Андрей Круз.

Земля лишних. Побег



скачать книгу бесплатно

В ворота заехал медленно, поглядывая в зеркала, давно грузовик не водил, еще с армии. Но вроде не влетел ни во что. А за воротами оказался здоровенный зал с металлической платформой вроде эстакады, перед которой стояла крашенная в желтый и черный цвет металлическая арка. Сбоку какая-то застекленная будка, в ней женщина за пультом. Диспетчер какой-то, что ли? И на хрена нам эта эстакада, если летим в Колумбию?

Зашедший следом мужик в спецовке крикнул:

– Заезжай, не тяни время!

– Заезжаю, не ори! – ответил я в окно.

Лязгнуло гулко под передними колесами железо, машина фырча заехала на направляющую. Мойка какая-то, только без щеток.

– Сигнал, свет погаснет, потом опять сигнал, понял?

– Да!

– Начали!

Почти сразу же на арке замигал красный фонарь, противно задребезжал звонок вроде школьного.

– Глуши мотор, ключ из зажигания!

Я сделал, как он сказал. Мужик побежал к будке, зашел внутрь, встал рядом с женщиной. Свет погас, темнота наступила полная, ворота к этому времени уже закрылись. Я ощутил какое-то движение.

– Едем куда-то, что ли? – спросил Слава.

– Похоже, – пробормотал я. – Итить!

Лязгнуло, зашипело какой-то пневматикой, затем нас вжало в спинки сидений, машину куда-то бросило, все тело обдало холодом до онемения, затем такое же резкое торможение, из-за которого мы качнулись на ремнях, потом снова звонок – и свет. Яркий свет, солнечный, буквально вламывающийся через открытые ворота, оказавшиеся уже перед нами. И никакой арки. И человек в песочной униформе, который машет желтым флажком, крича по-английски:

– Съезжай с платформы, быстро! На стоянку давай!

Не понимая совершенно ничего, я сделал как сказали. Завел «Ман», аккуратно спустил машину с эстакады, выехал в ворота, оказавшись в большом дворе, у дальней стены которого в рядок выстроилось с дюжину самых разных машин, и подъехал к ним, припарковавшись последним в ряду.

– Ну и где мы? – спросил Слава, удивленно оглядываясь.

– В Колумбии, мля. Не заметно, что ли?

– Не, не заметно.

Я заглушил машину и выпрыгнул из кабины, не забыв прихватить свою сумку и оружие. Постучал в борт кузова. А затем уставился на большую вывеску над длинным одноэтажным зданием:

БАЗА ПО ПРИЕМУ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ И ГРУЗОВ «ЕВРОПА»

Обернувшись назад, я увидел длинный ряд ворот, над каждым из которых черным по желтому был написан номер. Начиная с «1» и заканчивая «24».

Глава 1

29 год, 37-е число 02 месяца, понедельник
База по приему переселенцев и грузов «Европа»

– Пистолет разрядить, убрать в сумку! – К нам подошли двое в «мультикаме», вооруженные до зубов и так же экипированные. Шлемы, броники, автоматы, рации на груди, в общем, как на войну собравшиеся. Терминаторы, блин. Крикнул он по-английски, но с каким-то акцентом, один по морде на скандинава похож, а второй скорей на… не знаю, итальянца, что ли. – Кто в кузове, выбирайтесь! Оружие разрядить и спрятать, потом с вещами вон в ту дверь!

– Где мы? – спросил Слава.

– Где надо.

Там объяснят.

В ангаре, из которого мы выехали, сверкнуло, тут же зазвенело, затем все стихло. Все замерли. Из ворот выехал уже знакомый «Ситроен» с мигалками, тут же подкативший к нам и вставший рядом. Дверцы распахнулись, вся компания выбралась наружу.

– Хорхе! Мы где?

– Там, где никто нас не достанет, – сказал «племянник», на котором из формы остались только брюки, рубашку заменила белая майка. – Дядя, пошли, нас вроде бы должны ждать. Куда идти? – тут же спросил он у «терминаторов».

Тот посмотрел на «племянника» как-то не очень доброжелательно, но все же показал пальцем на дверь, не забыв добавить, чтобы оружие разрядили и убрали.

– Эй, тут проблема, – вдруг сказал стоявший у машины Дес.

Все повернулись к нему.

– Что? – спросил незаметно как подошедший высокий мужик в форме, как у того, что был в ангаре, но с нашивками американского сержанта на рукаве.

– Рауль все, кажется.

Хорхе пожал плечами и пошел к двери, на которую ему указали, трое остальных двинули с ним. А мы со Славой подошли и заглянули в кузов.

– М-да, – сказал Слава. – Точно все.

– Ага, помер Трофим, – кивнул я. – Жалость какая.

Рауля как с десятого этажа сбросили. Странно вывернутая шея, струйка крови изо рта, остекленевшие глаза, уставившиеся куда-то в потолок кузова. Такая же непонятная поза вроде сломанной куклы, живой так не ляжет. Впрочем, я его знать не знаю, неделю знакомы и помню, что он наркоту оптом сбывал.

– Это что с ним такое? – спросил я.

– Не знаем, – привычно жалобно затянул Николай. – Темно, холодно стало, куда-то поехали, а потом как хрустнет…

– Бывает изредка, – кивнул сержант. – Не зря же перед проходом вам говорят, чтобы не дергались, сидели неподвижно.

– Нам ни хрена никто не сказал, – возмутился Дес.

– Не наши проблемы, претензии к тем, кто вас сюда отправлял, – отрезал тот.

– А кто нас отправлял? Хорхе, сука, я с тобой разберусь, – мгновенно вызверился ирландец.

– Эй, эй! – одернул его сержант. – Устроишь здесь что-нибудь, сразу сядешь. Снова, – добавил он, ухмыльнувшись. – Чтобы как в воскресной школе себя вел, понял? В лучшем случае сядешь. – Он похлопал себя по кобуре с «глоком». – В самом лучшем.

– О?кей, босс, – буркнул Дес. – Что с ним делать?

– Без вас разберутся. Идите за теми. Чья машина?

– Моя, – сразу же объявил я.

Возразить никто не сообразил, похоже, а Слава явно включил себя в совладельцы. В общем, мы подхватили сумки и пошли куда сказано. Спорить как-то не хотелось, потому что… ну вот ощущение такое, что спорить не следует. К тому же мне на Рауля плевать, равно как и на всех остальных. Кроме Славы, может быть.


Просторное кондиционированное помещение. Белые стены, белый потолок, пол из песочного цвета плитки. Вдоль стен виниловые диваны. Табличка «Не курить!», но я и не курю. Слава поморщился, ему как раз курнуть хотелось, похоже. Две стойки, за одной молодой парень все в той же форме, за второй упитанная девица с обгоревшим до красноты лицом. Над ними вывеска «Иммиграционный контроль». Обе стойки заняты, возле них уже зависли Хорхе с компанией. Про нас они давно забыли, похоже, но и не очень нужно.

Поставив сумку возле дивана, пошел разглядывать плакаты на стенах. Сплошные пейзажи: какие-то горы, побережье с пляжами и скалами, саванна с антилопами… мы в Африке, что ли? А это вообще хрен поймешь что за зверь, блин… вот что это? Типа носорога, только выше, тощей и спереди целый пучок бивней как у слона, что ли… Ага, а вон карта! Слава уже возле нее топчется.

– Сань, я чё-та не понял ни хрена, – сказал он, когда я подошел ближе. – Ты вообще что-нибудь узнаешь?

Я уставился в карту, как сразу связав себя мысленно с тем бараном, что пялится на новые ворота.

– Нет, Слав, я ни хрена не узнаю. Но мы здесь, – я ткнул пальцем в красную отметку, над которой было написано «Вы здесь».

– И я догадался, прикинь.

– Ты же мореходку заканчивал?

– Ага, механиком.

– Смотри, сколько моря, можешь ходить.

– Куда?

– А куда хочешь. Вон туда можешь. – Я показал пальцем наугад. – И вот сюда, – следующий пункт назначения был отмечен с такой же точностью.

– На грузовике.

– На грузовике не получится. Что это вообще такое? Где мы?

Надо бы пугаться, но пугаться не получается, потому что все отдает какой-то абсолютной нормальностью. Никто не бегает, не кричит, не заламывает руки, за стойками негромкий бубнеж, такое все спокойное и обыденное, что паниковать совсем не тянет. Вот дойдет очередь, и за стойкой я все узнаю. В любом случае нас тут никто не ловит, это точно. Потому что иначе отобранную у гвардейца «беретту» у меня бы забрали, а не сказали ее в сумку убрать.

– Сань, я без понятия, крест на пузе.

Фермы какие-то в саванне, скот в коралях… рыбаки, полный баркас рыбы… дети на пляже у реки… Ага, охотники у какой-то большой твари вроде кабана… здорового такого кабана, и клыки впечатляют. Или не кабана, вообще не поймешь. Самолет над горами. Какой-то карьер, а в нем экскаватор трудится, по серпантинной дороге едут грузовики с породой, на переднем плане довольный жизнью мужик в белой строительной каске… Городские фото… это обычный американский городок, натуральный Мидвест. А тут как-то посолидней, разноцветный кирпич, прохожие, машины, на террасе кафе люди сидят. Небольшой порт, какие-то суда под погрузкой, но опять же небольшие… Ну ладно, нормально так выглядит. Посмотрим, что дальше будет.

Очередь дошла до меня минут через пятнадцать, к той упитанной девушке. Я подошел к стойке, оперся на нее локтями.

– Где мы? – спросил я первым делом.

– Новая Земля, тут все написано. – Она выложила передо мной какие-то брошюры. – Вы сюда тоже без предварительного контракта?

Акцент британский, однозначно. Скорей даже кокни, то есть она из Лондона. Что-то тут вообще все подряд, мешанина круче, чем в Марбелье, где я живу. Жил.

– Без.

– Тогда я буду очень долго объяснять, вам проще прочитать. Но обратно вам уже не попасть. Какие есть документы? Тоже тюремный айди?

– Он самый, – я вытащил карточку из кармана.

– Имя оставить это же?

– Что?

– Имя, – терпеливо повторила она. – Нам все равно, кем и где вы были раньше, начинаете с чистого листа. Я вам сейчас выпишу новые документы. Можете назваться как угодно.

– Нет, пусть все так и останется, если с чистого.

– Встаньте вон туда, к стене, и смотрите в камеру, пожалуйста. – Она защелкала мышкой.

Я встал куда она попросила, уставился в камеру. Что-то пиликнуло, затем девушка сказала:

– Смотрите сюда. – Она чуть повернула ко мне монитор. – Подойдет для документов, или еще раз снять?

Ну да, не красавец, но я вообще такой. Но нормально, обычно я еще хуже получаюсь, так что от добра добра не ищут.

– Годится.

– Хорошо, минутку… год рождения и прочее соответствует? – Она показала мне мою тюремную карточку.

– Да.

– Подождите. Вот здесь распишитесь, – показала она на электронное стило с экранчиком.

Я расписался. Затем начал листать брошюрки, останавливаясь пока только на картинках. Просто больше фото… опять карта… ага, листочек со скидочными купонами, пригодится, наверное.

За стойкой что-то зажужжало, затем девушка выложила передо мной еще карточку, уже мой новый документ. В размер кредитки, мой портрет выгравирован лазером прямо на переливающемся пластике, еще голограммка, если на отсвет смотреть, то проявляется знак… глаз в пирамиде, как на долларе, еще чип, как на кредитке, и заодно QR-код, квадратненький такой. Ну и подпись моя имеется.

– Это ваш айди, – сказала девушка. – Заодно дебетовая карта. При утрате можно восстановить в любом отделении банка Ордена, как это сделать, прочтете в мануале. Денежная единица называется «экю», привязана к золоту. Вам, как беженцу, начислена тысяча, это стартовое пособие. Дальше сами.

– Беженцу?

– Вы же сюда без денег и всего прочего? Значит, беженец. Так люди едут со своими деньгами и имуществом.

– Погодите, погодите, – прервал я ее. – У меня есть там… ну, откуда я, деньги. Я просто не знал, я тут случайно.

– Где у вас там деньги? – Она равнодушно посмотрела на меня.

– В банке. На счету. То есть в банках на счетах.

– Если у вас нет удаленного доступа, то сделать ничего нельзя.

– Элис? – Я посмотрел на бейджик с именем. – Элис, у меня есть удаленный доступ. Где я его могу реализовать?

– Вы не можете. – Она пожала толстыми плечами. – Вам надо говорить с моим руководством, они занимаются внештатными ситуациями.

– А где руководство?

– Я вас позову. Тогда уже с ними закончите. Следующий, пожалуйста!


Ждать пришлось долго, все уже разошлись, лишь Слава сказал, что будет ждать у машины. Затем я остался один и взялся было за брошюры, но тут в зале появилась еще группа людей, зашедшая через ту же дверь, что и мы, а из двери за стойками контроля появился некто молодой, полный, розовощекий, начинающий рано лысеть. Подошел ко мне, спросил, глянув в бумажку:

– Александр Ба-ри-нов?

– Да. – Я поднялся.

– Я Дэйвид Миллбэнд, супервайзер смены. Пойдемте ко мне в офис. – Он повернулся и пошел к двери, из которой и возник.

Офис оказался довольно просторным, на три стола, но занят быть только один. Я уселся напротив Миллбэнда.

– У вас в том мире остались деньги, как мне сказали?

– В том мире?

– Да, в том мире. Там тот мир, а тут этот. То есть если деньги у вас там, то задача их вернуть очень сложная.

– Но возможно?

– Все возможно, – кивнул он. – Где они у вас?

– В офшоре, Би-Ви-Ай.

– Доступ к счету у кого?

– Только у меня.

– Вам придется предоставить его нам. Но если требуется дополнительная идентификация, то…

– Может быть, проще посадить меня за компьютер, и я сам все сделаю?

Он покачал головой.

– Так это не работает. Вы еще не поняли? Все, вам туда уже не вернуться, а с моего компьютера ни к какому банку не подключишься. Единственный способ решить проблему – дать доступ нам. Если помните номера счетов и название компании. Если не помните, мы можем найти их сами, но стоимость услуг вырастет. Мы контракт подпишем, никто ваши деньги не украдет, лишь вычтем стоимость наших услуг. Впрочем, если денег немного, то…

– Денег достаточно. Все банковские детали у меня есть. Договор можно посмотреть?

– Да, конечно, я сейчас распечатаю.

Он пощелкал мышкой, потом из лазерного принтера вылезли три листа бумаги, Миллбэнд протянул их мне.

Так… вроде бы обычный договор поручения… прочерк для суммы… а я точно и не помню сколько там, но примерно назову… сроки… месяц, может быть, дольше. Вознаграждение… ага, нормально, двадцать пять процентов.

– Комиссионные не слишком большие? – спросил я.

– Стандартные. Или вытаскивайте деньги самостоятельно. – Он ухмыльнулся.

Вот не нравится он мне, ага.

– Ладно, в остальном нормально вроде бы, – заключил я, дочитав. – Что делаем дальше?

– Реквизиты помните? Пароли? Карточка идентификации нужна?

Вот карточка нужна, но и это решаемо.

– У вас какой-нибудь ножичек есть? – Я стащил с себя поясную сумку.

Миллбэнд выдвинул ящик стола, покопался в нем, выудил нож для вскрывания коробок и протянул мне.

– Спасибо.

Вывернув сумку наизнанку, я подрезал подкладку, оттянул ее и оторвал окончательно. Весь оборот был расписан ручкой мелким почерком, сплошняком. Когда меня арестовали, адвокат принес на встречу несколько книг, охрана их пропустила. В одной из книг было все то, что мне требовалось, – номера счетов, переписанная карточка с кодами, необходимые телефоны, номера документов. Все не запомнишь, а жизнь в тюрьме мало ли как повернется… вот как сейчас, например. Затем я купил сумочку в «экономате», они у зэков популярны, чтобы сигареты и прочее таскать, и переписал все в нее. А страницы из книги изорвал и спустил в унитаз. Еще подобная запись у меня есть на стельке в кедах, лежащих в сумке, тоже снизу, разумеется.

– Давайте я нужное перепишу.

Тот подвинул мне лист бумаги и ручку. Я быстро выписал все необходимое, затем расчертил схему.

– Смотрите, – я показал ручкой на прямоугольник, – отсюда перевести можно только вот сюда, с этого счета, – я подчеркнул, – на вот этот. С этого куда угодно, оптимально сделать как кредит или платеж за кредит вот за эту компанию.

– Банк тоже с островов?

– Да, но вот этот дубайский, с него вывести проблемой не будет.

– Понятно. Какая сумма?

– Четыре миллиона двести десять тысяч долларов. На этом счету и этом.

– Кхм, – Миллбэнд откашлялся. – Серьезные деньги.

– Надеюсь.

– Мы можем вывести только через золото.

– В смысле?

– В самом прямом. Доллары конвертируются в золото по текущей цене, в обязательства, оттуда мы вычитаем двадцать пять процентов по весу, затем сертификаты переводятся в наш банк, там удерживаем десять процентов налога, потом вам на счет зачисляются экю по курсу. Один экю за десятую грамма. Так можно хранить в золоте, но не в вашем случае, потому что физической транзакции не происходит. Впрочем, у нас колебаний курса нет, экю привязан к золоту, как я сказал.

– Посчитаем?

– Запросто, – кивнул он. – На сегодня у нас грамм… – он посмотрел в монитор, – сорок два и шесть. Так, четыре миллиона двести десять…, – защелкали клавиши, – на сорок два и шесть, получаем… почти девяносто девять килограмм, или вам в унциях лучше?

– В граммах.

– Хорошо. Так, отнимаем наши комиссионные. Имеем… семьдесят четыре сто двадцать, это в граммах. Умножаем на десять, получаем семьсот сорок одну тысячу двести экю, минус налог… шестьсот шестьдесят семь тысяч семьдесят семь экю на вашем счету. Это очень неплохо, поверьте. Можно начать большой бизнес. – Он уже улыбался, глядя мне в глаза.

– Это примерно четыре к одному к евро? – уточнил я.

– Именно так. К доллару просто цена золота, деленная на десять, без учета обязательного налога.

– Обнадеживает.

– Есть еще способ ускорить и обезопасить операцию. – Глаза у него вдруг соскользнули с меня и уставились в окно.

– Какой? – уточнил, подозревая ответ.

– Десять процентов комиссионных лично мне, – тихо сказал он. – Тогда я займусь этим сам. Это не только мне. – Он снова посмотрел на меня с радостной улыбкой. – Я разделю это с двумя людьми из банка, которые будут заниматься этим персонально.

– Десять?

– Десять.

– Шестьдесят шесть тысяч?

– Именно.

– Когда?

– Только по зачислении средств на ваш счет, разумеется. Переведете в другой банк, за оказание услуг, все будет нормально. Зато гарантия сто процентов.

– А так не сто?

– Ну… иногда так бывает, что долго тянут, там кому-то некогда…

Втирает, я же вижу. Но сейчас в бутылку лезть смысла нет, пусть сперва деньги сюда вытащат. И кстати, я не очень уверен в том, что «по зачислении на счет». Как-то они подстрахуются, учитывая, что никакого официального соглашения у нас на сей счет нет.

– Около месяца?

– Примерно. Иногда бывает дольше, но не в нашем случае. – Он снова заулыбался. – Тут все случится максимально быстро.

– Хорошо, договорились.

– Тогда к соглашению вернемся. Эту сумму вбиваем?

– Эту. Там будет чуть больше, но я не помню точно, так что эту.


Потом меня еще и на прививки погнали, даже не спросив ничего про аллергию. Но успокоили, сообщив, что пить потом можно. Когда вышел, то нашел Славу курящим в кабине грузовика.

– Чего завис?

– Да так, пообщался с начальством местным. Так, мне сказали грузовик зарегистрировать. Где-то здесь, прямо на выезде.

– Вон туда две тачки погнали. – Слава показал на ворота в дальней от нас стороне огромного двора.

– Ну и мы туда поехали. – Я втянул себя в кабину. – Чего ждать?

Так, хоть осмотрюсь более или менее. Машина вроде нормальная, хоть и неновая, пробег под триста тысяч. Кабина трехместная, но спинка среднего сиденья опущена и пока образовывает столик с подстаканниками. Бак полон на три четверти, неплохо, а то я понятия не имею, почем тут солярка. Я даже понятия не имею, что на эти деньги можно купить.

– Слышь, я пока почитал вот это. – Слава потряс брошюрками. – Пишут, что стволы тут свободно можно иметь.

– Ну, судимости у меня пока еще нет. – Я задумался, потом сообразил, что несу бред. Какая тут судимость?

– На этой базе носить нельзя только. Сумка, чехол, без патронов. А то штраф или конфискуют. Вот тут написано. – Он показал мне книжечку, на обложке которой на четырех разных языках было написано «Правила внутреннего распорядка на Базе по приему переселенцев и грузов «Европа». Для переселенцев». – И свалить надо самое позднее через три дня. Но мне тот хрен, что тогда подходил, сказал, чтобы нас тут уже завтра не было никого.

– М-да? Ну ладно. Понять бы, куда дальше.

Я подал «Ман» задом, вывернул руль и поехал к тем воротам, на какие Слава показал. Ну да, вон же стрелки «выезд» с силуэтом машины по всему забору намалеваны.

Перед воротами нашлось большое застекленное окно в стене, за которым скучал еще один человек во все той же песочной форме. Прямо как в тюрьме на приеме контингента. Едва я к нему сунулся, он объявил:

– Давай айди.

Я сначала хотел достать «удостоверение зэка» и дать себе пальцы прокатать, но потом спохватился и протянул новое удостоверение. Мужик сунул его в считывающую машинку, покивал, спросил, что за грузовик, я назвал марку, после чего тот заключил:

– На вас теперь машина значится, но это не регистрация. Дальше сами думайте, где номера получать будете. Если будете.

– А обязательно?

– Нет. Но если машину сопрут, то как доказывать, что ваша?

Ну да, логично.

– А где регистрировать?

– Можно здесь, на базе. Там стоянка будет, сами все увидите.

Ворота, чуть дернувшись и лязгнув, поползли в сторону, выпуская нас из транзитной зоны в новый мир. Пропади он пропадом.

– Колумбия, млять, – пробормотал я себе под нос. – Смылись.

Слава продолжал листать бумаги, делая все новые и новые открытия.

– Сань, прикинь – тут день тридцать часов, а последний час семьдесят две минуты.

– Чего? – не понял я.

– Что слышал. Тридцать часов в сутках. Сорок дней в месяце. Одиннадцать месяцев в году.

– Мы на Марсе, что ли?

– А там одиннадцать месяцев?

– Не думаю. Но все равно не въезжаю пока ни во что. По идее, мне должны были в тюрьме макароны давать, а я…

– Плохо, что ли?

– Не, лучше, чем тюрьма, но не понимаю, что вокруг делается.

– Поймем, – философски сказал он.

– Да поймем, конечно. Кстати, спать хочется, по распорядку сиеста должна быть. Ладно, ладно, шучу. Кстати, а если тридцать часов, то сиеста у них сколько длится?

– Чего не скажу, того не скажу.


За периметром транзитной зоны обнаружилась зона промышленная. Какие-то цеха, склады, огороженные сеткой стоянки машин. Причем машины, похоже, были не таких вот «переселенцев», как мы, а завезенные оптом, то есть по нескольку машин одного типа в рядок. Одна же стоянка была заполнена машинами разношерстными, случайным образом расставленными, и там же я увидел стеклянную будку с ящиком кондиционера и надписью «Регистрация машин», тоже на четырех языках, возле которой собралась небольшая очередь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное