Андрей Иванов.

Реинкарнация



скачать книгу бесплатно

часть первая

глава 1

– Где это я, – произнес Стас, глядя на мужичка, что сидя у костра самозабвенно обстругивал палку, превращая ее в подобие копья.

– А бог его знает, – ответил тот, не прекращая своего странного занятия.

На мужичка этого Стас наткнулся пять минут назад после получасового блуждания по лесу. Сам он толком не знал ни кто он, ни как сюда попал. Придя в себя на лесной полянке, Стас и имя то свое не сразу вспомнил. Голова была пуста и буквально звенела от обосновавшегося там вакуума воспоминаний. Он и по лесу-то начал бродить лишь потому, что больше не знал что делать.

Первым вспомнилось имя. Чуть позже пришли отдаленные воспоминания о том, что жил он кажется в Москве, и ему вроде как двадцать пять лет. Вот только с нынешним его положением это никак не вязалось.

Дикий лес, серая домотканная рубаха и такие же штаны. Все это никак не как не стыковалось с теми обрывками воспоминаний, что урывками всплывали у него в памяти, и вызывало жуткий диссонанс положений – сам-то он себя помнил другим и совершенно в другом месте, а тут надо же… лес.

Хорошо вот еще дым от костра заметил и вышел к этой полянке. На ней, у костра и сидел этот тип. Увидев Стаса он было вскочил, но посмотрев каким-то странным взглядом на его наряд лишь хмыкнул, и вновь вернулся к своему занятию – обстругиванию кольев.

Одет мужичок был точно так же как Стас, такая же серая хламида, те же штаны. Вот только выглядел постарше. А может, все это было из-за бороды и копны черных как смоль волос?

– Мы вообще как тут оказались? – попробовал продолжить разговор Стас. Его собеседник явно не горел желанием общаться, и сосредоточенное обстругивание кольев ему было видимо важнее ответа на предыдущий вопрос.

– А черт его знает. – Все так же емко ответил новый знакомый, но отложив заостренный кол, обернулся к Стасу, – ты что последнее помнишь?

Вопрос был интересный. Тут бы вообще разобраться кто ты и где, а он… И вот тут словно полыхнуло в памяти – залитое дождем лобовое стекло, визг тормозов, скакнувшая на встречу спинка переднего сиденья…

Стас затряс головой, словно это могло как-то помочь вспомнить, – это что, я в аварию попал?

Видать попал, – с невозмутимым тоном произнес мужичек, – а у меня вот мотор остановился.

– На машине?

Вместо ответа, тот лишь покачал головой и добавил, – ничего, посиди немного, память она не сразу возвращается. У меня так же было.

Уставившись в костер, Стас попытался собраться с мыслями. Выходило плохо. И все же – вот он, вот лес, мужик вон сидит, кол точит, а он Стас на даче с друзьями был… да, точно был, а потом в Москву возвращались… И снова перед глазами возникло залитое дождем стекло и удар. А у мужика вот мотор…

– "Это что, я умер?" – Мысль, почему-то не страшная, а какая-то отстраненная промелькнула… и снова вернулась. Нет, он знал, что люди иногда погибают, но это где-то там, это не он… В душе родился крик, но, так и не вырвавшись наружу, сжался в груди комком отчаяния.

А произнести, да что там произнести, выдавить из себя удалось лишь тихое, – это мы что, того что ли?

– Да, похоже, того, – как-то уж слишком спокойно ответил мужичок, – но это не самая большая наша проблема.

На это Стас даже не чего не ответил, лишь ошарашено уставился на мужика.

– Что это? – вместо ответа произнес он, протягивая в сторону Стаса нож.

– "Кто-то, похоже, не только умер, но еще и с катушек съехал.

Да… это реально проблема" – мелькнуло в голове, но вслух он ответил, – нож.

– И больше ты не чего не видишь? – как-то подозрительно спросил мужичок.

– А что я должен видеть? – не менее подозрительно ответил Стас, подумывая, а не рвануть ка ему сейчас подальше от его нового знакомого.

– Рубаху задери, – вместо ответа предложил тот.

Предложение было странным, особенно учитывая протянутый в его сторону нож, но спорить Стас не решился, кто его знает, что там у сумасшедших на уме? И медленно приподнял край рубахи.

– Сумку на поясе видишь?

А ведь и верно, на поясе болталось что-то вроде поясной сумки.

– Можешь не пытаться ее открыть, я уже пробовал. А вот заглянуть в нее мысленно попробуй.

Стас хотел было спросить – как это? – но стоило ему лишь подумать о содержимом и перед внутренним взором словно голограмма открылась. В сумке лежали: нож, топор, кусок веревки, огниво, десяток бутербродов, фляга и какие-то зелья.

Стас ошарашено уставился на своего нового знакомого. Этого не могло быть, просто не могло.

– Вот и я о том же, – правильно прочитав его мысли, ответил собеседник. – Хрень какая-то происходит с этим миром, а с чего непонятно. Хотя… нет, то, что я умер это вроде как факт. Мотор у меня с детства барахлил, да и как он отключился, я довольно живо вспомнил, но вот это…

Стас снова взглянул на нож, и теперь понял, чего от него добивался собеседник. Открыв сумку, он теперь видел, даже не видел, а каким-то новым чувством понимал – нож для шкур. Именно так он ощущал теперь этот предмет, словно не простой сапожный нож перед ним, а некий объект этого странного мира.

Перевел взгляд на бородача и вздрогнул – тем же неведомым способом он теперь знал – Павел, здоровье в норме, дух полон.

Мелькнула мысль – "Так вот почему он на меня так странно тогда посмотрел!" – а вслух произнес, – а может мы это, того… – и покрутил пальцем у виска.

– Ага, сразу оба? – невесело ответил Павел, – это гриппом болеют на пару, а с ума сходят поодиночке.

– И что нам делать?

– Да я откуда знаю, – в сердцах огрызнулся тот, вон деревня, думал там кто знает. Да только пустая она, уже час наблюдаю, даже вон костер развел, думал, может, кто дым увидит, заинтересуется. Но только нет там никого. Даже собак нет.

Следуя по направлению взгляда нового знакомого, Стас теперь тоже увидел деревеньку, что расположилась в низине у речки. Небольшая такая деревенька, домов на тридцать. А вокруг частокол. Приличный такой частокол надо сказать, добротный, метра под четыре в высоту.

Заброшенной деревня не выглядела, но и жилой… ни тебе народа, ни белья на веревочках, ни живности, ни привычной в деревнях техники. Этакая деревенька из прошлого. Только безлюдная.

– Заходил? – вопрос был глупый, но ничего умнее в голову не пришло.

Павел как-то странно посмотрел на Стаса, но все же ответил, – нет пока, побоялся. Я тут уже с местной фауной познакомился, больше на приключения не тянет, – и показал разорванный рукав.

– Кто это?

– Волчок. Нарвался вон там на склоне. Тоже как чумной тогда шел куда глаза глядят ничего не понимая. Так тот меня быстро в чувства привел, даже сам не понял, как на дерево взлетел.

– А спустился как?

Вместо ответа в руках Павла появилась шкура волка.

– Это я там, на дереве и про сердце вспомнил, и сумку обнаружил, и веревку в ней с топором нашел. А дальше что, дальше дело не хитрое – связал петлю, вниз кинул, вот волчонок и попался. А вот не фиг круги вокруг ствола наматывать. Подтянул повыше, спустился, ему и пары ударов топором хватило. Только вот после того, как шкура при прикосновении в сумку попала, прозрел… так прозрел, что до сих пор в себя придти не могу.

Мужичок вздохнул, – вот ты мне скажи, как такое вообще может быть?

Ответа у Стаса не было. Вместо этого он снова посмотрел на деревню, – может там что узнаем?

– Может и узнаем, – согласился Павел, – вот колья сейчас доделаю и пойдем. А то солнце вон скоро сядет, и бог его знает, что тут начнется.

Первым в деревню вызвался зайти Стас. Не то чтобы он был посмелее напарника, но соваться вдвоем было глупо, уж лучше один в кустах в засаде посидит. Кто его знает, как оно там обернется, а так вроде шанс.

глава 2

Заходил Стас в деревню крадущейся походкой с топором наперевес. Будь здесь жители, зрелище было бы еще то, да только не бывает так, чтобы за полтора-два часа никому из дома не приспичило выйти. Да и собак опять же нет. А что это за деревня без собак?

Миновав приличного вида ворота, укрываясь в тени забора, прошел один двор, второй. Когда скрипнула открытая ветром калитка, чуть не намочил штаны, но бог миловал. Правда, седых волос на голове точно добавилось. Вот же засада, там, в лесу, и то не так страшно было. А тут за деревенским забором нервы как струна, и мысль одна – если что, бежать, бежать не оглядываясь. Все же ничего не пугает нас так, как неизвестность, будь то темнота или вот такие заброшенные дома. Впрочем, пугают не они, а наше не в меру живое воображение.

А еще… Стас сразу и не понял, а когда понял, даже пригнулся еще сильнее, словно так он мог стать незаметнее – странная была деревенька, ох не к добру странная.

Ну, во-первых, здесь не было проводов, вот вообще не было. И ладно бы только это. Но вот срубы, вроде не старые, но и не новые. И вроде как не под одну копирку сделанные, но похожие… и все без печных труб. Вот как без электричества, и без печи? А еще заборы. Одинаковые заборы были в деревне. И вроде не ровные, кое-где покосившиеся, но совершенно одинаковые. А еще наличники на окнах. В иной деревне, они, эти наличники как произведение искусства, а тут, вроде, как и резные, но опять же, совершенно одинаковые. Не деревня, а словно декорация. Или морок…

От последнего предположения бросило в пот. Но тут он себя все же успокоил – для морока уж слишком, все же деревенька издали была видна, не должен был морок так выглядеть. Или должен?

Дойдя до центра деревни, Стас притаился за кустиком – тишина. Неприятная такая тишина, мертвая. Но делать нечего, вон уже солнце подкрадывается к верхушкам деревьев, еще немного и начнет смеркаться. А значит надо идти в дом и искать ответы. Ну, или на худой конец просто искать убежище на ночь. Не к месту вспомнился фильм "дожить до рассвета", а каково это если жизнь в деревне начинается только после заката?       Зачем-то ущипнул себя, словно боль могла отогнать страх.

Подумал, что неплохо бы от этого щипка проснуться… да какое там, и боли-то не почувствовал. Но зато почувствовал некий прилив бесшабашной храбрости. Пришел этот прилив, с простой казалось бы мыслью – хуже уже не будет, – и пусть она была спорной, пусть бредовой, но обсуждать он сам с собой ее не стал, выпрямился, и бодро зашагал к самому большому дому деревни. Ну, уж если и искать ответы, то как не в нем.

Запала мужества хватило ненадолго. Ровно до того момента, когда пришлось стучать в солидного вида дверь из плотно подогнанных дубовых досок. Стук вышел хиленьким, едва слышным. И словно устыдившись нового приступа страха, Стас рывком распахнул дверь.

За дверью были сени. Странные такие сени – пустые. Ну не бывает в деревнях пустых сеней, по определению не бывает.

Как не странно именно эта мысль придала уверенности. Раз нет ничего в сенях, то и не живет тут никто, а значит… – додумывать не стал, а уже куда более уверенно открыл дверь в само помещение.

Простая, и надо сказать пустая полутемная горница. Ни вещей хозяйских, ни вязанных салфеточек на всем чем можно, не даже коврика на полу. Унылая, пустая горница. А в центре стол. Не к месту, ему бы к окну поближе, но стоял он именно там, а на столе лежал конверт, хорошо так лежал, и захочешь, а мимо не пройдешь. И главное, в отличие от всего остального, именно этот конверт выделался странным восприятием в этом мире как некий объект – письмо.

Уже не раздумывая, Стас направился к нему. Большой такой конверт, из хорошей такой, плотной бумаги, а в нем, в нем было письмо.

Перечитал его Стас дважды. А перечитав сел на стоявший тут же стул, и глухо выругался. Они искали ответы, ну что ж, ответ теперь он держал в своих руках, вот только на душе почему-то легче не стало. Отчетливо захотелось добавить к уже вышесказанному еще что-то, но запас ругательств иссяк, да и запал тоже закончился. В голове крутился только один образ – образ веселого и довольно пухлого северного лиса, именуемого песцом.

Обратно к воротам Стас шел, уже не таясь. Жителей тут не было, да и быть не могло. И все эти странности с восприятием окружающего так же встали на место. Вот только легче от этого не стало, да и быть не могло – теперь он точно знал что умер. А еще он знал, что остаться здесь ему придется надолго, очень надолго.

Павел тоже прочитал письмо не раз, поскреб бороду на подбородке, а потом вынес вердикт, – н-да… попали. – И посмотрев в небо, добавил, – быстро же он среагировал.

– На что среагировал? – спросил Стас, вполне понимая о ком говорит бородач, но, не совсем понимая о чем.

– На то, как мы жить стали, – неохотно пояснил Павел. – Мир на Земле меняется, стремительно меняется… вот и ОН похоже решил не отставать. А досталось все это счастье почему-то нам.

В этом он, конечно, был прав – из письма следовало, что этот новый мир не Ад и не Рай, он вообще в письме назывался "перекрестком". А попали они в него потому, что при жизни предпочитали не жить, а сбегать в придуманные компьютерные миры. Там так и было написано – сбегать.

Вот только от этого было не легче, потому что из письма выходило, что в новый мир попадать будут те, кто и плохого ничего не сделал, чтобы оказаться в Аду, но и Рай не заслужил, и умер еще относительно молодым, дабы такую вот жизнь не признать прошедшей зря. Так что как ни крути, а жить им теперь тут долго.

Заканчивалось письмо пожеланием самим изучить этом мир, и прожить остаток жизни достойно. Подписано было письмо Илией. Кто он был, Стас не знал, но вот пару-тройку вопросов при встрече задал бы обязательно.

И первым из них был – за что?

С тем, что он отчего-то там сбегал в прошлой жизни, Стас был категорически не согласен. Ну да, лет этак с девяти "заболел" играми на приставках. Ну а кто в этом возрасте на игрушки не подсаживается? Ну да, на двенадцать лет ему подарили ноутбук, и он играл на нем во все, что только можно. Ну не сложилось у него со спортом, да и играм во дворе он предпочитал посидеть за компьютером. Но так ведь, ни он один. А в институте? Он что, один, что ли зависал в онлайн играх ночи напролет? Не один, но....

И вот тут Стас взглянул на свою жизнь под другим углом.

А ведь действительно, если откинуть сон, прием пищи и обязательные походы в школу, потом в институт, то все остальное время он проводил за монитором. Да что там за монитором, в игры он играл. И вроде жил как все, и друзья у него были. Ну как друзья, товарищи. Друг был у него один, да и то, с восьмого класса они с ним в какие только онлайн-проекты не поиграли. Было что вспомнить. Но ведь и сдружились они с Димкой именно на почве игр. Да и встречались все больше не в реальной жизни, а там, в виртуальном пространстве. Он этим жил и вот....

– Это что же, – протянул Стас, – он целый мир ради нас таких вот создал? С ресурсами у него, похоже, проблем нет.

– Ну да. И с юмором, похоже, то же. – Невесело добавил Павел.

– Интересно, а магия тут есть? – Задумчиво произнес Стас, пытаясь не обращать внимание на сарказм товарища по несчастью.

– Ага, и монстры в придачу. – Не меняя тона, продолжил Павел. – Меня тут недавно один такой сожрать уже попытался. Только вот это уже не игра Стас, понимаешь? Тут на паузу не нажмешь, и чайку попить не отойдешь. И жрать тебя эти чудовища будут не на экране монитора, а в самом что ни на есть натуральном виде. Вместе с магией, на закуску.

От сказанного Стаса передернуло. И не потому, что это прозвучало грубо, а потому что это было правдой. Это на экране монитора интересно рассматривать монстров, а вот так, нос к носу… А в том, что монстры тут будут, сомневаться не приходилось. По смыслу письма было ясно, что мир этот пусть не Ад, но создан он для них отнюдь не за примерное поведение. Скорее в назидание. А если так, то тот волк что напал на Павла это цветочки, а вот каковы будут ягодки, даже думать не хотелось.

– Мы что так и будем тут стоять? – спросил Стас, чтобы отвлечься от неприятных мыслей.

– И то верно, – согласился его новый знакомый, – давай-ка ворота запрем, и показывай, где ты это письмо нашел.

Дом с последнего посещения Стаса не изменился – все такой же чистенький и… нежилой. Было это похоже на квартиру холостяка – и жить вроде можно, а уюта… ноль.

Быстро провели ревизию помещения. Съестного не было, зато было несколько помещений с кроватями, и даже кухня… странная, но явно кухня. Но главное, они нашли книгу. Название было интригующим – введение в бытовую магию.

Вот только прочитать не успели, едва подошли к окну чтобы получше рассмотреть находку, с улицы послышался шум. Замерли.

– Никак кричал кто-то, – шепотом произнес Павел.

– Ага, – кивнул Стас, и тут же услышал куда более отчетливо, – лююдиии… есть кто живой.

В окно кричавшего видно не было, так что двинулись к выходу. Но перед дверью Павел замер и в руке у него появился топор.

– Так оно надежней, – зачем-то пояснил мужичок, – а то уж больно этот мир сюрпризами богат. И что-то хороших среди них, я не приметил.

Стас так же последовал примеру товарища – с топором было спокойней. И, зачем-то перекрестившись, рывком открыл дверь.

глава 3

Едва они оказались на улице, как женский визг резанул Стасу по натянутым нервам, словно удар хлыста.

И выскочив за дверь, Стас оглянулся в поисках источника крика. Рассмотреть девицу не удалось, так как та сейчас улепетывала от них со всех ног. Но в том, что беглянка была такой же попаданкой как и они, сомневаться не приходилось – та же грубая домотканная одежда, только вот вместо рубахи какой-то балахон до колен.

– Стой дура, – закричал Павел, и бросился за девушкой.

Стас постарался не отставать, но уже на бегу понял – про дуру это он зря. Это они как два идиота гонятся за беднягой с топорами наперевес. Не мудрено, что та бежала даже не оглядываясь. Это их первое знакомство запомнится ей надолго.

Юркнув за изгиб дороги, девушка на какое-то время скрылась из вида, а когда и Стас повернул вслед за ней, впереди показались еще одни ворота, не замеченные ими ранее.

Павла Стас догнал только тогда, когда тот выбежал за ограду, и остановился осмотреться. Беглянки нигде видно не было, и искать ее в опускавшейся на лес темноте было то еще удовольствие. Но ведь и оставить за изгородью тоже не вариант.

– Топор убери, – выдохнул, задыхаясь, Стас, – мы тоже молодцы, вышли встречать девушку в полном вооружении. И тут же, насколько хватило легких, крикнул, – свои мы, сами только сегодня сюда попали. С Земли мы.

Лес ответил тишиной.

Но это как раз было не странно. Странно было бы, если бы девушка ответила – два мужика с топорами только что гнавшиеся за тобой, редко вызывают доверие.

Ситуация становилась крайне неприятной – солнце уже почти скрылось за верхушками деревьев. И тут Стаса осенило – он вспомнил про сумку, и свою реакцию на это чудо данного мира.

– У тебя сумка на поясе есть, – так же громко как раньше закричал он, и даже задрал рубаху, наглядно показывая наличие у него такой же сумки. – Просто подумай, что внутри и увидишь, там нож, топор, бутерброды.

Ответа не последовало. И Стас уже думал, чтобы еще такого крикнуть обнадеживающего, как сзади раздалось, – а ведь правда, есть.

Обернулись. Девушка стояла в проеме ворот, и в руках ее теперь находился топор.

Оказывается, она и не покидала деревню, просто спряталась где-то за последним домом. Так что перспектива оказаться за запертыми воротами ночью в случае провала переговоров была как раз не у нее, а у них.

– Шож ты красавица так быстро носишься, – вопрос Павла прозвучал скорее как шутка, если не по содержанию, то по тону.

Но шутки девушка не оценила, и топор в ее руке покачивался так, словно она выбирала – в кого бы из них двоих его запустить.

– Точно с Земли? – подозрительно спросила она.

– А то, – и Павел тоже задрал рубаху, обнажив небольшой пивной животик.

– Что такое айфон? – Вопрос девушки показался странным, но удивительно логичным.

– Мобила с инетом. – Тут же ответил Стас.

– Свои… – напряженное лицо девушки дернулось, топор выпал из рук и, усевшись тут же у створки ворот, та расплакалась, закрыв лицо руками.

Стас, было, дернулся ее успокоить, но Павел придержал его за плечо. – Погоди, это нам, мужикам, после стресса хватает матюкнуться, а им… пусть поплачет.

Познакомились уже возвращаясь в дом. Звали их новую знакомую Ксения, и о том, что она умерла, она уже знала. Но это проскочило как-то вскользь, куда живее обсуждалась их встреча.

… – И тут выскакивают два мужика с топорами. Вот что было делать бедной девушке? – теперь это выглядело даже смешно.

– Нуу… – протянул Павел, – если бы, предположим, ко мне с топорами выскочили две красавицы… И вообще, предлагаю ввести новую традицию этого мира – встречать дорогих гостей не хлебом солью, а топором.

– Ага, с последующим забегом за дорогим гостем, – в тон ему закончила Ксения.

Смех лучшее лекарство от стресса. И даже сумерки теперь казались совершенно не страшными.

В доме они столкнулись с новой проблемой – солнце село, а с освещением они так и не разобрались. Пришлось изучать книгу по бытовой магии тесно прижавшись втроем друг к другу и подсвечивая себе огнивом.

Впрочем, огнивом этот предмет можно было назвать с большой натяжкой, а так, магическая зажигалка – стержень три сантиметра в длину с язычком пламени вызываемым простой мысленной командой.

Читать о магии было удивительно.

Бытовая магия была самой разнообразной: было тут и заклинание освещения, накладываемое на кристаллы душ, и простенькое заклинание починки, легко возвращавшее одежде прежний вид без иголки и ниток, и множество не менее полезных заклинаний. Там же рассказывалось и о защитных заклинаниях, одно из которых защищало деревню.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении