к барной стойке. Может, прежнему добряку-Вуду я бы доверился, но кто знает, сидит ли в его голове враг? Потому Полковник держал руку на автомате, который положил на колени, а глаза Алеши так и бегали, выискивая подвох.

Мой телефон-птеродактиль показывал одну полоску зарядки из четырех – на звонок должно хватить. Связь, слава Богу, была – и на том спасибо, не нужно переться к самому Периметру, потому я сгреб со стола телефон, поднялся:

– Вы тут поговорите, Вуд, попытайся что-нибудь вспомнить, а мне надо позвонить.

Полковник понимающе кивнул – догадался, что звоню я покровителю, сделавшему нам пропуск в Зону. На палубе меня чуть не сдуло порывом ветра. На востоке надувалась чернильная туча-осьминог, тянула щупальца облаков. Где же ты засел, Химик? Все равно тебя выкурю из логова, чего бы мне это ни стоило!

В списке контактов нашел Литвинова, набрал его. Пока слушал протяжные гудки, взмок. Наконец на том конце линии что-то щелкнуло, и Литвинов обрушился лавиной:

– Новиков, мать твою разтак! Где тебя носит?! Если честно, я тебя похоронил. Артефакт у тебя?

– Нет. Нам не удалось его отбить.

Давно не слышал, чтобы кто-то так витиевато ругался, хотелось отодвинуть трубку от уха – казалось, что оттуда вылетит слюна. Выпустив пар, Литвинов затребовал подробности, и я изложил их, упустив момент, что не стал убивать Химика. Особист смолк и молчал, наверное, минуту – переваривал услышанное. Полжизни отдал бы, чтобы узнать, какие мысли рождаются в его голове. Когда заговорил снова, голос его был спокойным, уверенным:

– Что ты думаешь делать дальше?

Лукавить я не стал:

– Соберу команду, разнюхаю, где их логово…

– Уходи оттуда, – посоветовал он. – Ты не можешь никому доверять, команду надо набирать за пределами Зоны. Да и они в любой момент могут активировать артефакт. Вряд ли внушение распространится за пределы Зоны, ты нужен мне здесь. Возвращайся, вместе мы подумаем, как лучше поступить.

Поначалу я хотел просить его о помощи, но потом передумал – не нравилось, что он старается меня вернуть. Его волнует моя судьба? Что-то не верится. Отказался от изначального плана? Договорился с Соловьевым?

– Никита, чего ты молчишь?

– Да… Да, наверное, ты прав.

– Конечно. Я прав!

– У меня телефон разряжен. Подзаряжу, тогда наберу.

Отключившись, я вырубил трубу, сел прямо на нагретый солнцем металл, скрестил ноги по-турецки. Контроль над ситуацией ускользал, я уже отвык от мерзейшего ощущения беспомощности. Надо посоветоваться с командой – вдруг что умное подскажут, и Полковник, и Алеша – головастые. Вуд тоже пусть послушает, хрен с ним! Он постоянно в Зоне, вдруг что ценное вспомнит.

Я неторопливо прошествовал на место, сел и проговорил:

– Поздравляю нас, мы остались без подпитки извне.

Вуд выглядел расстроенным больше всех.

– Расскажи подробнее, что за артефакт у Химика и что с нами всеми будет, когда он его применит.

– Точно не знаю, но видел людей, которые превращались в зомби и бросались нас убивать. Одни попали под влияние, другие – почему-то нет. Но, согласись, приятного мало.

Вуд подпер голову рукой и принялся рассуждать:

– Смотри. У него один-единственный артефакт…

– Сборка, – поправил Алеша.

– Это не меняет сути. Сборка одна, а Зона большая. Как он распространит ее влияние на всю Зону? Ага! Никак. Сборка будет действовать на небольшой участок, кто за его пределами, в безопасности. Раз сейчас уже есть сталкеры, подчиненные чужой воле, значит, такая сборка была и раньше… И с ней что-то случилось, правильно?

Я развел руками и сказал:

– Вроде как да. И еще есть вещество. Примешь его раз – станешь куклой, и тебе надо будет принимать его всегда, иначе умрешь.

– Внезапно мрущих сталкеров не замечал, значит, дело все-таки в сборке, а не в веществе. Как видишь, я не под влиянием, потому что сижу в одном месте, куда чужая воля не дотягивается. Облучились, назовем это так, только те, кто забредал в определенную область.

– Ладно, согласен, – я поднял руки. – Но как объяснить, что сборкой заинтересовались люди за пределами Зоны? Это известный политик, не буду называть имени.

– Его или обманули, преувеличив силу сборки, или есть способ ее усилить. Если второе, мы бы уже плясали под чужую дудку.

– Предполагаю, что усиливать сборку будут с помощью устройства, которое может быть пока не готовым.

Вуд щелкнул языком и помрачнел – наверное, представил такой ретранслятор, представил, как усиленную команду передают через телевышки, и глаза миллионов людей стекленеют. Где-то я о таком или слышал, или фильм смотрел – сейчас не вспомню.

– Ну и сволочь же этот Химик! – Вуд хлопнул ладонью по столу. – Да как он может в глаза нам смотреть? Приятеля из себя строит, козел!

– Все очень просто, – проговорил Полковник. – Некоторые люди не любят ощущать себя, как вы сказали, козлами, потому они придумываю красивые оправдания своим действиям. Например, «для вашего же блага», «вы все испортите, я сделаю лучше».

– Вот! – я чуть со стула не упал. – Именно так! Химику не нужна власть, а «как лучше» он любит!

– Полагаю, с мотивами преступления мы определились, – проговорил Полковник. – Теперь надо разработать план действий с учетом новых реалий…

– Реалии таковы, что у нас нет денег даже на оружие! Два автомата, и все – не очень-то повоюешь! – резюмировал Алеша.

Вуд вздохнул:

– Это плохо. Могу предложить еще один АК и «мосинку», но этого, согласен, мало. Кстати, имейте меня в виду, я, хоть и грузен, но молодому фору дам! Опыт не пропьешь.

Полковник предложил:

– Наш новый союзник Вуд – доказательство того, что сталкеров можно убедить помочь нам. Осталось придумать, как заставить их поверить, что угроза не придумана нами, и это не манипуляция, чтоб решить свои вопросы.

Мы задумались и замолчали. Алеша предложил рассказывать всем встречным, Полковник отверг его решение – никто не поверит старому дезертиру Пригоршне и сталкерам, которых никто не знает. Вуд сказал, что даже ему вряд ли поверят. Я вспомнил, что половина сталкеров может оказаться под внушением. Получалось, что нам нужны некие материальные ценности, которые мы сможем предложить в обмен на помощь, а их у нас и нет.

– Можно попытать счастья и сходить к горбуну нашему.

– Что за горбун? – поинтересовался я, Алеша тоже навострил уши.

– Отстал ты, Пригоршня, от жизни, просиживая штаны в кабинетах! – с упреком сказал Вуд. Захотелось возразить, выплеснуть на него негодование, что в Зоне было проще и понятнее, с людьми труднее, а вокруг столько сволочей, что мама не горюй. И за всеми глаз да глаз! А они ужами извиваются.

Я уже открыл рот, да заставил себя его говорить совсем не то, что было на уме, – большой мир научил:

– Так что за горбун?

– Спрут. Появился будто ниоткуда, страшен, как третий круг Зоны, упырь его видит и в обморок падает. Живет в бункере, чахнет над несметными сокровищами неизвестного происхождения, я был у него – любой оружейный магазин отдыхает, как вспоминаю оружейню, слюна наворачиается. Самому ему это все ни к чему, его жутко изуродовало то ли в «скруте», то ли в другой аномалии, но на нашем брате он нажиться не прочь. А еще говорят, что он видит все, что происходит в Зоне, с ним можно договориться, взять в долг, напрокат, если он посчитает, что ты прав.

– А сам-то ты веришь, что этот Ванга узрит всю суть и нам воздаст? – с иронией спросил Алеша.

Вуд посмотрел на него без выражения, допил пиво и рукавом вытер пену с губ.

– Не верю. Но если есть малейший шанс, почему бы им не воспользоваться? Тем более, живет Спрут недалеко, идти часа четыре. Как раз успеете обратно, чтоб переночевать, набраться сил.

– Угу, – пробурчал я, покосился на Полковника. – Вы как, со мной или расходимся?

– Не в моих принципах недоделывать дела, – сказал Полковник, а вот Алеша вроде засомневался, глаза его забегали, он на полминуты замолчал и выдал:

– Ладно, и меня записывайте, куда ж вы без меня? Пропадете ведь.

– Я пока здесь, – Вуд поднялся, погладил живот. – Если позовете, пойду с вами.

Я тоже встал, поблагодарил толстяка и снова подумал о том, можно ли ему доверять. Вдруг он заманивает нас в ловушку? Слишком уж просто принял нашу сторону. Или предательство Химика так меня подкосило, что в каждом я теперь вижу врага? Хотя… предательство ли? Скорее, это он считает, что я его предал, когда выбрал не Зону, а Олесю. Что ж, отчасти он прав… Мог бы ведь и с Олесей быть, и в Зону ходить… Но каждый раз думал бы о том, что меня ждут и могут не дождаться.

– Давайте я покажу, где искать Спрута, – не унимался Вуд. – Спроси любого сталкера – каждый скажет.

– У меня есть еще один план, – солгал я. – Извини, Вуд, но пока не скажу. На случай, если он не сработает, отметь на карте, где магазин Спрута.

Вуд взял из моих рук мятую-перемятую карту, разложил ее на столе, ткнул пальцем в Клин и поставил жирную точку карандашом.

– Здесь, видишь? Всего-то часа три-четыре часа пути.

Я мысленно прикинул расстояние, отметил, что Вуд не солгал, перебрал все возможные препятствия и сделал вывод, что если кто попытается нам помешать, это будут люди, а не мутанты.

– Спасибо, Вуд! Если не получится, что я задумал, обязательно загляну к Спруту.

– Жду вас на ночевку, – улыбнулся он и, кряхтя, протопал к барной стойке, вернулся и поставил на стол две коробки. – Возьмите, это патроны к «калашам». Скорее возвращайтесь и держите меня в курсе. Чутье подсказывает, что ты, Пригоршня, сказал правду. Что-то мне не хочется стать марионеткой в чужих руках.

Распрощавшись с хозяином бара, наша компания высыпала на борт баржи.

– Что за план? – сгорал о нетерпения Алеша.

– Позже расскажу, – отмахнулся я и уставился на север, туда, где находился разделенный на две половины город Клин. В западной его части жили люди, восточную населяли призраки, для человека неопасные, по крайней мере днем.

Небо заволокло тучами, потянуло сыростью и гнилью.

По деревянному трапу мы спустились с баржи, и я направился на север. Полковник и Алеша шли за мной молча. Негр не выдержал первым:

– Так что у тебя за план-то? И что конкретно тебе сказал наш благодетель?

Я остановился, повернулся к ним всем корпусом:

– Благодетель был зол и велел скорее убираться из Зоны…

– Это разумное предложение, – оценил Алеша.

– Мне так не показалось. Мне кажется, что нам нельзя терять времени, – я зашагал дальше.

Семенящий следом Алеша не унимался:

– У него можно было бы занять денег…

– Не факт. А что, если он хочет свернуть операцию? Вы-то сами понимаете, что этого делать нельзя и у нас каждая секунда на счету?

Алеша молча сопел, Полковника слышно не было. Только когда добрались до леса, где сразу стало спокойнее, Алеша продолжил натиск:

– А если благодетель не хочет сворачивать операцию? Справляться своими силами будет сложно, потому что ни сил, ни оружия у нас нет. Или я чего-то не знаю? Куда мы сейчас идем?

– К Спруту, – ответил я спокойно. – Алеша, тебя никто не держит, возвращайся в большой мир и живи себе счастливо.

Алеша сразу замолчал, зато заговорил Полковник:

– На какой исход переговоров ты рассчитываешь? Как я понял из вашего разговора, вы ни разу не виделись со Спрутом. Все, что мы о нем знаем, – он покалечен какой-то аномалией… Почему он должен нам помогать?

– Я не рассчитываю ни на что. Но есть надежда, она меня и ведет.

– То есть плана у нас нет, – вздохнул Алеша.

– Если переговоры закончатся ничем, возвращаемся, – сказал я. – Или… усиленно думаем. Потому что это в наших интересах. Химик и его Институт не ограничатся Зоной, Зона – испытательный полигон. Тех, кто за ним стоит, интересует большой мир.

Мы так увлеклись беседой, что, если бы не Полковник, крикнувший: «Стоять!», влезли бы в гравитационную аномалию, расположившуюся между двумя замшелыми кочками. Неподалеку загрохотал автомат, стреляли одиночными, ветер доносил забористую ругань, я различил три голоса, приложил палец к губам и попятился.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6