Андрей Голышков.

Клинки Керитона (Свитки Тэйда и Левиора). Дорога на Эрфилар



скачать книгу бесплатно

– Неприятности? От какого-то сиурта?

– Не «какого-то», а Высшего, члена Дэклата. А потом ты же знаешь… я уже говорил тебе о камнях Тор-Ахо?

– Упоминали, вскользь. – Левиор насторожился, эта тема была ему интересна.

– Ходят слухи что Маан и его помощники преуспели и несколько камней уже у него.

– У него есть помощники?

– Как минимум у него есть друзья. Слейх, например. Конз и Коввил… Камни Тор-Ахо могут дать Маану са Раву силу самих Богов! Впрочем, его можно понять, он хочет защитить свой народ, но и мы хотим того же, вот только «свои народы» у нас разные.

«Камни Тор-Ахо! Вот оно! – Левиор уцепился за эту мысль как утопающий за соломинку. – Или как карась за крючок. Не понятно пока, но скоро… Впрочем, поживем, увидим».

Он давно чувствовал, что ему не хватает цели в жизни: большой, значимой, такой за которую можно было эту жизнь отдать. Не задумываясь.

«Теперь вы экриал, – не так уж и давно сказал им в напутственной речи Магистр Хас, – перед вами открыты все пути, идите в мир, дети мои, и творите!»

И они ушли.

Прошло четыре года и вот он старший кнур Текантула, один из любимчиков (так говорили все) самого кеэнтора.

«Терризунг, Хегес, Досар, Реммиар, встречи, приёмы, интриги, задания Венсора – лёгкие и не очень – всё не то! Не для души. Видят боги это последнее в списке того чем я хотел заниматься!»

Левиор рассеянно огладил правую бровь.

– Полагаю, Маан должен понимать, что опасность в том, что с камнями он может фактически привести мир к гибели, – не совсем твёрдо заявил он, отчётливо осознавая, что говорит сейчас о том, в чём не смыслит ни грана. На самом деле он толком ничего не знал о камнях и заложенной в них Силе и, дабы не потерять лицо, вынужден был рисковать, демонстрируя ложную осведомлённость. Он потёр пальцами виски и продолжил гораздо увереннее, чем начал: – Но пока у Маана камней нет, и, вообще, будь они у него, я сомневаюсь, что кто-либо в Дэклате знает, как обращаться с заложенной в них Благодатью. Они опираются на предсказание грядущего Сида Сароса, а это всегда было тем, что жрецы Ткавела с лёгкостью продавали народу. «Вот это я дал!»

– Год от года положение ухудшается, – согласился Венсор, не чувствуя подвоха. – Многие на самом деле верят, что приближается смутное время.

Левиор сделал вид, что обеспокоен.

– А оно приближается?

– Откуда ж мне знать, – хмыкнул кеэнтор. – Мир был слишком хрупок даже в лучшие времена.

«О да! Камни Тор-Ахо это то, что мне нужно. Интересно, таинственно и наверняка опасно! Этому можно посвятить жизнь! – Левиор мысленно улыбнулся, вспомнив, что магия гарантирует ему почти что бессмертие, и поправился: – Небольшой кусочек жизни!»

– А сколько камней у Маана, и сколько ещё ему осталось найти?

– Хороший вопрос, – ушел от ответа Венсор. Мне тоже интересно, сколько камней собрал Маан. Попробуй, может тебе удастся отыскать ответ.

«Попробую». Он кивнул.

– Но не в первую руку! Мааном са Раву и поиском камней Тор-Ахо и так занят не один десяток кнуров.

«О, я догадался об этом!»

– К сожалению, пока им удалось узнать слишком мало.

Левиор кивнул ещё раз.

«Почему я этому не удивлён, кеэнтор?»

В это время дверь за их спинами скрипнула, Венсор обернулся, махнул кому-то рукой.

– Я оставлю тебя одного ненадолго, – сказал он и, не дожидаясь ответа, зашагал к двери.


– Заждался меня, Левиор? – Венсора сопровождал сгорбившийся старичок в серой хламиде со свитком, небольшой шкатулочкой в руках и старинным изрядно потрёпанным манускриптом под мышкой.

Не дойдя нескольких шагов до него, они остановились – видно было, что кеэнтор, тыча пальцем в сторону чучел, сделал несколько замечаний, а после, взяв из рук старичка шкатулку и свиток, направился к Левиору, оставив горбуна в одиночестве осмысливать сказанное ему.

Из-за тумбы вынырнула непонятная зверюшка (почти обычная домашняя кошка, правда без единой шерстинки на нежно-розовом тельце, с двумя длинными хвостами и большими миндалевидными глазами) и вприпрыжку, на ходу цепляясь лапками за полы мантии, поскакала следом за кеэнтором.

Она остановилась в шаге от Левиора и, склонив голову набок, принялась внимательно его рассматривать.

– Это моя любимица Зарлай, она карха88
  Карх – разумное демоническое существо, обладает сильными магическими способностями.


[Закрыть]
… – представил недокошку Венсор.

Он пощёлкал пальцами, пытаясь подобрать подходящее слово для объяснения. – А, неважно, – так и не найдя определения, отмахнулся он. – Кархи, как и кошки, не очень-то ладят с рэктифами, потому она вынуждена жить здесь. Я сильно огорчусь, если найду Шорта мёртвым. Как зовут того онталара? – неожиданно спросил кеэнтор, возвращая разговор к самому началу.

– Простите, кеэнтор, какого онталара? – не сразу понял Левиор.

– Онталара, Левиор, онталара, того самого – ученика Маана са Раву.

– А, простите… его зовут Саима са Вир.

– Вот хорошо, – словно ребёнка, похвалил его Венсор и дружески похлопал по плечу, – уже успел обзавестись пееро? Можешь его убить, если захочешь…

– Пееро?

– Ну зачем же пееро?! – удивился кеэнтор, не уловив в тоне Левиора иронии. – Онталара. Неплохо было бы, чтоб ты побыстрее доставил Тэйда ко мне, – у кеэнтора, зловеще сверкнули глаза, он потёр ладонью о ладонь, радуясь внезапно пришедшей ему мысли. – Если хорошенько всё обдумать, с ним мы можем разыграть неплохую партию… Несомненно, мой дорогой Левиор, задачи, возложенные на тебя, требуют не только особых полномочий, но и соответствующих денежных средств… Жарг Лат – мой личный казначей – будет ждать тебя у входа и, надеюсь, оставит более чем довольным. Он же проводит тебя к выходу.

Левиор хотел было поблагодарить кеэнтора, но тот не дал ему такой возможности:

– Всё будет хорошо, мой друг! Твоё дело – выполнять приказы Светлого Совета. От себя лично могу добавить, что ты неплохо потрудился в Терзосе. Надеюсь, не оплошаешь и впредь! – он похлопал Левиора по плечу, как бы невзначай подталкивая его в сторону выхода. – Жарг Лат ожидает тебя.

– Воля ваша, кеэнтор, – Левиор сдержанно поклонился и вышел.

На сегодня у него были назначены две важные встречи, и как минимум ещё одна должна состояться завтра утром, так что, как бы ни хотелось Венсору ра’Хону поскорее спровадить его в Два Пня, а о скором отъезде не могло быть и речи.

«Что бы там себе не надумал этот напыщенный осёл, торопиться я не намерен. К тому же Чарэс способен управиться и без меня. Надо будет связаться с Тайлесом Хасом и сообщить ему о Тэйде. Сейчас же надо узнать побольше о камнях Тор-Ахо!»

– Господин Левиор! Я Жарг Лат, – назвался невысокий толстячок, услужливо склоняясь и демонстрируя полированную лысину, – прошу следовать за мной…

***

…В большом камине весело и ярко пылало пламя. Высоко под каменным потолком на массивной деревянной люстре трепетали оплывшие свечи. Рядом с камином на медвежьей шкуре сидел мальчик. Рыжеволосый, веснушчатый, совсем ещё юный сорванец. На нём была замаранная, вся в цветастых заплатах, холщёвая рубаха с короткими рукавами и такие же куцые, залатанные во многих местах штаны. Перед ним, на полу, лежала квадратная доска зут-торон? – тридцать на тридцать, квадраты трёх цветов: чёрные, белые, алые. На ней хаотично – как могло показаться непосвящённому, расположилось множество сегментированных цилиндров разных высот.

Мальчик раскачивал одну из фигурок, уперев в её навершие грязный палец, и еле заметно улыбался, радуясь чему-то, одному лишь ему известному. Рядом у его босых ног удобно устроилась по-кошачьи мурчащая карха Зарлай.

Как ни странно, кеэнтор Венсор не только не кликнул Оинита и Теора, но и попросту не отругал оборванца, как поступил бы на его месте любой, даже менее знатный господин. Он обернулся и без тени удивления взглянул на застывшего в дверях рэктифа Шорта с занесённой в беге лапой и взметнувшимися ушами – время для всех находившихся вне пределов этой комнаты остановилось.

Остановился и Венсор ра’Хон, не дойдя до мальчика пяти шагов, – покорно склонил голову, сменив надменность на подобострастие.

Некоторое время всё так и продолжалось: ра’Хон молчал, мальчик в задумчивости касался пальцем то одной, то другой фигурки. Наконец, он поднял голову и взглянул на кеэнтора, вскинув в удивлении брови, будто только что заметил его.

– Тебе надо бы лучше приглядывать за Левиором, – совсем не детским голосом сказал мальчик.

– Конечно, Властитель, я знаю.

– Ты уверен, что он справится?

– Нет.

– А ты поумнел, – мальчуган улыбнулся, – моё общество идёт тебе на пользу. – Зарлай, – он повернулся к кархе, – принеси мне яблоко. Ты догадываешься, что не только къяльсо, но и Левиор играют свои игры?

– Да, догадываюсь, – замялся Венсор и втянул голову в плечи.

– Чего ты боишься? Это в порядке вещей, такова ваша сущность. Левиор – очень способный мальчик и очень сильный. Как думаешь, может, забрать его у тебя?

– Но, Властитель…

– Как ты умудряешься ставить два этих слова вместе? «Но» и «Властитель» стоят рядом – парадоксально, – в насмешливой улыбке мальчика показалась дырка между зубами.

– Но я…

– Зачем он Текантулу? Он же пальцем о палец для вас не ударит. Я видел, чему его учили. Ты же знаешь, наступит время, и он сам придёт ко мне, – парнишка поднял ладонь и принялся рассматривать монограмму на перстне – того самого, что мгновение назад находился на пальце кеэнтора.

Венсор дёрнулся, но смолчал.

– А зачем тебе Исток? – спросил мальчик.

– Я… эм…

– Ладно, играйся.

– Спасибо, Властитель.

– Не переживай, я верну твой перстень, – мальчик потрепал карху за ухом. – Зарлай, призови Сэт’Асалора. Надеюсь, он не сильно занят.

– Могу я узнать, зачем вы пришли, Властитель? У вас есть для меня задание?

– Нет, – малец коснулся сахарно-белой фигурки и растянул рот в ехидной улыбке, – я всего лишь хотел сделать следующий ход, кеэнтор…

Глава 5. Побег

Тэйд спал тревожно, чутко. Пробудило его холодное прикосновение – Саима зажал ему рот рукой.

– Молчи, – прозвучал шёпот у самого уха, – тихо.

Грань между сном и реальностью оставалась всё ещё зыбкой, и Тэйд замер, дожидаясь, пока схлынет терзавший его во сне ужас. Он вслушивался в окружавшую тишину; сердце учащённо билось, тело покрывала испарина. Взглянул на сосредоточенное и обеспокоенное лицо склонившегося над ним друга и снова почувствовал тот же страх, что терзал его всю ночь.

Он попытался заговорить, но рука Саимы лишала его этой возможности. К уху вплотную, приблизились сомкнутые губы.

– Тихо, – и ещё раз, почти беззвучно, но настойчиво: – Ти-хо!

Саима взял подсвечник и медленно переставил его со стола на пол и только теперь кивнул Тэйду, указывая на окно.

– Там.

Рука разжалась.

Пригнувшись, оба подползли к окну. До смерти перепуганный Тэйд медленно приподнял, на уровень подоконника, голову, осторожно выглянул в темноту. Ничего не увидев, он перевёл взгляд на Саиму, и тот кивнул на сарай.

– Смотри.

– Где? Ничего не видно.

– Да вон же!

Тэйд вгляделся в темноту и, проследив направление взгляда Саимы, различил, наконец, скрюченную тень, крадучись продвигавшуюся от сарая к дому напротив.

– И ещё у колодца, слева, – шепнул Саима.

Тэйд осторожно повернул голову.

Вторая тень, причудливо изогнувшись, подражая очертаниям и изгибам, слилась со стеной дома и застыла прямо напротив их окна.

Вцепившись дрожавшими руками в подоконник, Тэйд был не в силах отвести беспокойный взгляд от зловещей фигуры. Они терпеливо ждали, не смея заговорить или даже вздохнуть, дрожа от страха и ужаса, пытаясь уловить каждый шорох или скрип. Дождь слабо, но настойчиво забарабанил в стекло. Тусклый свет Оллата, проникавший сквозь окно, высвечивал бисеринки пота проступившие на лице онталара.

Тэйд безмолвно сполз на пол. Саима опустился рядом, машинально погладил настороженно взиравшего на него Вира.

– Что это? Что будем делать? – спросил Тэйд.

– Не знаю, но уходить надо немедленно.

– Ночью? Мы же решили…

– Ты, похоже, не понимаешь? – яростно зашипел Саима.

– Понимаю, я готов, просто это так неожиданно…

Тэйд вытер вспотевшие ладони о рубаху. Чувство, сильно похожее на панику, охватило его: он ничего не соображал и был сбит с толку.

«Хорбутовы когти, – подумал он, дрожа от ужаса, – во что мы опять вляпались?»

– Может, переждём до утра? Или шум поднимем?

– Ну-ну! – онталар был настроен куда решительнее его. – А это тоже переждём?

– Что… – Тэйд поглядел туда, куда указывал палец Саимы, и то, что он увидел, заставило его замолчать. – О боги, что это? – заикаясь, пролепетал он, ощущая удушливый ужас.

Сквозь дверные щели в комнату вползали тонкие струйки тумана: зыбко-изумрудные волокна плавно перетекали с предмета на предмет, пробираясь меж ножками табурета, ныряя под кровати, воровато вползали под висевшую на вешалке одежду.

В комнате воцарилось зловещее беззвучие, а затем, после нескольких секунд тишины, послышались слабые звуки; странные, жуткие.

Тэйд и Саима напряжённо вслушивались в кочующие по коридору шорохи и скрипы. Страх мурашками пополз по коже, комнату заполнила непроглядная тьма, и тут Тэйд услышал, как кто-то или что-то скребётся в закрытую дверь.

«Что за наваждение?» – он сглотнул, похолодев от ужаса, и, не оборачиваясь, потянулся к столу, пытаясь нашарить хоть что-то, могущее послужить ему оружием.

Он встал. Сделав шаг назад, он вдруг явственно почувствовал, как что-то коснулось его шеи сзади, и тут же, схватив лежавшую на столе вилку, полоснул ею наотмашь… но за спиной никого не оказалось…

– Ты в порядке?

– В порядке? – голос Тэйда дрожал и был подавленным. – Сильно сомневаюсь, – заикаясь, произнёс он. – Я точно не в порядке…

– Дай-ка мне вилку. Потерпи немного, я тебя выведу.

– Хорошо, – нехотя ответил Тэйд, но, несмотря на то, что согласился и протянул руку, долго ещё не мог разжать пальцы, чтобы отдать своё трёхзубое оружие. Разум его словно онемел, глаза безумно метались по комнате – от страха он был близок к помешательству.

В коридоре послышались мерный стук и похожие на шаги звуки, провернулся и щёлкнул механизм дверного замка.

– Вир! – Тэйд, скорее, ощутил, нежели услышал шёпот Саимы.

Маленькая тень пееро беззвучно сорвалась с плеча онталара и стремительно скользнула к двери. Видно лишь было, как блеснули возбуждённые опасностью колкие глазки аколита и вздыбилась на загривке шерсть.

Замок щёлкнул ещё раз и нехотя поддался, дверь скрипнула и приоткрылась.

Отважный пееро в ту же секунду шмыгнул в проём, и Тэйд уловил еле различимый шорох и хищное шипение. Дрожа всем телом, юноша вжался в стену, боясь не только пошевелиться, но даже дышать или думать. Все звуки враз стихли, и он снова напряг слух, тщетно пытаясь определить, где могут находиться нападавшие и сколько их.

Саима бесшумно двинулся к выходу, пееро вынырнул из темноты и мгновенно взлетел к нему на плечо.

В коридоре было черно, да и только – никакого намёка на незваных гостей, кем бы они там ни были, а сильно напугавший друзей изумрудный туман исчез так же незаметно, как и появился.

– Вир, тут же никого нет? – яростно зашептал Саима. – Морок какой-то, – он взглянул через плечо на привалившегося к стене Тэйда.

Пееро обиженно фыркнул, что могло означать лишь одно: «Уже никого нет. Уже!»

– Что делать? – еле ворочая языком, медленно, словно во сне, спросил потерявший способность соображать Тэйд.

– Собирайся!

– Что это было?

– А пёс его знает! По мне, так по-любому лучше в лесу досыпать, чем здесь, – раздражённо бросил Саима.

– Ну не скажи. Хотя… Это что? – Тэйд указал на подсвечник. Горели только две крайние свечи, огарок третьей дотлевал слабым зеленоватым дымком.

– Нара мне их дала.

– Зачем?

– Понятия не имею.

– Я должен знать…

– Не сейчас, Тэйд.

– Но…

– Да что с тобой?! Хватит! – Саима завернул огарок свечи в платок. – Потом всё выясним. Сейчас на это нет времени. Шевелись давай – мы уходим!

Онталар быстро упаковал отчасти уже собранные пожитки в две дорожные сумы, заодно прихватив две лепёшки, сыр и бутыль с элем. Скрутил с кроватей шерстяные покрывала.

– Как только выйдем на улицу, не говори ни слова. Иди за мной и не отставай. Просто иди за мной! – два раза для верности, видя состояние Тэйда, повторил онталар и сунул ему в руки плащ и дорожную суму. Он написал что-то на клочке бумаги, выудил из кармана несколько монет, – Надеюсь, этого достаточно и старина Барг не будет на нас в обиде. Идём, быстро! – Саима задул две оставшиеся свечи и, не обращая внимания на кислую физиономию Тэйда, растворился в темноте коридора.

Кое-как собравшись с духом и всё ещё не отдавая себе отчёта, что и почему делает, Тэйд сомнамбулой, боясь отстать, торопливо двинулся следом за другом.

Оллат, должно быть, опять спрятался за тучи, потому как после того, как погасла свеча, стало совершенно темно. В коридоре можно было ориентироваться только на ощупь, и путь вдоль стены и вниз по лестнице к широкой двери занял у них несколько минут.

Общий зал «Лиса» после загробного мрака показался Тэйду почти что оазисом света: бледный отчётливый отсвет окон на полу, проблески полированных столешниц и точёных ножек перевёрнутых стульев на них, стойка, камин и даже отблеск начищенного медного краника в бочонке с элем. Тэйд оглядел помещение, и его пробрала дрожь от того, насколько всё, ещё вечером казавшееся ему уютным, стало холодным и безжизненным.

Медлить было нельзя, Саима осторожно распахнул массивную дверь, выглянул во двор. Спустя секунду он махнул Тэйду рукой, и они неуверенно шагнули из дома в неизвестность.

Ветер сдул тучи – развиднелось: выглянул Оллат в окружении серебряных звёзд, выплыл царственный Сарос. До рассвета оставалось что-то около часа, и вскоре жители Двух Пней начнут просыпаться. Друзья пытались двигаться быстро и бесшумно, но и то и другое у них получалось не так хорошо, как хотелось.

Рядом с сараем онталар немного помедлил, прислушиваясь. Он закрыл глаза и простоял недвижимый около минуты, затем нагнулся, опустил руку к земле и выпустил Вира.

В ту же секунду Тэйд, услышав шорох за спиной, обернулся, но ничего не увидел, а когда повернул голову назад, онталара перед ним уже не было. Он хотел было спросить, куда идти, как уловил краешком глаза мелькнувшую справа тень. Повернув вслед движению голову, увидел Саиму, вжавшегося в бревенчатую стену сарая, совсем рядом, всего-то в паре шагов от него.

Тэйд так и не понял, как всё получилось, хотя уже после увидел синяк на лице друга и кровь у него на предплечье и на навершие посоха.

Помнилось ему только, что в один момент размытый силуэт бросился на онталара… отчётливо виделась сверкнувшая в свете звёзд сталь клинка, а уже в следующий момент увидел Саиму, наносившего хаотичные удары посохом, куда-то в темноту…

Услышал сдавленный вздох и увидел, как онталар бережно опускает чьё-то обмякшее тело на землю.

Как обхватив его – Тэйда – лицо ладонями, Саима беззвучно шевелит губами, вернее всего, что-то говоря ему… А потом ощутил жар на левой щеке… и на правой…


…Отвесив ему очередную затрещину, Саима приложил палец к губам, призывая к молчанию.

– Очухался?

Тэйд неопределённо мотнул головой.

Саима встряхнул его за плечи.

– Я спрашиваю – ты очухался, или ещё сомневаешься?

– Ага…

– Что «ага»?

– Очухался.

– Ну-ну. Уходим, – нетерпеливо шепнул Саима и решительно шагнул в темноту.

Глава 6. Таррат

Сиурт – маг, заклинатель, исключительно из онталаров, практикующий стихийную магию. По природе своей неспособные к высвобождению чистого Уино онталары, решившие посвятить свою жизнь маги, получают его «облегченный» аналог от зверьков пееро, с которыми пожизненно связывают себя магической нитью. Потеря пееро означает для сиурта полную изоляцию от источников Уино и ведёт к невозможности творить даже самые несложные заклинания.

Калав Мару. Природа Стихийных всплесков


Малыш Раву взвился в воздух и неистово завертел хвостом. Лапы воинствовавшего пееро были нацелены прямо в грудь сопернику, занявшему оборонительную стойку. Преодолев в полёте две трети пути от шкафа к столу, он немыслимо изогнулся: кувырок, ещё один. Пееро был почти что точен и приземлился в каких-нибудь паре миллиметрах от застывшей цели.

Однако Табо его ждал и атаковал мгновенно, не давая опомниться. Серия коротких ударов передними лапами, два обманных движения. Выпад, ещё один. Удар. Удар!

Раву шипел, пятился, уворачивался, и…

– Да что ты будешь с ним делать! Ну-ка прекрати немедленно. – Маан налету подхватил сбитый забиякой Раву подсвечник с неуспевшими ещё погаснуть свечами и поставил на стол. – Я вижу, ты, мил дружок, пока дом не спалишь, не успокоишься.

Противники заговорщически переглянулись и нехотя разошлись в стороны.

– Не обращай внимания, Маан. Здесь нет ничего такого, за что стоило бы ругать этих замечательных пееро. Они же без когтей.

Коввил са Табо – высокий и чрезмерно тощий онталар с длинными жилистыми руками. Острые черты его лица смягчались теплотой взгляда больших круглых глаз цвета тёмного янтаря и оттопыренными ушами.

– Немного Истинского? – покрутил зелёную бутыль хозяин. – Рекомендую, отменнейший, я тебе доложу, в пятьдесят седьмом был урожай.

– Я, друг мой, как и прежде, предпочитаю вайру. Пока ещё не нашёл ничего лучше кружечки этого огненного напитка, особливо сдобренного тёртым кибийским орехом или долькой сирду, – Маан са Раву поднялся и подошёл к окну. Он отодвинул замусоленную занавеску и окинул тёмную улицу взглядом. – Интересное какое место.

– Ты про Таррат, или…

– …и про Таррат тоже, – Маан вернулся к столу и постучал по краю бокала тем местом, где у людей и прочих обычно бывает ноготь, давая понять, что пора бы этот самый бокал наполнить. – Дыра, похоже, каких поискать. Что-что, а устроиться с комфортом ты всегда умел.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10