Андрей Кашкаров.

Феномен гносеофобии в церкви Ингрии. К 500-летию Реформации



скачать книгу бесплатно

Библиографическая информация, изданная Немецкой Национальной Библиотекой. Немецкая Национальная Библиотека включает данную публикацию в Немецкий Книжный Каталог; с подробными библиографическими данными можно ознакомиться в Интернете по адресу http://dnb.d-nb.de.

Любые названия марок и брендов, упомянутые в этой книге, принадлежат торговой марке, бренду или запатентованы и являются брендами соответствующих правообладателей. Использование названий брендов, названий товаров, торговых марок, описаний товаров, общих имён, и т. д. даже без точного упоминания в этой работе не является основанием того, что данные названия можно считать незарегистрированными под каким-либо брендом и не защищены законом о брендах и их можно использовать всем без ограничений.


Copyright © Андрей Кашкаров

Copyright © 201 7 ICS Morebooks! Marketing SRL

Alle Rechte vorbehalten./ Все права защищены. Saarbrucken 2017

1. Научный подход и современные традиции

25 сентября 2015 года Президиум Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Министерстве образования и науки одобрил паспорт новой научной специальности «теология» [21].

Теология по принятому определению раскрывает содержание и базовые разделы входящих в нее дисциплин, отвечает за изучение источников теологического знания в широком их спектре и исторической традиции, основ вероучения и религиозных обрядов, исторических форм и практической деятельности разных деноминаций, религиозного служения и культурного наследия в различных контекстах – об этом говорится в соответствующем сообщении-анонсе Высшей аттестационной комиссии. Что ж, с этим, пожалуй, вполне можно согласиться.

В традициях диспута, претендующего на научный подход, необходимо вначале договориться о смыслах.

Итак, утверждении теологии как научной специальности является свершившимся фактом. Это даже больше, чем факт – так оно и было на самом деле. Наличие в теологических исследованиях методологической базы и тех же научных подхода, что применяются в других областях науки, являлось важным аргументом в пользу состоявшегося решения. Противники заявляли другие аргументы, как-то: невозможность эмпирического познания о бытии потустороннего мира сводит на нет возможные аналитические исследования с опорой на недоказуемые постулаты веры.

Будем уважать позиции сторонников и противников научного диспута по затронутой теме. Скажу лишь, что теология как научная специальность утверждена на только в Российской Федерации, но и – много ранее – в ведущих университетах Германии, Италии, Польши, США, Франции (и др.), где по данному научному направлению проводятся исследования и присуждаются научные степени [1]. Все это происходит несмотря на временами острую полемику относительно правомерности сего постановления ВАК.

Само понятие «божественного качества» или в более широком смысле качества божественной благодати абсурдно.

Не станем спорить. Но это утверждение вовсе не тождественно качеству образования в области теологии и (или) качеству организационных, в том числе административных процессов, в религиозной организации, под которой, в контексте данного повествования договоримся воспринимать церковь. Разумеется, церковь имеется в виду не вселенская, а конкретная религиозная организация, к примеру «Евангелически-лютеранская церковь Ингрии на территории России», пример деятельности которой может быть актуальным в данном аналитическом исследовании и завоевать читательский интерес в силу следующих аспектов:

• поскольку о ней немногие вообще осведомлены (поэтому само по себе знание о церкви Ингрии не может для разносторонне, гармонично развивающейся личности стать избыточным или лишним);

• эта церковь была восстановлена в конце XX века после длительного перерыва деятельности (поэтому интересно посмотреть общие и частные ситуативные условия ее восстановления, причины, явления, финансирования, мотивацию спонсоров);

• имеется огромный авторский опыт, который невозможно придумать или теоретически осмыслить – он имеет место фактически;

• на примере церкви Ингрии можно проанализировать рост или его отсутствие «братских» лютеранских традиций, который, по обоснованному убеждению, регрессируют;

• на примере практической деятельности в новейшей истории церкви Ингрии можно рассматривать инструментарий и общие элементы, которые включены в работу других религиозных организаций по «набору» в свои общества новых членов, в частности молодежной группы;

• практические достижения и ошибки (не ошибается только тот, кто не действует) при достоверном анализе могут показать и пути совершенствования работы, повышения уровня профессионализма в административно-организационной работе религиозной организации (если предполагать, что она ставит задачи иметь хорошее реноме, а не лишь бы какую репутацию) и (или) пути локализации выявленных недостатков, что очень важно для других религиозных организаций, руководители и члены которых обосновано предполагают свое развитие;

• на конкретном примере уместно анализировать проблемные вопросы практической деятельности, как имеющие в основе пресловутый человеческий фактор, так и эффективность управление церковью Ингрии, как коммерческим проектом (эта гипотеза будет проанализирована и развита в тексте);

• предметом исследования стало влияние конкретной религиозной организации (не религии в целом) на социум, следовательно, характер данного исследования скорее социологический и психологический, а не теологический. Поскольку автор работы имеет статус магистра социальной педагогики и аспиранта психологии и, вместе с тем, окончил начально-теологический курс Теологического института Церкви Ингрии в 2016 году (ТИЦИ), с этих позиций, авторская исследовательская компетенция может быть признана достаточной для некоторых, не навязываемых, но обоснованных выводов относительно предмета исследования.

Разумеется, это не полный список аспектов, которые в рамках данной работы будут вынесены на обсуждение.

К богу, разумеется, не применим антропологический категориальный аппарат, ибо согласно христианскому учению, Творец выше человеческих определений и рамок, в которые некоторые недальновидные деятели пытались вмещать Его еще с эпохи развития схоластики. Чтобы не спровоцировать с самого начала обвинения в предвзятости и рассуждать в контексте самопознания, необходимо конкретизировать подход в работе, а именно сказать, что мы будем ниже рассуждать, соотнося личное бытие человека с божественным совершенством, но не путая эти совершенно разные понятия. Мы не будем спорить о Слове. Мы не будем давать оценки христианской духовности. Интерпретация текстов Священного писания в рамках типичного современного мышления вряд ли может быть отнесена к теологии.

Мы будем рассуждать о сугубо человеческих деяниях «воцерковленных» деятелей ЕЛЦИ в рамках административно-организационной работы на примере религиозной организации «Евангелически-лютеранская церковь Ингрии на территории России». И, поскольку божественность организации учебного процессе в церкви Ингрии, готовящей собственных служителей через обучение в разных формах в Теологическом институте церкви Ингрии (далее – ТИЦИ) и его качество на выходе – снова – вещи не тождественные и также разняться, по сути, как, к примеру, теология и религиоведение, то и мы в своей работе будем их непременно разделять. Риски собственных заблуждений автора, разумеется, также имеют место, и это нормально, ибо предпочтения ученых формируются, в том числе и их мировоззренческим базисом, а последний прямо связывается с жизненной опытностью, отсюда представляется допустимым вывод, что и автор не претендует на истину в последней инстанции, иными словами, смущение респондента относительно влияния мировоззрения ученого на качество его исследования беспочвенно. Но важно и то, что всякое, претендующее на публичное внимание, гуманитарное исследование включает и авторскую позицию – это необходимо – последовательную и обоснованную посредством научной методологии.

Сегодня мы видим восстановленную в постсоветском формате церковность с элементами лютеранских традиций. Приверженность стереотипам этой воссозданной традиции способствует тому, что эти взгляды формируются так легко [3].

2. Конфессии

Евангелическо-лютеранская церковь Ингрии (фин. Inkerin Evankelis-Luterilainen Kirkko), она же Церковь Ингрии, ЕЛЦИ – российская лютеранская церковь скандинавской традиции. Вполне относится к так называемому «русскому лютеранству»; это направление уже обрело свои определенные черты.

Всемирная Лютеранская Федерация (ВЛФ) включает 140 церквей-участников в 78 странах мира, представляющих 66,7 миллионов лютеран. Штаб-квартира ВЛФ находится в Женеве (Швейцария). Президент Всемирной Лютеранской Федерации – епископ, глава Лютеранской Церкви Иордании и Святой Земли Муниб Юнан. В этом разделе мы поговорим о «русском лютеранстве», а для этого рассмотрим сначала наиболее видные (видные – не значит многочисленные) общины и секты, действующие в России. Епископом религиозной организации «Евангелическо-лютеранская церковь Ингрии на территории России» в 2017 году является Аррэ Каукауппи (Арри Кугаппи).

Секты как общины, более или менее радикально порвавшие с официальными, или государственными, церквями, весьма часто расходятся с ними не только в метафизических, но и в этических вопросах. Чтобы разъяснить разницу между конфессией и деноминацией обратимся к актуальному на 2017 год списку представительных церквей в регионе Санкт-Петербург. Справа от названия церкви стоит цифра, показывающая количество зарегистрированных приходов в регионе.

2.1. Деноминации

Адвентисты 11

Армия Спасения 1

Баптисты 15

Евангельские христиане 39

Лютеране 5

Мессианские евреи 1

Методисты 1

Пресвитериане 3

Пятидесятники 12

2.2. Церковь Ингрии доступные сведения

Армия Спасения 1

Ассоциация Христианских Церквей 7

Ассоциация Христианских Церквей Союз Христиан 19

Евангелическая Лютеранская церковь европейской части России (ЕЛЦЕР) 3

Евангелическая Лютеранская церковь Ингрии

Евангельские Христиане 2

Евангельский христианский миссионерский союз (ЕХМС) 2

Мессианские евреи 1

Объединение свободных евангельских церквей (ОСЕЦ) 1

Объединенная Методистская Церковь Евразии 1

2.3. Зачем и кому нужна церковь Ингрии?

Церковь нужна современному человеку для спасения от болезни индивидуализма, от постоянно увеличивающегося разрыва с другими и от атомизации общества. Литургия, основанный на любви мистический процесс соединения людей в единого человека и воссоединения с Богом, – сильный аргумент не только для того, чтобы «верить в душе», как это делают многие, но и для того, чтобы стать частью мистического тела Церкви. Эта мистика по-разному используется служителями. Служители, это не инопланетяне, прилетевшие к нам с Луны, они живут рядом, возможно даже по соседству, ходят в одни и те же (с нами) учреждения, магазины, испытывают те же негативные или положительные воздействия об общения в социуме в период развития гедонистического общества, ориентированного на удовольствия и потребление. Это такие же люди, как и мы. Они не безгрешны.

Традиции становления русского лютеранства на примере церкви Ингрии показывают и организационные особенности их «воцерковления». Правда, слово и определение воцерковления более подходит православной христоцентричной традиции, мы будем рассматривать его здесь в значении легитимной власти в иерархической структуре лютеранской церкви. Итак, несколько человек, имеющих (получивших) теологическое образование, имеющих опыт приходской жизни в разных церквях, решили создать свою церковь, которая на государственном или официальном языке будет называться не иначе как «религиозная организация», требования, функционал, правила и условия создания которой регламентированы соответствующими законами Российской Федерации. Этих законов несколько. Но мы будем говорить о том, как создавалась, или, иначе любят говорить – восстанавливалась церковь Ингрии в 1990-е годы, в наиболее благоприятный период для создания подобных организаций.

Итак, официально любая церковь – религиозная организация. И таким организаций может быть сколь угодно много, их количество законом не ограничено – хоть 200 тысяч. Собрались учредители, почти как в коммерческой структуре, учредили «религиозную организацию», приняли и зарегистрировали устав и могут начинать деятельность. Для этой деятельности у церкви Ингрии уже был хороший задел, поскольку церковь Ингрии на территории нынешней Ленинградской области существовала давно, имелись некоторые традиции и еще живут (остались единицы), кто помнит настоящую церковь Ингрии, существовавшую в начале XX века, или хотя бы ее деятельность перед закрытием в 1937 году, когда пастор Лаурилла, отказавшийся от епископского звания церкви Ингрии, перебрался уже в Финляндию.

Личность действующего епископа церкви Ингрии Ааррэ Каукауппи (некоторые называют его иначе – Арри Кугаппи) имеет в истории довольно следов, и не наше дело оценивать его поступки. О действующем епископе можно самостоятельно найти информацию в интернете, с тем лишь уточнением, что если само имя человека называют иначе, чем оно есть на самом деле, не является ли уже это первым звоночком к дальнейшим вопросам по теме церкви Ингрии?

Давайте договоримся о смыслах. Мы будем называть духовного наставника церкви Ингрии Ааррэ Каукауппи (как рекомендуют нам книга «Лютеране в Санкт-Петербурге», ссылаясь на паспортные данные главного лица церкви Ингрии) и Арри Кугаппи, и в контексте это будет одно и то же лицо.

И снова – не будем судить-рядить, ибо несмотря на то, что земная церковь как институт обладала и обладает человеческими пороками и недостатками, привнесенными составляющими ее людьми, для человека по-прежнему не существует другого более совершенного духовного инструмента для преодоления одиночества и бессмысленности его земной жизни. Для слабого человека. А человек, несомненно слаб, и ищет утешения. Поэтому в новейшем времени по инициативе группы лиц, желающих актуализировать подзабытые традиции и иметь власть над прихожанами, и возникают такие церкви, как церковь Ингрии и иже с нею. Когда я вплотную подошел к написанию этой книги, то неоднократно задавался вопросом – отчего же церкви (разные по названию, но одинаковые по традиции веры и основанию – христианство, христоцентричный принцип веры) не объединяться в одну или хотя бы в несколько больших общин. Ведь в реалии их сотни и даже тысячи. И у каждой есть какое-нибудь да отличие. На своих занятиях (которые я посещал в церкви Ингрии в ее «теологическом институте» в 2015–2016 годах) нам говорили, что только церковь Ингрии знает – как правильно трактовать Священное Писание. «Только слово» – ее основной принцип. Но на практике это не совсем или, скажем корректно, не всегда так.

И более всего меня удивляло в этом подходе, что другие деноминации и конфессии, оказывается, не имеют понятия о том – как же правильно трактовать слово, сиречь заражены ересью или подвержены заблуждениям. Представьте себе, что примерно такую же «единственно верную позицию» узурпирует себе каждая из подобных церквей и вам, наверное, станет ясен и главный вопрос – отчего же они не могут договориться, а иногда и прямо соперничают между собой. За примерами далеко ходить не нужно: пасторат церкви Ингрии не признает «сестру» Евангелическо-лютеранскую церковь Аугсбургского исповедания (ЕЛЦ АИ), хотя ее главою долгое время являлся бывший пастор церкви Ингрии, лишенный Ааррэ Каукауппи сана, а именно Константин Андреев. Последний организовал собственную церковь и по аналогии с организацией церкви Ингрии создал необходимый костяк единомышленников, признающих сами себя, которые выбрали его в епископы. Примерно также происходило дело с А. Кугаппи с незначительными отличиями.

Для возведения его в сан потребовались действующие лютеранские епископы из Эстонии и Финляндии. Но в целом это уточнение картину не меняет. Зарегистрируйте завтра религиозную организацию в соответствии с законами Российской Федерации, назовите ее соответствующим образом, и вы тоже можете стать епископом, а то и архиепископом. Дело не хитрое, если предполагать его организационную сторону. Но одного только желания недостаточно. В дополнение к сей инициативе нужны материальные средства, в том числе на аренду помещений для богослужения – если не имеется своих, на представительские расходы (первое лицо церкви Ингрии много путешествует), на ежедневные нужды. Таким образом, без спонсоров не обойтись.

Спонсоры церкви Ингрии в основном находятся в Финляндии, поскольку ЦИ – русский вариант финского лютеранства. Но есть спонсоры в международных фондах поддержки лютеранства. Об этом мы будем говорить на протяжении всей книги.

По мнению врача-психиатра, психотерапевта Романа Зайцева, имеющего, кроме прочего, богословское образование и опыт приходской жизни религия – это не потребности, это ценности, при помощи которых люди пытаются в себе удовлетворить какую-то потребность [20].

Заметьте – часто, когда идет разговор о нужде, возникает вопрос о потребности. А какую потребность хотят удовлетворить Богом, религией? Безопасность. Это очень актуально для церкви Ингрии. Малообразованные и выброшенные (пускай и временно) из активной жизни социума в своей массе люди, отбывшие наказания, вынужденно переехавшие из других регионов беженцы, безработные, люди с крайне малыми доходами (и некоторые другие категории – типично) – обильная пища пастората церкви Ингрии. Именно они – в первую очередь ищут опоры. Ищут Бога, как они говорят.

Мы не станем уходить в споры о боге, это не наша задача. Наша задача раскрыть действительную сущность церкви Ингрии для того, чтобы человек, даже находящийся в крайне затруднительном положении и принявший решение о вступлении в религиозную организацию церковь Ингрии, ясно осознавал – что он делает, почему и для чего. Бытует мнение, что это понятно априори. Человек идет в церковь, значит, верует. Мы оставим за собой право на более сложную трактовку этой гипотезы, поскольку причины все же различны и не всегда поддаются простому истолкованию. Именно таких людей со слабыми навыками социализации, малообразованных и «ищущих спасения» не на земле я встречал в церкви Ингрии. Это вовсе не камень в чей-бы то ни было огород. Но это та правда, которая хорошо видится «незамыленным» глазом со стороны, и та правда на которую мы имеем право. Кто может написать о церкви Ингрии лучше (желательно, чтобы это был не член ее – тогда материал будет претендовать на объективность) – пусть это сделает лучше нас. Причем правду о прихожанах отлично знают пасторы. Но им она выгодна. Управлять таким обществом удобно. Мы отвечаем здесь за каждое слово.

Есть и другая сторона вопроса. Когда чаще всего мы ходим в церковь? Когда возникает какая-то большая проблема, испытание, все прочие «материальные» и «моральные» опоры не помогают. Люди приходят в церковь со своей «первичной религиозностью»: поставить свечку, заказать молебен – одним словом, получить избавление. Отсюда видно, что человек редко приходит к Богу, к вере по каким-то другим изначальным мотивам. И даже в этом контексте надо различать понятие бога и религии, понятие бога и церкви. Только на первый взгляд они тождественны.

Постоянное богопоклонение, богопознание через звучание евангельских и ветхозаветных текстов основа любой религиозной организации. Церковь Ингрии не исключение. Чтобы «задержать» у себя прихожан пасторы пользуются здесь довольно проверенными методиками. К примеру, «пастор» Иван Лаптев часто рассказывает на проповедях и в спонтанно возникающих беседах о своих «потрясающих» случаях», о том, как женщина потеряла своих близких, но помолившись бог спас ее саму, о том, как кто-то нагрешил и ослеп, но потом, придя к Лаптеву в церковь помолился и вскоре зрение восстановилось, о том, как заявил, что поверил в бога бывший атеист после разговора с пастором И. Лаптевым. Таких рассказов вы можете наслушаться здесь много, на большую книгу. Не зря «пастор» Михаил Иванов в 2017 году издал на деньги спонсоров и прихожан свою книгу избранных проповедей; надо полагать он рассчитывает, что наиболее успешные приемы и примеры – суть методики обработки прихожан кому-нибудь да пригодятся, эти знания можно транслировать в социум.

Ну, да кто же спорит… Можно транслировать. Сегодня только ленивый, причем без всякого общественного запроса, не транслирует в социум свое видение ситуации, и от этого уже кругом стоит такой информационный шум, что «невозможно работать». Трансляция и претензия на публичность – это их право. Есть возможность издать за чужие деньги – пожалуйста. Но надо также полагать, что мир не состоит из одних только недалеких прихожан церкви Ингрии. Мир многополярен. И мир задает неудобные вопросы, на которые деятели церкви Ингрии не могут ответить. Об этом тоже мы еще поговорим на протяжении книги.

Здесь говорят, что при обращении в церковь с какой-либо нуждой всегда можно обрести большее. И наоборот: то, за чем обратился, можно никогда и не получить… И в этом – частая проблема для большинства. Вот человек просит бога выполнить его желание: и семь свечек готов поставить, и обет какой-нибудь взять, а желание не исполняется. И человека постигает разочарование, обида, и многие отходят от бога и от церкви. Так говорят признающие сами себя священнослужители церкви Ингрии. На самом деле и этот вопрос куда более сложен, чем представляется сначала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное