Андрей Кашкаров.

Обыкновенное финское чудо



скачать книгу бесплатно

В работе над книгой меня поддерживала вся моя семья, и с благодарностью отмечаю здесь любимую жену Юлити, организовавшую домашний уют, что и открыло возможность подготовки этой книги к 100-лению независимости Финляндской республики


От издателя

В настоящее время считается, что путешествия по своему воздействию относятся к виду психотерапии. Во время любой поездки происходит знакомство с новыми людьми и местами. Все это может стать не только стрессом, но и стимулом к анализу собственной жизни. Узнавая традиции и жизнь других народов, человек учится определять, что является главным в жизни.

Если Вы читаете эти строчки, значит, держите в руках замечательную книгу о Финляндии, которая поможет Вам лучше понять соседа и посетить самые интересные места этой прекрасной страны при самостоятельном путешествии в царство Суоми.

Взгляд на привычные вещи глазами другой нации – это, зачастую, разрушение привычной парадигмы. Все то, что мы принимали за истину, может быть опровергнуто или дополнено даже после мимолетного разговора со случайным попутчиком. Но расстаться со своими убеждениями не так уж и легко. Счастлив тот, кто открыт к новым знаниям.


Успехов Вам в путешествии по Финляндии!

Пятое дело

Рецензия

на книгу члена Союза писателей России

Павла Панова


Есть старая мудрость: человек за свою жизнь должен сделать четыре обязательных дела: построить дом, воспитать сына, посадить дерево и написать книгу. Я бы добавил пятое дело: и хорошо узнать ещё одну страну, кроме своей собственной.

Андрей Кашкаров совмещает два последних пункта – пишет книги, много книг, а также познаёт Финляндию, страну близкую, но для многих россиян ещё загадочную.

Что знает о Финляндии среднестатистический россиянин? Немного. Давайте, проверим каждый на себе. Всего десять фактов. 1. Финляндия была частью Российской империи. 2. Первый президент Финляндии Карл Густав Маннергейм был кавалергардом, другими словами, служил в личной охране российского императора. 3. Русский царь «дал» Финляндии Конституцию, а Ленин «дал» независимость, по-сути, государственность. 4. В Финляндии «сухой закон», но когда финны приезжают в Санкт-Петербург (Выборг и т. д.), то пьют, почти как русские. 5. Мы воевали с Финляндией и, кажется, не очень удачно. 6. Во время Второй мировой войны маршал Маннергейм запретил обстреливать Ленинград. 7. В Финляндии отличные продукты, хорошая экология. 8. Там можно хорошо отдохнуть – рыбалка, горные лыжи. 9. Финское законодательство защищает детей – отвесив оплеуху собственному чаду в Финляндии, вы можете его лишиться – ребёнка через суд передадут в органы опеки. 10. И наконец… вот тут у большинства россиян возникнут проблемы – информация закончилась. А те факты, что привёл я – или не совсем точны в нашем устойчивом восприятии страны, или давно устарели.

Книга Андрея Кашкарова поможет понять этого замечательного соседа – Финляндию.

Автор был там уже более ста раз, он член Объединения русскоязычных литераторов Финляндии, знает и любит эту страну.

Я бы не советовал воспринимать эту книгу как простой путеводитель. Грустно, но, по большому счёту, мы, русские, одиноки. Нас боятся. А надо сделать так, чтобы нас уважали, и, если получится, любили. И часто это одиночество возникает из-за непонимания. Нашего непонимания. Фраза «галопом по Европам» родилась не в Европе, а в России. Поняв и почувствовав Финляндию, можно понять всю Скандинавию, а через неё – всю Европу.

Русскому человеку иногда достаточно одного факта, одного эпизода, чтобы проникнуться тёплым чувством к чужой стране. Для меня это был эпизод, связанный с гибелью русского императора Александра Второго. Его убили, а он любил финнов, старался сделать их жизнь лучше. После убийства императора по всей Империи – от Финляндии до Аляски запретили на какое-то время собрания и демонстрации. Тогда финны вышли на главную площадь в Хельсинки, одетые в чёрное. Черные платья, чёрные пальто, чёрные шляпы, чёрные зонтики. Просто стояли и молчали. Многие плакали. А в России в те дни скорбели только в Зимнем дворце.

У нас много общего – история и кровь, холод и красота северного неба. Осталось только сделать шаг навстречу, сделать Пятое дело, познать страну.


Павел Панов, член Союза писателей России,

член-корреспондент Международной академии социальных технологий.

Введение

Особая история автономии в Российской Империи. Что мы знаем о ранней истории Финляндии?

Финляндия не всегда была в тех границах, как мы их видим сегодня. При заключении Ништадского мирного договора между Россией и Швецией создалась ситуация, когда Россия получила новые территории – губерния Кюминкартано, ранее принадлежавшая Швеции, стала основой будущей Выборгской губернии России. По Абосскому миру (Або – ударение на первый слог) в 1743 году эти нововведения были закреплены. Обратите внимание на шведскую карту образца 1742 года (фото 1): на ней юго-западная часть Финляндии (в тех географических границах, какие мы привыкли видеть сегодня) обозначена как Nylandia (Нюландия) и к югу, юго-западу и западу от Санкт-Петербурга (в его нынешних границах) обозначена земля Ингрии. Таким образом, большая часть современной Ленинградской области – бывшие земли Ингрии. Это очень ценная карта, попавшая ко мне в руки, благодаря историкам, проливает свет на многие факты.


Фото 1. Фрагмент шведской карты 1742 года


Но только в 1808 году к России была присоединена остальная часть так называемой шведской Финляндии, или «старой Финляндии» – термин этот придуман русскими, чтобы разграничить в понимании территории, присоединенные до 1808 года (в 1803 году опубликован точный «атлас Штайнгера», с детальным обозначением границ того времени; особенно была выделена граница (береговая линия) по Балтийскому морю) в результате войны со Швецией в 1808–1809 гг. Некоторое время на вновь прикрепленной к России территории действовали шведские законы и в частности «шведский» принцип сбора налогов. Так царствовавший тогда российский император Александр I хотел выделить территории, на которых испокон веков проживали финны. Но зачем?

Бытует мнение о некоторой филантропии Александра, его «природной» любви и уважении к финнам. Даже сегодня Александр I высоко чтим финнами не только как миротворец, но почти как национальный герой. Тем не менее, у Александра были и другие причины – политические, исторические, послужившие основаниями для сих государственных поступков. Вспомним, что начало XIX века – это время стремительного роста могущества и развития Франции: Наполеон почти все время воевал в Европе. И Швеция – как для России, так и для Франции являлась государством, которое политики обеих стран рассматривали как фактор влияния на геополитическую ситуацию, или, что актуально в случае с Россией, Швецию рассматривали как потенциального врага, которого необходимо было нейтрализовать (ослабить). Таким образом, в результате комплекса факторов сложилась интересная ситуация: территории «старой Финляндии» приобретали важнейшее значение и даже служили «раздражающим фактором» для игроков на политическом поле. А на территории Финляндии тем самым сложились благоприятные возможности для российских имперских экспериментов. Финская элита поддерживала политику Александра I в отношении Финляндии. Тем не менее, русские никогда не доверяли финской элите, как не доверяли никому (эта ситуация нормальна в дипломатии): а вдруг финны переменят настроения на прошведские?

Поэтому правительство Александра I всеми средствами поддерживало дружественный настрой новых соседей. К примеру, финская армия де факто не существовала, однако офицеры сохраняли свои чины. В 1811 году со стороны российского императора зафиксировано много адресных поощрений (подарков) новым финским дворянам. Мальчики финских дворян имели возможность обучаться в элитных военных училищах в России (к примеру, так учился будущий финский маршал и глава государства, он же в 1915–1917 годах генерал-майор русской армии К.Г. Маннергейм), девочки могли попасть в свиту императрицы. Финские историки, к примеру, доктор философии Юрки Пааскоски, придерживаются мнения, что Александр I хотел «собрать» все финские земли воедино, установив на них единый стандарт правления. Но так ли это на самом деле?

Александр в силу своей образованности и передовых взглядов хотел распространить успешный эксперимент (на ограниченной территории Великого княжества Финляндского) на всю Финляндию, а может быть даже и на «Россию-матушку». Как язвили в то время в стане Наполеона «российский император намного цивилизованнее своих поданных, во Франции же – все наоборот». И эта характеристика вполне подтверждается последующими действиями Александра касаемо Финляндии. Еще одним примером «локального эксперимента» на протяжении долгих лет являлась Польша, разделенная (в разные периоды XVIII–XIX вв.) между союзными Пруссией, Австрией и Россией. Не станем забывать, что Россия традиционно стремилась к целостности территорий. Некоторые называют это имперскими замашками, но я предпочитаю именно предложенное выше объяснение. Кроме того, чтобы понимать геополитический смысл монарших решений, вспомним о «беспокойном» южном соседе России. Связь Швеции и Турции активизировалась в начале северной войны в 1700 году. Затем почти весь XVIII век Россия на юге воевала с Турцией (четыре войны); и если результаты военной кампании 30-40-х гг. можно засчитать как победу русского оружия, то война с Турцией 1788 года не принесла российским политическим интересам должного удовлетворения. В этот период угроза со стороны Турции и Швеции (против России) ощущалась.

По результатам войны со Швецией в 1808 году, граница России отодвинулась до залива Похъянлахти, столица Санкт-Петербург находилась в наибольшей безопасности, город был удален от государственной границы за счет образования Выборгской губернии, где свободные земли (покинутые шведскими подданными) стремительно заселялись: в этих краях жаловали земли Голицыным, Чернышевым, Шуваловым, Толстым и др. российским дворянам. Русские проводили политику вознаграждения (задабривания) финнов, чтобы у последних – на их исконных территориях – не было соблазна поддерживать Швецию. Даже после победы в войне 1808 года русские не очень доверяли шведской элите. А еще ранее на юго-востоке нынешней Финляндии в городах Хамина и Лаппеэнраннта А.В Суворов возвел несколько военных укреплений, которые долгое время использовались как перевалочные базы. С подачи российского императора Александра I в 1809 году Боргосский сейм (г. Хамина) стал учредительным съездом нового государственного образования – Великого Княжества Финляндского. По сути, образовалась примерная автономия в составе Российской империи.

Историкам известно, что «крестьянские» законы Александра 1802 и 1804 гг. (условия второго законодательного акта распространялись на Ливонские земли и территорию современной Эстонии) запрещали продажу крестьян без земли. То есть, человека нельзя было просто подарить, продать на завод, проиграть, разъединить с семьей, обменять на борзых щенков. Как утверждают современники, Александр ненавидел крепостное право. Доходы же большинства российского дворянства в те времена строились на доходах именно от широко реализуемых возможностей по крепостному праву дворян. Как утверждает финская историческая наука, у русского императора Александра I была четкая цель препятствовать распространению крепостного права на присоединенные вновь территории. И тому нашлись подтверждения. В 1802 году монаршим решением Александра I сформирован специальный комитет для рассмотрения «финских дел», состоящих из дворян, проживающих на территории Великого княжества Финляндского: юристов и землевладельцев. Эти люди не могли приветствовать новые инициативы государя: келейно имели место случаи саботажа «высочайших решений». С другой стороны, чиновники представляли дело так, что на их территориях «все замечательно».

Отчасти поэтому в 1810 году в Южной Финляндии, а конкретно в Выборгской губернии прошли крестьянские волнения. Волнения были подавлены русскими войсками. Были жертвы. Александр сделал выводы, и в результате вместо старого комитета сформирован новый по тем же вопросам Финляндии, в который вошли государственные деятели из ближайшего окружения императора. Как результат в Великом Княжестве Финляндском – снова перешли на шведскую систему взимания налогов. 5 ноября 1811 года (по старому стилю) Г.М. Армфельт представил императору план, в котором акцент нововведений в Финляндии связан с реальным положением крестьян (послаблениями), обходу российской бюрократической машины и высочайшим указом возглавил комитет, полномочия которого ранее были у М.М. Сперанского.

Густав Морис Армфельт в те годы занимал видное место в политике. Этнический швед, он прибыл в Петербург в мае 1811 года, был принят императором, и вскоре обличен полномочиями по претворению в жизнь нового плана объединения земель «старой» и «новой» Финляндии – с целью обеспечения на всей территории единых организационных мер. Пехотный генерал, любимец короля Швеции Густава III, дипломат, член шведской академии наук, приверженец шведского театра, посол Швеции во Франции и вдобавок собиратель замечательных коллекций предметов искусств, вот какой человек был допущен в 1811 году в высшую российскую политику.

Используя предложение Армфельта, Александр I в своих новациях продвигается еще дальше. Решено передать полномочия управления на места, то есть шведско-финской элите, проживающей на территории «старой Финляндии». Как утверждает финская историческая наука в лице доктора Ю. Пааскоски, «и историки, и современники мало знают о том, что именно сделал Г.М. Армфельт, поскольку многие из нововведений незаслуженно приписываются М.М. Сперанскому, который «всего лишь составил текст манифеста и представил его государственному совету». Из-за популярности Сперанского роль Армфельта замалчивалась.

Манифест высочайше принят 11 декабря 1811 года. Есть исторические свидетельства того, что государственный канцлер Румянцев, как и дворяне петербургской (столичной) губернии выступали против распространения законов автономии на Выборгскую губернию. Отчасти поэтому окончательно Выборгская губерния была интегрирована в Великое княжество Финляндское только в сороковых годах XIX века, когда повсеместно вступили в силу единые законы – на всей территории автономии. В конце жизни Александр I вводит поправку, по которой крестьяне на финской территории могли терять права на землю, но сохранять при этом личную свободу, что было в диковинку для остальной России. По условиях реформы крестьяне должны были в течении 10-ти лет выплатить налоговые долги или покинуть землю. Предположительно поэтому в 1836 году возникли крестьянские волнения, и правительству Николая I пришлось снова применять силу и войска. Это время коррелирует с окончанием срока, обозначенного Александром.

Напрашивает особый вопрос: почему как провинция – Ингерманландия не получила такой же «судьбы», как, к примеру, впоследствии Выборгская губерния, вошедшая в состав «великой автономии финнов», ведь, казалось бы, отвоеванная у шведов раньше, эта территория имела все шансы послужить «пионерским» экспериментом на ограниченной территории еще при царе Петре I? Интересно, что в Ингерманландии, на той местности, где сейчас стоит Санкт-Петербург, шведская система в свое время была еще более укоренившейся, значимой и, с позволения сказать, более фундаментальной, чем даже в «старой Финляндии».

Здесь сыграли роль несколько исторически значимых факторов. Во времена правления Петра при завоевании городов, как правило, заключалось соглашение с дворянством, по которому дворянство сохраняло свои права и вероисповедание при условии присяги на верность Петру. Так случилось в Выборге (сохранена лютеранская вера). В случае же с Ингерманландией, как утверждает финская историческая наука в лице Пааскоски, Петру I просто не с кем было заключать договор: ингерманландцев никто не представлял. В дополнение к этому на захваченных землях началось строительства «окна в Европу» – будущей столицы Российской империи.

Об авторе

Кашкаров Андрей Петрович автор публикаций в российских и финских СМИ, в том числе в литературных журналах, рецензируемых ВАК, участник мероприятий Генерального консульства Финляндии в Санкт-Петербурге и ежегодного Российско-Финляндского культурного форума, признанный специалист по финской истории, культуре и традициям, профессор Академии русской словесности и изящных искусств, член правления Российского межрегионального союза писателей.

Глава 1
Памятка туристу

1.1. О стране и ее народе

С давних пор ведутся споры – откуда берет начало слово Suomi. Еще в XX веке финские бабушки рассказывали внукам, что названием страна Suomi обязана своим болотистым ландшафтам, ибо происходит оно от финского слова suo (болото). По другой версии Suomi имеет один корень со словом suomu (чешуя), ибо там жили люди, делавшие красивую одежду из эластичной рыбьей кожи пород лососевых. Еще одна версия уводит название Финляндии к слову suoma, что значит – жалованные земли.

Слово Suomi, производное от некогда населявшего эти территории племени, на самом деле в русском языке корректно звучит не как Суоми, а как Сумь. Хоть в обиходе, в различных публикациях, да и на протяжении всей книги будут встречаться как одна, так и другая трактовки, не меняющие сути сказанного.

Сегодня, когда большая часть финских болот осушена, рыбья кожа ушла в прошлое, а земли никому не жалуют, эти теории безнадежно устарели. Возможны и иные версии, к примеру, такие, что слово Suomi было заимствовано из другого языка более 4000 лет назад.

Граница с Финляндией всего в 150 км от Санкт-Петербурга, поэтому я побывал в стране Suomi более 100 раз.

Эта необыкновенная страна способна поразить россиянина своим укладом жизни (большинство населения живет хуторами) и особенностями, подробный рассказ о которых не уместится даже в толстую книгу. Вот лишь некоторые подробности, которые могут показаться интересными непредвзятому читателю.

Финны относятся к языковой группе финно-угорских народностей. В отличие, к примеру, от индоевропейца, представитель финно-угорского народа склонен с исключительным уважением относиться к природе. Финно-угорская культура во многом также способствовала стремлению этих народов мирно приспособиться к соседям – как правило, они предпочитали не воевать, а мигрировать, сохраняя свою самобытность.

Также характерная черта народов данной группы – открытость к этнокультурному взаимообмену. В поиске путей укрепления взаимоотношений с родственными народностями они поддерживают культурные контакты со всеми теми, кто их окружает.

В основном финнам на территории России удалось сохранить свои языки, основные культурные элементы. Связь с этническими традициями в этой области прослеживается у них в национальных песнях, танцах, музыке, традиционных блюдах, одежде. Также до наших дней дошли многие элементы их старинных обрядов: свадебных, похоронных, поминальных. Большинство финно-угров исповедуют христианскую веру, а финны, эстонцы и западные саамы относятся к лютеранам.

Культурные центры международной дружбы открыты во многих крупных городах России, в частности и в северной столице России – Институт Финляндии в Санкт-Петербурге, Дом Финляндии в Санкт-Петербурге, Общество русско-финской дружбы.

Здесь любой желающий может узнать много нового о культуре, новациях финнов и об их интересе к России. Понимая и принимая основные принципы развития общества, граждане «голосуют» за Финляндию в России не только словами. Надо заметить важные принципы законодательства России в этом вопросе.

Внимание, важно!

Если ты, читатель, вывесишь государственный флаг любимой тобою страны на территории России – в пределах границ своей собственности (недвижимости, автотранспортного средства передвижения), то никаким законом в России это не запрещено. На фото 1 представлен авторский пример.

Фото 1.1. Государственный флаг Финляндии над частной территорией в России не является нарушением законов ни одной из стран


Стоит ли удивляться сегодня успехам социальной политики, образования (признано лучшим в мире), высокому уровню развития и толерантности в обществе, экологии, культуры и безопасности в стране Суоми? Наверное, стоит, но лучше не удивляться, а перенимать положительный опыт северного соседа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное