Андрей Ларионов.

Широко шагая



скачать книгу бесплатно

Глава 2. Улица начинается там…

Одинокий фонарь разгонял темноту, привлекая к себе орды насекомых, которые летели на свет, кружась. Длинные тени отбрасывали далеко стоящие предметы. Под фонарем – старый трактор деды Вени, как огромный исполин замер, его круглые фары печально смотрят куда-то вперед.

Алексей в этот поздний час приехал с девушкой из центра города. Днем они гуляли по городу, вечером пошли в кино. Сейчас он провожал ее домой.

– Это был замечательный день, – ласково шепнула Ирочка ему на ухо.

– Да, мне тоже понравилось. Все было просто супер. Можно в следующий раз сходить на природу или на речку.

– Хорошая мысль! – девушка от восторга даже подпрыгнула и засмеялась.

Постепенно длинные тени влюбленной парочки стали отчетливы, стали укорачиваться. Фонарь манил их к себе. Начинался светлый участок улицы.

– Прекрасный вечер, да?! – ища в глазах Алексея поддержки, спросила Ира.

– Да, и ты тоже сегодня такая прекрасная, – парень поцеловал ее в шею.

– Прекрати, щекотно, – кокетливо засмеялась она в ответ.

Вдруг из темноты донеслись пьяные голоса.

– Эй, стойте… – послышался мужской окрик.

– Ты слышал? – испуганно спросила Ира.

– Гуляют опять по ночам… – ответил Алексей, вглядываясь в темноту.

Два силуэта приближались к ним.

– Алеша, мне страшно!..

– Не бойся, – ответил парень.

С каждым шагом они сближались с двумя незнакомцами. Алексей был полон решимости. Руки уже сжаты в кулаки.

– Слышь, парень, сколько времени? – пристает светлый парень, нагло разглядывая девушку.

– Полдвенадцатого, – спокойно отвечает Алексей.

– Прикольные часы, дай погонять – продолжает второй незнакомец.

– Нет, не могу. Подарок отца…

– Да ты че?! А курить есть? – допытывается опять первый.

– Он не курит, – отвечает за своего парня девушка, увлекая Алексея за собой.

– Э, э. подождите. А как Вас зовут, девушка? – начинает приставать парень в майке и в грязных неопределенного цвета штанах.

Из темноты появились еще два силуэта, они приближаются к месту заварушки. На душе Алексея появилось тревожное ощущение или даже предчувствие беды, хотя внешнее равнодушие и даже безразличие парня никоим образом не выдавало его волнения. Дело принимало серьезный оборот. Если бы он был один, ему было бы легче, но с ним была Ира. Ее красивое личико было испуганным.

– Ира, – тихо ответила на вопрос светловолосого парня девушка.

– Ира пошли с нами, погуляем, – хватая за руку, продолжил незнакомец.

– Убери свои руки! – разозлился Алексей, оттолкнув его.

Парни переглянулись между собой. Ухмылка пробежала по лицу одного из них.

– Ты что-то сказал? – презрительно спросил бритоголовый парень крепкого телосложения.

– Не трогайте ее.

– Ты еще здесь?! Ты крутой что ли?! Вали отсюда, пока не получил, – сказал первый парень. Мат полился рекой.

К ним подошли еще парень и девушка.

Они с интересом разглядывали влюбленную парочку, гуляющую в ночи.

– Ты на той стороне трассы живешь, где теплостанция? – вдруг спросил подошедший парень.

– Да, там, – кратко ответил Алексей.

– А че тут шарахаешься? – зло продолжил светловолосый парень.

– Провожаю девушку.

Опять длинная цепочка замысловатого мата раздалась в ночи.

В руках одного из парней арматура.

– Оставь этого сопляка, пошли с нами – зовет девушку бритоголовый, но она только плотней прижалась к своему молодому человеку.

Первый удар пришелся по левому плечу. Алексея атаковал светловолосый парень.

– Чё смотришь. Еще получить захотел…

– Да пошел ты, – сказал Алексей.

Начинается неравная драка: трое против одного. Девушки пытаются разнять дерущихся парней, но этого уже не остановить. Сильный удар оглушает Алексея, в глазах на какое-то время темнеет. Ира что-то кричит ему, но он ее не слышит. Тяжело дышит, смотрит вперед на расплывчатые силуэты врагов. Один из них приближается к нему опять. Алексей наносит слепой удар правой рукой, ощущает, как брызнула кровь из носа противника. Черный мат. Парень в майке со светлыми волосами с разбегу пинает, пытается опрокинуть одиночку. Алексей уклоняется, удар задел его лишь вскользь.

«За тобой», – кричит Ира, видя, как со спины к нему заходит бритоголовый парень с железякой в руках.

– Мусора едут, – крикнул кто-то, прибежавший из темноты, в самый разгар драки.

Урчание УАЗика уже было рядом. Огни ментовской машины разгоняли тьму улицы. Драка не прекращалась. Алексей ощутил острую боль, холодный металл на своем теле. Ребро отдалось жуткой болью. Он попятиться, чтобы не потерять равновесие.

– Урод недоделанный! – Кричал в лицо ему парень в майке.

Еще один удар, уже по ногам Алексея, и он упал на дорогу, сильно оцарапав руки при падении. Менты увидев ночную драку, уже затормозили свою машину и бежали к ним.

– Уходим, – крикнул остальным бритоголовый парень.

Но уйти им не удалось. Люди, в погонах настигнув их и побив резиновыми дубинками, посадили в машину. Затем туда же поместили и Алексея, Иру и незнакомую девушку. Когда Алексей садился в УАЗ, то заметил, как из темноты за ними наблюдают остальные ребята.

Машина резко трогается вперед, разгоняя тьму, везет их в участок.

– Доигрались, – язвит мент.

Все ребята молчали.

Глава 3. Участок

Дневной свет. Участок изнутри выглядел также непривлекательно, как и снаружи. Нижняя половина стен была окрашена в зеленый неприятный свет, верхняя была просто побелена. Запах алкоголя. На сиденье сидел пьяненький усатый мужичок, что-то непонятное бормотал и кричал. Его жена пыталась его утихомирить жестами и что-то объясняла дежурному. Бедная одежда, говорила о том, что она также живет здесь в районе ветхого жилья.

Жмурясь от яркого света, все ребята как один, проследовали за милиционером в кабинет.

– Ждите, дежурного.

Одиноко стоящий стол, стулья со спинками, ожидали новых гостей участка. Все сели. Молчали. Алексей посмотрел на Иру, та выглядела неважно, конечно, она совсем не ожидала, что их романтическая прогулка по городу так закончиться. Ребро Алексея по-прежнему сильно болело. Под левым глазом светился синяк.

– Ну что будем рассказывать, что там у вас произошло? – начал милиционер в синей рубашке. Вдруг его взгляд остановился на Алексее. Он что-то шепнул другому и вышел.

– Пошли за мной, – грубовато обратился к Алексею милиционер.

– Она со мной, – ответил Алексей, не желая оставлять Иру в компании этих ребят.

– Да, да.

В коридоре стоял опять тот мент в синей рубашке. Это был дежурный.

– Ты Алексей Тихов? Сын Олега Тихова? – скороговоркой спросил он.

Его цепкий взгляд изучал парня.

– Да, все верно. А откуда вы знаете меня? – задал встречный вопрос Алексей.

– Я знаю твоего отца, – слегка улыбнулся тот.

Он повел его и Иру по коридору к окну дежурного.

– Так, этого парня освободить. Это недоразумение. Тем более ему и так досталось. Так Леха? – ища ответ в глазах Алексея, спросил он.

– Да, – с неохотой выдавил из себя молодой человек.

– Ну, все тогда иди, отцу передавай привет от Григория. Он меня знает.

Алексей и Ира направились к дверям.

– Отвези ребят домой, – обратился к водителю УАЗа дежурный.

Алексей обнял Иру и они вышли на улицу. Зеленый участок с ослепительными лампами дневного света остались лишь в их памяти. Ночной воздух стал еще больше свеж. Ночь вступала в свои права. Ира посмотрела на него. Он улыбнулся ей в ответ.

– Все в порядке, – шепнул парень ей на ухо.

– Досталось вам сегодня, – приветливо начал разговор шофер, когда они сели в машину.

– Да, я так испугалась за Алексея, – ответила Ира.

УАЗ помчался вперед по улочкам района. Навстречу им проехала иномарка, ритмы музыки которой буквально разрывали тишину ночи.

– Цыгане опять катаются, веселятся… – недовольно пробурчал мент.

Алексей смотрел в окно и не слушал милиционера. Думал о своем. Он считал, что ему все же повезло. Этот день он провел с любимой девушкой, уличная драка не обернулась для него ничем серьезным, чего опасался Алексей, и в участке не пришлось даже отвечать на вопросы участкового.

Луна ярко светила на небе. Знакомые силуэты двухэтажных домов замелькали за окном автомобиля. Они казались еще более ветхими при свете ночного светила. Вот и руины кирпичного предприятия. Сейчас там тихо и спокойно.

Глава 4. Мальчик на кирпичах

Милицейская машина проехала мимо сгоревшего здания. Огни фар УАЗа отразились в глазах мальчика, бесцельно смотрящего в пустоту летней ночи. Его рот приоткрыт. Пульс учащен. Зрачки расширенны. Пальцы медленно шевелятся, словно перебирают что-то невидимое. Веки полузакрыты, дрожат.

– Валим отсюда, похоже, у него передозировка… – шепчет своему спутнику наркоман.

– Да, пора уходить. Вон мусора сегодня что-то раскатались тут … – отвечает ему молодой цыган.

Непонятное бормотание мальчика раздается уже тише, кажется, что голос у него слабеет.

Два силуэта удаляются, скрываются среди полуразрушенных стен завода, оставляя мальчика наедине с жизнью и смертью.

Что-то неясное и темное мерещится ему. Он видит, словно запутался в кустах, пытается вырываться из них. Бесполезно. Потолок медленно начинает опускаться, смыкается с полом. Мальчику страшно, ему хочется кричать, но с губ срывается только сдавленный стон. Запах сирени смешался с запахом недавно приготовленной отравы. Пустой шприц валяется немного поодаль на битом кирпиче. На игле следы детской крови. Это инструмент разрушения человеческих судеб.

Странные звуки, странные шорохи нарастают, которые перерастает в общий шум, гул. Возможно он слышит собственную пульсацию сердца, а, может быть, это еще один эффект наркотика. Голова болит. Перед глазами в какой-то момент проясняется. Он смутно понимает, где находится. Кирпичная разрушенная стена перед его глазами. Мальчик медленно поднимает взор в небо. Звезды горят ярко в чистом ночном небе.

И вдруг это небо начинает двигаться, приближаться к нему. Потом наоборот отдаляется, превращается в черное полотно.

– Мама, Рома, – шепчет мальчик, зовет свою маму, старшего брата.

В тишине ночи вдруг раздаются шаги по битому кирпичу. Кто-то приближается к нему, неужели это опять те, которые накачали его белой отравой.

Через расщелину в кирпичной спине сюда смотрит брат Рома. Его глаза округляется, когда он видит своего младшего брата, лежащим на кирпичах, среди папоротников.

– Мишка, что ты здесь делаешь?! Миша! – тормошит он своего брата.

Тот в ответ только слабо улыбается. Бессмысленный взгляд.

В темноте загорается дисплей мобильного телефона. Старший брат звонит в скорую помощь, называет адрес разрушенного здания.

– Кто это с тобой сделал?! Мишка! – в отчаянии кричит Роман, стоя на коленях перед своим братом. Слезы на глаза парня. Горячие капли стекают по щекам, падают вниз.

А Мишка уже почти ничего не видит. Только затухающий свет. Тьма в глазах. Дыхание замедляется, как и пульс. Когда скорая приехала, оглашая район, звуками сирены, озаряя тревожными огнями тьму, мальчик уже не двигался. Его помутневшие глаза смотрели в небо. Эта жизнь у него закончилась так рано и бессмысленно, может быть, в другой жизни повезет больше, чем в этой. Может быть…

Старший брат был безутешен…

Глава 5. Бойкая торговля

А всего лишь в трехстах метрах от места трагедии в эту ночь шла бойкая торговля. К шикарному кирпичному дому подъезжали машины одна за другой. Свет этих машин разгонял тьму улицы. Из автомобилей выбегали парни, девушки поспешно подбегали к железным черным воротам. Иногда покупатели просто приходили пешком, выныривали из тьмы опустившейся на этот город. Они стучат по железу, оглядываются по сторонам, боятся появления ментов, которые сразу же заберут их сразу же в участок.

Открывает дверь молодой человек с бледным худым лицом. Он живет вместе с цыганами. У него серьезная и ответственная работа – торговля смертью в пакетиках, в таблетках.

– Димедрол есть? – испуганно спрашивает покупатель.

– Нет. Кончился. Завтра привезут.

Железная дверь закрывается. Соседская собака начинает лаять. Торопливо наркоманы убегают обратно. Хлопают двери машины. Автомобиль быстро отъезжает от дома, направляется к дому другого наркобарона. На какое-то время улица погружается опять в тишину и мрак. Но вот едет еще машина, ее фары не горят. Урчание машины уже напротив дома наркоторговца. Звук открывающейся железной калитки. Опять видно худое лицо наркомана.

– Принимайте, – почти шепчет поставщик.

Темные силуэты замелькали. Ценный груз доставлен по адресу.

Автомобиль быстро уезжает. Звук мотора машины затихает.

Голодная собака воет в темноте. Подозрительная соседская старушка стоит на крылечке тщетно всматривается во мрак, пытаясь увидеть, что там творится.

Сегодня будет хорошая торговля. И почему-то этим ублюдкам, живущим в этом шикарном доме все сходит с рук, так везет.

Эпилог

…Время тянется бесцельно и долго. Летняя ночь окутала район ветхого жилья. На востоке уже начинает тлеть свет нового дня. Что он принесет? Новые разочарования? Новые мечты? Нет. Он просто будет такой же, как и все предыдущие дни. Ничем не будет отличаться от них. Жизнь будет течь по-старому.

Через раскрытую форточку барачной квартиры одинокой старушки доносится голос радиодиктора. Он радостно сообщает об экономическом росте страны, говорит о том, что уровень жизни общества улучшается, объем ВВП растет, пенсии растут. Все растет! А растет, это значит хорошо. В его голосе звучит надежда, вера в светлое будущее, которое должно прийти к нам неожиданно и внезапно, должно смести все старое, плохое, построить прекрасное, светлое. И очень хочется верить в это, но не получается. Но великая и могучая страна должна это сделать. Все равно где-то в глубине сердец каждого из нас живет вера в светлое будущее, такая же, какая была у наших бабушек, дедушек, которые верили в светлое социалистическое будущее, верили в СССР.

И когда-нибудь этот район ветхого жилья станет процветающим и богатым, закон и порядок будет там. Беспредела больше не будет. Не будет этих домов с прогнившими крышами, не будет разбитых непроходимых дорог, не будет голых ржавых труб теплотрасс, не будет свалок, не будет кирпичных руин. И в этом нам всем поможет вера в будущее и, конечно же, фортуна удачи.


(2007).

Танец под солнцем

Он мог подолгу, если не вечно, смотреть на несущиеся по ноябрьскому небу серые безрадостные облака и думать о лете. Точнее вспоминать один и тот же солнечный день, когда он слышал шум моря, ощущал прикосновение теплых лучей. Под ногами только мягкий песок, рядом с ним блондинка Марина, одетая в яркий купальник. Они танцуют прямо тут на берегу, музыка, доносившаяся из магнитофона, сливается с шепотом ветра, звуками набегающих волн. От горизонта, до горизонта они здесь одни.

На фоне бирюзового чистого неба, пенящегося моря он видел ее. Загорелая, стройная с длинными мокрыми волосами она танцевала перед ним. Ослепительная улыбка озаряла ее лицо, когда их глаза на мгновения встречались. Руки вверх к солнцу, к неизмеримому небу. Время танца, время любви, время беззаботности. Голова кружится в этом причудливом танце. Звонкий смех девушки сливается со сдержанным смехом ее партнера.

– Чудный день, все просто великолепно! – восклицает Марина.

– И ты выглядишь просто потрясающе! – дарит ей парень очередной комплимент.

В ответ опять эта обаятельная незабываемая улыбка, ряд белоснежных зубов обнажаются. Ее глаза слегка влажные.

– Смотри лучше на небо, как оно прекрасно, – девушка смотрит вверх, не переставая танцевать.

Артем смотрит в бесконечную синеву летного неба, лучи солнца ослепляют его. И опять они танцуют. Марина бежит по желтому песку к воде. Молодой человек бежит за ней. Разноцветные брызги влаги летят в разные стороны. На какой-то момент они сближаются. Парень ощущает на своей щеке учащенное дыхание девушки. Он обнимает ее. В ответ только порция воды в лицо. Артем улыбается, зажмурив глаза. Она никак не угомонится, балуется. Терпение парня подходит к концу, он тоже начинает разбрызгивать соленую влагу. Марина только смеется в ответ.

Нет, это просто замечательный день. Он никогда не был так счастлив. Беспечно молодой человек закрывает глаза от очередной Мариной волны. Вкус моря на его губах соленый, перемешанный с запахами земли. Кажется, в этот момент все перемешалось в его голове. И снова девушка рядом с ним, он обнимает ее гибкое тело. Целует ее в щеку. Она смеется, он дарит ей еще один поцелуй. Первый ответный поцелуй, и их уста сливаются. Он гладит ее мокрые светлые волосы, плечи, руки.

– Ты меня любишь? – опять раздается ее банальный вопрос.

– Конечно, я люблю тебя! – шепчет ей в ответ Артем.

– Скажи громче… – с легкой лукавой улыбкой на лице говорит она. Ее черные брови недоверчиво приподнялись.

– Я лю-блю те-бя! – кричит парень.

Море, словно, улавливает эти слова, стихает на какой-то момент. Молодой человек чувствует, как бьется девичье сердце. Грациозно выскальзывая из его объятий, Марина бежит к берегу. Он бежит за ней, догоняет ее на песчаном берегу. Молодые люди падают на теплый песок, смеются. В этот момент Артем понимает, что с ней он по-настоящему счастлив. Ему нравится смотреть на ее счастливое красивое лицо, лежать с ней на этом берегу, смотреть на бирюзовое чистое небо, ощущать, как касаются ног морские волны.

На какой-то момент они перестают смеяться, просто с улыбкой на лицах рассматривают друг друга. Артем наклоняется к ней, их губы сближаются. Он целует ее медленно, словно старается растянуть это удовольствие. Вкус моря на их устах. Его руки осторожно скользят по ее влажному телу, как могут гладить только что распустившийся цветок, стараясь не сломать, не повредить его. Маринина рука прикасается к его нагретой солнцем спине. И какое это наслаждение, лежать под солнцем, видеть высокое небо, обнимать любимого человека, слушать мерный усыпляющий шум моря.

Воспоминание исчезает, как и улыбка на его лице. Артем стоит в сумрачной комнатке, смотрит через окно на несущиеся вдаль безликие облака. Как же он давно не видел солнца. И почему ему кажется, что он еще ощущает соленый вкус моря на губах, чувствует нежные прикосновения Марины. Один только ее звонкий смех – это сказка. Теплые лучи солнца опять нагревают его голову, ветер доносит до него влажный теплый воздух. Теперь все это только лишь курортные воспоминания…


(2007).

Широко шагаю

Майя – богиня весны, опять вторглась в нашу северную жизнь, обновила весь сибирский пейзаж. Белые бескрайние просторы теперь зеленеют. Деревья уже безжизненно не чернеют, под синим небом. Солнце вновь стало добрым и теплым. И сердца сибиряков отогрелись от холодов. Люди гуляют по городу, по едва зазеленевшим скверам, с каким-то удивлением и восторгом всматриваются в непривычно пугающую бездонную синеву неба. А в темных местах, куда лучи солнца почти никогда не попадают, еще лежит грязный снег, он еще борется с наступающим теплом. Но течение времени не изменить – за зимой идет весна, так было и будет всегда. Дни становились длинней, ночи короче.

Именно весной, как никогда, хочется жить. Это желание жизни буквально прорывается в каждом действии, каждой мысли человека. Просыпаешься и мысли уже полны весной. Исчезает на какое-то время будничность дней во всем: в учебе, в работе, в любой другой деятельности. Хочется двигаться, хочется жить, хочется совершать такие дела, поступки, которые даже спустя много лет ты будешь вспоминать о них с ностальгией, будешь переживать радость, счастье, любовь при одной мысли о том солнечном весеннем дне.

И я с уверенностью могу сказать, что студенчество – это самая прекрасная пора в жизни человека. Пускай нелегкая, порой и трудная пора, но самая запоминающаяся и яркая. Учеба, дружба, сессии, любовь – все это врывается в жизнь студента, и на какое-то время вдруг теряешь связь с реальностью жизни, кажется, что все дороги перед тобой раскрыты, появляется иллюзия безоблачного умного мира, в котором нужно просто учиться. По спирали времени студент вращается, – учится, готовится к сессии, сдает сессию и опять учится. И как же порой интересно бывает сидеть на первых парах каждого семестра на сдвоенных, а то и на строенных парах, видеть новых участников процесса учебы, узнавать расшифровку странных аббревиатур предметов. Профессора, лектора улыбаются нам, студентам, представляются, говорят о том, что нам предстоит изучить в этом семестре.

Весенние лучи солнца смотрят на студентов. А я смотрю на эти золотистые потоки света, что проникают через окно в эту аудиторию. В наши, невосприимчивые в это время года, головы, лекторы пытаются впихнуть нам знания о концепции современного естествознания, о транспортных задачах в сетевой постановке, о Мартовских системах, об объектно-ориентированных подходах в программировании и прочую научную информацию. Но навряд ли кто-то всерьез вникает во все это. Студенты народ беспечный, их заботит только сдача сессии, к которой они будут готовиться за неделю, а гляди того и еще позже.

И сейчас, сидя за партой, слушая лекцию по философии, разомлев под лучами солнца, я испытываю чувство схожее с благополучностью и спокойствием. И неудивительно, если вспомнить, к примеру, как жил лет пять назад, то сейчас гораздо лучше, хотя с другой стороны это как сказать. Потери тоже были, а в борьбе со временем, как на войне, теряешь многое, порой очень ценное. Близких людей не вернуть в борьбе с неумолимым временем и это, безусловно, самая сильная потеря. Это очередная рана на сердце, шрам на многие годы. Уже третий год в моей семье по смерти. Семейная неутешительная статистика демографии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6