Андрей Кощиенко.

Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Баба! – влезло, перебивая его, пьяное предположение справа.

– Голая! – откликнулось такое же пьяное слева.

– Гы-гы-гы! – заржали кругом.

– Какая баба, – обиженно замахал руками на испортивших ему рассказ шутников Виолконст, – лосиха! Вот такая!

– За баб! – щедро предложили слева.

– Точно! С во-о-от такими!

Выпили. За во-о-от такие!

– Ну… я за арбалет, – упорно продолжил торить путь к концу своего рассказа сотрапезник, – выстрел! Бац! Попал!

– Да ну, – поразились слева.

– Да, попал! – пьяно и гордо сказал Виолконст. – Но не совсем удачно, только ранил…

– Кого? Бабу? – изумленно спросили справа.

– Какую бабу! Ты че? – зашикали на спросившего.

– А к-го? Ик!

– Лосиху. Слушать надо!

– А… – глубокомысленно сказал спросивший.

– Да… вайте за мет… кгость, – внесли предложение слева.

– Точно! За… нее! – поддержали по центру.

Выпили. За нее!

– И вот я гн… ался за ней, гн… ался, наверное, полдня…

– Тост! За вын… нос… лослисвость!

– Да погодь ты, дай дослушать!

– Тссс…

– Так вот, г… нал я ее г… нал, и тут овраг! Упала она туда и все, хана! Кровь вся вышла…

– Слез я, значит, в этот овраг за ней, с-с… тою, с-с… мотрю на нее и думаю, что делать? Мяса-то вон сколько, а все-то г– г… де!? Мне столько не упереть… А кругом волки! Так и рыщут! Так и рыщут! Уйдешь – ведь все сожрут!

– За волков! – влезли слева.

– А чего… за волков-то… пить?

– Чего? А шоб ходили другой дорогой! Гы-гы-ы!

– Го-га-га! – поддержали за столом.

– Да! За серых!

Выпили. За серых!

После тоста за серых Виолконста заметно качнуло, но сдаваться он не собирался.

– Ну и вот, ду… маю, что ж мясу-то про… падать? Хоть о-окороков наделаю! Отрубил я ей задние ноги, здоровущие такие… Положил себе на плечи и стал выбираться из оврага…

– За добычу! – возник справа кубок.

– За добычу! – радостно поддержал стол.

Выпили. За добычу!

– Ну и что дальше-то было? – пихнули замолчавшего рассказчика.

– Где? – качаясь над столом, спросил Виолконст.

– Ну, ты ж рассказывал! Что там дальше-то было?

– А… ну да… – помотал головой Виолконст. – А на чем я остановился?

– Как ты ее ноги положил на плечи… – подсказали слева.

– А, ну да! – п… оложил я, значит, ее ноги себе на плечи, и… как… ей… вдую!

– Кому? – ошеломленно спросили слева. – Лосихе?

– К-к… акой лосихе? – уставился мутными глазами на спросившего Виолконст, – ты чё несешь? Какой лосихе!? Это была леди! Настоящая леди, морда п-п-п… яная!

– Кто морда п-п… яная? – возмутились слева. – Сам про лосиху рассказывал, а теперь она у него леди стала!

– Ты што, хошь сказать, что моя леди – лосиха? А? Ты шо сказал?! Убью!

Виолконст рванулся с места, пытаясь, видно, вцепиться в обидчика, но это ему не удалось, и он грохнулся на стол, опрокидывая тарелки с закуской и кубки с вином.

– А-а-а! – заорали сидящие, пытаясь ухватить бузотера или выскочить из-за стола.

Некоторым это даже удалось.

– За лосих – убью! – внятно сказал Виолконст, лежа на тарелках, и бессильно уронил голову на столешницу, отрубившись.

– Так, всё! Лосям больше не наливать! – заорал Белогур. – Только вино переводят! Тащите его отсюда на хрен!

Виолконста стянули со стола, передав на руки подбежавшим слугам. Побитую посуду и сплющенные кубки, недолго думая, сбросили на пол, и веселье продолжилось. Нехватку емкостей возместили, вспомнив про древний обряд братания – когда все пьют из одной посуды.

– От этого все становятся побратимами! – утверждал вспомнивший этот обряд.

Конечно, зараза-то одна на всех будет, подумал я, услышав рассказ про чудный древний обычай, – общая зараза действительно сближает… Стены замка и все вокруг меня потихоньку покачивалось.

Набрался я, что ли? Какое тут пьяное вино делают… На Земле столько приходилось пить, чтобы хоть немного окосеть, а тут с пары кубков такой эффект! Однако…

Тут возникла небольшая техническая пауза. Вокруг нас принялись суетиться слуги, восполняя недостаток посуды и пытаясь хоть как-то навести порядок вокруг стола. Наконец их раздражающее мелькание перед глазами прекратилось, и мы смогли продолжить.

– Выпьем за князя Белогура! За его победу над диким вепрем! – провозгласил, поднимая кубок, неизвестный мне мужик с правого торца стола.

– Да, за князя! За князя! – подхватили все.

Оказывается, на охоте, когда кабаны принялись расшвыривать охотников, князь не растерялся, схватил копье и умудрился заколоть одного из них.

Неслабо, кабаны там еще те были!

– Благодарю вас, д… ддрузья, – проникновенно сказал князь и опрокинул в себя кубок, – благодар-р-рю!

– А скажи… те, князь, как вам удалось? Если бы я сам, своими глазами не видел, то в жизнь бы не поверил, что это возможно, – спросил кто-то.

– Ну… это было непросто, – польщенно ответил Белогур, – однако скажу вам, это сущие пустяки по сравнению с тем, когда вы идете на кабана с двуручным мечом!

– На кабана, с двуручником? Это невозможно! Вы шутите! Э-э… князь, вы шутите?

– Шучу? Ха! Приезжайте ко мне в замок, и я покажу вам головы кабанов, которые я отрубил самолично!

– Князь, вы великий человек! – потрясенно выдохнул кто-то. – Но как вы это дел… лате?

– Как я это делаю? – рисуясь, переспросил князь. – Очень просто. Нужно пропустить кабана мимо себя и взмахнуть мечом. Вжик – и все! Один удар! Нужно только знать, куда бить!

– И куда бить? Расскажите, князь!

– Ну… ик, ки… к я вам расскажу? Тут показывать нужно!

– Ну, так пк… ажите! – пьяно качаясь на стуле, предложил кто-то. – Или это секрет?

– Да запросто! – ответил Белогур. – Дайте мне каб… бана, и я вам покажу! Где кабан?

– В лесу… – после некоторой паузы задумчиво сказал кто-то.

– Так что же мы тут сидим? В лес! Все в лес! – энергично вскричал князь, делая указующие жесты правой рукой и задавая направление.

Ну уж дудки! Еще по ночному лесу меня Сихот не носил, подумал я, пытаясь свести двух размахивающих рукой Белогуров в одного.

– Там уже темно… – очень кстати вспомнил кто-то, – лошади ноги переломают…

– Но как же я тогда вам покажу? Где мы возьмем кабана? – с пьяным недоумением спросил князь, обводя всех непонимающим взглядом.

– На кухне! – осенило кого-то.

– На кухне?

– Ага. Туда сегодня же с охоты ввс… ех кабанов привезли.

– Точно! Да ты г… гылова! Давайте выпьем, и на кухню – за кабаном! Князь, где ваш меч?

– Меч! Где мой меч!? Принесите мне мой меч! Быстро! – закричал Белогур своим слугам. Побежали за мечом. Пока они бегали, мы успели накатить еще пару раз. Наконец слуги притащили меч. Белогур выбрался из-за стола, лихим жестом подкрутил усы, затем, совершенно не напрягаясь, взял двухручник из рук слуг, которые держали его вдвоем, и легко закинул его себе на плечо. Стол разразился ликующими криками.

– Виват! Виват князю! – орали во все глотки.

Балагур стоял, картинно расставив ноги и придерживая лежащий плашмя на плече меч правой рукой. Левую руку он вытянул чуть под углом вверх, подняв вертикально ладонь.

– Вперед, господа охотники! Вперед! – вскричал он и сделал указующий жест.

– Вперед! – заорали все и стали выбираться из-за стола. Я полез вместе со всеми.

Через пару минут по коридорам замка Гессена шествовала процессия из вдребадан пьяных гостей, возглавляемая князем Белогуром с огромным двуручником на плече. Я шел вместе с великими охотниками вдоль качающихся стен и дыбом встающих полов на кухню, за кабаном.


Отец и дочь

– Добрый вечер, отец, – Фелия сделала небольшой книксен и почтительно наклонила голову.

– А, Фелия! Добрый вечер, дочка. Ты что-то хотела?

– Да, отец, я зашла пожелать тебе спокойной ночи… и… и еще я хотела поговорить.

– Надеюсь, это не снова про жениха? – кисло скривился князь.

Фелия молча кивнула.

– Ну, о чем говорить? Все уже говорено не один раз. Через два дня у тебя помолвка. Гости собрались. Ну чего ты от меня хочешь?

– Эриадор… он… он не такой!

– Какой не такой? Не такой, как в девичьих снах?

– При чем тут девичьи сны! Он вообще не такой! – резко ответила Фелия.

– А кто такой? Где такой? У меня под стенами замка скоро будет Седрик со своими бандитами, а ты мне тут загадки загадываешь – такой-не-такой, – начал заводиться Гессен. – Чем он тебе так не глянулся? Ну, с причудами, да! Но не чудаковатее некоторых!

– Он… – начала Фелия, но тут ее перебили.

– Господин князь, господин князь, беда! – заорал в дверях прибежавший запыхавшийся слуга.

– Что там? – Лицо у князя вмиг стало жестким, и сам он напрягся словно струна.

– Гос… ти, князь, – ответил слуга, перехватывая воздух, – ваши гости, господин князь! Они рубят мебель в кухне! Они уже все там разнесли!

– В кухне? Мебель? – удивленно поднял брови Гессен. – Зачем они это делают? Им не понравилось, как у меня готовят?

– Нет, господин князь, они охотятся там на кабана!

– На кабана? На кухне? – не поверил своим ушам князь. – Откуда там кабан?

– Не знаю, господин, но они сказали, что охотятся на кабана!

– Они – это кто? – спросил Гессен.

– Я всех не знаю, – замялся слуга, – я видел там князей Белогура, Горенца и Воденста. И еще там жених госпожи!

– Вот как? Значит, у Эриадора тут уже появились друзья в виде компашки Белогура? Быстро же они нашли друг друга!

– Я только что тебе хотела сказать отец, что он – пьяница! – влезла Фелия.

– Ну почему сразу пьяница! – ответил князь. – Благородные люди отмечают охоту, это нормально. Правда, вот только при чем тут моя кухня?


Эри

– Так! На счет три тяните! – скомандовал я двум слугам, державшим в руках веревки. У слуг были ошалелые, перепуганные глаза. – Щас… Момент! – сказал я, отходя от имитатора кабана и стараясь не навернуться на намазанном жиром полу. Пока собирали стенд, я уже успел пару раз упасть, как, впрочем, и все участники. Правда, они называли это другим более емким словом, но ведь главное не слова, а их суть, не так ли? А суть одна – пол очень твердый, если на него грохнуться. Особенно если он каменный.

Когда мы добрались до кухни, то кабана в ней не нашли. Расспросы перепуганной прислуги позволили найти искомое рядом, на леднике. Обнаружив разыскиваемую тушу, Белогур обрадованно завопил и тут же, как говорится, не сходя с места, продемонстрировал свой коронный удар.

«Бум!» – взлетевший меч князя воткнулся в низкую потолочную балку.

– Хек! – сказал никак не ожидавший такой подлянки князь, выпуская из рук рукоять меча и шлепаясь на каменный пол. Меч остался висеть, застряв в балке.

– Вот же ж… – ошеломленно сказал Белогур, задирая голову вверх.

Меч он выдернул, только вот балка после этого просела, и сверху посыпалась пыль, запорошив нам всем глаза.

Поматюкавшись и промыв, нет, не глаза, а внутренности, прихваченным с собой в поход вином, мы вытащили кабанью тушу из ледника на кухню.

– Во, другое дело, – сказал Белогур, поднимая вверх руки с мечом и примериваясь к высоте кухонного потолка, – а то, понимаешь, понаделали тут каморок, не размахнешься!

Он показал, в какое место нужно бить за кабаньей головой и, прицеливаясь, уже пару раз взмахнул мечом перед ударом, как внезапно раздался голос одного из присутствующих:

– Уважаемый князь, вы ж… ик! Говорили, что кабана нужно пропускать мимо себя и потом рубить! А про… сто рубить голову неинтересно! Это как мясник на рынке!

Услышав такую заяву, Белогур набычился.

– Так он же мертвый! Как я покажу удар с разворота, если он не бежит?

– А давайте его привяжем к столу и будем на веревках тащить мимо князя! – предложил я.

Моя идея всем очень понравилась. Быстро освободили подходящий стол, без затей просто покидав все на пол. Привязали к нему кабана найденными веревками. Послали слуг Белогура за длинными веревками, а сами попробовали потаскать стол на руках. Но не тут-то было! Стол цеплялся ножками за неровные камни пола и никуда не тащился.

– Нужно перевернуть! – осенило меня.

Кабана отвязали, стол перевернули. Дело пошло лучше. Стол как-то стал ездить по полу, но тут выяснилось, что теперь некуда привязывать кабана! Он проваливался между ножками и волочился где-то на уровне пола, что категорически не устраивало Белогура.

– Нужны доски! – продолжил я генерацию идей.

На доски разломали еще два стола и пару попавшихся под руку шкафов. Зачем рубили мечами шкафы, я не понял, но было весело. Из одного из них полетела мука, и мы смогли устроить метель среди лета. Правда, все вусмерть перепачкались, но это еще больше нас повеселило.

Пришли слуги, принесли веревки. Я привязал их к столу и дал команду тянуть. Стол поехал, но криво и медленно. Кабан был тяжелый и сильно придавливал крышку стола к полу.

– Нужно смазать! – догадался я.

Кинулись шариться по разоренной кухне в поисках смазки. Нашли жидкое масло в двух здоровенных бутылях, какой-то жир в бадье и куски сливочного масла.

Я намазал дорожку до дверей жиром и сливочным маслом, а потом еще полил сверху из бутылей.

То, что жидкое масло было лишним, я понял, когда все стали скользить и падать на пол. И так еле на ногах стояли, а тут еще пол скользкий! Но всем понравилось! Это так здорово, когда ты падаешь, сбивая кого-то с ног! Он сбивает еще кого-то, тот следующего, и вот все лежат на полу, политом маслом, посыпанным мукой и специями, и умирают со смеха. Особенно смешно, когда найдется кто-то, не понимающий юмора и упорно пытающийся встань на ноги, сердясь и ругаясь на окружающих. Тут вообще от смеха можно живот надорвать! В конце концов, отсмеявшись и кое-как собравшись с силами, мы приступили к запуску «бегущего кабана».

– Раз, два, три! Тяните! – заорал я, отойдя подальше и для устойчивости прижавшись к стене.

Слуги что есть силы потянули пропущенные через отверстия в дверях веревки. Стол с привязанным кабаном сделал рывок и устремился к выходу, мимо Белогура, стоявшего наизготовку с мечом.

– Ха-а… к! – выдохнул князь, красиво разворачиваясь и с размаху опуская меч на проносящийся мимо него стол с кабаньей тушей.

– Ба-бах! – раздался грохот, разваливающийся приспособы, и все полетело на пол. Кабан, стол и сам князь, задрав ноги вверх. Похоже, он смог перерубить мечом не только кабанью шею, но и доски под ней.

– Ха-ха-ха! – стали падать на пол от смеха присутствующие. Ноги их уже и так не держали, а смех отнял последние силы.

– Что тут происходит? – в самый разгар веселья раздался чей-то недовольный голос.

В дверях кухни, за спинами охраны, появился хозяин замка.

– О, князь Гессен, – обрадованно откликнулся даже уже не пытающийся встать с пола Белогур, – вы себе не представляете! Мы охотимся на кабана! Мне уже давно не было так весело!

– Пропустите! – с раздражением в голосе сказал Гессен своим стражникам и, отпихнув в сторону одного из них, зашел на кухню.

Это он зря… сюда зашел, меланхолично подумал я, наблюдая за навернувшимся с размаху на пол князем. Вокруг над пытающимся встать и сыплющем проклятиями Гессеном радостно ржали валяющиеся гости, приветствуя нового товарища по играм.

Стражники, пришедшие с ним, как-то особо не спешили прийти на помощь своему господину, нерешительно толпясь в дверях и с опаской заглядывая внутрь.

Да… я бы тоже не стал спешить заходить сюда… Особенно после освещенного коридора.

Кухня представляла дикое зрелище. Остовы двух изрубленных шкафов сияли свежей щепой и щерились недооторванными дверцами. Пол был весь усыпан мукой, крупой, корешками и сушеными листьями, бывшими раньше специями. Кроме того, кругом валялись еще какие-то тряпки, щепки и осколки посуды. Тут и там виднелись пятна масла, издали похожие на муке на темные пятна крови. Стол, с освежеванным и обезглавленным кабаном, из которого торчали осколки белых костей, казался пыточным приспособлением с привязанным к нему замученным телом. Вокруг на четвереньках копошились пьяные гости. Все они были перепачканы жиром, маслом, мукой и облеплены сором, который они насобирали на себя, валяясь по полу. Их обсыпанные мукой белые лица с черными провалами глаз и блестящими зубами хохочущих ртов придавали им вид зомби. Если учесть еще два неустойчиво горящих масляных светильника, которыми все это освещалось, то картина получалась совсем адская.

«Зомбиленд…» – пришло мне в голову слово после осмотра кухни.

Вдруг меня привлекло еще какое-то движение в дверях кухни. Фелия!

Безрассудно выбившись вперед стражи, Фелия стояла у самого порога и, пугливо вытянув шею, открыв рот и округлив глаза, осторожно заглядывала внутрь.

Какие у нее зубки! Такие ровные, блестящие и влажные! Почему я их раньше не замечал?

Взгляд Фелии, тем временем проделав путь по кухне, остановился на мне, и через пару секунд недоумение в ее глазах сменилось узнаванием.

Испуганная лань! – внезапно пришло мне в голову сравнение. Не, ну какие у нее глазки! Просто прелесть! Надо срочно ей об этом сказать!

Я отклеился от стены, с помощью которой противостоял нападкам периодически вертикально поднимающегося пола, и устремился к невесте.

Как выяснилось мгновением позже, я тоже зря это сделал… Ноги мои разъехались самым предательским образом, и я, сделав пару немыслимых пируэтов, тоже грохнулся на четыре точки. Однако мой стартовый толчок от стены оказался достаточно силен, для того чтобы я поехал по жировой дорожке в направлении Фелии.

– Поберегись! – крикнул я, проезжая мимо ползущего на четвереньках в направлении выхода, сердито сопящего Гессена. Князь от неожиданности дернулся и шлепнулся на живот, не совладав с разъехавшимися конечностями.

– Ах, Фелия! – воскликнул я, доехав до порога и хватаясь снизу за ее юбку.

– Ой, мама! Не подходи! – взвизгнула та, отскакивая назад и пытаясь выдернуть подол из моих рук.

– Ну что значит не подходи? – обиделся я. – Мне так много нужно тебе сказать!

Я потянул ее юбку вниз, на себя, пытаясь встать.

– Отпусти-и-и! – завизжала Фелия и, ухватившись чуть выше моих рук, принялась дергать юбку влево-вправо, стараясь отцепить меня от нее.

Внезапно от этого укачивающего движения в моей голове что-то сдвинулось, и все выпитое за вечер вино, как-то до этого удерживающееся в желудке, могучим потоком ринулось вверх. Меня вывернуло… Прямо ей на юбку…

Утро добрым не бывает, припомнилось мне из земной студенческой жизни. Вот уж точно подмечено! Бедная моя голова! Бедный я сам! С утра заходил магистр, помахал руками у меня над макушкой, стало получше, но не кардинально. В левом виске кололо, в затылке отдавался висок, мутило и хотелось, чтобы это все внезапно как-то прошло. Тут еще пришел посыльный от Гессена, который стучал, казалось, не в дверь, а прямо по моей голове, и пригласил завтракать. Я снова чуть не вывернулся наизнанку, когда представил, что я что-то ем… Первой моей реакцией было послать приглашение вместе с завтраком, но потом, вспомнив, как я «лечился» на Земле, я все-таки решил пойти хоть немного поесть.

Кое-как встал, кое-как умылся, кое-как натянул с помощью Милы и Лоры одежду и дал им себя отвести к столу. За завтраком было тихо…

М-да, нас явно стало меньше, подумал я, оглядев поредевшие ряды гостей и стараясь вдыхать пореже, чтобы не ощущать запаха еды. Всего второй день жорно-питьевого марафона, а уже такие потери!

Взяв себе тарелку какой-то каши-размазни типа овсяного клейстера, я принялся макать в нее ложку, доставать ее и внимательно смотреть, как по ней стекает каша. Я готовился к тому, что я сейчас буду есть… это можно съесть… и оно не вылезет назад… это даже вкусно…

Неожиданно в тишине зала, в котором было слышно только звяканье столовых приборов о посуду, раздались шаги нескольких пар ног, и на входе в зал появился Гессен и Фелия в сопровождении слуг.

Привет с охоты, сказал про себя я, увидев, что князь прихрамывает. Наверное, вчера на кухне об пол приложился… Я перевел взгляд на дочь князя.

Фелия! Ах… ты ж… Я застыл с ложкой в руке. В памяти всплыла картинка, как я, стоя на коленях, тяну ее за юбку на себя и что-то там лопочу. Блин!.. Я стоял на коленях перед низшей! Я, Бассо эль Эгардо, стоял перед ней на коленях! Да Сихот бы с ними, с этими коленями, хуже было, что я желал ее! Я, демон, хотел низшую!

О боги, какое позорище! Я схватился за разламывающуюся голову рукой. Какой ужас… Что же вчера было!?

– Вам нездоровится? – участливо спросил меня подошедший Гессен.

Лучше было умереть, подумал я, промычав в ответ что-то нечленораздельное.

Князь с дочерью уселись за стол рядом со мной. Я сидел, стараясь не поднимать глаз, сгорая от стыда.

Как я опозорился, Сихот меня подери! Если дома узнают, то я до конца жизни стану посмешищем всего Эсферато! Подумать только, какая будет сплетня – сын Эгардо гонялся за низшей самкой! Потянет на шутку столетия! В университете прохода не будет… Засмеют вусмерть! Сихотовы копыта, что это меня так торкнуло? На Земле столько времени было, да и возможностей тоже… Некоторые самки чуть ли не в штаны мне лезли и ничего, хоть и выпивши тоже был! Даже и мыслей не возникало… А тут такой алес!

Что со мной? Может, я болен? Я прислушался к своим ощущениям. Вроде нет, состояние, конечно, хреновое, но вроде как после обычной пьянки, ничего особенного…

А может, это Хель шуткует, пришла мне в голову мысль. Так сказать, шутка за несговорчивость? Вот ведь зараза! Точно она! А что еще может быть? Не краса же Фелии меня поразила?

Вот, ничего особенного… Я перевел взгляд на Фелию.

Заметив, что я ее рассматриваю, невеста одарила меня взглядом, который, похоже, по ее задумке, должен был заморозить меня в сосульку. Но мне ее взгляд был безразличен, впрочем, как и то, что она обо мне думает.

Вот ведь гадство-то какое! Мало того что похитили меня из другого мира, тела лишили, так еще изгаляются, гады! Шутки шутят! Проклятые высшие! Во мне начал подниматься гнев.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28