Андрей Красников.

Пустошь. Возвращение



скачать книгу бесплатно

– Вот я им всем удружил…

В какой-то момент мне захотелось буквально провалиться сквозь землю.

– Идиот.

Настолько запутаться во всех этих делах с потусторонними сущностями, чтобы из-за этого испоганить жизнь сразу всем, кто в кои-то годы отнесся ко мне по-человечески… Настроить против себя замечательную страну с замечательными жителями – а ради чего?

Очень кстати вспомнилась богиня, и я впервые подумал с откровенной неприязнью не только о демонах, но и о ней тоже. В библиотеку-то императорскую мне исключительно ради Эстерси попасть нужно было. И вся ситуация с князем, получается, произошла только из-за ее просьбы.

До чего же это надоело!.. Как мальчик на побегушках, ношусь туда-сюда, выполняю желания демонов, богов… при этом постоянно умножая свои собственные проблемы.

– Надо было просто сидеть на морском берегу, жрать, что там после приливов оставалось, и не трепыхаться. А то нашел на голову приключений…

Еще немного позлобствовав, я все же слегка успокоился, отбросил неуместные мысли и принялся упаковывать свои вещи. На мой взгляд, самым простым способом покинуть пределы Валески являлся обычный сплав – нужно было просто забраться в реку и позволить ей унести себя вниз по течению. А для этого, в свою очередь, требовалось хоть как-то обезопасить книги от воды. Хотя бы немного.

На ощупь найдя в сумке увесистые томики, я сложил их вместе, обложил листками с печатями призыва, запрятал в самый дальний уголок, а затем принялся обматывать оставшуюся часть сумки вокруг этого всего. Затем снял пояс и накрепко перевязал получившийся сверток. Приладил его на грудь и немного покрутился из стороны в сторону.

Вроде бы нормально.

Проверив остальные вещи, я опять замер, сжав в руке железную пластинку и прислушиваясь.

Люди, притаившиеся где-то неподалеку, продолжали размеренно дышать, но больше не разговаривали.

Принесло же их сюда на мою голову! И обратно в подземелья ведь не уйдешь. Что там делать без факелов и еды, спрашивается?

– Проклятье…

В голову снова стрельнуло болью, и мне пришлось на пару минут замереть, ожидая, пока самочувствие немного улучшится.

Забираться в воду было откровенно противно. Но дольше медлить не хотелось – этот выход все равно будут стеречь, а каждый лишний час лишь отнимет у меня еще немного сил. Да и начинать плавание лучше вечером. Если, конечно, на улице сейчас действительно вечер, а не утро.

Потоптавшись немного на месте, я тяжело вздохнул и двинулся вперед.

Уже на втором шаге грязная жижа забралась в сапоги. Затем поднялась до колен, до пояса… Холодно и мерзко, особенно если вспомнить про вонючий крысиный трупик, плавающий где-то рядом.

Когда я оказался вплотную к решетке, вода была мне уже на уровне груди. Пришлось слегка поднять сумку с книгами, чтобы не промочить ценную добычу раньше времени.

– Ну же… – Я тщательно ощупывал свободной рукой подводную часть преграды, но не находил никаких просветов.

Этот выход, в отличие от того, через который удалось выбраться в прошлый раз, был надежно закрыт.

Опять, похоже, придется ломать здесь все. Уходить с шумом и грохотом, привлекая всеобщее внимание и ясно показывая страже то место, с которого надо возобновлять поиски беглого мага.

На некоторое время застыл перед решеткой, чувствуя, как вода все плотнее обнимает тело, и размышляя над вариантами решения проблемы. Собственно, только руну разрушения здесь и можно использовать. Или же мою невидимую хватку.

Решив, что устроить суматоху всегда успеется, протянул здоровую руку вперед и взялся за один из толстых прутьев. Затем направил в пальцы поток энергии и потянул железку на себя.

Ничего не получилось, только заболела расцарапанная ржавчиной кожа.

Тихонько ругнувшись, я немного отодвинулся, уставился на едва различимую в темноте решетку и представил, что хватаю очередной камешек. Потащил к себе…

Неожиданно раздался противный скрежет, а у меня от слабости подкосились ноги. От слабости и от страха, что необычный звук привлечет внимание засевших наверху недругов.

Пришлось в спешном порядке прислушиваться, тратя последние крохи сил и рискуя получить еще один приступ головной боли.

– …точно слышал. Как скрежет какой-то. Может, это он решетку выламывает?

– Иди проверь.

– Сам проверь. Я лучше здесь с арбалетом постою.

– Тихо, слушайте…

На некоторое время все замерло. Находящиеся где-то надо мной люди притаились, мне же оставалось только отпустить артефакт и ждать, по-прежнему оставаясь в прохладной и отчетливо пованивающей воде.

Минут десять спустя я собрался с силами и попробовал воздействовать на решетку еще раз – уже на нижний ее край. Представил, как хватаю прутья, тяну к себе…

Виднеющаяся над водой часть преграды слегка дрогнула, из глубины донесся какой-то невнятный звук. Но такого шума, как в прошлый раз, не было. И никто ничего не услышал.

Выкорчевывать препятствие в итоге пришлось чуть ли не час. Я накапливал энергию, собирался с духом, тащил на себя крепкие прутья. Потом отдыхал, чувствуя, что с каждой минутой все больше и больше замерзаю. Затем опять осторожно тянул проклятую железку.

Наконец, после очередной попытки, она все же сдалась. И с немного жалобным скрипом отогнулась в мою сторону.

– Слышал? Опять!

– Не ори…

Снова тишина.

– Может, стражу позовем?

– Заткнись.

Судя по моим ощущениям, враги обосновались где-то совсем рядом. И наверняка держали выход из подземелья под прицелом. Гады.

Впрочем, и демоны с ними. Пусть сторожат сколько влезет.

Я аккуратно проверил погнутую решетку, убедился, что при желании смогу под ней пролезть, а потом осторожно выбрался из воды и ушел шагов на пятьдесят в глубь подземелья. Где принялся чередовать ходьбу от стены к стене с прокачкой энергии по телу, пытаясь одновременно и согреться, и хоть чуть-чуть подлечиться.

Получалось, надо сказать, не очень. Самому мне действительно стало слегка уютнее, но мокрая одежда продолжала холодить тело и постоянно тянула из него уже накопленное тепло. Действительно приятным моментом было лишь то, что усиленная энергетическая промывка неплохо сгладила все неприятные ощущения от ран и ушибов. Да, я их по-прежнему чувствовал, но уже не так сильно.

А еще куда-то пропал голод. Наверное, желудок смирился с ситуацией и на время притаился, ожидая перемен к лучшему.

На выход я собрался где-то минут через сорок. Опять приладил сумку, поместив ее на грудь, проверил остальное снаряжение, а затем осторожно подобрался к проему.

Запахи тины, дерьма и сдохшей крысы при этом воспринимались мной уже как нечто само собой разумеющееся, в некотором роде даже родное. Все-таки люди действительно могут привыкнуть практически ко всему.

Послушав окружающее пространство и отметив тихое сопение, доносящееся сверху, я закрыл глаза, зажал рукой нос и осторожно опустился под воду. Тело тотчас же испуганно встрепенулось, желая выбраться обратно, но мне удалось пересилить этот порыв. Перебирая свободной рукой по решетке, я добрался до дыры, пролез в нее, пару раз зацепившись за что-то одеждой и чуть не хлебнув полной грудью воды от страха, потом осторожно поднялся на поверхность.

Надо мной все так же слегка нависал выступ каменной кладки, но сейчас настоящая свобода была уже совсем рядом. Широкая, слегка поблескивающая река, темные тучи, наглухо затянувшие небосклон, слабо шелестящая трава… И притаившиеся поблизости враги, жаждущие поймать или убить беглого мага.

Несколько минут прошло в томительном ожидании. Но никто моего появления не заметил, никакого шевеления вокруг так и не началось.

Я решился, повернулся спиной к реке и, нацелив жезл в пустоту, начал осторожно пятиться.

Шаг, другой, третий… Над головой вместо камня оказалось ночное небо, на дне начал ощущаться мерзкий ил, пытающийся стащить с ног сапоги. Рядом повсюду торчала темная и неприветливая трава. А прямо передо мной теперь виднелась старая каменная набережная, мрачная и пустынная.

Именно там, на ней, сейчас находился кто-то, жаждущий моей крови.

Спустя еще несколько шагов вода достигла подбородка, заставив прекратить движение. Теперь надо было убирать жезл и плыть. Причем грести предстояло активно – уже сейчас тяжесть переносимых вещей ощущалась мной очень и очень весомо.

Вот только расставаться с артефактом даже на время было страшновато. Вдруг враги ждут именно этого? Не огненными же копьями в них кидаться, будоража весь город…

Целую вечность я стоял по горло в воде, смотря на берег. Затем все же решился. Спрятал оружие, откинулся на спину и принялся осторожно перебирать руками и ногами, стараясь не утонуть, не выдать себя и при этом убраться подальше от опасного места.

Для того чтобы держаться на воде, приходилось прикладывать серьезные усилия, но я немного научился плавать еще в Хрустальном и сейчас чувствовал себя более-менее уверенно.

Набережная тем временем с каждой секундой отдалялась все больше. Затем мне начало помогать течение – и тревога по поводу спрятавшихся противников окончательно прошла. Уже не увидят.

Я принялся загребать руками все смелее, намереваясь добраться до быстрого течения и покинуть недружелюбный город как можно скорее.

К сожалению, на территории Пустоши встречаются лишь совсем небольшие речки. И никто никогда не рассказывал молодому ученику мага, что же это в действительности такое – настоящая стремнина.

Стоило только пересечь незримую границу, как мое тело словно бы подхватили чьи-то невидимые руки. Прохладные, цепкие, уносящие куда-то в сторону со все большей скоростью…

Перемена оказалась настолько неожиданной, что я испуганно вскрикнул и принялся трепыхаться, пытаясь выбраться из этих объятий.

Тщетно. Могучий поток нес меня вперед, совершенно не обращая внимания на все прилагаемые усилия. Я барахтался, тратил силы, глотал воду… И в какой-то момент понял, что совсем скоро банально пойду ко дну, утону, как слепой котенок, без каких-либо шансов на спасение. Один в этой темной ночи…

Паника накатила с новой силой. Захотелось заорать, позвать на помощь, сдаться страже… Все что угодно, лишь бы не захлебнуться посреди этой безжалостной стихии.

Меня спасла одна из массивных опор моста, перекинутого через реку. Угловатая колонна внезапно выплыла из темноты и, проскользнув мимо, чуть было не скрылась в ней же. К счастью, я вовремя сориентировался и, сделав отчаянное усилие, дотянулся-таки до мокрых камней, вцепившись в них мертвой хваткой.

Черная вода, легонько журча, мчалась мимо. Плотные тучи столь же стремительно неслись где-то в вышине. И лишь каменный столб, за который изо всех сил держались мои руки, оставался единственной надежной опорой в этом мире.

Страх постепенно начал уходить. Проснулась злость.

– Ты чег-го х-хотел-л? – слегка дрожащим голосом спросил я сам у себя. – П-по стрем-мнине сплав-виться? Так ч-чего об-бгадилс-ся?!

Получилось не очень убедительно, но ужас перед быстрой водой немного стих. Да и течение, если присмотреться, было не таким уж сильным, как мне показалось с перепугу.

Впрочем, снова спуститься в реку я все еще боялся.

Пришлось убеждать самого себя в том, что ничего опасного вокруг нет, что я отлично держусь на поверхности, что все идет именно так, как и должно…

Минут через пять я собрался с духом, сполз обратно в воду и мужественно отпустил руки. А затем, перевернувшись на спину, принялся аккуратно болтать конечностями, позволяя при этом реке тащить меня туда, куда ей хочется.

Эта попытка оказалась значительно удачнее, чем предыдущая. Да, опять приходилось тратить много сил для того, чтобы оставаться на плаву, но зато изначальный план начал выполняться – течение действительно уносило меня вдаль. Прочь от Дворцового города и Валески в целом. От всех тех, кто прямо сейчас ищет Рико Пепельного по всей столице.

Постройки, расположенные на берегах реки и смутно просматривающиеся в темноте, постепенно становились все более скромными, попадались все реже и реже…

Где-то через полчаса я понял, что вокруг больше нет ни единой живой души.

А это означало, что и самому мне пришла пора выбираться из воды. Она здесь вроде бы не очень холодная, теплая даже, но вот чувствую я себя все хуже и хуже. Цепляется за тело прохлада, все сильнее ощущается усталость, вместе с ней все ближе подбирается страх.

Пришлось поднять голову и осмотреться.

Собственно, к какому берегу двигаться – разницы особой нет. Но левый, кажется, ближе.

Повернувшись в выбранную сторону, я принялся изо всех сил грести, стараясь поскорее выбраться из потока. В какой-то момент паника снова окутала душу, заставила в очередной раз как следует попробовать реку на вкус…

Но уже через несколько мгновений мне все-таки удалось перебраться на спокойную воду.

Здесь я быстро успокоился, сбавил темп и без помех добрался до прибрежных зарослей – густых, темных, пахнущих какими-то душистыми цветами. Выполз на топкий берег, заново измазавшись в грязи. После чего, отойдя на ближайший более-менее сухой участок, растянулся на земле.

Тело, отдавшее все силы на борьбу за выживание, заснуло, не спрашивая согласия разума.

Глава 2

Меня разбудили лучи поднявшегося солнца. Пробираясь сквозь ветки деревьев, они настойчиво щекотали кожу, лезли сквозь закрытые веки и всячески намекали, что пришла пора вставать и браться за насущные дела.

Я открыл глаза, проморгался и с легким стоном потянулся, разминая закоченевшие мышцы. Потом опять замер, занявшись своим обычным лечением.

Жизнь постепенно налаживалась. Тело разогревалось, бывшее отвратительным самочувствие улучшалось. Взамен, правда, все сильнее начинали чувствоваться голод и слабость, но к этим ощущениям мне уж точно было не привыкать. Переживу как-нибудь и сейчас.

Поднявшись на ноги и еще разок потянувшись, я принялся раздеваться. Солнце пригревало все сильнее, и этим нужно было пользоваться, высушив наконец-то одежду. Иначе от сырости и загнуться можно. Заболеть так уж точно.

Выйдя на небольшой просвет между деревьями, я развесил вещи на ветках, а затем начал распаковывать книги.

Чуда, к сожалению, не произошло – вода все равно пробралась внутрь рюкзака, намочив спрятанные от нее ценности. Но благодаря принятым мерам ущерб оказался не очень сильным, и плотно сжатые томики промокли только с краев. Так что я не стал особо расстраиваться по этому поводу, лишь выложил отсыревшие книги на солнцепек, устроив рядом с ними и остальное свое снаряжение.

После чего принялся активно разминаться, прыгая и бегая вокруг.

Наверное, со стороны это все выглядело как безумные пляски радостного дикаря из неведомого никому северного племени.

Ну и пусть.

Согревшись, но окончательно растеряв невеликие запасы сил, я уселся на траву, прислушиваясь к телу. Вроде бы все со мной нормально. Боль в колене чувствовалась, но не сильно. Порез на руке практически затянулся, а ушибы не беспокоили совершенно.

Думаю, мои умения в области исцеления постепенно развиваются. Или, если верить рассказам демона, я просто сам начинаю все больше верить в свои силы.

Мысль про Эйя заметно испортила настроение, заставив припомнить заодно и все остальное, связанное с потусторонним миром.

– Проклятые демоны, – не особенно убедительно произнес я, укладываясь на спину и отмахиваясь от какого-то назойливого насекомого.

Мне очень хотелось спихнуть ответственность за произошедшее на выходцев с изнанки мира, но внутренний голос все настойчивее шептал о том, что именно Рико Пепельный виноват во всех проблемах Рико Пепельного. И никто больше.

Да, в случае с призывом Эйя мне просто некуда было деваться. Да, Невеста прицепилась ко мне сама. Но история с князем…

Я приподнял голову и легонько стукнул затылком о землю.

Подарить ему клинок из проклятого серебра – исключительно моя собственная идея. Никто меня не заставлял. Более того, вся опасность такого подарка была вполне очевидна еще с того самого момента, как оружие начало странно реагировать на пролитую кровь.

Прикрыв глаза, я попытался разобраться в причинах своего поступка. Снаружи-то все это выглядело достаточно пристойно – наверняка ведь князь и его окружение знали и знают об этом металле гораздо больше моего. Кому же, как не богатейшим людям континента, разбираться в таких вещах? Вдобавок этот артефакт выглядел наилучшим из возможных подарков, а мне обязательно требовалось добиться успеха и получить пропуск в императорскую библиотеку.

– Но про опасность я все равно знал. И ничего не сказал.

Желание любой ценой получить пропуск? Опасение того, что князь разгневается, узнав про дефект? Ну да, теперь-то он меня просто обожает…

Что еще? Я принялся вспоминать свой опыт владения этим ножом… и невольно поежился, когда в памяти возникло лезвие, жадно подрагивающее от вкуса человеческой крови…

Страшноватое оружие.

Новая мысль заставила рассуждения пойти по другому пути. Артефакт в последнее время действительно меня пугал. И будь он сделан тем же Эйя, я давно отправил бы его в первое попавшееся на пути озеро. Без сомнений и колебаний.

Но проклятое серебро – это ведь настоящий клад! Бесценный металл ушедшей эпохи, абсолютное оружие и любимая игрушка богачей. Как можно просто так его выкинуть?

Я невесело засмеялся.

Жадность и страх. Страх долгое время подталкивал меня к тому, чтобы избавиться от оружия, жадность же не позволяла расстаться с единственной действительно ценной вещью, находящейся в собственности. И в результате родилось глупое и навязчивое желание обязательно подарить нож князю. Использовать предмет как можно более эффективно. Избавиться от него, не жалея при этом о потере.

И очень жаль, что понял я это только сейчас, когда стало уже слишком поздно…

Говоря откровенно, сына князя мне не было особенно жаль. Как и остальных погибших из-за появившегося демона. Трагическая случайность: жестокая, несправедливая… но у меня на родине вся жизнь состоит из подобных. Люди то и дело умирают от мечей разбойников, тварей Пустоши, неизвестных заклинаний и артефактов. И случайности становятся обыденностью.

А вот мысли о проблемах, которые наверняка обрушились на головы моих знакомых, вызывали тоску. О них-то я тоже не подумал…

– …да и вообще ни о ком не подумал. Молодец. Настоящим магом становлюсь.

Поднявшись на ноги и отряхнув спину от травинок, я принялся медленно расхаживать возле подсыхающей одежды, раздраженно посматривая по сторонам.

Что будет с семьей Кирен и лордом Фелланом? Княжество, конечно, просвещенное и миролюбивое, но уж очень серьезен повод. Как бы впавший в ярость правитель не начал карать подряд всех, кто окажется в пределах досягаемости…

В этом месте размышлений я злобно пнул босой ногой какой-то камень – и слабо выругался от боли.

Как-то помочь оставшимся в княжестве знакомым у меня не получится. Единственный доступный вариант – это вернуться в Валеску и сдаться там в лапы стражи. Но этого я точно делать не буду. А что еще?

Тут мое внимание на некоторое время отвлек обнаружившийся под одним из соседних деревьев аппетитно выглядящий крепенький гриб. На ярко-оранжевой шляпке важно восседала небольшая ящерица… Мясо.

Желудок, встрепенувшись в предвкушении, жалобно заурчал.

Увы, в результате скоротечной охоты удалось разжиться только грибом. А ящерка, увернувшись от моей слабой руки, шустро удрала куда-то в травяные заросли. Сволочь.

– Ну и как понять, съедобный ты или нет?.. – пробормотал я, рассматривая выдернутую из земли добычу.

Гриб был солидный, тяжелый и красивый. Его толстенькую черную ножку украшала аккуратная юбка, а шляпка напоминала собой закатное солнце – такое же большое, круглое и оранжевое.

Есть хотелось все сильнее. Но питаться незнакомыми грибами было страшно – мои познания о них ограничивались лишь очень туманными историями, главные герои которых обязательно умирали в страшных муках.

Тем не менее я знал также то, что многие грибы вполне съедобны и даже полезны – возле Хрустального подобных не было, но на остальной территории Пустоши они попадались довольно часто.

В конце концов, решившись, я откусил маленький кусочек.

И в следующий момент с руганью его выплюнул, а потом от души запустил своей находкой в ствол ближайшего дерева.

Во рту стояла дикая горечь.

– Погань… Тьфу… – Попытки отплеваться помогали довольно слабо. Гнусный вкус одной-единственной крошечной частички окутал уже весь рот и убираться оттуда не собирался.

Как еще та мелкая чешуйчатая сволочь не сдохла от подобного соседства!..

Мысль о восседавшей на грибной шляпке ящерице неожиданно потянула за собой воспоминание о ее ближайших родственниках – крылатых и очень быстрых. А затем…

Я на некоторое время даже смог отрешиться от только что попробованного «лакомства» – обдумывал новую идею.

Если отсюда мне никак не поправить сложившуюся в княжестве ситуацию, то, возможно, стоит отправить письма? Объяснить Феллану и Кирен, что произошла трагическая случайность, что я в действительности не питал никаких злых умыслов.

Возможно, эти сообщения попадут в руки князю, и тогда он поймет…

На этом месте я прервал полет своей фантазии. Ничего князь не поймет. Точнее, ничего не захочет понимать. Плевать ему сейчас на любые оправдания.

Следующее, что пришло в голову, – это письменно признаться во всех подряд преступлениях, но попросить прощения у тех, кто так или иначе со мной общался. Таким образом в княжестве лишний раз убедятся в том, что я жестокий и подлый преступник, но подозрения с моих знакомых будут сняты.

– Зато они будут считать меня мерзавцем. – Горечь, появившаяся на душе, вполне могла соперничать с такой же горечью, царящей во рту.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6