Андрей Голышков.

Клинки Керитона (Свитки Тэйда и Левиора). Дорога на Эрфилар



скачать книгу бесплатно

***

– Выжил ли Алу’Меон или нет, никто так и не узнал, а вот его мятежного брата Алу’Вера, сиречь Верлонта, выдворили на остров Сау, где он и коротал свои дни в одиночестве, пытаясь обрести покой и истинное знание. Навряд ли достиг он вершин воздержанности, но одно несомненно: преуспел в познании величественных и разрушительных сил огня. Несмотря на содеянное непокорный маг продолжал искать ответы в древних писаниях, в тайных знаках и всемогущих рунах. Что он там нашёл? Какие тайные знания постиг? И как случилось, что его заточили в тело лесного цоррба и выпустили гулять по лесам Седогорья, – Хабуа лукаво улыбнулся, – мы узнаем завтра.

В зале стояла гробовая тишина.

Хабуа держал паузу, курил, пуская жирные кольца, и выжидающе смотрел на слушателей.

– Как и договаривались, братья, я продолжу завтра вечером, – он зевнул и поклонился.

– Ну уж нет! Больше я этого издевательства терпеть не намерен! – брат Тамк встал. Его табурет накренился и с грохотом рухнул на пол. Санхи поднял руку и сжал кулак.

По залу пробежали тревожные шепотки. Хабуа захлопал глазами.

– Ну ладно, значит… Хорошо. Я…

– Что за историю ты нам рассказываешь, старый козёл?!

Этого Хабуа не вынес. Он начал вставать, беспорядочно жестикулируя.

– Да как вы…

– Сядь, брехло! – тряхнул кулаком Тамк.

Народ в зале недовольно загомонил. Вскочили охранники купца Лимки ра'Тона. Один похрустел позвонками, качнув головой от плеча к плечу, другой несколько раз шлёпнул кулаком в раскрытую ладонь другой руки – недвузначные намёки на то, что не стоило санхи обижать столь уважаемого рассказчика.

– Остынь, Тамк! – брат Этро нависал над столом, упершись ладонями в край. Он с прищуром посмотрел на Лимки. – Уйми своих волкодавов, чужестранец. Драки не будет.

Добавляя веса словам старшего, медленно поднялся и третий санхи – молчавший до этого брат Римо.

Купец отложил обглоданную кость, промокнул жирные губы платочком. Что-то сказал, даже не подняв на санхи глаз. Охранники нехотя опустились на место.

Тамк пинком отшвырнул стул. Его гневный взгляд заскользил по залу. Он был похож на хищника на водопое, голодного, но не смеющего нарушить водяное перемирие, а посему лишь выбиравшего будущую свою жертву.

– Хорошо, брат, – фыркнул он, пытаясь изобразить смех.

– Спасибо, маэстро Хабуа, – поблагодарил онталара Этро. – Мы с удовольствием дослушаем ваш вариант этой истории. Завтра, как и было оговорено.

– Да… как будет угодно, – согласился Хабуа, и, спохватившись, добавил: – господин.

Брат Римо подошёл к пустующей стойке. Положив несколько монет на поднос, он ударил костяшкой пальца в медный гонг, оповещая всех присутствующих о четверти часа дармовой выпивки.

– Это за беспокойство, – сказал Этро и двинулся к выходу.

Тэйд перевёл дух, потёр лицо руками.

Все вокруг радостно загалдели, будто ото сна очнулись, потянулись к стойке.

– Я тоже спать пойду, – попрощался с друзьями Билу.

– Чего рано так? – нахмурил лоб Саима.

– Настроения нет.

– Ты ему кто я не говорил? – спросил Тэйд, когда Билу ушел.

– Что ты имеешь в виду?

– То, что я Исток.

– Сдурел что ли? – яростно зашипел Саима. – С чего ты взял?

– Не знаю. – Тэйд, невольно втянул голову в плечи и пригнулся к столу. – Он так на меня смотрел… мне показалось что знает.

– Отдохнуть тебе надо.

– Ну так что?

– Что «что»? – раздражённо переспросил Саима.

– Что делать будем?

– Не знаю.

– Где Крэч твой, обещанный?

– Не мой, Маана.

– Что он говорил тебе на счёт феа?

– Ничего конкретного.

Сказал: жди Крэча и Тэйда.

– И всё?

– Сказал, что надо взять у него камень.

– И?

– И домой.

– Ясно. А если он вообще не появится? Передумал или не доехал, дорога дальняя всё может случиться.

– Может и не появится.

– И что тогда делать будем?

– Понятия не имею, – скривился Саима.

– Ещё подождём, или домой поедем?

– Пару дней, думаю, подождать надо. Для очистки совести.

– Ну давай, глядишь, караван попутный подойдёт.

– Согласен. Будет – хорошо, не будет – так пойдём. В Узун для начала, а там поглядим.

– Вдвоём? А цоррба не боишься?

– Ну хватит уже! – осуждающе одёрнул его Саима. – Это не смешно. А потом, если уж на то пошло, – он пощекотал длинным своим пальцем макушку задремавшего от безделья пееро, – с нами зверь пойдёт лютый и беспощадный.

Вир открыл один глаз и тихо зарычал, не на Саиму, естественно, так в пространство недовольство своё жизнью пеерьей выплеснул. Этим он толи соглашался со сказанным: «Да, мол, можете полностью на меня положиться». То ли, наоборот, возражал: «Ты с дуба, что ли, ненароком рухнул? Головой надо сильно болеть, чтобы втроём по горам шастать, когда цоррбы рядом!»

– Переход долог и не безопасен, – сказал Саима, – и требует основательной подготовки. А, вообще, давай завтра это обсудим. – Он сладко зевнул. – Не порть вечер. Барг, верно, только-только новый бочонок с элем откупорил, не эль, а поцелуй Надиады, а ты мне всякой ерундой голову забиваешь! – Онталар повёл над кружкой носом, всем своим видом давая понять, что всё уже решил и за себя и за друга, а посему считает разговор законченным.

Тэйд встал:

– Хорошо. Я тогда спать пойду.

– Всё в порядке? – в косеньких от эля глазах Саимы мелькнуло искреннее беспокойство.

Тэйд подмигнул, подтверждая: всё, мол, в порядке (он был убедителен, будто и сам в это верил). Однако губы его предательски скривились, что могло означать только одно: всё, брат в порядке, да не всё.

Саима кивнул понимающе:

– Не нравишься ты мне что-то. Пойдём-ка провожу тебя.

Уже в коридоре, когда они скрылись от людских глаз, Тэйд прислонился к стене – вымученную улыбку сменила гримаса боли.

– Так я и знал, – подхватил его Саима.

Засуетилась проходившая мимо служанка Нара. Спросила с беспокойством:

– С ним всё в порядке, Саима?

– Да, – успокоил он, – иди. Хотя подожди, воды нам принеси, хлеба немного и сыра козьего.

– Хорошо. Воды умываться или пить?

– И той, и той принеси и ещё бутыль эля… Большую. Не открытую.

– Сей момент, – в кокетливом реверансе присела Нара, но, встретившись с Тэйдом глазами, осеклась и закашлялась: – Возьмите, а то темно, – она протянула Саиме подсвечник на три свечи.


В комнате было прохладно. Тэйд скинул камзол и, не говоря ни слова, опустился на кровать. Саима плотно затворил за собою дверь, подошёл к открытому настежь окну.

– Давно началось?

– Третий день.

– Третий?! Что ж ты молчал? Совсем сдурел?

Тэйд виновато пожал плечами, сморщившись при этом от боли. Линии кровавых пятен крест-накрест опоясывали тонкий ситчик его нижней рубахи.

– Может, снять твои железяки ненадолго? – Саима указал на вериги, опутывавшие грудь, плечи и шею Тэйда: сеть тонких серебряных цепочек снабженных крюками и зацепами, браслеты с шипами внутрь на предплечьях и запястьях.

– Ты что, сдохну… сразу, – отяжелённо дыша, ответил Тэйд. – Да ещё тебя с Виром прихвачу. Мне такой грех на душу брать ни к чему, – он попытался улыбнуться, получилось плохо… ну как плохо – ужасно. – Да и причём тут мои железяки? Это я как раз без них больше пары часов не вытяну. Уино меня задушит. Ты не переживай, я привык. Одиннадцатый год их ношу как-никак.

Тэйд попытался встать, но тут же со стоном повалился обратно. Его одолевали слабость и тошнота, голова раскалывалась от боли. Полежав с минуту без движения, он осторожно и медленно сел. Приоткрыв глаза, обнаружил, что видит всё как в тумане. Изображение двоилось: два лобастых лица Саимы, два широких носа, два срезанных подбородка, рядом два пееро: два хвоста, четыре глаза, четыре уха. Он потёр измученные, блестящие лихорадочным блеском глаза: видение стало чётче, но картинка не изменилась.

«Два Вира это нормально. А вот Саима… Одного Саимы было бы более чем достаточно», – подумалось Тэйду, но он мудро предпочёл оставить своё мнение при себе…

***

Чтобы добраться к колодцу, Крэчу пришлось пересечь улицу и выйти на свет. Всё тело его, покрытое синяками и порезами, ныло. Вдобавок нестерпимо зудели раны деревянной руки: она, вот ведь какое дело, болела пуще обычной. И, вообще, чувствовал себя Крэч прескверно: на борьбу с Вейзо ушло много сил.

– Что же это ты делаешь, друг разлюбезный?

«А? Что?»

Крэч дёрнулся, сливаясь со стеной, и затих, не дыша. Слушая дальше уже с ножом в руке.

В тускло освещённом прямоугольнике окна второго этажа «Лиса», в какой-то дюжине шагов от него, появилась физиономия Чарэса Томмара. Он возложил локти на подоконник и, придавив скрещённые ладони подбородком, смотрел на то место, где затаился Крэч.

– Вылазь, поговорим по душам. Ты, надеюсь, понимаешь, что убил лишь тех, кого я и сам бы не сегодня, так завтра… – Чарэс выразительно щёлкнул себя по уху – древний как сама смерть жест, её же костлявую и обозначавший. – Ты выполнил за меня грязную работу. Качественно выполнил, ничего не скажу – проделал всё чистенько – в высшей степени профессионально. Спасибо тебе за это. Но, согласись; нравятся они мне или нет, работа это для меня или потеха, значения ни имеет, я не могу позволить каждому встречному-поперечному убирать моих людей. Их воспитание, в конце концов, не твоя, а моя обязанность.

Крэч приподнялся. Ему до ужаса хотелось выглянуть из укрытия и поглядеть Чарэсу в глаза, но что-то остановило его, он молчал и слушал направленные в его адрес поучительные тирады.

– Ох, – деланно вздохнул Чарэс, судя по тону не нуждавшийся в ответах, – даже не знаю, зачем я тебе это всё говорю… скучно мне как-то, – было слышно, что он зевнул. – Вот что, милка моя, давай сделаем так: чтобы мои слова не показались тебе простым трёпом, порешим, что, независимо от намерений, места и сопутствующих обстоятельств, следующая встреча станет для одного из нас последней… Согласен? Нет?

Крэч молчал. Он и сам был не дурак пошутить, но после убийства двоих къяльсо его чувство юмора слегка притупилось, и он не особо понимал, чем сейчас на самом деле занимается Чарэс. «А что? Может, ему действительно скучно? Вот и развлекает себя, как может».

Решив не развивать мысли, Крэч со всей доступной ему от природы и полученной путём многолетних тренировок осторожностью двинулся прочь, стараясь оставаться незамеченным, – подальше от оказавшегося удивительно словоохотливым господина Чарэса.

Глава 4. Тилриз

Текантул – Орден, бывший некогда тайным, а ныне тесно связанный с престолом Зарокийской Империи, деятельность которого непосредственно контролируется и направляется Императором.

Кеэнтор – глава Текантула.

Кнур – дословно «слуга», рядовой член Текантула.

Слаабрант са Тирно. Бытие и сущее


Когда Левиор спешился во дворе замка Тилриз и бросил поводья едва успевшему отскочить с дороги конюху, он чувствовал себя более чем превосходно.

Весь путь по бесконечным коридорам замка до кабинета Венсора ра’Хона он размышлял о предстоявшей аудиенции: «Зачем, интересно, я так срочно понадобился кеэнтору?»

В передней навстречу ему поднялись Теор и Оинит (несменные телохранители Его Святейшества). Левиор приветственно кивнул им, скинул на руки Теора плащ, отдал меч Оиниту, снял ремень с ножами. Таковы были правила в покоях кеэнтора, и Левиор, прекрасно зная их, готов был подчиняться, однако, в который раз усмехнулся про себя: «Если бы эти олухи могли догадаться, сколько ещё при мне оружия!» С этими, всегда веселившими его мыслями он переступил порог небольшой – по зарокийским меркам – залы.

Кеэнтор Венсор стоял на огромном балконе среди великого множества цветов и растений. Он смотрел во двор и, как показалось Левиору, находился в состоянии глубокой задумчивости.

Его Святейшество был дайру (провинциальная родовая ветвь северной Зарокии). Совершенные, идеально правильные черты лица, чётко очерченные подбородок и скулы, прямой нос с едва заметной горбинкой, припухшие веки. Две колькотаровые полосы по крыльям носа, – символ Высшей Имперской власти – тянулись от линии волос на лбу к подбородку.

Выбеленные прожитыми годами волосы Венсора ра’Хона были подстрижены по последней имперской моде – коротко и весьма затейливо: рассечённые посередине лба на двойной пробор, они были такой длины справа, что едва прикрывали ухо, слева же, разделённые резными дииоровыми кри55
  Кри – украшение, зажим, цилиндр, заколка, утяжелитель для волос, кос и хвостов. В некоторых частях Ганиса (пример – Зарокийская Империя) является внешним символом сословной принадлежности, особым украшением, знаком различия и служит символом власти.


[Закрыть]
на прядки, свободно ниспадали на покатые плечи.

Левиор, никогда не гнавшийся за модой, смотрелся на фоне кеэнтора простоватым, а большинство зарокийских дам находили его и вовсе скучным. Всего одна бежевая, еле заметная на смуглой коже полоска, сверху вниз через левое веко (отличительный знак старшего кнура) пересекала его мужественное лицо.

Голос Венсора ра’Хона в тишине прозвучал холодно и неожиданно:

– Рад видеть тебя, Левиор.

– Приветствую вас, кеэнтор, – его взгляд скользнул на палевого рэктифа66
  Рэктиф – бойцовская порода собак. Крепко и гармонично сложена, мускулиста, подвижна.


[Закрыть]
, растянувшегося у ног хозяина. Пёс казался ленивым и сонным, но Левиор знал, что эта, с позволения сказать, «собачка» готова мгновенно превратить в кровавое месиво любого, кто попробует приблизиться к Венсору.

– Где ты был всё это время? – кеэнтор повернулся. Оказалось, что в правой руке он держит маленькие садовые ножницы.

Левиор стоял посреди каменных изваяний мистических крылатых людей: мускулистых мужчин и красивых, обольстительных женщин, а также зубастых чудовищ и просто огромных зверюг. Зал был устлан шкурами и заставлен дубовыми и каменными кадками с экзотическими деревьями, многие из которых тянули к нему свои хищные, шипастые ветви. Всё было устроено так, что посетитель мог стоять только в заранее отведённом месте или двигаться по намеченному для него маршруту, не боясь вызвать гнева кеэнтора и не попасться в колючие древесные лапы. Левиор знал пару тропинок, вдоль которых росли особо коварные растения, куда ему заходить явно не следовало. Да и по другим тропкам путешествовать не было у него особого желания. Добрый хозяин ведь мог и не остановить загулявшегося посетителя (не со зла, конечно, исключительно по неосторожности), а верные Теор и Оинит тут же заботливо пристроили бы тело неудачника на одной из городских свалок.

– Я был занят.

– Очень интересно, чем это? – кеэнтор подошёл к столу.

Он, судя по тону, был настроен благожелательно.

– Вы оторвали меня от важного дела, кеэнтор, – не греша учтивостью, произнёс Левиор.

– Напомню, что его тебе поручил Текантул.

– Но я…

– Не вижу ничего зазорного в том, что немного отвлёк тебя, – Венсор требовательно постучал пальцем по инкрустированной золотом коже столешницы, но продолжил столь же благодушно, как и начал: – Мне нужно посоветоваться с тобой, Левиор.

– Я должен был остаться в Двух Пнях и руководить действиями своих людей, а вынужден находиться здесь… Дело в том, что приданные мне Вашим Святейшеством къяльсо – весьма сомнительные личности…

– Какими и до?лжно быть къяльсо.

– Это, несомненно, так, кеэнтор, но они больше мешают мне, чем помогают.

– Что ты говоришь? Этот стервец Вейзо тебе не подчиняется? – Венсор поклацал ножницами. Отрезал подгнившую веточку. Отклонил голову назад и в сторону, сдвинул брови, оценивая результат.

«Попробовал бы он не подчиниться», – подумал Левиор.

Вслух же ответил уклончиво:

– Он пытается.

– Пытается? Каков шельмец, – ра’Хон сложил губы куриной попкой и закхекал, изображая то, что, видимо, считал благородным смехом.

– Не вижу в этом ничего забавного, кеэнтор.

– Знаешь ли, Левиор, я в этом тоже не вижу ничего забавного. Но ты, как мне казалось, научился ладить с къяльсо.

– Да, но вы платите им, а деньги – не лучший способ заставить кого-либо рисковать жизнью.

– Они любят золото не меньше, чем свои жизни, я не вправе осуждать их за это.

Рэктиф у ног кеэнтора тягуче зевнул и втянул отвисшую слюну.

«Какая трогательная забота о душах воров и убийц звучит из уст Высшего кнура».

– Тем не менее, – сказал Левиор, – я должен предупредить, что в один прекрасный день эти душегубы предадут и вас, кеэнтор, и Текантул.

– Не сгущай краски, мой дорогой! Всё не так плохо, как тебе кажется. Может, ты знаешь, как нам обойтись без къяльсо?

– Я считаю, что Текантул не должен пользоваться услугами наёмников. К тому же Вейзо, я уверен, преследует какие-то свои цели.

– Да? – Левиор, казалось, сейчас мало интересовал Венсора ра’Хона, который сосредоточенно оглядывал ствол экзотического растения, стоявшего в шаге от стола. – Ну хорошо, – медленно, после паузы, произнёс он, – я подумаю, что можно сделать. Продолжай.

– Пока мои подопечные находятся в Двух Пнях, схватить их, не привлекая внимания, представляется мне довольно трудной задачей. А вот когда они отправятся в Триимви, мы легко и без лишних проблем возьмём их.

Ножницы в руке кеэнтора застыли:

– Как скоро это произойдёт?

– Этой ночью.

– Этой ночью?!

– Да.

– Сегодня ночью, – уже совсем другим тоном повторил Венсор ра’Хон.

– Да, мой помощник сделает так, что они отправятся в путь этой ночью.

– Ты уверен, что он справится без тебя?

– Несомненно.

– Ручаешься за него? Как его там? Чарэс Томмар, кажется.

«Хорошая память!» – мысленно похвалил кеэнтора Левиор.

– Как за себя, – сказал он.

– Почему именно сегодня? Неужели нельзя было немного обождать? Было бы гораздо лучше, если бы ты присутствовал там и сделал всё сам.

– Вы читаете мои мысли, кеэнтор. Именно этот вопрос возник у меня в голове, когда я получил ваш приказ прибыть в Тилриз…

Венсор громко фыркнул:

– Два месяца от тебя не было никаких вестей. Я уж и не надеялся получить хоть какой-нибудь ответ. Хорошо, что в Двух Пнях тебя перехватил один из моих кнуров. Думаю, не столкнись ты с ним нос к носу, я ещё долго был бы лишён возможности лицезреть тебя.

– Я был занят – искал мальчишку.

– О да! Послушай, Шорт, что он говорит, – обратился к дремавшему рэктифу Венсор ра’Хон, от чего пёс лишь недовольно приоткрыл левый глаз. – «Я искал мальчишку!» Девять Великих! Он искал! Любого другого, осмелившегося игнорировать хоть одно моё послание, я отправил бы в подвалы башни Пяти Кругов Непогрешимости, непосредственно в ласковые объятия Кьегро Тавуа и его похотливых помощниц. Эти прелестные создания обучены такому… – кеэнтор поводил языком меж зубами и верхней губой, погладил бородку. – Не понимаю, почему я до сих пор не сделал этого? – Он немного помолчал и продолжил, более снисходительно: – Ладно, забудем. Объясни лучше – к чему такая спешка?

– Тянуть больше нельзя. Во-первых: Вейзо и его шайка так намозолили всем глаза, что ими начали интересоваться в Узуне. Во-вторых: могло так случиться, что Маанские выкормыши пристали бы к торговому каравану с приличной охраной или, хуже того, к одному из кетарских разъездов, что исправно патрулируют тракт на всём его протяжении. Или вы считаете, я поступил неправильно?

– Не знаю… Это не моё дело. Тебе поставлена задача, ты наделён соответствующими полномочиями. Для успешного её выполнения выделены люди и средства. Действуй, как считаешь нужным, но чтоб мальчишка был у меня.

– Понимаю, но есть обстоятельства, повлиять на которые я не в силах.

– Сегодня же возвращайся назад, и делай то, что должен!

– Но, кеэнтор, – попытался возразить Левиор.

– Никаких но! – Венсор был непреклонен. – Ты даже не представляешь, насколько этот юноша важен для Текантула!

– Для Текантула? – в вопросе Левиора явно слышалось: или для вас?

– Для всех нас! – раздражённо воскликнул Венсор, и лицо его побагровело. – В первую очередь для Империи!

«Девять Великих! Вы ещё не разучились краснеть, кеэнтор?»

– Он Исток? – безучастно спросил Левиор.

– Это так. Как ты догадался?

– Просто предположил.

– Тэйд са Раву нужен мне, – отрезал Венсор. – Ты отправишься назад сегодня же! Изволь приложить все усилия, чтобы быть на месте уже к вечеру послезавтра! И не говори, что это невозможно. Я не сказал тебе раньше, но до меня дошли слухи, что за мальчишкой охотимся не мы одни.

– В таком случае, может, мне его спрятать? Я могу увезти его так далеко…

– Возьми его для начала, а уж потом будем думать, как и куда спрятать.

– За это можете не беспокоиться: Чарэс своё дело знает. А что вы собираетесь делать с Тэйдом дальше? Отправите его на остров Каменной Рыбы?

– Пока не решил. Твоя задача – схватить его и доставить ко мне. Остальное тебя не должно волновать.

– Кьегро Тавуа знает, как обуздать бушующий внутри Истока Уино?

– Нет.

– Тогда, смею предположить, он может научить мальчишку его использовать?

– Нет.

– Кьегро нашел книгу?.. ту, в которой написано всё об экриал77
  Экриал – маг с колоссальными возможностями, одновременно являющийся и творящим заклятия и неисчерпаемым источником Уино.


[Закрыть]
.

– Да нет же!

– Что же тогда, Девять Великих, он знает? Зачем ему Исток? Или он просто хочет убить будущего экриал? Но Тэйд же может никогда им и не стать!

– Может и да, а может быть и нет.

– Что вы хотите с ним сделать, кеэнтор?

– Зачем тебе знать это?

– Из любопытства.

– Тебе не кажется, что ты стал задавать слишком много вопросов?

«Кажется, – охотно согласился с кеэнтором Левиор, – но иначе с вами нельзя!»

– Ох, – вздохнул он, возможно чересчур наигранно, – не нравится мне эта затея.

– Не зли меня, Левиор, – тебе же хуже будет. – Венсор пристально поглядел ему в глаза. – Ты что же думаешь, я буду вечно терпеть твои выходки?

«Думаю – да. Вы каждую нашу встречу говорите одно и то же, и ничего не происходит».

– Простите, кеэнтор?

– Не испытывай моё терпение, Левиор, оно почти иссякло.

– Я всё исполню, кеэнтор.

«Костьми лягу, – подумал он, – но мальчишку вы не получите!»

– Да уж, будь так любезен, – сказал Венсор, даже не подозревая, о чём думает его визави. – А с Вейзо поступим так: я дам ему другое задание, самостоятельное. Заодно и посмотрим, на что он действительно способен. Но за всё, как, впрочем, и всегда, отвечаешь ты сам. С головы Тэйда, без моего ведома, не должно упасть ни единого волоска. И не забывай, что он приёмный сын Маана са Раву и если тот узнает, что мы похитили его, у нас могут быть большие неприятности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10