Андрей Иоанн Романовский-Коломиецинг.

Женосовершенство. Из сборника «Духовное»



скачать книгу бесплатно

© Андрей Иоанн Романовский-Коломиецинг, 2018


ISBN 978-5-4485-2024-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Женосовершенство
(пособие)

АФРОДИТА ВЫХОДЯЩАЯ ИЗ ПЕНЫ


Оное заключается: в той самой заостренности, к которой стремятся телесно и душевно в пору расцвета; к умению прогибаться своей стороной перед расширяющимся мужским; в зрелости и всегда, занимать (-cя) только оставленным, ввиду невозможности иного мужского гармонично, не меняя общего тока ухватывать все. На этом пробеле, в этой мертвой зоне, всей рутине, сводящейся к одной какой-то мелочи и состроена женская суть в материальном, но не духовном, в котором – в ничем, она необъятна как… и так далее, и в том же роде комплиментов и слововосхвалений, жанр которых прекрасно известен в поэзии и любовных отношениях. Ей же явить со всего нечто одно, в чем быть всей самой. Внешнее сужение на доме, детях, муже, красоте, но внутреннее множество многообразий, мерок, умений, измерений, подходов, приоритетов, сводящихся к чему-то одному коллапсивному, в силу узости занимаемого положения женского результата вовне, ничего не значащего, кроме как для одного раза к месту и моменту, и на вкус. Смотря по заостренности во всех трех параметрах и четвертом (бесконечном) – частоте повторяемости с изменением предметов-лезвий, но не особенностей, называемой слабостью. Несмотря на ментальную вынужденность пояснить общие и основные процессы, произведение, имея целью показать теорию женского совершенства, и будет писаться по возможности в женском восприятии с минимумом инородной терминологии, все в образах. В образах живого, правящего безжизненным. Что бы стремление к совершенному, в том числе и к красоте, происходило не через мази с косметиками, пусть даже и из редких веществ, и не через священнические трехомудья, но через свое собственное внутреннее, ладное и гармоничное устройство отношения ко всему. Средневековый пример, когда в южнофранцузском городе жила 80-ти летняя с лицом сохранившим молодость, пример как раз того что внутреннее отражается во внешнем – телесном. Старение это процесс заработанности, затупленности трелей души. И не к юному их состоянию, а к эфемерному совершенному. Если хочешь быть молодой и изящной, нужно стремиться не назад в проходящую молодость, но к совершенству, включающему в себя молодость не как таковую, но как пик, приходящийся в основном на нее. У кого-то на детство, юность, на зрелость, и даже на пожилой возраст, когда жизнь заставляет всколыхнуться, или когда говорят красивые бабушки. Приоритет душевного над телесным нужно принимать как заповедь и уже только после этого пользоваться снадобьями. В них нет волшебства и той силы, которую рекламируют продавцы. Даже если о той 80-ти летней девушке сохранилось несовершенными умами предание: она применяла такие-то и такие-то средства…,то подмазываются.

Провидение хоть и не явно, почти незаметно сохранило косвенную подсказку: муниципалитет приставлял к ней охрану. Здесь интуитивно чувствуя что нужна охрана не столько от наглых любопытных в отношении сохранности нравов в отношении лица под вуалью, но сохранности внутреннего мира той удивительности. Стоит наглой выходкой вывести душу из привычной колеи, после чего разрушится хрупкая гармония. Мы вышли на главное: любой негатив или отрицательное отношение проявленное внутри – разрушает хрупкое женское совершенство. И оставляйте на мужланов из сопутствующего пола, находящихся на соответствующем уровне развития, когда особенно они апеллируют к правде. Для односложного женского пола таких дилемм как правда и неправда, быть не нужно. У них более высшее, включающее и то. Женская суть это всегда при любых обстоятельствах, плохих и хороших – одно и тоже. На что указывает один генный знак Х. При свойстве к заострению – это значит только выборочная нужная часть правды, и только то. Пусть это на языке мыслителя обзывается за неправду, часть истины, обман – порочностью. Тому кто держит ввиду все в целом очень нужен помощник на частностях. И являющимися таковыми женщинам остались остатки в какой-то степени даже противоположные истине, и на них только и приходится стоять. Женщина переступившая на чужое, являет из себя кошмар дисгармонии, отражающейся и на ней. Как одна политическая деятельница утверждавшая, что она всегда говорит только правду, отчего ее физиономия соответственно диссонансу расплылась по листу газеты. А утверждала она, что оказывается в России решена проблема низкой рождаемости, а кое-где начался даже бум. Дело не в правдах и неправдах, но дело в том чтобы занимать свою гармонию только, даже если ее называют обманом. Не нужно пользоваться мужским, но умело пользоваться своим женским. Пользоваться ложным обманчивым, что бы быстрее идти к цели, или проявлять негатив, но ни в коем случае не искренний, а обманный. Хуже всего для женщины правда. Правдивое недовольство – резь психики. Только с обманом возможна вся отрицательная палитра отношений. Пусть даже это пристает не нравящийся претендент на тебя. Хочешь быть совершенной – терпи, не замечая даже, ни в коем случае не выговаривая правду своего отношения, что уже значит: порождая негативное. Это ранящее и убийственно главным образом для тебя самой же. И это первичное зло, зло в человеческих отношениях, каковое очень сильно отталкивает. Источник этого зла – искренность женская – силовое мужское, не нуждающееся в изгибах и волшебности. Женская же искренность как преграда правилу: ты не можешь любить (в общем) человека меньше чем он тебя, иначе в добре ты менее его и слабее его в совершенстве. Правда в положительном отношении? Тоже важный вопрос, на который опасно так сразу давать категорический ответ. Тем более что нужно рассматривать понятие обманчивости в положительном, то и есть частичное понятие, присущее женской характеристике. Ложная положительность обычно наблюдается у женщин легкого поведения, а вот на них часто обращен подлинный негатив. Спрашивается курс поведения на блудниц – верен (?), хотя и в каких-то писаниях утверждалось Христом, о блудницах cтоящих впереди его же апостолов в приближенности к достижению добра. Само отверженье – негатив, возможно против каких-то пониманий, не пришедшихся в упрощенье и к простоте. Еще тогда сравним отношение к тебе легкодоступной и твое к ней. Или же ко взиранию на тебя по множеству мерок типичной охотнице за тем самым благонравным, которым часто так никому и не случается быть. Выбор за первым несомненный. Можно ли в полной мере считать приветливую наружность – нормой жизни? – Да это служба тому самому обману. Но в то же время очень приятно когда девушка неподдельно заинтересована твоим – искренне? Или все та же игра, только более совершенная. Даже ведь если ей интегральные схемы разворачивай и объясняй, ей может быть интересно. Ведь не они ее интересуют, а какая-то крупица – часть всего. Значит в таком слабом и ложном, хорошем уже ввиду отсутствия негатива, весь комплекс позитива, даже если она ложно интересуется охмуряя, ведь и пусть охмуряется. Это как раз и говорит о том, что правда и неправда мягко переплывают из одного в другое, и не надо стесняться сомнительной характеристике женского остаточного явления. У мужчин этот дуэлизм так же сильно представлен, и про него автоматически можно сказать по-противоположному, без легких перетеков и только слабой ложности, главным образом вызывающей ее на себя женщине. Отношение к мужскому у каждой женщины ключевое и посему нужно иметь ввиду, что это есть понятие противоположности на всем, даже на одном и том же. И это нужно безоговорочно принимать. Если ты должна, то он не должен. Или если уж такое отношение принять невозможно (это только ввиду ненастоящей с женщиной даже в этом, боковой противоположности, а не то что тебе самой активно показалось на какой-нибудь мелочи; мы же про незыблемое), и вот когда на этом в понятии труд допустим, то он должен, но по-другому, тоже противоположному, не так же постоянно, крутясь и вертясь. Главная черта и линия, которой женщине остается держаться и значит гармонично быть самой собой – это противоположность, но ни в коем случае не прямая, откровенная, в лоб и фронт…, когда в таких случаях ей говорят: до чего же ты визгливая баба! – казалось бы самое что ни на есть женское, но в том-то и дело женсконегативное, несовершенное, наполненное злом вида неприятности, когда визжат и терзают психику. Только побочное ладно подходящее, приятное, обыкновенное даже. Отсюда же исходит правильное противодействие женщин в борьбе за свое, в том числе и права, когда не демонстрациями феминизма, но исподволь добиваться на том что возвышенное мужское – расширяющееся, коему подстать сужающееся. Спор противоположностей противопоказан, так как заведомо проигрышен, и даже в случае выигрыша духовность женская выигрыш неприемлет по материальной функции. Потому что выигрыш вещь широкая и многообразная, когда в полной мере. А как раз женщинам в свою особенность нужно что-то конкретное частное, ввиду заостренности, отдать всю оставшуюся широту – ее благодетель, и выгода, по принципу: покорность – самое сильное (ложное значение) женское оружие. Всегда так было – всегда так будет (незыблимо). Но при всем при том неявная женская оппозиционность должна обязательно существовать как вариант людского многообразия, и еще какой – ?, что бы поддерживалась в ином мужском эта слабая сторона Х-гена, и давала пользу, на излишках коей и можно жить и плодиться. Иной пол участвует в размножении потому что только у него есть У-ген. Даже по-материальному минимуму: 50% на 50%.Но если учесть что два дают третье, и именно со всех трех в полной мере изнанка – чистая сила, то получается опять как всегда между полами, на женщин только 25%, а остальные 75 соответственно, опять и снова…, даже в таком казалось бы чисто женском деле как плодить. Даже еще более того ужмем женское до 25 минус половина:12,5% на 77,5% раз во время оплодотворения мужские Х-хромосомы участвуют наравне с женскими. И даже в результате если быть девочке, она будет только если уйдет У. Между людьми и между полами нет пропасти, а для женщин в их всегдашнюю частность мужское самое родное во всех смыслах только-то и должно быть. В побочную противоположность это не так у мужчин, и лишь иногда так, когда можно в жизни предаваться женскому + накопления. Порождение, произведение, производство, в духе это действительно не менее 77,5% от всего того что добывается, производится. На остальное приходится просительность нужного, понравившегося, доведения до конечного приготовления перед употреблением (коллапсом), и конечно же побуждения к еще. Не стесняться этой своей роли и положению искренно, и не надо пытаться стать независимой, это приведет в цеха и шахты, на самую передовую фронтов. Женская оппозиционность – тылы. Она же даже в том частном случае, когда кто-то начинает пускаться в рассуждения о том что есть женщины и как они, вслух в нелучшей ментальной-линейной форме, тогда отклонять на чувственные и эмоциональные области, то что ему правильно, себе же тогда нет. Иначе он обязательно влезет в негатив, выявив соотношение. Резко прервем прежний ход повествования, что бы вырулить на иной путь от прежнего, попавшего в мелочи и начавшего материализироваться соответствующей турухой примеров, ставящих главное в пояснительное положение. Нам же нужно приучить к возвышенному состоянию души и обаяния, чтобы быть легкой, парящей, плывущей, как и свойственно женскому. Отрицательное этому – тяжелое настроение, притяжение вниз, приземление, раздражительное. Взять выше это чтобы не вещи были во главе или даже эпицентре, но дух (-овное). Это вот что: прочитав как в справочном пособии – можно применять в жизни. Многие женщины присуще пользуются на неподходящее, не говоря уж о противном, так называемыми иголками, каким-либо их наставлением. Это ни что иное как портить свое обаяние кровосаднящими занозами. Хуже пирсингов на теле. Эти же иголки приносят только ухудшение, даже если и дают какой-то эффект частно-разговорного характера. Общая суммарная картина количества поколенных (как у сражающихся), моментов времени негативных психоэмоций идет к худшему, и запас добра, оно же силы (-анти), оно же молодости (самого совершенного времени для женщин), и оно же совершенства – убывает, а деградирование и одрябление тела идет сразу же. Потому что эти иголки есть злое проявление и никакая причинность не имеет силы оправдания проявлению. Пусть даже клиент обнаглело выдвигает претензию: почему у тебя лед не холодный!? Как видите с его стороны это может оказаться только юмором или же лучше понять это его сторона, не ваша. Отвечать тем же это уподобляться сильному мужскому самоубийству на глазах у обидчика (по-китайски), только в слабом, мельчайшем женском выразе того же, растянутом на дольшее. Никогда не следует искажать свою сторону. Иголки как наркотики, как хмельное вначале приносит удовлетворение, потом дает похмелье, кумаренье. Ваше чувственно-психическое отношение ко всему, только не злое по настоящему, хоть ложно недовольное, но только чтобы ситуация не пропитывалась злым. Иголки или заострение не для того чтобы им разить или колоть, но чтобы защищаться от этого, легко уворачиваясь в свободное место. Вместо силовой активности – оставление ее на противоположный пол. То идеал. То быть совершенной. Ко всему тому необычайному в нынешнем посерьезневшем мире относится почти угасшее с древних времен искусство женское особого жанра танцев, и даже особых песен, которые кажется измышлены в романе: «Франсуа и Мальвази» так не схожим с жизненными реалиями. Суперсовременные женщины предпочитают заниматься аэробикой и даже с гневом можно заметить как белая ж. заставляет своим методикам отношений в отношении себя, сама в них страдая. На счет же этого искусства для одного зрителя обязательно будет подумано: еще чего этому… пи-ип. Это не он скотина, но вы усилились там, где нужно быть слабой, искуссной. Отношение ваше помеха сему домашнему театру и негатив недовольства не дает быть таким гала-концертам. Театр погорел из-за артисток. Бесполезно мужской стороне пытаться быть лучше на женский взгляд и вообще, и в частности чтобы быть достойным искусства, то чисто даже теоретически упаднический путь, потому что острые идеалы, в которых хотел бы видится мужчина – для него являются растлительными. Такова реальность другого пола. Так же нужно иметь артистизм, толику таланта (не великих мастеров, но:) живости, для женщины заключающейся в полном количестве добра и любви поверхностно приближенного к наружи (короткость). И наоборот равнодушие называемое смертным грехом: лень и даже негатив – убийство живого в поведении. По этому поводу пелась песня «зажигалочка». Зажигание относится в основном к психически-чувственному, более женскому, и пенять на то что он сам не вызывает никакого желания по меньшей мере противоречиво, быть вдохновлением – черта женской слабости по отношению к сильному. На самом деле существует второй взгляд и он более реален: предмет или объект таков как ты на него смотришь, но умеючи им пользоваться можно поощрять-раскручивать его до необходимого. И это есть духовное, особенное от него. То есть даже насильник это не безоговорочно злое явление, но это то, как ты это воспринимаешь. Например в фильмах мы воспринимаем это вполне обычно: древний римлянин погнался за дакиянкой, конечно же догнал и …они потом стали мужем и женой. Никто кроме совсем больных не выражал бурю протеста, да и снимали то кино кинематографисты Италии, Франции, Румынии – не потому что им можно. Считается, что в древнем мире это было таким постоянным явлением, что воспринималось как обычное. Что, выходит древние женщины психического строя были совершеннее и не видели в том состава преступления? Зла? Из всего того следует что ситуация такова как ты ее представляешь и здесь кроется волшебство. Для примера можно произвести совмещенные съемки возвращения пьяного мужа домой и при наложении типичного презренческого отношения как в одном известном примере, притащенного товарищами по работе мужа, жена так и сказала: бросьте его в угол, что возмущало потом мужа. И другие такие же съемки, когда отношения жены остались все еще как у молодоженов. И пример второй: уже с женой не белой русской, но более романтический с совмещением кадров из индийского фильма, где бы жена возилась с мужем как с большим младенцем. Если вы подумали о том, что этот духовный труд о совершенной женскости имеет главную линию проталкивания наива, заместо того обратного осерьезнения, куда тянет основную часть современных женщин в тенденции развития по современным канонам, неверно кажущихся измененными от прежних, то ни то неверно, ни про сей наив не так. Совершенство это умение в сложных и вообще разных ситуациях пользоваться гармоничными и добрыми методиками – законными и не пользоваться недобрыми – незаконными. Здесь следует отличать между собой дуэлизмы добра и зла, и силовые (-анти), должные быть таковыми и только таковыми. При этом – в чем и заключается все отсутствие наива, не сдавая позиций, то есть все то в чем так хорошо разбираются женщины, но не понимая в ворохе всех нюансов и мелочей что правило: добра за место зла, не одно из многих, но есть все. С добром можно даже картинно стрелять в человека (показывались сотни положительных героинь таких фильмов), а со злом нельзя даже быть библиотекарем и выдавать книги, встречая раздражительно каждое требование (заказ). Внутреннее добро стреляющей отведет руку, ненависть внутренняя неизвестно какого рода приведет к удару, по крайней мере, а в конечном счете в самого себя. Доброе восприятие все оправдает, что правильно и сделает, или по крайней мере заставит отнестись снисходительно, не наделав ошибок, как то даже оправдание того римлянина, которого может сгубить современное законодательство или мировоззрение. Только через призму добра становится понятной охота мужчины за женщиной и что должен быть гон естественного отбора, а не того неестественного, что выпало устраивать с этим у женщин. Дилемма обязательно разрешается так: ты выбираешь «тоже», но только во вторую очередь. За допущенную реализацию инициативы не должной быть наступает обязательное функциональное наказание проявлением результата с закона: выбор женщины – порочен. В узких очах женского зла все наоборот: у мужчин нет прав на них и за каждое проявление этого все-таки существующего права – карать! Совершенство так же достигается (с печалью можно сказать) необычным от обычного взгляда на вещи способом. Тот манер весьма теплый добрый и изысканный, самый что ни на есть присущий женскому, но отличный от общего, как бы остылого грубого общественного отношения, подкрепленного действиями военизированного органа (милиции, тон-тон макутов, СС, полиции). Женское обязательно должно быть отлично от общего и очень одинаковое между собой в совершенном, так как предназначено узкому кругу своих людей. Оно хорошо и приятно своей предугадательной идентичностью, но только в том случае если оно то самое заостренное добро. Если не оно, и не идентичное, то начинается разнородность суждений, отзывов, обругиваний, мщений. Например: общественный ужас: нашли обезглавленное тело девушки! Это обществу в целом должно ужасаться, грубое и амебообразное оно только так способно сдерживать свои проявления, сразу трезво должны оценить случившееся следователи: были ли подобные случаи и было ли это случайностью, свое суждение у духовников в должном быть определенном верном отношении, отличном от ментовского – затем широковещательно прозвучавшего: – не садитесь в незнакомые машины. Женское отношение острием своим интуитивно должно уткнуться на оставленное мужчинами боязливое смирение к ужасному. Только такое состояние может спасти от сего ужаса, то чего, возможно не доставало жертве и она возможно разоткровенничалась в злости на насильников прямо в машине, пообещав, пригрозив отомстить. Возможно после сей искренности оставалось решить проблему и опасность так круто, как она и решилась. Детали убийства скажут следователям либо о национальных привычках, либо о почерке преступников, но скорее всего это скажет о лихой привычке прошлых жизней сносить своим врагам головы с одного маху. Еще версия из области знаковых вопросов: почему такие благонравные жертвы ужасов оказываются в нужном месте в особый час в удобных для этого подворотнях вместе со своими маньяками. Как-будто их туда что-то вдруг позвало, как что-то вдруг свело! Нужно же той девушке пойти в ночи по мосту, вместо того чтобы поехать вместе со всеми. Сотрудницы по работе говорили она резко отказалась (в силу внутреннего голоса) и пошла по безлюдью на своих маньяков… возможно на ау из прошлых жизней. Вывод отсюда не ментовской (полицейский): не садиться в незнакомые машины. И не феминистическая ненависть ко всему мужскому, ведь есть и обратные картины: две монголки (во время нашествия и вырезки населения) в загоне методично с отдыхом забили сотню безоружных китайцев, и это у мужчин, читавших о том, не вызывало антиженских настроений, кроме может непростительного удивления что в кошмаре того нашествия и женщины принимали участие как воины. Те же феминистки с радостью смотрят: «сказочки для лесбияночек», где такие вамп-женщины как Ксена месят почти исключительно только мужчин, как некое зло. Но зло обретается в отношениях, и не важно к реальным событиям или вымышленным. Отношение женщин склонных к неактивным проявлениям и консистирует в себе основную массу невыветриваемого зла, которое потом в ней все портит так же внутренне. Непротивление злу насилием – закон и для женщин, и он конечно же и тот же самый для женщин, и не тот. Каким бы явным не казалось зло в отношении тебя, для женщины непротивление значит – смирение (пассив) и заместо насилия, то есть злого отношения, всякое другое, ради достижения хорошего. То на что очень инертен меж собой другой пол. В женском отношении к чему-либо должна быть скованность на то чтобы запустить в себя злое и еще более выпустить. Всегда нужно быть особенным тонким образом абстрагированной от того чтобы ни вытворилось, но в свое же свойственное противоречие одновременно все должно приниматься близко к сердцу и противиться злу в артистическом даже исполнении, не сцепившись с ним напрямую. Зло в человеческом основании имеет случайное непотребное яснование непродолжительных вспышек и с женской заострённостью их наиболее легко избегать, обходить, миновать заблаговременно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3