Андрей Гуськов.

Император Всероссийский Пётр I Алексеевич



скачать книгу бесплатно


Дворец в Коломенском. XVII век. Гравюра.


Значительное внимание молодого Петра вызвала царившая в слободе открытость в отношениях с противоположным полом. Пример царевны Софьи свидетельствует об определенном смягчении нравов «Домостроя» среди высших слоев российского общества. Но подавляющая часть населения России по-прежнему исповедовала патриархальные нравы. В Немецкой же слободе женщины имели возможность свободно присутствовать на балах, вечеринках, пирушках. Они могли посещать питейные заведения и общаться с незнакомцами.

Среди друзей-иноземцев особым доверием Петра пользовались швейцарец Франц Лефорт и шотландец Патрик Гордон. Лефорт обладал бесшабашным нравом, отличался готовностью к различным забавам и развлечениям, легкостью в отношениях с дамами. Он помог освоиться царю в женском обществе Немецкой слободы, способствовал зарождению романа с Анной Монс, наследницей крупного виноторговца.

Патрик Гордон – примерный католик и заботливый семьянин – являлся своеобразным антиподом швейцарца. Он придерживался определенных политических взглядов и соблюдал кодекс военной чести. Для царя Гордон являлся главным военным наставником, владевшим колоссальным опытом ведения войн (он начинал служить еще в 1655 г.). По его инициативе начинались многие военные предприятия, он отвечал за подготовку и обучение «потешных» частей. Не исключено, что первые реальные боевые операции молодого российского монарха – Азовские походы – начались по совету П. Гордона.


Полное прекращение активности со стороны России в борьбе с Османской империей после неудач Крымских походов вызывало недовольство со стороны Священной лиги. Русское государство могло оказаться в изоляции как в ходе дальнейших военных действий, так и во время предстоящих мирных переговоров. Во исполнение союзнических обязательств правительство Петра решает направить свои усилия на захват турецкой крепости Азов, расположенной в низовьях Дона. Перспективной целью являлось получение выхода в Черное море для развития торговли через южные страны.

Первый поход, состоявшийся в 1695 г., постигла неудача. Значительное войско, разделенное на три отряда под руководством П. Гордона, Ф. Лефорта и А. М. Головина, не смогло полностью блокировать осажденную крепость. Турки, пользуясь отсутствием русской флотилии, сумели наладить переброску подкреплений и подвоз боеприпасов для своего гарнизона. Множество ошибок было совершено и при ведении осадных работ, и в организации управления войсками. Не обошлось и без измены. 14 июля в Азов сбежал голландец Яков Янсен, указавший врагу на бреши в расположении российских отрядов. Неожиданная атака османов привела к гибели сотен стрельцов и уничтожению нескольких пушек.


Кафтан и комзол Петра I.


Почти четыре месяца Пётр осаждал вражеский город. Однако, несмотря на несколько штурмов и непрерывные обстрелы, турецкий гарнизон отверг все предложения о сдаче.

Резкое ухудшение погоды, начавшиеся болезни и приближающаяся зима вынудили снять осаду. 20 октября российская армия оставила свои позиции. Некоторый успех во всей кампании сопутствовал лишь корпусу Б. П. Шереметева, наносившего отвлекающий удар вдоль Днепра.

К подготовке второго похода, предпринятого в следующем году, царь подошел намного основательнее. Во-первых, сухопутное войско возглавил один командующий – боярин А. С. Шеин, позже награжденный за победу званием генералиссимуса. Во-вторых, был отдан приказ о постройке десятков гребных судов для обеспечения контроля над водными путями снабжения. В-третьих, из Европы пригласили несколько военных инженеров, «которые бы имели в своей инженерской науке, в деле воинском, доброе и свидетельствованное искусство».

Наибольшее внимание Пётр уделил созданию речной флотилии. В январе 1696 г. в Преображенском началось сооружение 23 галер по образцу, доставленному из самого Архангельска. В Воронеже были заложены сотни небольших стругов, еще десяток галер и два галеаса. Последний тип судов позволял брать на борт до четырех десятков мелких пушек и значительный десант. В начале весны царь лично прибыл на верфи в окрестностях Воронежа для контроля за ходом строительства.

В начале мая русское войско, сопровождаемое множеством кораблей, отправилось в сторону Азова. Второй раунд боевых действий начался 28 мая. На этот раз крепость была полностью блокирована со всех сторон. Причем русские полки смогли использовать… свои собственные траншеи, сохранившиеся в целости с прошлой осени. После размещения батарей началась бомбардировка города.

Все попытки турецкого флота оказать помощь осажденным потерпели провал. Успешно отбивались и все атаки татарской конницы. Постепенно разрушения покрыли всю территорию крепости. Турки испытывали постоянный недостаток провианта, воды, боеприпасов. В середине июля орудия П. Гордона смогли обрушить один из угловых бастионов. Успеху способствовали советы австрийских инженеров, незадолго до этого приехавших в лагерь московитов.

На военном совете, куда пригласили и иностранных советников, была назначена дата штурма – 22 июля. Но жертвовать воинами в кровопролитных атаках, к счастью, не пришлось: 18 июля турки выслали парламентеров. Пётр, воодушевленный победой, согласился на почетные условия сдачи крепости. Все солдаты гарнизона и местные жители-мусульмане могли беспрепятственно уйти из города с личным оружием и имуществом. По требованию самого царя обязательно подлежал выдаче предатель Я. Янсен. Через два дня российские войска вошли в крепость.

По возвращении в Москве было устроено триумфальное шествие победоносных войск. Многокилометровая колонна прошла под деревянной аркой, украшенной оружием и скульптурами, а затем по Каменному мосту вышла к стенам Кремля. Среди захваченных трофеев на телеге провезли и «изменника Якушку», который позже был колесован. Праздник сопровождался боем барабанов, звоном литавр и завершился красочным фейерверком. Обязательное празднование побед со временем станет знаковым явлением Петровской эпохи.


После первых военных успехов дальновидный Пётр с неиссякаемой энергией стал укреплять свое присутствие в завоеванных землях. На крестьян дворцового ведомства была возложена тяжкая обязанность по восстановлению Азовской крепости. Сюда же направлялись преступники, дезертиры, беглые крепостные, которых использовали на самых тяжелых работах. Недалеко от впадения Дона в Азовское море удалось обнаружить удобную гавань, защищенную каменным мысом. Здесь был заложен новый город Таганрог, в котором планировалось дислоцировать российский флот.

Регулярный флот должен был играть важную роль в осуществлении идеи царя о развитии мореплавания в Черном море. Однако перед Петром встала закономерная проблема с поиском средств на осуществление грандиозных замыслов. Тяжкое бремя было решено возложить на землевладельцев. Боярская дума предписывала организовать «кумпанства», которые и должны были строить корабли. На финансирование создания одного судна определялся доход с точного числа дворов (с 10 000 дворов – для светских лиц, с 8000 – для духовных). Мелким землевладельцам предлагалось объединяться. Купцы в соответствии со своими доходами выплачивали пошлину.


«Пётр I в иностранном платье». Художник Н. Неврев.


Созданные «кумпанства» обязали организовать весь процесс строительства кораблей самостоятельно: от заготовки дерева, найма работников и до оснастки такелажем и спуска на воду. Но извечное разгильдяйство, воровство, низкая квалификация работников приводили к низкому качеству судов. Они постоянно давали течь, требовали почти непрерывного ремонта, обладали низкой мореходностью. С 1698–1699 гг. корабельная повинность была заменена денежным выкупом: 10 тысяч рублей за корабль. Полученные средства позволяли строить корабли теперь уже на государственных верфях.

Постепенно в сознании Петра сформировалась идея заимствовать и широко внедрить в России западные знания и технологии. Для обучения необходимым навыкам в Европу были откомандированы десятки молодых дворян, в т. ч. из многих знатных фамилий. В свою очередь, на службу в Россию начинают приглашать представителей различных профессий, связанных с флотом, армией и промышленностью. Вскоре желание увидеть европейские страны высказал сам царь.

Поездка в Европу

Поездка Петра I в составе Великого посольства в европейские страны в 1697–1698 гг. оказала огромное влияние на дальнейшие реформаторские планы самодержца. Царь увидел верфи и крепости, мельницы и театры, каналы и музеи Голландии, Англии и других стран, о которых он так много слышал от своих друзей из Немецкой слободы. Свою роль в решении побывать за границей сыграло желание получить новые знания и практические навыки в целом ряде профессий, завести контакты с венценосными особами Европы. Существенное влияние оказали, видимо, и уговоры его ближайшего соратника Ф. Я. Лефорта, желавшего блеснуть перед царем своими связями в «цивилизованных» странах.

Официальной задачей посольства, обозначенной в грамотах, являлось расширение числа союзников России в противостоянии Османской империи и укрепление Священной лиги. При отсутствии возможности участвовать в боевых действиях в качестве помощи миссия готова была принять денежную и материальную субсидии. Пётр достаточно наивно полагал, что призывы к борьбе с «иноверцами» на основе идеи христианской солидарности помогут ему найти новых сторонников в борьбе с турками. Вспомогательной целью поездки являлись поиск и вербовка специалистов в различных областях – кораблестроении и мореплавании, горнодобыче и металлургии, оружейном и строительном деле, медицине и преподавании. Особое внимание уделялось найму моряков. Специальная памятка регламентировала покупку оружия, боеприпасов, корабельного снаряжения и т. п.

Миссию возглавляли три великих посла – Ф. Я. Лефорт, Ф. А. Головин и П. Б. Возницын. Первый играл номинальную функцию официального представителя. Царь полагал, что зарубежные связи швейцарца (перебравшись в Россию, Ф. Я. Лефорт сохранил контакты с родственниками в Женеве, со знакомыми по военной службе) и умение держаться в европейском обществе сыграют положительную роль на приемах при дворах западных правителей. Второй посол, Ф. А. Головин, занимался непосредственной дипломатической деятельностью. В его обязанности входило ведение переговоров, подготовка итоговых документов (договоров), контроль за финансами посольства. Основной канцелярской работой (текущее делопроизводство, составление писем, отчетов, обзоров) заведовал П. Б. Возницын.

Основное ядро посольства было укомплектовано лучшими специалистами внешнеполитического ведомства России того времени. Оно включало семерых подьячих, двоих переводчиков и двоих толмачей (занимавшихся письменным и устным переводом соответственно), лекарей и священника с дьяконом. Кроме того, миссию сопровождали сторож и несколько собольщиков, обеспечивавших сохранность значительной денежной и меховой казны.

Отступлением от устоявшейся традиции стало сопровождение каравана посольства группой «волонтеров» (36 человек). В Европе они должны были обучиться различным специальностям, в первую очередь связанным с военным делом и мореплаванием. Один из десятков возглавлял лично царь. За границу Пётр I отправился как частное лицо (под именем «Петра Михайлова»), что позволило ему уклоняться от официальных церемоний. Конфиденциальность «важной особы» фактически не была ни для кого секретом, однако это позволяло при необходимости свободно определять маршрут передвижения, легко отделяясь от основной миссии. Будущий реформатор сознательно пошел на нарушение прежних обычаев: поездка правящего монарха за границу в составе мирной делегации происходила впервые в российской истории.

Первоначальный путь Великого посольства пролегал через Прибалтику и Польшу в земли Священной Римской империи (Австрии) и Венецию. Затем предполагалось посетить Голландию, Англию, Данию и Бранденбург. Последние четыре страны планировалось привлечь к совместной деятельности в качестве новых союзников по антитурецкой коалиции. С австрийцами и венецианцами, уже входившими в Священную лигу, было необходимо договориться о новых совместных действиях против турок.

Выехав из столицы 9 марта 1697 г., Великое посольство через новгородские земли направилось в сторону балтийского побережья. Рига, входившая тогда в состав Шведского государства, произвела неприятное впечатление на Петра. Вскоре после прибытия члены посольства вместе с царем при осмотре крепостных сооружений попытались измерить и зарисовать городские укрепления. Реакция часовых была предсказуема: после словесных предупреждений, на которые «московиты» не среагировали, они пригрозили открыть огонь. Угроза до глубины души оскорбила монарха. Тогда, смирив эмоции, царь продолжил поездку; позже инцидент станет веским поводом для объявления войны шведам.

После посещения столицы Курляндии Митавы, запомнившегося самым благожелательным отношением, посольство добралось до владений Фридриха III, правителя (курфюрста) Бранденбурга-Пруссии. Здесь Пётр решил дождаться итогов королевских выборов в Речи Посполитой. К тому же период межкоролевья славился разгулом разбойных нападений на дорогах.

Находясь в Кенигсберге, царь не терял времени даром. При содействии курфюрста самодержец получил несколько уроков артиллерийского искусства у подполковника Г. Ш. фон Штернфельда, отвечавшего за инженерное обеспечение прусских крепостей. Полученный аттестат зафиксировал значительные успехи Петра «в метании бомб». Одновременно российские дипломаты провели несколько раундов переговоров, результатом которых стало заключение союзного договора с Бранденбургом. В ходе длительных консультаций удалось добиться исключения из первоначального проекта соглашения спорных пунктов. 22 июня 1697 г. договор был подписан. По предложению царя правители двух стран дали устное обещание помогать друг другу. Пётр полагал, что ручательством любого трактата (и письменного, и устного) является совесть правителей, несущих ответ за свои деяния перед Богом.

Получив известие о победе на выборах в Польше саксонского курфюрста Августа (поддержанного Россией), Пётр решает подкорректировать маршрут поездки. После заключения в январе 1697 г. К. Нефимоновым союзного договора с Австрией и Венецией необходимость срочного визита в Вену отпала. На повестку дня встает задача по поиску новых претендентов на вступление в Священную лигу. Теперь Великое посольство направилось на запад, в Нидерланды. По дороге Петру представилась возможность постоять за штурвалом галиота, на котором часть Великого посольства проплывала вдоль побережья Балтийского моря.


Петр I посещает судоверфь в Дептфорде для изучения судостроения во время поездки в Западную Европу в 1697 г.


В августе 1697 г. русская миссия вступила на территорию Голландской республики. По прибытии в Амстердам Пётр I с несколькими волонтерами отделился от посольства. Его путь лежал в местечко Заандам (Саардам), которое он считал крупным центром голландского судостроения. Нанявшись плотником на одну из верфей, царь достаточно быстро убедился в ложности московских слухов о Заандаме. Здесь сооружались лишь небольшие торговые суда. Собрав инструменты, Пётр возвратился в Амстердам – именно там располагались верфи, на которых закладывались крупные корабли.

При содействии местного бургомистра Н. Витсена одна из верфей Ост-Индской компании приняла на стажировку русского царя «с сотоварищи». Ради «одной знатной особы» состоялась закладка нового корабля. Получив редкую возможность досконально изучить процесс постройки судна, Пётр с редкостным рвением взялся за труд. Более трех месяцев под руководством инженера Г. К. Поля русские волонтеры осваивали премудрости кораблестроения. В середине ноября состоялся спуск на воду нового фрегата. Петру же достался диплом корабельного плотника.

Тем временем великие послы вели непростые переговоры с Генеральными штатами, управлявшими страной. Еще по дороге Пётр, проанализировав международную обстановку, стал испытывать сомнения в возможности привлечь другие европейские державы к борьбе с «бусурманами». Вовлеченные в конфронтацию с французами, и Англия, и Голландия и не помышляли о посылке своих армий на «край света». Оставалось надеяться на получение материального «вспоможения».

Однако многочисленные встречи завершились фиаско. Представители Соединенных провинций отвергли все предложения, не прельстившись даже разрешением на транзитную торговлю с Персией, которого они ранее добивались в течение многих лет. Отказ в помощи аргументировался убытками от войны с Францией. Не желали голландцы и создавать угрозу своей торговле в Средиземном море, частично находившемся под контролем Османской империи. В итоге все закупки и наем специалистов посольство Петра осуществило собственными силами.

В январе 1698 г. царь направился с неофициальным визитом в Англию. Его сопровождали лишь несколько приближенных. Помимо осмотра достопримечательностей и промышленных объектов, Пётр планировал изучить теоретические основы кораблестроения. В течение всего перехода через Ла-Манш монарх находился на флагманском судне английской эскадры, осматривал корабль и расспрашивал адмирала Митчелма «до последних мелочей» об искусстве управления им.

В Лондоне царь вновь встретился с английским королем Вильгельмом III Оранским (первый контакт произошел в сентябре 1697 г. в Утрехте). В знак искреннего расположения ему была преподнесена скоростная яхта «Королевский транспорт» (The Transport Royal). 24 марта в Портсмуте по приказу короля для царственного гостя был организован показательный морской бой. В полном восторге от великолепных кораблей и красочного зрелища Пётр, по преданию, высказал желание стать английским адмиралом.

Визит на Британские острова завершился в апреле 1698 г. За прошедшее время царь побывал в Гринвичской обсерватории, музее Лондонского королевского общества, на Монетном дворе, в Виндзорском замке, Тауэре, университете в Оксфорде, работал на верфи в Дептфорде, посетил артиллерийские заводы и корабельные доки в Вулвиче и Портсмуте, присутствовал на заседании английского парламента.

По возвращении на континент Пётр начал осознавать неустойчивость ситуации со Священной лигой. Он получил известия о состоявшихся предварительных контактах представителей Англии и Голландии с турками, которые выступили посредниками в инициации мирных переговоров. Возможно, уже тогда у него начала зарождаться идея о необходимости переориентации внешней политики. Вскоре Пётр I узнал о встрече представителей Вены и Стамбула.

Желая сохранить трещавший по швам союз, царь устремился в Австрию. Однако новая политическая обстановка, которая складывалась в Европе, не оставляла русскому монарху шанса на успех. Назревала новая война с Францией, в которой Австрийской империи предстояло выступить в качестве активнейшего члена антифранцузской коалиции. Правительство Леопольда I взяло твердый курс на прекращение затянувшегося конфликта с Османской империей.

В столице Священной Римской империи Пётр осознал всю тщетность своих усилий по возрождению альянса. От австрийцев в процессе переговоров удалось добиться лишь обещания поддержать претензии России на Керченскую крепость в ходе запланированной мирной конференции. После получения известий о волнениях среди стрельцов пребывание Великого посольства в Вене было прервано. Отменив визиты в Венецию и Рим, Пётр с несколькими спутниками 19 июля 1698 г. покинул берега Дуная, отправившись к границам России. Продолжать переговоры и представлять нашу страну на съезде послов остался П. Б. Возницын. Полученный дипломатический опыт показал Петру, что место России в «концерте» европейских держав пока еще очень далеко от лидирующих позиций. Ее могли использовать в качестве буфера при турецкой угрозе, но в остальном – никто не воспринимал как серьезного игрока. Для поднятия авторитета страны необходимо было предпринять нечто экстраординарное.

По дороге из Вены в Москву Пётр всерьез задумался о смене внешнеполитических ориентиров. Его взоры обратились на северо-запад – в сторону побережья Балтийского моря. Получив известия о подавлении стрелецкого бунта, царь не стал отменять решение о возвращении домой. Так как необходимость в спешке себя исчерпала, самодержец решил встретиться по пути с новоизбранным польским королем Августом II. Во время визита в Раву-Русскую монархи договорились о необходимости объединить усилия в реализации своих интересов в Прибалтике. По словам Петра, саксонский правитель полностью поддержал его предложение о создании союза против шведов. Однако дело пока ограничилось устными договоренностями. 25 сентября 1698 г. Великое посольство возвратилось в Москву.


Великое посольство в Амстердаме.


И хотя в дипломатическом отношении итоги поездки оказались ничтожны, ее влияние на реформаторские замыслы Петра сложно недооценить. Во-первых, на русскую службу удалось завербовать несколько сотен квалифицированных специалистов по морскому и военному делу. Были приглашены плотники и кузнецы, инженеры и мельники, архитекторы и часовщики, живописцы и музыканты. В России носители нового менталитета не только выполняли свои профессиональные обязанности, но и обучали русских подмастерьев, передавали уникальный опыт, показывали пример иного – добросовестного – отношения к делу.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное