Андрей Кощиенко.

Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)



скачать книгу бесплатно

Кинуть бы сюда пару наших легионов, они бы тут быстро запели бы по-другому, подумал я, видя перед внутренним взором марширующие легионы повелителя. Тех бы Разрушителей сюда! Они бы уж точно Хель ленточки на ее платье в бантики повязали… Ну может, маги помогли бы малость… Вот только как это сделать? Хм… А ведь это идея – призвать верховного мага, и пусть он отсюда портал в Эсферато вертит! Отец, помнится, говорил, что, когда дело касается его шкуры, то у верховного резко обостряется соображаловка. Вот пусть и сообразит! А там наши подтянутся и…

– Знаете, Эриадор, хочу вам сказать, что компания князя Белогура это не совсем та компания, в которой я бы хотел видеть своего будущего зятя… – очень некстати начал разговор со мной Гессен, отвлекая меня от картин сладостной мести.

– И чем же плоха его компания? – хмуро поинтересовался я, перестав зомбировать Фелию невидящем взглядом и фокусируя его на князе. – Я вчера не заметил среди них недостойных людей!

– Нет, без всякого сомнения, это все замечательные и в высшей степени достойные и уважаемые люди, – быстро согласился со мной князь, сделав в подтверждение своих слов утверждающий взмах рукой. – Единственный их недостаток – они слишком увлекаются вином!

– То есть вы намекаете на то, что я вчера немного выпил? – так же хмуро поинтересовался я.

– Э… видите ли… – начал было князь, но закончить не успел.

– Немного?! Да ты нажрался, как свинья! И облевал мне юбку!

Похоже, у Фелии сорвало клапан от возмущения, и она не стала разводить политесы, назвав вещи своими именами.

За столом возникла пауза. Гессен и я уставились на Фелию, но если он с изумлением, то я, пожалуй, с отвращением.

– Князь, при всем моем уважении к вам, я все же вынужден заметить, что ваша дочь дурно воспитана! Мало того что она употребляет слова, которые знать юным девушкам совсем не годится, так она еще влезает в мужские дела и комментирует то, что явно выше ее понимания! – ответил я на ее выпад.

Услышав такое, князь шумно засосал в себя воздух и принялся багроветь, но пока молча. Видно, соображал, что ему сказать.

Однако Фелия уже сообразила, что ей сказать, или не соображала вообще, а сразу выдавала на язык свежак, только что пришедший в голову.

– Я дурно воспитана?! Это я дурно воспитана?! Можно подумать, что это я вчера в скотском состоянии ползала по полу и изгадила вам одежду!

– Что касается небольшого прискорбного инцидента, лишившего вас юбки, считайте, что я вам должен две! Я вам их обязательно куплю! – хмуро ответил я. – А насчет того, что кто-то где-то ползал, хочу вам заметить, что я там был не один, а в компании уважаемых гостей, которых ваш уважаемый отец пригласил, между прочим, на вашу помолвку! И потом, я же вам говорю, что вы совсем не понимаете мужских занятий! То, что вы видели, это была засада на кабана, которую вы, по своему недопониманию, приняли за невесть что!

– Ах, засада! Вот значит как! Значит, мой жених мастер по засадам на кухне! Что-то я не видела вас на охоте сражающимся с напавшими кабанами!

– То есть вы хотите обвинить меня в трусости? – уточнил я, вопрошающе подняв брови и наклонив голову.

– Пока нет, но я хочу убедиться, что мой жених смелый человек! Эриадор, я хочу с вами сразиться! Я вызываю вас на поединок! – выдала Фелия.

Совсем охренела!

Князь попытался засосать еще воздуха, видно, забыв, что он у него уже есть.

В зале наступила внимательнейшая тишина. Все присутствующие обратили взгляды на меня и ждали, что я отвечу.

– Это невозможно, – сухо ответил я.

– Почему? – спросила Фелия.

– Видите ли, это небезопасно… – парировал я.

– То есть вы боитесь? – добавив в голос наигранного удивления, спросила Фелия.

Хм, какая подстава… Стоит мне сказать сейчас, что я боюсь, то следующим шагом Фелии будет наверняка заявление, что за труса она не выйдет и значит, свадьбы не будет. Собственно, то, чего я и добивался… Хм… Заманчиво! Только вот придется стать трусом в глазах окружающих… Как-то оно мне не нравится, такое решение. И Аальст меня не поймет… Не, пожалуй, я откажусь от такой сомнительной победы. Будем крутить колбасу дальше…

– Боюсь, но не за себя, а за нас… – ответил я.

– Что значит за нас? – не поняла Фелия.

– Видите ли, дорогая, в сражениях всегда есть победитель и проигравший. Побежденный долго помнит горечь поражения, а победитель порой слишком долго живет воспоминаниями о победе. Когда дело касается чужих друг другу людей, то это не имеет значения, но все меняется, когда люди не враги. Мы с вами не чужие, начинаем совместную жизнь, стоит ли ее начинать с обиды? – принялся я витиевато выруливать, чтобы избежать прямого столкновения с Фелией.

За столами одобрительно зашушукались.

– Да и потом, поединок – это дело опасное, даже тренировочные бои. Можно случайно ранить партнера, совсем не желая того. А у нас с вами помолвка на носу. Уважаемые гости и ваш уважаемый отец наверняка огорчатся, если помолвка не состоится!

– Не так ли, князь? – сделал я вопрошающий жест рукой в сторону Гессена.

– Да, да, конечно! – наконец-то выдохнул Гессен. – Ни о каком поединке не может быть и речи! Это даже не обсуждается!

Фелия сидела, прикусив нижнюю губу и сердито глядя на меня.

– Я просто хотела убедиться в смелости моего будущего мужа, – после небольшой паузы сказала она, обращаясь к Гессену, – хотела удостовериться, что он так же смел, как и говорлив!

За столами гостей послышались смешки.

– Благодарю вас за оценку моих талантов, – улыбнулся я Фелии, но, к сожалению, испытание моей смелости с вами категорически невозможно!

– Я могу заменить вам Фелию! – За боковым столом подскочил какой-то парень и остался стоять, гордо задрав подбородок и сжимая в правой руке рукоятку меча, висевшего на поясе.

– Ах-хх! – выдохнул потрясенный зал, а я немного обалдел.

Это еще кто? А, сэр Леронт – безнадежно влюбленный… влюбленный! Хм…

Краем глаза я неожиданно отметил изменение выражение лица Фелии. Она смотрела на Леронта с восхищением, надеждой и даже, может, какой-то мольбой. Это длилось какое-то мгновение, затем Фелия снова надела маску на лицо. Я перевел взгляд с нее на Леронта. В зале стояла оглушающая тишина. Все ждали моего ответа.

– Это невозможно! – снова сказал я.

Зал разочарованно выдохнул, а на лице Фелии появилась торжествующая улыбка.

Заговор, подумал я, невеста пытается выставить меня трусом и подвести под поединок? Возможно… Если вы пошли на охоту, то будьте готовы, что охотиться могут начать на вас…

Уровень моего раздражения прыгнул еще на несколько делений вверх. Мало мне вчерашнего позорища, так теперь занимайся тут возней с ее интригами невесты! Проломить бы ему голову без всяких затей и политесов! Я оценивающим взглядом окинул фигуру Леронта. Великим бойцом он не выглядел…

– Заменить столь дивный и прекрасный цветок, – я указал рукой на Фелию, – на вас? Это невозможно!

– Ах-хх! – выдохнул зал.

– И вообще, сэр Леронт, не знаю, что за нравы там, где вы выросли, но прилюдное признание в любви к мужчине это слишком! Я, конечно, человек широких взглядов, но это уже чересчур! Я не могу принять вашу любовь!

– Какую любовь? – изумленно пролепетал Леронт, вытаращив глаза.

– Вы ведь только что предложили заменить собой Фелиию! Разве это не было признанием в любви?

– Ш-ш… ш-ш, – зашушукался зал.

– Вы что, хотите сказать, что я предложил вам… Что я? – обалдело спросил Леронт.

– Все слышали, что вы сказали! – ответил я.

– Я имел в виду замену на поединке!

– Так это было не объяснение в любви? А-а! Так вы просто косноязычны и не умеете выражать свои мысли? Тогда я вам скажу, сэр, что вы дурно образованны! Принимая во внимание этот печальный факт, я не буду требовать с вас удовлетворения за нанесенное мне вами, по недомыслию, оскорбление!

– Мне… вам… вами… оскорбление? – Леронт пошел красными пятнами. – Вам оскорбление? Вы только что оскорбили меня, назвав неучем! Я этого не потерплю!

М-м… как же хочется врезать ему по башке, тупой башке! М-м-м… А может, действительно врезать? А то мне этот балаган начал уже надоедать…

– Я не назвал, а констатировал… И потом, сэ-э-эр, вы меня оскорбили первым, предложив себя вместо моей невесты! Это ж надо, дойти до такого разврата, чтобы прилюдно предлагать такое! Вы просто низкий извращенец, сэ-э-эр! И я совсем не удивлюсь, если завтра узнаю, что вас с вашим конем связывает не только боевая дружба!

За столами заржали.

– Что? Я?! Да я! Я… я вызываю вас на поединок! – яростно выдал уже совершенно красный Леронт. – Завтра, на рассвете!

– Чего? На рассвете? Вы что же мил-л-лейший, – процедил я сквозь зубы, – думаете, что я вам какой-нибудь крестьянин, встающий с первыми лучами солнца? Да вы совсем обалдели! Не раньше полудня! И вообще, слыша от вас такие предложения, я уже сомневаюсь, что вы благородных кровей и достойны поединка со мной! Это ж надо, на рассвете! А вы случаем сами не из крестьян будете, мил-л-лейший?

– Что? Я? Ах ты наглец! Да мой род восходит к самому Реймону Завоевателю!

– М-да? А по вашему ободранному виду и не скажешь…

– ВСЕ! Я больше не намерен слушать ваши гнусности! Я требую поединка! НЕМЕДЛЕННО! – напрягая жилы на шее, заорал взбешенный Леронт.

– Да запросто! Я принимаю ваш вызов! – пожал плечами я. – Надеюсь, вы только позволите мне сходить за доспехами и оружием?

– НЕМЕДЛЕННО! – снова заорал Леронт.

– Скажите, князь, а что разве ваш родственник практикует поединки с безоружными? Это не делает чести вашему роду! Себе-то он меч прихватил! – обратился я к присутствующему тут князю.

Гессен сидел с открытым ртом и тоже весь в пятнах.

Родственнички, подумал я, глядя на них. Похоже, князь не успевает за событиями…

– Эм-м… сэр Леронт излишне порой импульсивен… бывает… – начал князь, не отрывая растерянного взгляда от Леронта, – а сейчас он… очень импульсивен… я просто не предполагал… что он может быть таким… э-э… импульсивным.

Растерянность в глазах князя внезапно сменилась бешенством.

Ага! Дошло, чем может обернуться для тебя наш поединок, со злорадством подумал я, теша свое раздражение.

– Так что там насчет подготовки к поединку? – спросил я князя, немного приподнимая брови.

– Думаю, что все будет нормально! – ответил Гессен, пытаясь испепелить взглядом Леронта.

– Я настаиваю на поединке! НЕМЕДЛЕННО! – неуступчиво снова заорал Леронт.

– Я здесь хозяин! – грохнул кулаком по столу Гессен. – И все будет по правилам! Поединок состоится в полдень! ВСЕ, Я СКАЗАЛ!

– Благодарю вас, – сделал я поклон князю, когда вылез из-за стола, – пойду готовиться.

У Фелии были слегка расширенные глаза и бледное лицо.

Что, интриганка, допрыгалась?

Я злорадно взглянул на девушку.

Сейчас два благородных человека пойдут выпускать друг другу кишки! И все из-за твоих интриг! А не сказать ли ей что-нибудь приятное перед поединком? Я ведь как-никак жених!

Обойдя стол, я подошел к Фелии и наклонился к ее уху.

– Дорогая, у вас очень испуганный вид! Что с вами? – прошептал я.

– А… вот… да… нет! – сбивчиво ответила та, пряча от меня глаза и нервно разглаживая руками невидимые складки на своей юбке.

– Я вас понял! Вы переживаете за меня! О, благодарю вас! Но не волнуйтесь так! Я проучу этого наглеца! Единственное, прошу вас заранее меня простить, если его мозги забрызгают вашу юбку! Тогда будем считать, что я вам буду должен четыре! Договорились?

– Э-э-э… – произнесла Фелия, с испугом глядя на Леронта. Бледное ее лицо приобрело зеленоватый оттенок.

– Всего хорошего! – кивнул я ей, улыбнулся в тридцать два зуба все еще стоявшему за столом Леронту, кивнул еще раз красному от гнева Гессену и потопал к себе, одеваться…


– Эри! Что ты себе позволяешь! – гневно пропищал магистр, сердито уставясь на меня и агрессивно уперев руки в бока.

– А в чем, собственно, дело? – спросил я, разглядывая себя в зеркале.

– Поединок! Перед самой помолвкой!

– Ну и что? Что ж, я по вашему, должен был промолчать, когда этот деревенщина оскорбил меня и мою невесту? – мрачно спросил я, пытаясь застегнуть пуговицу на манжете. Злость, посетившая меня с утра, так меня и не покинула, и мне по-прежнему хотелось кого-нибудь прибить. Тихо и без затей.

– К сожалению, меня не было на завтраке и я не могу судить, насколько эти оскорбления были оскорбительны… – ответил Фестер.

– Вы что же, магистр, не верите моим словам? Если я сказал, что был оскорблен, то это значит, что я был оскорблен! Или моего слова вам недостаточно?

– Поединок будет катастрофой! – не ответив на мой вопрос, сказал Фестер.

– Катастрофой будет, если мне не в чем будет на него пойти, – ответил я. – Ну все пошили: и для охоты, и для танцев, и для посиделок… А для поединка – нет! Вот в чем мне теперь, по-вашему, идти?

– Ну… никто не предполагал, что на помолвке ты устроишь поединок! – растерянно ответил магистр. – И вообще, Эри, ты ведешь себя так, словно не понимаешь, что это может для тебя плохо кончиться!

– Если для меня это кончится плохо, то для Гессена еще хуже. Если все неудачно сложится, то его ждут две волнительные встречи – одна с моим отцом, а другая с Седриком! Хотя я подозреваю, что ему будет достаточно и одной!

Я хищно усмехнулся, глядя в зеркало. Я был зол.

– Так ты рассчитываешь, что Гессен это как-то замнет? – с задумчивым видом спросил магистр.

– Посмотрим, – пожал плечами я. – Его проблемы, пусть он и крутится, а мне одеваться нужно! Мила, Лора! Ну где вы там?

Дверь распахнулась, и появились служанки, неся в руках мешки с одеждой. Вид у них был испуганный.

– Вот… – сказала Мила, расшнуровывая мешок и начиная раскладывать одежду на кровати.

– Ну… давай посмотрим… – сказал я.

Через некоторое время выяснилось, что одевать нечего.

– Вот, так я и знал! Нет ничего подходящего! Не могу же я явиться на поединок в костюме для охоты! Во-первых, его уже все видели, а во-вторых, это неприлично! Меня просто не поймут! Что же мне делать? – валяя дурака, с недоуменным видом обратился я к магистру. – Поединок, а мы не готовы! Нет, мы не готовы! Совершенно!

– На поединок надевают доспехи, а не охотничьи костюмы! – скривился тот. Он, похоже, еще не понял, что я дурачусь.

– А где мои доспехи? – спросил я, обращаясь к Миле и Лоре.

Те испуганно уставились друг на друга, видно, лихорадочно соображая, кто из них двоих забыл положить их в багаж перед отъездом.

– У тебя нет доспехов, – кисло сказал Фестер, который, наконец, догадался, что я прикалываюсь, – и никогда не было! Какие к Херуну доспехи! Ты отродясь их не надевал, потому что они, видите ли, тяжелые! И меч в руках ты толком держать не умеешь, потому что – зачем это нужно?! А вот теперь понадобилось! Я вообще не понимаю, что у тебя было в голове, когда ты соглашался на поединок! В чем и с чем ты пойдешь? У тебя даже магии сейчас нет!

– Учить нужно было лучше, – не удержался я от язвительного замечания, – может, и проблем бы сейчас не было!

Магистр поджал губы.

– Знаешь, Эри! У меня было немало учеников, кроме тебя, так вот, я скажу тебе честно: ты – один из самых тупоголовых! Понятно?!

Поговорили… Ладно, оставим магистра в покое, а то он, кажется, начинает закипать…

– Благодарю вас, учитель! – сделал я кивок головой.

– Всегда пожалуйста! – прищурив сердито глаза, ответил тот.

Так, но все же, что мне надеть? Попробовать стрельнуть у кого-нибудь доспехи? А есть ли в этом смысл? Если я отроду их не носил, то как же я смогу в них двигаться? Да, скорее всего, никак!

Хм… И что тогда? Идти как есть? Похоже, да… только, пожалуй… нужно что-то более яркое! Да! Карнавально-брутально-самцовое! Зрелищное! Точно! Нужен яркий выход… и смелый образ! Именно так! Хм… и что же это может быть? А ну-ка, посмотрим!


Папа и дочь

– Фелия, что ты себе позволяешь! – не сдерживаясь, орал Гессен на свою дочь, потрясая над своей головой руками со сжатыми кулаками. – Это ж надо додуматься, вызвать своего жениха на поединок! При всех! Просто уму непостижимо! Как такое могло тебе вообще в голову прийти! Ты же из меня посмешище делаешь! Посмешище! Ты что, не понимаешь?

Фелия стояла перед отцом, с недовольным видом поджав губы и уставясь в пол.

– Ну, что ты молчишь? Скажи мне уж что-нибудь? – разводя руки в стороны, уже несколько спокойнее сказал Гессен. – Ну?

В ответ Фелия только упрямо сжала губы.

– Нет, ну я так не могу! – хлопнул себя ладонями по бедрам князь, – стараешься, стараешься, растишь, растишь, а в ответ вместо благодарности получаешь одно ослиное упрямство! И от кого? От родной дочери! За что мне такое наказание! За что?

Фелия еще сильнее сжала губы.

– Значит так, – не дождавшись ответа, сказал князь, – еще раз выкинешь подобное – выпорю! Самолично! Не посмотрю, что уже здоровая! Десять лет уже обещаю, но на этот раз выполню! Будешь перед алтарем стоять с драной задницей! Понятно?

Фелия хмуро посмотрела на отца из-под бровей.

– Да, вот так вот! – качая головой, сказал князь. – Я уже не знаю, как на тебя воздействовать!

Фелия снова нахмурилась и молча уставилась в пол.

– Все, поговорили! – махнул Гессен. – Иди к себе и сиди там! А я пойду поговорю еще с одним… ослом…


Родственники

– Леронт! Что ты себе позволяешь! – повысил голос князь Гессен.

– М-м… а что? – набычившись, угрюмо спросил Леронт, глядя в пол.

– Да ты вообще охренел! Устраивать поединки с женихом моей дочери в моем замке! И это после всего, что я для тебя сделал? Это что, твоя благодарность?

– Он оскорбил меня… – вяло ответил Леронт, отворачивая голову в сторону.

– Оскорбил? Да не влезь ты со своим предложением заменить Фелию, ничего бы не было! Чего ты влез? Зачем?

Леронт сжал губы и промолчал.

– Зачем ты это сделал? – снова спросил Гессен. – Может, это тебя кто-то подучил? Может, это заговор против меня? А? – нагнув голову к плечу и пристально глядя на Леронта, спросил князь. Взгляд у него стал колючим и подозрительным.

– Никто не подучивал! – поднял голову Леронт.

– А почему же тогда?

– Я… я… просто… Я люблю вашу дочь! – подняв вверх подбородок, громко произнес Леронт.

– Гм! – озадаченно произнес Гессен. – Гм… и что?

– Как что? Я ее люблю!! – с удивлением повторил Леронт.

– И поэтому ты решил испортить ей жизнь?

– Испортить жизнь? – растерянно произнес Леронт. – Не понимаю… почему испортить?

– Не понимаешь? А ты подумай немного! Надеюсь, ты слышал про Седрика? У? Слышал? Что мы у него следующие на очереди?

– Я всю кровь отдам, до капли, защищая Фелию! – развернув плечи и еще выше задрав подбородок, произнес Леронт.

– Эх, если бы этого было достаточно! – вздохнул князь. – Если бы было… Ну, скольких ты убьешь? Троих… десяток… ну пусть даже два десятка! А их сколько? Что будет потом с Фелией, когда ты упадешь, а? Ты подумал? Что с ней сделают наемники Седрика, если она попадет к ним в лапы?

Леронт угрюмо потупился.

– То-то и оно! Об этом ты и не подумал… – снова вздохнул князь, – то-то и оно!

Леронт молчал.

– Так что, Лер, давай не дури, успокойся и откажись от поединка!

– Отказаться от поединка? Это невозможно! Я ведь обещал!

– Обещал? Кому? – вскинулся князь.

Леронт плотно сжал губы.

– Значит, все-таки обещал! Значит, все-таки предательство! Уж от кого-кого, а от тебя я не ожидал ножа в спину! Эх, Леронт, Леронт! – князь огорченно махнул рукой.

– Это не то, что вы думаете! Это не предательство! Нет! Это не то, что вы… Я… я скажу! Только пообещайте, что не скажете ей! – с мукой в голосе сказал Леронт.

– Кому ей? – не понял князь.

– Фелии!

– Ну хорошо, обещаю, что не скажу! – не понимая, согласился князь.

– Я… я… обещал это… Фелии! – Последнее слово Леронту далось с трудом.

– Фелии? – в изумлении переспросил Гессен. – Фелия хотела, чтобы ты убил Эриадора?

– Нет… – помотал головой Леронт, – она хотела… чтобы я его… унизил… за наглость. Повалял по земле, испугал… Чтобы все видели. Но не убивал!

– Наглость? Унизил? Ах вот оно что! – князь в задумчивости выпятил вперед губы и прижал их к носу. – Наглость, значит! Понятно теперь! Ах, дочура, дочура! Драть тебя в детстве как следует нужно было! И каждый день! Но теперь, похоже, уже поздно…

– Так, – после небольшой паузы сказал князь, – никакого поединка не будет! Сегодня в полдень ты принесешь свои извинения Эриадору, и на этом всё!

– Извинения? Ему, этому мерзавцу? Ни за что! – возмутился Леронт.

– Тогда к следующему лету Фелия умрет! – жестко сказал князь. – Выбирай! Твоя гордость против ее жизни!

– Это… это невозможно… Я ведь… не смогу… – потрясенно пробормотал Леронт.

– Ты же говорил, что готов жизнь отдать за нее! Говорил? А я не прошу твоей жизни! Только гордость!

– Но как же я потом… жить буду? Ведь она… отвернется от меня, будет презирать… как труса! Ведь я ей обещал! Вы поймите! Я же не смогу… без нее! Не смогу! – растерянно развел руками Леронт. – Я… я умру без нее! Правда!

Леронт смотрел полными отчаянья глазами на Гессена.

– Э-эх! Ну что я могу тебе сказать? – сокрушенно покрутил головой князь. – Ну такая она, эта жизнь! Почему-то всегда выходит, что для того, чтобы кто-то жил, кто-то должен умереть! Всегда! Ты ведь рыцарь, Леронт! Рыцарь! А значит, должен совершить подвиг! Отдай свою жизнь взамен другой!

– Подвиг… – сглотнул Леронт, – я думал… это будет иначе…

– Под звон мечей и рев труб? – грустно усмехнулся князь. – Если бы все подвиги совершались так! Говорят, что самый великий подвиг это тот, о котором никто не узнает! Даже тот, кто будет жить… благодаря герою, о котором и не слышал! Я ведь тоже не в восторге от этого Аальста! Одни боги знают, чего стоило мне решение выдать дочь за его сына! Но я наступил себе на горло и теперь знаю, что моя дочь будет жить! Пусть она сейчас этого не понимает! Но она будет жить!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28