Андрей Лебедев.

Невидимая рука эволюции и образ будущего



скачать книгу бесплатно

С самой обученной «нейронной сетью», как и с домашним животным мы вряд ли можем вступить в сложную содержательную дискуссию, мы лишь делаем вид, что общаемся с ними и якобы верим, что они нас понимают.

Успех в игре не равен успеху в интеллектуальном развитии. Игра – лишь средство интеллектуальной тренировки. Девушка не выбирает себе будущего мужа за его победы в покер, граждане не выбирают себе президента за чемпионство в шахматном турнире.

Самые совершенные системы искусственного интеллекта достигают пока только уровня четырехлетнего ребенка. Примерно в этом же возрасте расходятся пути ребенка человека и детеныша шимпанзе – первый продолжает развивать свой интеллект, второй качественно больше не меняется. Можно предположить, что будущее искусственного интеллекта зависит от понимания происходящего в мозгу человека в этом возрасте.

Инопланетный разум и Пятый темпологический переход

Неизбежно наступит момент, когда человеку понадобится не искусственный интеллект-помощник, а настоящий искусственный разум – самостоятельный, автономный от человека. Он будет уметь самостоятельно решать творческие задачи, находить решения совершенно новых проблем, планировать свою деятельность на годы вперед.

Серьезного практического прорыва в создании роботов с автономным ИИ, следует ожидать в связи с освоением Марса и других планет – то есть тогда, когда в таких роботах действительно возникнет потребность. Отправиться в путешествие на Марс сам человек не рискнет из-за жесткой космической радиации, а оперативно контролировать своих автоматизированных помощников с Земли не сможет из-за расстояния. Как только будут созданы автономные интеллектуальные роботы, можно будет сказать, что задача создания «искусственного сознания» решена. Получается: для того, чтобы сбылась мечта встретить инопланетный разум, человек должен сам этот разум создать.

Разумеется, это будет не абсолютно автономная система. Как вариант: роботы будут создавать на Марсе комфортные условия для человека и ждать его прилета – как пришествия Бога.

Пятый темпологический переход – это эволюционный прорыв человека в далекий космос, невозможный без создания полноценного автономного искусственного интеллекта.

Эволюционным содержанием этого перехода в новую реальность будет рост многообразия интеллектуальных систем, многообразия искусственных цивилизаций, выполняющих в космосе самые разнообразные задачи в интересах человечества. В новой реальности интеллектуального многообразия жизнь человека станет более творческой, более соответствующей его природе.

О настоящей эволюционной роли Предпринимателя, о государстве и планете как предпринимательской республике, о республиканском воспитании человека «новой реальности», гражданина будущего – Образ будущего – предпринимательская республика. Часть 2 Предприниматель и Часть 3. Республика.

Часть 2. Образ будущего – предпринимательская республика.
Предприниматель

Рабочее название — Российский Манифест

Предпринимательская республика – образ будущего Золотого Века без войн и революций, новая экономическая стратегия и политическая повестка дня

Начало сознательной истории

Считается, что Россия в 1917 году изменила ход истории 20 века. Но нельзя исключать, что и без Октябрьской революции мир выглядел бы сегодня, через сто лет, точно так же. Потому что судьбоносный перелом в мировой и российской истории случился раньше, еще до 1917 года, во время Первой мировой или Великой войны. Не случайно первую в истории человечества мировую войну называют главной причиной Февральской и Октябрьской революций, изменивших ход мировой истории, но при этом причину массового озверения людей, тотального уничтожения не только армий, но и мирного населения в ходе Первой мировой войны, первой «войны всех против всех» до сих пор невозможно считать проясненной. Нельзя считать убедительными «объяснения» историков, которые сводятся к парадоксу: «никто не хотел воевать, поэтому все друг друга перебили».

В конце 19-го – начале 20-го века не только Россия, но и все страны мира оказались в эволюционном тупике. Именно перед Первой мировой были заложены причины будущих массовых войн, кровавых революций, геноцидов, а также экономических катастроф – от Великой Депрессии в США и Европе до нынешнего глобального кризиса.

Если человек не понимает, что происходит с ним и с окружающими, если через сто лет, в начале 21 века повторяются те же беды начала 20 века – опять ряд стран до основания сотрясают революции, а демократические выборы приводят к власти популистов, националистов, радикалов, террористов – то человек не хозяин своей жизни, не творец будущего, а щепка в потоке мутных вод. Но если человек – творец истории, то должен понимать, что происходит, принимать сознательно долгосрочные решения.

До сих пор у человечества не было сознательной истории – была бессознательная история, предыстория. Причина бессознательности в том, что государство-образующая профессия Предпринимателя оставалась трагически непонятой, и столь же неописанными и недооцененными оставались – и до сих пор остаются – традиции государственного строительства на базе республиканских морально-нравственных ценностей.

При этом именно Предприниматель лучше всех планирует будущее и действует по плану, не повторяя старых ошибок. И во все века лучше всего у Предпринимателя получалась Республика – от Афинской, Римской, Флорентийской, Венецианской и Новгородской купеческих республик до США.

Предприниматель, прежде всего Купец – такая же благородная древняя профессия как Монарх, но не настолько хорошо изучена.

Наука экономика

Несмотря на успехи отдельных исследователей, экономика как наука до сих пор не состоялась. Об этом красноречиво свидетельствует последний кризис 2008 года (да и многие предыдущие) – никто из ученых мужей его не предвидел, причины до сих пор остаются загадочными, а значит неизбежно повторение или аналогичных кризисов, или новых невиданных по форме и содержанию. Будущее непредсказуемо, произойти может все, что угодно – в том числе по вине экономистов, работа которых как раз и заключается в том, чтобы исследовать, анализировать и предвидеть. Ход мыслей современных научных светил вызывает как минимум улыбку: в лучшем случае они пытаются задним числом что-то в своих теориях подправить, в худшем – обвиняют практиков в том, что те недостаточно четко следовали их теориям и сами во всем виноваты. Например, недостаточно последовательно и жестко занимались государственным регулированием, мало цепей навешали на зверя по имени «свободный рынок», то есть на Предпринимателя.

Ошибаются сегодня все – и сторонники этатизма, и немногие их критики со стороны австрийской школы. Ошибка – в определении предмета исследования – изучается не реальная экономика, а некий идеальный объект. Даже если речь идет об анализе реальных кейсов поведения на рынке реальных компаний, понимание происходящего искажено существующими теориями. Исследователь как правило ищет в реальной экономике не ответ, а подтверждения априорным теориям.

Адам Смит считал, что предприниматель – это собственник капитала, берущий на себя риск хозяйствования. По Смиту хозяйственная деятельность не является предпринимательской, если ведется без капитала. Но в 20 веке экономическая наука сильно отступила (или ушла налево) от таких, по крайней мере четких позиций. Это произошло даже с австрийской школой, которая до сих пор считается самой рыночной, самой либеральной. Первооснователь школы Людвиг фон Мизес писал: «В любой реальной и живой экономике любое действующее лицо всегда является предпринимателем». Ученики Мизеса, развивая представление о Предпринимателе как о «человеке деятельном», Homo agens, отделили его от собственника, объявили предпринимательство и владение собственностью разными профессиями. Очевидно, они старались быть в тренде общественных настроений, держаться подальше от всеми ненавидимых и гонимых собственников капиталов. В итоге представление «австрийцев» о сущности предпринимательства оказались очень близким к теоретическим построениям Йозефа Шумпетера. По Шумпетеру творческий креативный человек любой профессии, энергично что-то меняющий в экономике и в жизни, разрушающий при этом сложившееся равновесие, может считаться «предпринимателем». Если следовать подобной логике, то такие «созидательные разрушители», «яркие представители «креативного класса» как Сталин и Гитлер, а ранее Наполеон и Петр I, тоже были предпринимателями.

Показательно, что в современной экономической науке все реже присутствует такой субъект экономического действия, как предприниматель. Он стыдливо подменен «компанией», «фирмой».

Апофеозом непонимания сущности предпринимательства стала прозвучавшая из уст Барака Обамы оценка бизнесмена как человека, который ошибочно считает свою собственность своей. И это сказал президент самого на сегодня предпринимательского государства мира!

Трудно удержаться от сравнения современного экономиста с биологом, который, наблюдая за тем, как обезьяны «атакуют» ветками предоставленное им чучело леопарда, делает вывод о начале орудийной деятельности приматов. Обезьяны при этом не настолько глупы, что не способны отличить чучело от настоящего хищника – они просто играют в предложенную им игру. Забавно, что последний «писк» экономической теории – это как раз «экономика поведения» – по сути о том, как бизнес играет в навязанную ему правительством и Центробанком игру.

Современные экономисты – это в большинстве своем чучельники, имеющие дело не с реальной экономикой, а с искусственными объектами. В оправдание им следует сказать, что ошибка в определении объекта исследования была допущена еще в ту эпоху, когда новая наука только зарождалась. Что удивительно: ведь как раз в экономике тех времен можно было более отчетливо увидеть экстремальную составляющую экономической жизни. «Тучные годы» тогда намного чаще прерывались неурожаем и голодом, чем это случается сегодня. Общественное сознание было апокалиптическим, а сценарий Апокалипсиса всегда начинался с экономического «базиса», с неурожая и голода, а затем уже следовали эпидемии и войны. Но первые экономисты словно не замечали этой экстремальной части реальной экономики. Кто знает: если бы они с самого начала определили объект научного анализа более точно, мы бы сейчас имели более адекватное представление о профессии Предпринимателя, а отнюдь не примитивное «зарабатывание прибыли», явно имеющее отношение только к «тучным годам». Имей мы в начале прошлого века более адекватное знание роли бизнеса в экономике и политике, не случилось бы в 20 веке социалистических революций, кризисов, голодоморов и войн.

Трагический пробел в мировоззрении

В 19 веке в ходе естественного экономического развития человек по профессии Предприниматель в большинстве стран Европы пришел на смену представителю прежней главной системообразующей профессии – Монарху. Предприниматель стал в конце 19-го века главным субъектом экономики – главным собственником и работодателем, главным инвестором в экономическое развитие, научный прогресс, культуру и социальное благополучие. На место нескончаемых феодальных войн пришли мирная торговля, технологический рост, подъем уровня образования и социальных благ. Многим казалось, что этот Золотой Век науки, мира и прогресса никогда не кончится, что война никогда больше не случится – просто потому что войны стали слишком дорогими, никому не выгодными, не приносили пользу даже победителю. Благодаря Предпринимателю общественные отношения и личные судьбы людей того времени сильно изменились. Изменилась в позитивном направлении историческая судьба почти всех, кроме самого источника перемен, лидера и двигателя прогресса – Предпринимателя.

Теоретический пробел в мировоззрении – непонимание роли Предпринимателя – на практике выразился в недостаточной общественной легитимности наследника его капитала.

В отличие от Предпринимателя прежний исторический лидер Монарх свою роль в обществе и свою профессию понимал досконально. И соответственно передавал наследнику свою профессию и свою роль вполне осознанно, четко и уверенно. Воспитание и образование юного наследника, будущего монарха нацеливало его на исполнение профессиональной функции по управлению наследуемой территорией и проживающими на ней подданными. А у самих подданных не возникало принципиальных сомнений в легитимности Монарха и его наследника.

Когда перед конкретным Предпринимателем – коммерсантом, банкиром, промышленником – вставала сходная задача передачи наследнику не только заработанного капитала, но высокого положения в государстве и общественного уважения – ему это в 19 веке уже не удавалось по целому ряду причин:

Во-первых, в старые времена, когда монархи были еще сильны, для противостояния их жестокой воле городское самоуправление или сельская община остро нуждались в единстве всех жителей. Но как только монархи оказались повержены или поставлены под контроль республиканских парламентов, отпала потребность в единстве членов общины перед лицом общего врага. Встал вопрос о справедливости получения наследниками крупных капиталов, о неравномерности распределения общественных благ. То есть фронт политической борьбы «вольный город против Короля» сменился на линию противостояния «наемные работники против работодателя».

Во-вторых, эпоха Просвещения – это как раз то время, когда ослабло влияние религии и стремительно росло значение науки, практического знания. Была разрушена не только божественная легитимность монархического престолонаследия, но и божественная легитимность имущественного наследования – того, что традиционно называлось «Богатство – от бога!».

В-третьих, наследники крупных капиталов могли быть сколь угодно успешными купцами и организаторами производства. В своей бизнес-практике они могли мастерски пользоваться унаследованными профессиональными инструментами. Могли при этом быть настоящими лидерами прогресса, мудрыми просветителями и щедрыми благотворителями. Но в век рационализма, в эпоху Просвещения Предприниматель не мог приобрести заслуженного общественного статуса, пока у него и его соседей не было разумного рационального понимания профессии Предпринимателя и общественной роли этой профессии.

Со своей стороны и Предприниматель, как человек своего времени, должен был это знание своей роли в обществе отрефликсировать, осознать и сформулировать – прежде чем сам в это поверить. А потом уже попытаться объяснить другим и втолковать своему сыну – осознанно, с убеждением. Однако в реальности Предприниматель мог передать наследнику свой профессиональный инструмент – заработанный капитал, мог передать навыки пользования этим инструментом, правила успешной работы на рынке, торговли, опыт организации производства. Но не мог так же полно, как ранее Монарх, передать знание своего места в обществе. Такого знания не существовало и не существует до сих пор! Очень трудно было другим поверить в высокий общественный статус бизнеса, если сам Предприниматель в свое право на общественное лидерство не верил.

В-четвертых, в начале 20 века была жива еще потомственная аристократия с ее дворянской честью, благородством, героическим пролитием своей и чужой крови за Родину. На их фоне купцы, продававшие за границу свои родные товары и привозившие оттуда чужие, а поэтому подозрительные товары, сами выглядели подозрительно. Попытки Предпринимателя позаимствовать аристократическую легитимность и популярность, внедрить в общественное сознание аналоги дворянской чести (например, в России это «купеческая честь») не помогли решить проблему.

Таким образом, в начале 20 века образовался мировоззренческий вакуум. Не нашлось тогда, и не найдено до сих пор научно обоснованных и убедительных ответов на вопросы: «Что такое Предприниматель как профессия?» и «Что такое бизнес как историческое явление и общественно-политическая сила?». Не было, и нет до сих пор убедительной методики воспитания и образования будущего наследника капитала, которого общество приняло бы не просто как формально законного наследника огромного состояния, но и как гражданина с высокой репутацией и общественным авторитетом. Молодой Предприниматель получал от своего отца лишь неуверенность в будущем, ощущение нестабильности своего положения в обществе.

В поисках общественной легитимности Предприниматели в течение 20 века поднимали на знамя и поддерживали все старые и новые идеологии – от самых человеколюбивых до человеконенавистнических. Они участвовали сами лично и опосредованно своими финансами в создании всевозможных общественных сил и политических партий – от либеральных до тоталитарных. Но заполнить мировоззренческий вакуум опытным путем, методом проб и ошибок не удалось.

Если проанализировать нынешний состав российских региональных парламентов, то окажется, что почти все депутаты – это предприниматели или менеджеры, которых предприниматели послали во власть отстаивать интересы своего бизнеса. Все партии в России, включая и коммунистическую – предпринимательские по составу и финансированию. И одновременно в России нет ни одной предпринимательской партии, не существует адекватной политической идеологии. Потому что никто до сих пор не знает, в чем истинное общественное предназначение профессии Предприниматель. И сами Предприниматели этого не знают.

Именно отсутствие у Предпринимателя социальной самоидентификации сломало в начале 20 века естественный ход истории, прервало естественное эволюционное развитие цивилизации. Новой предпринимательской экономике при всех ее очевидных практических успехах не удалось создать новой общественной системы и политической надстройки. По этой причине сама предпринимательская экономика оказалась беззащитной и подверглась разрушению со стороны радикальных популистов. В 20 веке начался возврат к нео-феодализму, к централизованной государственной власти, к монархическим принудительно-силовым методам решения экономических проблем. Причем усиление роли государства в экономике происходило при одобрении большинством народа – через всеобщие голосования и референдумы. Начался и до сих пор продолжается откат к войнам, переворотам, репрессиям, геноцидам – старым и до боли знакомым инструментам из профессионального арсенала Монарха.

В разных странах этот процесс развивался по разным сценариям и с разной скоростью. Одни страны после ряда демократических выборов быстро становились Советским Союзом или нацистской Германией, в других этот процесс до сих пор не закончен. Но тренд очевиден, и он всеобщий (как и голосование на выборах) – это усиление роли центральных правительств, административной и силовой бюрократии, ослабление роли бизнеса, падение предпринимательской активности. Сами Монархи к власти не вернулись, государствами и миром правят сегодня Чиновники – через правительства, многочисленные международные организации и агентства. Очевидно, что правят катастрофично и апокалиптично, ибо случайно и временно, по историческому недоразумению занимают место настоящего творца истории – Предпринимателя.

В начале 20 века при участия бюрократии, ставшей правящей, произошла подмена многовековых республиканских традиций демократическим экспериментом – трагическая неудача этого эксперимента уже остро проявляется и чувствуется, но фундаментальная ущербность и общественная опасность большинства демократических процедур до сих пор не осознаны.

Цель Российского манифеста

Российский Манифест – самое первое, рабочее название данного исследования, остается актуальным по причине неизменности практической цели и формата описания результатов. Цель самая важная и первоочередная – спасение человечества от самоубийства в очередной войне и ответственное воспитание следующих поколений, чтобы не допустить глобального самоубийства в будущем. Чем раньше это спасение произойдет и это воспитание начнется, тем спокойней и быстрее можно будет перейти к решению других не менее интересных и важных, но менее первоочередных практических задач.

Поэтому Российский Манифест начинается с постановки проблемы образования и воспитания будущих Предпринимателей, граждан республики – и заканчивается подробной пошаговой методикой, практической программой воспитания новой экономической и политической элиты.

Российский Манифест в первой части «Предприниматель» восполняет трагический мировоззренческий пробел в понимании сути профессии Предпринимателя, устраняет системный сбой в экономическом развитии. По своему содержанию эта часть Российского Манифеста – новая теория предпринимательства, новая экономическая теория и теория кризиса. По существующей классификации это эволюционная экономическая теория, так как именно благодаря экстремальным ситуациям делается и двигается вперед эволюция.

Во второй части Российского Манифеста «Республика» подробно описывается функциональная структура предпринимательской республики, устройство государства под руководством Предпринимателя. Предлагается пошаговая программа практической реализации подлинного народовластия, создания социально справедливого государства на основе республиканских социальных механизмов с использованием отдельных полезных монархических и демократических инструментов.

Российский Манифест – это новая политическая идеология, теория и практическая инструкция для создания снизу, от местного самоуправления, общественных, волонтерских организаций, ТСЖ и домовых комитетов новой конструкции государства – с новой эффективной, ответственной и патриотичной элитой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9