Андрей Иванов.

Реинкарнация



скачать книгу бесплатно

Изучалась магия на удивление просто – прочитал заклинание из книги, и вот ты уже понимаешь, что можно им пользоваться.

Первым магией нового мира решил воспользовался Павел. Демонстративно вытянул руку с порванным рукавом, и в полголоса прошептал ключевую фразу.

Ничего не произошло.

Снял рубашку, повторил операцию. Опять неудача.

Третий раз он все это проделывал стоя, положив рубаху на стол, воздев над ней руку и чеканя заклинания громким голосом… результат оказался прежним. Магия не работала.

– От те раз… – удивленно, и как-то по детски обиженно произнес он, – и тут ни черта не работает.

Пришлось снова перечитывать книгу. Ошибку нашли почти сразу – для использования магии в этом мире нужна была энергия, энергия кристаллов душ.

– Постойте, кажется, у меня один есть, – пробормотал Павел и в руке его оказался небольшой прозрачный камушек, – с волка выпал.

Теперь, зажав камень в руке, он повторил заклинание. И оно сработало – рукав рубахи неярко вспыхнул желтым светом, и вот уже от прорех не осталось и следа.

Стремясь развить первоначальный успех, Павел тут же использовал заклинание освещения. Горницу залил яркий свет, Ксения захлопала в ладоши. Исходил он из таких же кристаллов душ, что в виде бра располагались на стенах, и были приняты при первом осмотре за простые украшения.

Со светом в горницу словно пришла бесшабашная атмосфера веселья, и они уже подумывали какую бы магию испробовать следующей, когда за окнами раздался отдаленный крик.

Павел моментально выключил свет и бросился к окну. Распахнул, благо сделать это было не трудно, прислушался. Стас с Ксенией оказались тут же. Какое-то время в сгущающейся тьме слышался лишь слабый шорох листьев, а потом крик повторился снова. И крик этот явно принадлежал девушке.

Шел он откуда-то из-за ограды, с той стороны, откуда пришла Ксения.

А потом раздался рев. Густой, идущий из пасти явно не маленького существа, утробный рев вышедшего на охоту зверя.

Все замерли. Стас буквально физически ощутил как встали дыбом волосы, как пробежал по коже озноб и сердце, на мгновенье замерев, пустилось в бешеный скач разгоняя адреналин по венам.

Мысль о том, что надо бежать, открывать ворота возникла… и разбилась о предательский страх. Он словно оцепенел от самой мысли открыть ворота, от страшных образов, что затопили сознание разыгравшимся не ко времени воображением. Он испугался.

Страх, липкий, противный, словно приковал его к полу. Заставил замереть и почти не дышать. И осознание этого страха, своей беспомощности было невыносимым. Умом он понимал – надо действовать, но стоял. Стоял, как и его друзья застигнутые врасплох надвигающейся бедой.

А потом они услышали стук, отчаянный стук в ворота деревни.

И Стас почти уже сорвался с места, дернулся… но не успел. Снаружи раздался дикий крик, прерванный рыком, глухим ударом и чавкающим, противным звуком, о природе которого даже страшно было подумать.

Все произошло очень быстро.

Они замерли с надеждой услышать хоть что-то. Но что они хотели услышать? Все и так было ясно.

Едва они расслабились, едва поверили в сказку, где существует магия и заклинания, этот мир напомнил им о страшной своей сути. Увы, но к бесплатному сыру, как правило, прилагается и мышеловка.

– Но она же не умрет… не на совсем. Мы же читали, что тут существует возрождение, – прошептала Ксения.

– Вот только возродится она в лесу, – глухо произнес Павел.

Продолжать не стал, всем и так было понятен смысл этой фразы. В горнице повисла тишина.

Остаток ночи провели в темноте. В тишине. Каждый думал о своем. Каждый заново переживал этот день и… эту ночь. Каждый из них заново переосмысливал этот мир. Мир куда их, изнеженных детей цивилизации так неласково занесла судьба. Мир, в котором им предстояло жить.

глава 4

Утро Стас встретил в том дремотном состоянии, когда тело уже сдает позиции, а сознание все еще отказывается соглашаться с неизбежным. Вынырнув из объятий дремы, он встал и расправил плечи.

Солнце уже позолотило верхушки деревьев, и стоило принимать решение, что делать дальше. О том, чтобы идти искать девушку ночью, речи не шло – в темноте шансов на успех у них не было. Но и сейчас, утром, поход не сулил ничего хорошего. И все же, оставаться безучастным к разыгравшейся трагедии не было ни сил не желания. Слишком долгой была эта ночь, и слишком много дало им воображение, чтобы просто выкинуть произошедшее после заката из сознания. Да им было страшно, да, неизвестность пугает, но все же…

Думаете, мужчины не боятся? Это ложь. Не боятся лишь только дураки. В мужчине смелость от страха отделяет лишь ненависть к собственному страху. А для того чтобы возненавидеть себя за те минуты страха у Стаса была целая ночь.

Посмотрев на Павла, Стас дождался кивка. Обошлись без слов, они и без них понимали, что идут, возможно, на смерть. Но так было нужно. И то, что смерть в этом мире событие лишь временное, оптимизма не добавляло. Это когда-нибудь, позже, они, возможно, пересмотрят свое отношение к смерти. Сейчас же сосало под ложечкой и дико хотелось, чтобы случилось хоть что-то, что избавило бы их от этого сомнительного мероприятия.

Радовало одно. Из книги о бытовой магии, они узнали, что в деревне есть столб привязки, и возродятся они, если что, у него. Но думать об этом не хотелось.

– Мальчики, – смотря на хмурые лица парней собиравшихся на выход, жалобно произнесла Ксения, – ну может сначала пройдемся по деревне? Если есть бытовая магия, должна же быть и боевая.

– А она там все это время… – Стас не договорил. Да и что тут было добавить.

– Пойду с вами, – Ксения встала.

– Оставайся, тебе-то куда, – тут же бросил Павел, но девушку это не остановило.

– Я примерно помню, где воскресла в этом мире. Покажу. Может и она там.

– Может и там, – согласился бородач, – а может и не одна.

– И что, сидеть тут и дрожать, – теперь в голосе Ксении появились звенящие нотки, – думаете вот так сидеть и ждать это легко? Тоже мне мужики, защитники. Да вот так вас ждать может еще хуже, чем с вами…

– Говоришь так, будто уже ждала, – не на что не намекая, произнес Стас.

– Ждала, – уже с вызовом ответила девушка, – и когда парень уходил на разборки и … щека у нее дернулась, она в сердцах махнула рукой. – Ну что встали, пошли.

Столб привязки даже искать не пришлось, он стоял тут же на площади перед домом. Приложили, как было написано в книге, руки. Прислушались к ощущениям. Ничего особенного, просто пришло откуда-то понимание, что теперь это точка их возрождения. И все.

К воротам шли медленно, прекрасно понимая, что увидеть там могут всякое. Но нет, за воротами, ни крови, ни тела… даже трава не примята. Выдвинулись туда, куда показала Ксения.

До места добирались прислушиваясь к любому шороху и ежесекундно ожидая нападения. Если бы нервы были струнами, не ровен час, лопнули бы. А так… несколько седых волос по ощущениям и твердое желание по возвращению в деревню отыскать эту самую боевую магию или что тут есть в этом мире, и больше никогда, никогда не чувствовать себя такими беспомощными.

Полянка, на которую указала Ксения, была пуста. Но в глаза сразу бросилось дерево стоящее на ее краю – кора содрана метра на три вверх, местами ствол измочален, только вот непонятно чем.

А среди ветвей обнаружилась и та, которую искали. Забралась она высоко, метров на десять-двенадцать, и сейчас, крепко ухватившись за ствол, с ужасом наблюдала за ними.

– Живая, – выдохнул Стас, и помахал ей рукой приглашая спускаться.

О том, что должна была пережить девушка этой ночью, нагляднее всего говорил ствол дерева. И то, что так его изуродовало, явно стремилось всеми силами добраться до своей жертвы. И пусть быть наверху безопасно, но там внизу, видеть то, что убило тебя несколько минут назад и снова рвется к тебе… этот должно было быть непрекращающимся кошмаром. Но теперь они рядом. Вот только незнакомка не спешила спускаться.

– Давай уже, спускайся, – негромко, чтобы не привлечь внимания хищника начал Павел. Но тщетно.

Девушка даже не отвечала, просто смотрела испуганным взглядом, словно они пришли не спасать ее, а были теми самыми монстрами, от которых она спасалась всю ночь.

–"А может, в исковерканном ужасом воображении мы выглядим именно так?" – от этой мысли Стаса передернуло. Но кто его знает, что пережила она, каково, когда тебя еще живого рвут на куски, а потом ты не умираешь, а снова встаешь чтобы встретиться с этим ужасом?

Спускаться Марина, а если верить странному восприятию этого мира, именно так звали девушку, явно не собиралась. Так что Стасу пришлось лезть за ней. Ухватиться за сломанный сук на высоте почти трех метров было еще той задачей. Стасу для этого даже пришлось воспользоваться помощью Павла, а вот она… сама. Впрочем, на ее месте он бы тоже, наверное, влетел бы наверх, не замечая преград. Но одно дело залезть, теперь же, ему следовало ее как-то снять. А по виду девушки, сама она явно была на это не согласна.

Добрался быстро. Покоробило лишь то, что когда он начал приближаться, девушка тихо взвыла со страха. И это было не чем-то членораздельным, просто тягучее ы-ы-ы… И это было страшно. Страшно было видеть ее состояние, страшно было подумать, что ее до него довело, и особенно страшно представить, что теперь это уже навсегда. Время лечит многие раны, вот только не все.

Вот и последняя ветка.

Стас боялся, что она начнет отбиваться, и чего доброго вовсе скинет его вниз, но нет… она лишь крепче обхватила ствол. Ее била крупная дрожь. Теперь, когда он был рядом, это стало отчетливо заметно.

– Ну, давай, слезай. Сейчас домой пойдем, в деревню. – Как можно мягче произнес он.

Последняя фраза напомнила ему тот момент у окна… они были рядом, всего в каких-то ста с небольшим метрах. Но, ни он, никто из них, так ни не бросился ей на помощь.

Да, можно было долго себя уговаривать, что все равно бы не успел, что не виноват. А что толку! Обманывать других плохо, обманывать себя глупо. Он знал, что причиной был его страх. Знал что струсил. И случись нападение не сразу за этим отчаянным стуком, а чуть позже… это они были бы виновны в ее смерти. И от осознания этого захотелось кричать… но он лишь шептал, – ну пойдем глупенькая, давай, отпусти ствол, разожми руки, и мы спустимся, пойдем домой.

Вот только ствол Марина не опускала. Хоть какие-то осмысленные действия она проявила, когда он достал флягу. Достал для себя, но увидев ее взгляд, протянул ей. Схватившись за сосуд, она пила, пила жадно, расплескивая содержимое. Но главное, для этого она убрала одну руку со ствола… и Стас понял – ее придется сбрасывать, сама спускаться она не станет.

Но скинуть. Сбросить с высоты более десятка метров, это было уже слишком, и тогда, крикнув Павлу,– лови, – он обхватил ее за талию, и рухнул вниз, увлекая за собой.

Лучше уж так, лучше уж пусть упадет на него. Хватит с нее смертей. А он… а что он, встанет у столба привязки. Он все же парень.

Но они не разбились. Сначала падение замедлила попавшаяся на пути ветка, потом он каким-то чудом успел ухватиться еще за одну, и рухнул вниз, уже заметно погасив скорость.

Приземление вышло жестким, но не более. Однако стоило им с Мариной встать, как она тут же рванулась обратно к дереву.

Не успела. Он перехватил ее, а потом, сграбастав в охапку, поднял на руки и понес. Теперь она вцепилась в него, и лишь испуганно оглядывалась по сторонам.

А он шел, шел проклиная весь этот мир и того кто создал его. Не Ад говорите, мир игры…

По приходу в дом, Стас бережно опустил Марину на кровать, а потом вышел на крыльцо и, задрав голову в небо, высказал создателю этого мира все, что накопилось на душе. В выражениях не стеснялся.

– Ты бы это… полегче, – услышал он за спиной голос Павла.

– Что, боишься услышит? – зло усмехнулся Стас, – ну так пусть слушает. Тоже мне, создатель мира.

– Ну, на Земле тоже дерьмо случалось, – Павел не оправдывал Бога, скорее хотел успокоить товарища по несчастью.

И он был прав, спорить с этим было глупо. Но вот только на Земле они могли лишь гадать, был у этого мира создатель или нет, здесь же, знали это наверняка. И от этого ненависть к нему обретала уже иной, вполне осязаемый и конкретный смысл. Может поэтому на Земле он и предпочитал оставаться лишь инкогнито? Но Стасу от этих мыслей легче не стало, скорее наоборот:

– Там мы не знали, что этот мир создан им.

– И что? Многое это меняет?

На несколько секунд Стас замолчал, но потом все же не согласился. – Ему что, трудно было сделать так, чтобы мы появлялись в этом мире, в деревне? И вообще, а если человек не в эту сторону пойдет? Он чем там вообще думал?

– Вот встретишь его, спросишь, – буркнул бородач, и хотел было уже снова вернуться в дом, но остановился, – а что до места, так он это с наших же игр взял, мы это придумали, мы люди. Понимаешь? Он лишь скопировал. И мы сами в это играли, он нас не заставлял, так что хватит ныть. Лучше давай подумаем, что тут от нас зависит, чтобы такое не повторилось.

Павел был прав, дерьмо случалось и там. И далеко не всегда, происходящее зависело от тех, кто безвинно страдал. Так что вопрос – что же нужно было Богу, повис в воздухе.

Впрочем, с тем, что хватит сетовать на Бога и пора подумать, что они могут сделать сами, Стас был согласен. В прошлой жизни он не очень-то уважал тех, кто предпочитал винить всех кроме себя в своих же неудачах. Так стоило ли в этом изменять себе сейчас?

– Таблички надо бы там поставить, – повернувшись к Павлу, предложил он.

– И из чего мы их тут делать будем?

Оба оглянулись по сторонам. Подходящего материала в пределах видимости не наблюдалось.

– Может из простыней, – предложил Стас, – они в каждом доме должны быть. Простыню даже в том состоянии, в котором приходишь в этот мир, вряд ли пропустишь.

– Хм… а это идея. – Согласился Павел, но добавил. – Однако, сначала стоит воспользоваться предложением Ксении и осмотреть тут все. Второй раз с одним топором лезть в этот лес мне как-то стремно.

Предложение было дельным. Этот мир наверняка таил еще много сюрпризов, и хотелось надеяться, что не все из них будут со знаком минус.

Окинув взглядом деревушку, направились к противоположному дому.

глава 5

Это был новый мир, мир уже показавший, что просто здесь им не будет. И любая помощь, любая находка способная помочь тут выжить, была сейчас на вес золота. Умом Стас понимал, что все возможно не так плохо – тут должна была быть и боевая магия, и какая никакая алхимия. Но все это нужно было еще найти, понять, изучить. И вот уверенности что все это будет столь же легко как и в играх, не было у него не на йоту.

Однако, первая же находка которую они совершили, несколько изменила его пессимистическое настроение.

Дом, в который они вошли, размерами на фоне остальных особо не отличался, был наверно даже поменьше остальных. Если что-то внешне и отличало его от других, так это широкое крыльцо и отсутствие сеней в принципе. Но вот внутри дома отличия сразу бросались в глаза.

Во-первых, весь дом являлся одним большим помещением. И предназначено оно было отнюдь не для проживания. Тут и мебели-то не было. Зато на стенах висели полноразмерные картины каких-то средневековых воителей, а на самом видном месте притягивали взор семь резных подставок с книгами в богатых переплетах.

В дальней стене находилась еще одна дверь, но заглянув в нее, Стас убедился лишь в том, что это был второй выход из дома. В небольшой такой дворик, с надо же… тремя деревянными чучелами у дальней ограды.

Вернулись к книгам.

Книга по центру именовалась – "введение в боевую магию", и это обнадеживало. А вот по сторонам от нее расположились уже более профильные книги с вычурными обложками но простыми названиями – магия воинов, магия волшебников, чародеев, охотников, разведчиков, целителей.

Начали с "введения", но уже скоро были вынуждены отказаться от этого занятия. Магия этого мира была не просто набором заклинаний, она делилась на разделы, отличалась способами применения, и даже формой заклинаний, но сейчас времени на изучение всех этих премудростей просто не было. С книгами по школам магии все оказалось куда проще – небольшое введение и пяток базовых заклинаний.

Переглянулись. Вот так сразу выбирать тот путь, по которому придется идти, возможно, всю жизнь, дело не простое. Но и откладывать, тоже не вариант.

Первым решился Павел, избрав путь воина.

Обучение было простым – выбрал книгу, приложил руку, мысленно согласился изучить данный раздел магии. Чего бы там не ожидал новоявленный воин, а чудесным, этот обряд назвать было сложно. Он просто понял, что знает теперь пять заклинаний. Ни фанфар, ни светового шоу, ни даже заметных изменений в мироощущении.

– И это все? – Как-то растерянно и даже обижено произнес Павел. Стас даже улыбнулся, видя это по-детски обиженное лицо. Ну, кто бы подумал, что в душе этого бородача живет большой ребенок, который до последнего верил в чудо. Впрочем, разве сама магия не чудо?

Вторым обряд прошел Стас. Глядя на Павла, чего-то сверхъестественного он уже не ожидал, наверно поэтому и заметил, что в сумке кое-что добавилось. Бонусом к изучению магии шел инструмент ее использования. Для Стаса как для чародея, это был посох, а вот Павел не без удивления, и на сей раз приятного, обнаружил у себя сразу и меч и щит.

Чародеем Стас решил стать не без колебаний. Прельщала его еще и школа магов, но… у чародеев было одно очень полезное заклинание – оковы плоти. Заклинание было классическим "станом" из привычных им игр, и сковывало цель на пару секунд. Очень полезное заклинание, как при нападении, так и при бегстве от монстров. Вот оно то и решило исход его метаний.

Дополняли его: усиливающие группу заклинание благословения, малое лечение, огненный шар и силовой удар, делавшие чародея этаким мастером на все руки. Правда, чародей хоть и умел все, но умел плохо – в том смысле, что изрядно уступал профильным классам в эффективности. Что ж, это была плата за универсальность.

– Ну вот, мы с тобой и стали волшебниками, – без особого вдохновения произнес Павел. И Стас был вынужден с ним согласиться. Создавалось ощущение, что их обманули – слишком просто, слишком обыденно, а хотелось… чуда.

Впрочем, расстраиваться было рано. Судя по книги "введения в боевую магию" им многому еще предстояло научиться, а сейчас, сейчас им авансом дали эту магию пощупать. Что ж, как говорит народная мудрость – на халяву, и уксус сладкий.

Вновь изученные способности сначала опробовали на чучелах. Но те отнеслись к их попыткам хоть как-то себя проявить индифферентно. Так что, недолго думая, решили испробовать каково это уже на себе. Первым начал Стас. Мысленно произнес заклинание усиления, прислушался к ощущениям тела. Вышло неплохо – в теле появилась легкость и даже мозги вроде как прочистило. А потом, Павел предложил опробовать заклинание провокации. В играх-то ладно, там это было прописано в коде игры, вот каково это будет в реальном мире?

Попробовали…

Павел активировал заклинание и тут же получил от Стаса стан. И это хорошо, что только стан. У Стаса в этот момент полыхнуло в мозгу такой яростью, таким желанием убить, что было просто чудом, что он не использовал весь свой запас заклинаний. Благо, вспышка ярости прошла практически сразу.

– Твою ж мать… да пошли они эти эксперименты, – с чувством выдал Павел, едва отмер. Выдохнул и приложился к фляжке с водой.

– Да ладно, – примирительным тоном произнес Стас,– зато теперь знаем, как работает стан.

– Стан? Ты блин лицо свое в этот момент видел? Экспериментатор хренов… – отрываясь от фляги и все еще никак не успокоившись, вспылил Павел. – Да я вообще думал, что мне хана. И уже успокаиваясь, добавил, – что хоть почувствовал?

Стас пожал плечами, – убить тебя захотел. Как… да не знаю я. Даже мыслей за что не было, просто ярость такая… – не найдя подходящего слова, он только развел руками.

– Ладно, – отмахнулся Павел, – разбираться будем потом. А то и вовсе отсюда до вечера не выберемся. Вечером сядем, разберемся. А сейчас за простынями и в путь.

Сказать оказалось проще, чем сделать. Нет, простыни-то они в соседнем доме нашли, но там же стоял еще и алхимический стол и книги – "введение в Алхимию и транс-мутацию", "бытовая Алхимия". Пройти мимо такого сокровища оказалось непросто. Теперь это был их мир, и взглянуть на его тайны хотелось до жути. Ограничились тем, что забрав книги, отнесли их Ксении, заодно предупредив девушку о том, что уходят за ограду.

Писать на простынях решили сажей, благо вчерашний костер был рядом с деревней, а искать другие красители было бы долго. Да и висеть этим указателям от силы дня два, пока не найдут что-то более пригодное.

С первой полянкой, на которой появились сами, управились быстро. Теперь на кустарнике, привязанная углами белела простыня с незамысловатым текстом:

Все ответы в деревне

Деревня там – стрелочка.

В лесу опасно

следует поспешить.

Отойдя на центр полянки, Стас оценил творение рук своих. А именно эту простынь расписывал он. Нехитрое произведение народного творчества почему-то напомнило сцену из фильма "Двенадцать стульев", где Остап Бендер рисовал сеятеля…

– "Ну что же, художником мне не быть" – подумал Стас, правда, сильно не огорчился. Сейчас в этом мире им было не до эстетства, им бы тут выжить…

По пути ко второй точке появления в этом мире, случилось знаменательное событие – их первое боевое применение магии. Отличился Стас. Первой жертвой стала тетерка, так неудачно решившая пролететь у них над головами. Стан – и птица замерла прямо в воздухе наперекор всем законам физики, огненный шар – и вот уже бездыханная тушка падает вниз.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении