Андрей Ларионов.

Сибирская сага: Эдем



скачать книгу бесплатно

– Много чего знаю. Насколько хорошо? Не мне судить… Показать могу много чего хорошего, например, карты. Думаю, очень полезные для тебя будут, – операционка затребовала пароль от пользователя. Артур начал стучать по клавиатуре. Такую защиту он поставил на всякий случай, от любопытной ребятни, что постоянно выклянчивала у него разрешение поиграть на компьютере. Парень «жестко» ограничил их во времени, играть можно было раньше, сейчас это устройство скорее было изучение прошлого. Он сам не играл практически, больше читал, программировал, писал, систематизировал знания. Артуру такое занятие нравилось всерьез.

– Вот, к примеру, программа «Интеграция», очень полезная и нужная вещь в наших условиях, – перед экраном всплыли рельефные очертания сибирской низменности.

– Это западная Сибирь? Где ты такую диковинку откопал? – глаза Шелоника загорелись неподдельным интересом.

– Она самая. Тебе виднее, я-то знаком только с метро, дальше и носа не высовывал, – парень улыбнулся.

– Увидишь Сибирь сполна, только погоди чуток. Обучение нужно пройти. Стреляешь хорошо?

Парень замялся на мгновение, потом вспомнил, что он из «воздушки» стрелял, потом отец ему давал опробовать охотничье ружье. В пустом заброшенном тупиковом метро, пулял просто наугад, да так, что уши закладывало.

– Пробовал немного… – скромно ответил Артур, что от его выражения лица и слов сталкеру стало скучно. Разочарование поползло по лицу Шелоника. Он опять отвернулся к лампадке, посмотрел на нее внимательно, словно, пытался понять принцип горения огня, что метался за стеклом.

– Что значит немного? Пошли проверять. – Немедля он потащил паренька, чуть ли не за шкирку через все метро на рассвете, когда все еще спали на окраину, в тупиковую ветку. Люди привыкли ложиться вовремя, вставать вовремя, они привыкли жить прошлым. Старые люди иногда с какой-то особой ностальгией рассказывали о рассветах и закатах, об удивительном мире прошлого, где все было хорошо. Теперь же этого ничего не было. Сумерки были всегда, но все говорили, что сейчас день или ночь, когда время указывало на это.

Глухо стуча сапогами, они шли по шпалам почти в полном мраке. Бояться было особо нечего, здесь они были в безопасности. Темные своды потолка каждому жителю метро заменили необъятное небо.

– Ты вообще, хоть что-то умеешь хорошо делать, кроме своей коробки с виртуальными штучками? – тихо ворчал сталкер, он устало дышал, словно какая-то одышка охватила его с каждым шагом.

– Умею, – лыбясь во тьму выдавливал из себя Артур, он плохо себе представлял действительность над ними. Сыроватые стены полностью поглотила темнота, тусклый свет лампочек Гагаринской остались позади. Дальше рельсы уходили чуток в сторону, вели на север.

– Хорош. Здесь пробовать будем, – остановил его рукой Шелоник. Не успев притормозить, Артур наткнулся на поистине железную руку сталкера.

– А можно? Люди не проснуться там, на станции? – побеспокоился за спящих парнишка, облокачиваясь.

– Не проснуться.

Ты лучше о себе позаботься, – буркнул сердито Шелоник, вручая ему АЕ-978 в руки. – Ну, кто так держит? Кто так держит его? Левую руку сюда клади, – сокрушался безграмотностью ученика сталкер.

Когда Артур, наконец, положил палец на спусковой крючок, Шелоник стал его дергать за плечи, показывая, как надо правильно держать автомат.

– Ты должен почувствовать драйв. Ты и твое оружие должно работать, как одно единое целое. Ты меня понимаешь? – Артур положительно кивал, другого ему и ничего не оставалось делать. – Здесь переключение с одиночных выстрелов на очередь. Усек?

– Да, да, – все более активно соглашался компьютерщик.

– «Калаш» – хорошая штука, получше и понадежнее всякой импортной фигни будет. В песке ли ты шаришься, в воде ли подмочил, так может, попала гадость какая пылинка-былинка, не подведет тебя все равно. ЗАПОМНИ!

Слова словно впечатывались в сознание парня. Щерясь от такого потока нравоучений и новой информации с уст Шелоника, Артур пытался сосредоточиться на прицеле. Сейчас оружие в режиме одиночных выстрелов, и он должен попасть в камушек, что белеет в общей молочной темноте.

– Стреляй! – скомандовал бывалый сталкер.

Выстрел разорвал тишину, оружие больно отдало в плечо, что Артур скрипнул зубами от неудовольствия. Шелоник отрешенно смотрел на своего подопечного. Имидж толкового парня таял на глазах.

– Блин, ты стрелять умеешь хоть? Кто так держит? Почему оружие у тебя болтается в руках? – опять начал наседать суровый учитель. Лицо сталкера нахмурилось, шрамы стали еще более безобразными.

– А камушек-то сбил, – хихикнул как-то нервно Артур.

– Может и метко бьешь, да только оружие держать еще не умеешь. Покажи, как магазин менять будешь. – Повелительным тоном произнес громадина.

Артур отцепил магазин, насадил другой, предложенный Шелоником, что проворно был снят с пояса.

– Хоть тут-то без казусов… – ухмыльнулся учитель, глядя на компьютерщика. – Все пошли, давай на станцию. Еще дня два тут потолчемся, а там ехать надо на восток. Задание.

– Задание? Ехать? – вопросы посыпались с уст Артура, в голове удержать нахлынувший поток мыслей оказалось сложно. Опять тяжело застучав сапогами, они двинулись назад на станцию.

– Задание сложное. Людям пора переселяться на поверхность. Радиация больше всего ощутима здесь в городе, и дальше на западе к Омску. Ракеты врага раньше били туда. Кузбасские земли остались практически нетронутыми. Там воздух чище, можно жить уже без «химки». Людям пора жить на поверхности, а не прятаться в темных подземельях метро, живя на голодном пайке.

– Кузбасс, это где? Далеко? – вставил вопрос Артур. Темнота переходов метро отступала назад. Впереди на Гагаринской горели уютные тускловатые огни. Тени людей длинно ложились на рельсы…

– Далековато, по карте сам посмотришь. На тепловозе поедем туда. Разведаем, подготовим плацдарм для переселенцев. Ты мне как специалист по высоким технологиям нужен, там много чего есть. Ресурсами тоже богат тот край. Угля говорят, много раньше было, хотя я сам не шахтер. Жить можно одним словом… – Шелоник замолчал, чего-то так и недоговорив.

Интрига становилась очевидной. У Артура перехватывало дыхание от одной мысли, что предстоит ему пережить, и какая ответственная миссия возложена на него.

– Иди, дальше дрыхни. Как выспишься, тренироваться пойдем. Химзащиту одевать, радиацию фиксировать и прочую муть, что нужно знать просто на зубок… – выпалил напоследок сталкер.

Парень замотал головой, и юркнул в свою каморку. Оставленный без присмотра компьютер уютно высвечивал в темноте. Выключил машину, Артур бухнулся на мягкую кровать.


***


Это, наверное, только он, только он мог так мечтать. Наивно и даже порой по-детски. Что-то проносилось в голове, оптимистичное и светлое. Артур не брал в голову даже все те рассказы, что ползли по станциям метро о страшной реальности там на поверхности. Он лежал на своей кровати в каморке последний раз. Волнение накатывалось временами, какое бывает у каждого человека, перед тем, как надо ехать куда-то далеко, оказаться в другом месте, среди незнакомой обстановки.

«Что будет там с нами?» – вопрос мучил парня, не давая покоя. Сон не шел. Навязчивые образы реальности, которая предстанет перед ним уже завтра и пугала, и радовала Артура одновременно. Изматывающее ожидание привело к усталости, после чего он заснул крепким сном только в часу во втором.


***


Чего не полюбил Артур в Шелонике, так это его скверную привычку будить человека по-военному жестко. Болезненный тычок в бок, и парень распахнул сонные глаза. Слова тут были не нужны. Сталкер стоял уже одетый в «химку», хмурое выражение бродило на лице, «калаш» болтался за спиной.

– Вставай уже, пора. – Шелоник прищурился, зажигая сигару. Сизый дым пополз по комнатушке программиста.

– Ты что делаешь? Это что такое вообще? – Отмахиваясь от дыма, удивился парень. Сон улетучился. Он был подземным малым, родился и вырос здесь в метро, очень мало знал о традициях прошлого, несмотря на свой «умный» компьютер.

– Курю я. Хотя это вредно… – акцентировал на последнем словосочетание сталкер. Удивляться можно было и тому, что человек курит, а также тому, откуда этому вояке удалось добыть сигары. Артур поспешно натянул на себя химкостюм, не закрывая лицо пока противогазом. Какой же некомфортный был этот костюм: он давил, он вынуждал потеть человека и вдобавок ко всему выглядел смешно и нелепо, по мнению парня.

Выход на перрон. Там возле тепловоза опять суетились мужики. Все понимали важность данного путешествия. Возможно, это было начало нового этапа жизни, о котором они так мечтали ежедневно, ходя с серо-белыми лицами без солнца, худые от недоедания и тяжелых физических работ. Шелоник уверенно шел впереди, Артур следовал за ним. Еще двое крепких парней присоединились к ним, которые хорошо владели оружием и были готовы к трудностям, что могли подстерегать их там наверху.

– Все готовы? Никто не хочет произнести торжественную речь? – иронично обронил слова напоследок Шелоник. Старый дед, лет семидесяти, прорвался сквозь толпу народа, что скопился на платформе в этот столь ранний час. Веня, сутулясь, прошел на свободное место, прокряхтел немного смешно, потом обратился к окружающим людям. Было видно, что он хочет показаться значимым, и никто не оборвал слов старого человека. Он бывший энергетик, заслуживает без сомнения должного уважения и по возрасту, и статусу своих дел.

– Сегодня, великий день! Возможно, что эти ребята действительно приведут нас к новому будущему, что ждет нас за порогом родного метро. Человек всегда развивался, он эволюционировал, изобретал что-то новое, он не стоял на месте. И эти смелые ребята, – старик подергал Шелоника за рукав камуфляжной одежки, что тот недовольно поморщился, – Они помогут нам обрести достойную жизнь. Нам жаль, что ребята первой экспедиции… – слов договорить не удалось, Шелоник оборвал речь.

– Об этом не стоит, – нахмурился сталкер, эмоции если и были в этом человеке, то окрашенные в мрачные, сухие тона. Прошлое давило постоянно на него. Он знал, что-то очень болезненное для души, возможно, с избытком, что мешало ему уже сейчас радоваться жизни сполна. Хотя радоваться пока было особо и нечему…

– Ладно, ребята, – примирительно продолжил дед, – Я надеюсь на вас. На вас надеется каждый из нас. Помните нас, даже там осваивая земли далекого Кузбасса.

– Хорошо, хорошо, – улыбнулся сталкер. Сигара догорела, удивленная публика зачаровано глазела больше не на старого оратора, а на то, как этот человек в камуфляже и со шрамами на теле и лице пускает колечки в воздух.

– Это что? – пролепетал какой-то мальчонка в толпе.

– Это вредная привычка, от которой я уже отвязался, курю лишь иногда, когда волнуюсь… – шепнул ему в ответ Шелоник. Артур откровенно скучал, разглядывая свое обмундирование. Тепловоз тревожно запыхтел, один из отважной четверки еще неплохо управлялся с этой довоенной техникой, приводил в действие машину.

– В добрый путь… – напоследок закричали люди. Кто-то в общей чернеющей массе людей призывно махал рукой, кто-то просто безучастно смотрел вслед современным аргонавтам. Шелоник вскочил на подножку тепловоза последним. Махнул рукой в ответ. Он должен был не подвести всех этих ребят, что поедут с ним, и тех людей, что остались на перроне, как кучка брошенных сирот.

Прожектор прорезал тьму туннеля, ослепил людей. Паровоз истошно запыхтел. Артур сперва струхнул, почувствовал себя дискомфортно, испытывая в полной мере мощь этой машины, что медленно набирала скорость под темными сводами метро. Раньше никто не катался здесь, если только на дрезине когда…

– Все поехали, – многозначительно произнес парень с курчавыми волосами. Артур знал его и по имени, и как человека. Владимир Белков был крепкий парень с упрямым и настырным характером. Раньше они вместе кидали тяжелые арматуры, чугунные конструкции, пытаясь построить сильные атлетические тела. Образцом были опять же довоенные фото крепких мускулистых парней с сияющими уверенными глазами, голливудскими улыбками, и впечатляющими рельефами красноватых мышц. Таких результатов достичь в полной мере не удавалось. Неважное питание ограничивало их в этом смелом начинание, однако общие контуры физической подготовки прослеживались в каждом участнике этой смелой экспедиции.

– То-то же там будет впереди, – добавил Алексей Кузнецов, слегка полноватый, но крепкий парень с русыми волосами.

– Всем не спать! Не для того я вас отбирал среди кучи добровольцев. Вы должны работать единой командой. Смысл этих слов, думаю, понятен каждому из вас… – сурово не без мата, ругнулся Шелоник, словно кто-то уже что-то натворил.

Поезд набирал силу, стальное обновленное полотно мелькало где-то внизу с удивительной скоростью, что оставалось только заворожено смотреть вниз. Странный ветер или даже скорее сопротивление немного тухловатого воздуха било в лицо путникам. Тепловоз давно потерял верхнюю часть своего корпуса, потому всем приходилось морщиться от порывов встречного ветра. Машинист дергал за рычаги ревущую машину, что уносила их куда-то вдаль. Свет Гагаринской затух где-то позади, потерялся в общем мраке туннелей.

– Запомните это вам там не метро. Там другая реальность. По Транссибу будем ехать до сюда, – бывалый сталкер тыкнул пальцем на нарисованной карте в точку под названием Юрга.

– Что такое М-53? – спросил вдруг Алексей, вглядываясь в корявые очертания карты.

– Это федеральная трасса М-53. В довоенное время они обозначались именно так. Она тянется довольно далеко, аж до самого Кемерово и дальше. М-53 будет плутать параллельно железке на протяжении всего пути. Еще вопросы? – сурово, пояснил Шелоник. Ни один мускул не дрогнул на этом одновременно и правильном по чертам, и испещренном многочисленными шрамами лице. – Полотно железки целое до самой Юрги, а там уже пешком драпать до столичного города Кузбасса – Кемерово, либо ремонтировать полотно, ежели целесообразно будет.

– Конечная цель – Кемерово? – спросил Артур, прислушиваясь не то к ритму стука колес, не то к речи командира.

– Да, Кемерово. Этот город достаточно большой чтобы там благополучно обжиться всем жителям метро, в северной части города расположены заброшенные шахты. Кедровские шахтерские угодья содержат полезный для нас уголь. В западной части города, именуемой, как заводской район, расположено много предприятий, которые вполне можно запустить в действие. Один промышленный гигант «Азот» чего стоит. На юге этого древнего города расположен аэропорт, а также множество полезных предприятий для быта и устройства жизни. Этот город идеально подходит для нас, в нашем положении… В нем можно начать новую жизнь, – сталкер на какой-то момент замолчал, вспоминая, что-то еще. – Примечательно, – продолжил мужчина, – что в том городе сохранилась переправа через реку. Хороший функциональный мост, названный «Кузнецким» остается связующим звеном между двумя берегами города. Второй мост более древний, оказался, к сожаленью разрушен. На правом берегу города, на месте былого соснового бора, сейчас поросли настоящие джунгли, которые обеспечат нас качественной сосновой древесиной. В низменности, по берегам реки Томи, можно заняться сельским хозяйством на месте былого частного сектора – «Красная деревня».

Метро неожиданно кончилось. Нестерпимый свет ударил по глазам людей, что те, зажмурились. Смотреть было больно.

– Всем надеть противогазы! – скомандовал Шелоник, он единственный, кто не особо щурился от света. Привыкший и узнавший жизнь там наверху сполна, он готов был повести свою команду, к новому будущему. Гермодвери захлопнулись за путниками. Метро осталось навсегда позади.

Что-то необозримое и страшное разверзлось вверху над людьми. Серо-синее небо с проблесками света пугало новобранцев, что им хотелось только прижаться к днищу пыхтящего паровоза. Мурашки ползли по коже. Привычный свод метро, казалось, помогал им верить в силу гравитации.

– Что это такое? – изумился Владимир, пытаясь соразмерить масштабы той стихии, что проносилась над их головами с неимоверной скоростью. Тепловоз бешено стучал колесами, унося их все дальше на северо-восток по руинам древнего города. Остовы полуразрушенных зданий навевали лишь мрачные мысли. Какие-то супермаркеты, автостоянки, гаражи, высотки или что там еще, что скопилось хаотично, утратив свой первоначальный облик. Это ВСЕ когда-то построили люди! Они все это построили, чтобы однажды по глупости, в силу своих амбиций, уничтожить этот мир и самих себя. Выжившим людям удалось только схорониться в забытых подземках, прятаться в бункерах под землей, в надежде на новый светлый этап в развитии человечества.

– Небо это называется, – потом мужчина перескочил на свои воспоминания, – Я помню, самолично нажимал эту долбанную красную кнопку, сидя в бункере перед монитором в полной тишине. В ракетных войсках служил в то время. «Воеводу» отправил куда-то за море, по координатам, по инструкциям, все как положено по уставу, – мрачновато начал рассказывать Шелоник, не смотря на небо. Он и к нему привык уже давно. Сталкер рассказывал не о прекрасном пугающем небе, – Люди так хотели получить Армагеддон, и они его получили.

Ребята, оклемавшись после первых потрясений и информации о внешнем мире, перестав щуриться от света, оглядывались осторожно по сторонам. Останки города Новосибирска проносились слишком быстро, что бравой команде не удавалось толком разглядеть все в подробностях. На что обращено было внимание, так это на то, что растительность поглотила город уже достаточно хорошо. В потрескавшихся асфальтных дорогах вовсю произрастали, то тут, то там толстые стебли каких-то диковинных деревьев.

– Если бы не такое количество ядерных держав со своими ракетами, то ничего бы ведь и не было. «Холодную» войну без ядерных взрывов ведь прожили. Пугали друг дружку и все. Все бы разобрались, что к чему, – печально выдохнул Шелоник.

Белков предпочел не поддерживать тот разговор. Спросил:

– А почему вас зовут Шелоник? – неестественно учтиво спросил Владимир. Сквозь стеклышки противогаза были видны внимательные глаза парня.

– По отношению к городу Кемерово, я двигался к вам в юго-западном направлении. Этим объясняется моя кликуха. Шелоник – это юго-западный ветер, – без каких-то либо эмоций пояснил ведущий. Сталкер глянул вперед и прокомментировал, – Город уже позади, Иня-Восточная прямо по курсу.

В небе появилась исполинская фигура птицы. Маленькие глазки «птахи» не могли не заметить локомотив, несущийся на всех парах, на восток. Она спикировала вниз, стремительно сокращая расстояние с людьми в тепловозе.

– Кажется, у нас первая проблема, – сквасился Шелоник, пустив в воздух короткую очередь «калашом».

Летающий зверь оказался вовсе не птицей. Уродливая морда выдавала в этом хищнике потомка летучей мыши, только значительно укрупнившейся в размерах. Клыки составлявшие не менее двух дюймов, только подогревали интерес сталкеров изрешетить брюхо алчного хищника.

– Ну, подлети ближе, «крошка». Подлети, я тебе крылышки подрежу, – с каким-то даже удовольствием зашептал Шелоник. Потом он повернулся к притихшей тройке парней. – Так, давай ты Владимир, пуляй. Задание – сбить вражеский объект. – Какие-либо еще комментарии не требовались сейчас. Цель приближалась очень быстро. Исполинская тень повисла над тепловозом, и парень еще мгновение подождав, спустил курок автомата.

– За отдачей оружия следи, – отмечая ошибку ученика, комментировал Шелоник.

Тварь, что парила над ними, неожиданно рухнула, переломав свои крылья, врезалась со всего маха в каменистый участок земли. Предсмертные агонии были недолгими, птица-мышь затихла, щелкая своими клыкастым ртом.

– Вот и поделом тебе, – напоследок сказал Алексей.

Город остался позади. Кругом были только изумрудные джунгли неизвестной растительности, что претерпела значительные мутационные метаморфозы со времен войны. Радиация и химические аварии не прошли бесследно для природы-матери. Теперь она старалась всячески «отстроить» новую флору, заселив его новыми существами, что продолжат эволюцию и развитие жизни, несмотря на тяжкий грех людей против природы. Человек больше не доминировал на этой планете, такое право отобрал у себя он же сам.

Глава 2. От болот до Юрги

Остаток пути прошел бы без происшествий, если бы не заминка в Болотном. Удивительно все же, что за каких-то несколько часов они с такой скоростью преодолели такие расстояния. Голова с непривычки кружилась. Артур и другие ребята затравленно озирались по сторонам, сами того не ожидая, что начало пути будет столь долгим и трудным. И только Шелоник, казалось, ничему не удивлялся уже, он ко всему был готов. Железнодорожные ветки путей то размножались до значительного количества параллельных ржавых рельс, то опять превращались в линейку вытянутую дорогу – только туда и обратно. Тепловоз был оснащен мощным передним бампером, которым он время от времени с хрустом ломал проросшие на путях сочные стебли исполинских растений.

– Зачем так много дорог на станциях? – вдруг спросил Артур, пристально наблюдая, за хитросплетениями расползающихся дорог. Впереди начиналась станция «Болотная».

Шелоник как-то безучастно глянул на ржавые прожилки железки:

– Раньше было много дорог, много машин, много поездов. Всем им нужно было место. Люди жадные были, вдобавок их много было, вот и делали все так…

– Топливо кончается, – Владимир тревожно глянул на седоватого сталкера. – Придется остановиться на станции, – подытожил парнишка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6