Андрей Ганжела.

Открытие Третьего Мира. Мировой бестселлер



скачать книгу бесплатно

– Что ты накопал, Шторм? – тихо спросил Ганлоу, отводя кибера чуть в сторону, чтобы спутники не слышали разговора.

– Полное спокойствие, Андерс, если не считать маленьких флуктуаций, неподдающихся никакому анализу.

– Серьёзные флуктуации? – пытливо интересовался Ганлоу.

– Скорее всего, какие-то непонятные, – отвечал киборг.

– Дело ясное, что дело тёмное, – задумчиво произнёс Андерс Ганлоу, – слушай, Шторм, ребятам ни слова о твоих наблюдениях маленьких флуктуаций. Понял?

– Да, сэр! Всё будет сделано! – согласно кивнул Шторм.

– Но будь всегда начеку. Свяжись с командой Филиппа Грейса и кораблём, выясни, как у них обстоят дела. Хорошо?

– Будет сделано, – серьёзно ответил киборг на слова Ганлоу.

– Ну, раз всё в полном порядке, – нарочно громко произнёс Андерс, чтобы его слова расслышали остальные участники команды, – то нам бояться вовсе нечего! – нарочно радостно констатировал он, обнимая за плечи Эллочку и Натали.

– Как нечего бояться? – возмутился неугомонный Эндрю Прауд, – А как же астральные колебания, которые мы до сих пор ощущаем вместе с нашими девушками-сенситивами?

– Дорогой Эндрю, – мягко произнёс Андерс, наповал убивая собеседника полнейшим спокойствием, – пойми, и это моё твёрдое убеждение, нам всем нечего бояться и я ничего никогда не боюсь. И тебе не советую.

– С чего бы это ты так расхрабрился? – удивлялся Прауд.

– Да так, Эндрю, есть один закон, – таинственно произнёс Ганлоу, видя, как Натали еле сдерживается от смеха.

– Интересно послушать, как у противника законов появился закон, – Прауд готовился к очередной словесной полемике.

– Да это и не закон, а скорее легенда или догадка, – начал Андерс придумывать историю, нежно поглядывая на изящный силуэт любимой Натали, – легенда гласит, что помимо десяти заповедей Моисея, каждая из которых представляет собой либо тысячелетнюю человеческую мудрость, либо подсказку Свыше: Не убий! Не укради! Не прелюбодействуй! – существовала когда-то и одиннадцатая – Не бойся! Данный совет, однако, не прижился во времена, когда невежественных людей поверить в Бога мог заставить только страх перед карами небесными. Теперь Человечество привыкло до всего доходить своим умом. Физики ищут доказательства существования Космического Разума или Бога, а философы обосновывают священные заповеди. Что касается совета не бояться, то здесь присутствует разумное зерно. Если скрупулёзно выискивать причины всех наших несчастий, то можно сделать вывод: в большинстве случаев ЧЕЛОВЕК БОЛЕЕТ ИЗ-ЗА ЛЕНИ И НЕВЕЖЕСТВА, А УМИРАЕТ ИЗ-ЗА СТРАХА И ПОКОРНОСТИ СУДЬБЕ! Случается именно то, чего ты больше всего боишься. Именно противодействие страху и стремление выйти живым из стрессовой ситуации, если хотите, называйте это желанием жить, помогает людям спастись. Страх – это сильное эмоциональное переживание стресса, а сильные эмоции…

– …Сильные эмоции – это пси поля, образуемые и излучаемые человеком. Сильное пси поле является основой для реализации и свершения данного события в реальности, телекинеза или телепортации, – перебил Прауд слова Ганлоу.

– Совершенно верно, – заканчивал Андерс, – именно таким образом Вы с Натали можете угадывать мысли, предвосхищать события, и именно поэтому боязнь или страх может способствовать осуществлению, реализации и материализации данного опасения в действительности.

Поэтому я и предлагаю соблюдать одиннадцатую заповедь и не бояться. Договорились?

– Ладно-ладно, убедил, – благодушно залепетал Эндрю, расплываясь в злорадной улыбке, – Андерс, тебе бы не помешало получить учёную степень по психологии или философии, у тебя неплохо получается сочинять и излагать ход мыслей.

– Спасибо, я непременно воспользуюсь твоим советом по прилёту на Землю, – ответил польщённый Ганлоу, – но давай, сначала выполним главное задание нашей экспедиции.

– Скорей бы уже! – неожиданно вмешалась в разговор мужчин подошедшая Элла Штольц.

– Эллочка, что-то тебя было не слышно и не видно, ты словно чем-то обеспокоена? – обратился Ганлоу к биологу.

– Да, я полностью поглощена изучением и наблюдением за здешней растительностью, – произнесла Элла Штольц.

– И есть уже открытия, уважаемый профессор? – поинтересовался Прауд, переводя неудовлетворённое внимание и озабоченность на красавицу Эллу.

– Пока рано говорить об открытиях. Но меня поражает одно на этом спутнике. Очень большое разнообразие флоры при полном отсутствии фауны. Я до сих пор не увидела ни одного представителя животного мира, хотя трилонцы предупреждали меня о наличии живых форм, – возмущалась Элла Штольц.

– Не расстраивайся, обворожительная Эллочка, – заигрывал Эндрю, нежно обнимая девушку за стройную талию, – возможно, здесь есть ночная жизнь или подземная. Мы ещё слишком мало времени находимся на спутнике, чтобы делать окончательные и скоропалительные выводы. Ты так не считаешь?

Прауд, как всегда, был в своём репертуаре. Он принялся снова ухаживать за молодой симпатичной особой, рассказывая ей невероятные вещи и приводя всё к общим закономерностям.

– Фу, наконец-то отстал этот липучка Эндрю, – радостно промолвила Сьюме, обращаясь к Ганлоу, – уже 13.30 и надо бы выйти на связь со своими. Как там у них обстоят дела?

– Милая, я уже поручил это сделать Шторму. Сейчас узнаем результаты, – спокойно проговорил Андерс, целуя Натали в губы.

«Хоть на минутку мы вновь остались одни», – подумала Сьюме, крепко прижимаясь к мускулистой груди обожаемого и любимого мужа.

– Шторм, ты связался с кораблём и группой полковника? – поинтересовался Ганлоу, с трудом отстраняясь от трепетной и пленительной супруги, – Что у них там происходит?

– С кораблём уже связался. С группой полковника связь не установлена, – ошарашил киборг неопределённым ответом.

– Что говорит ЭММА по этому поводу? – уточнял Андерс.

– На звездолёте всё в порядке, но Сергеенко беспокоится, что нет связи с полковником. Они тоже не могут с ним связаться.

– Что бы это могло быть? – произнёс мысли вслух Ганлоу.

– Ай-ай-ай…, ой-ой-ой…, – простонала Натали, хватаясь за голову и изо всех сил сжимая виски руками, – как больно?

– Что? Что? Что произошло, родная? – испуганно вскрикнул обеспокоенный Андерс, подбегая к супруге, – Что болит? Где?

На Натали страшно было смотреть. Ещё секунду назад светлое, яркое, свежее, озарённое улыбкой лицо его жены теперь было не узнать. Оно побледнело, осунулось, под глазами образовались синяки. Ганлоу такое видел у Натали только после серьёзнейших сеансов пси-контактов, когда её почти обессиленную привозили инструкторы и доктора из Института Парапсихологии и Психогенной инженерии (ИППИ). Ей тогда нужен был только покой и его любовь. Но откуда здесь на Вере сильнейшие пси-контакты. Или же это не пси-контакт. Пока Ганлоу рассуждал, подхватывая Натали на руки, он увидел бегущего Эндрю Прауда с безумными глазами. У него на руках без сознания лежала биолог Элла Штольц.

– Что, и у тебя тоже? – выпалил Прауд, подлетая к Андерсу.

– Что случилось? Пси-контакт? – глядя в глаза, орал Ганлоу.

– Да, контакт высокого уровня! – кричал в ответ психолог.

– Где это произошло? Откуда идёт мощная пси-энергия?

– Вон там, – произнёс киборг, указывая в направлении группы полковника, – у Грейса должно быть проблемы.

– Пси-сигнал действительно идёт оттуда, – говорил Эндрю, легонько хлестав руками бесчувственную Эллочку по щекам.

– Шторм, дай нашим девочкам мощную дозу травола, чтобы привести в чувство и ослабить влияние пси-волн, – чётко распорядился Ганлоу, – Эндрю, помоги ему, пожалуйста, а я пока выясню, в чём дело.

Андерс Ганлоу действовал очень быстро и решительно, будто бы находился у себя в офисе «Мантек Инк» за обыденной для него работой, а не за миллионы световых лет от серого и скучного, но теперь такого родного и желанного Стонфилда. Он связался по видеосу с командиром звездолёта.

– Шеф, что случилось у второй экспедиции группы полковника? – обратился Ганлоу к Ивану Петровичу.

– Откуда ты знаешь? – недоумевал командир звездолета, – Ах, да у тебя же команда экстрасенсов, я совсем забыл…

– Не тяни, шеф, говори, – торопил Андерс с ответом.

– Если бы я сам знал, в чем дело, то уже бы принял решение.

– Нет связи? – докапывался до истины Ганлоу.

– Никто не выходит на связь, – голос командора неожиданно дрогнул, – мы думаем, что их уже нет в живых.

– Сомневаюсь, Иван Петрович, иначе не было бы столь мощного пси-поля, – заметил Ганлоу, – я еле выходил наших дорогих девушек от его мощного воздействия. А раз присутствует воздействие пси-поля, то, значит, есть надежда, что наши живы.

– Но почему я не чувствую воздействие этого поля или наш Джим Ли, а Сьюзи Блейк, а Колли Блу? Они же тоже сенситивы.

– Вас же защищает поле корабля. ЭММА после нашего выхода сразу должна была закрыть шлюз и включить защитное поле. Спроси у неё сам. Её сенсоры должны были фиксировать пси-воздействие.

– Андерс, ЭММА подтвердила твою догадку, – с облегчением вздохнул Иван Петрович. – Я вижу твой радиомаяк, вылетаю к Вам на шлюпке и полетим спасать ребят Грейса.

– Захвати, пожалуйста, аннигиляторы и кваркер, а то с одними бластерами мы далеко не уедем, – напоследок бросил командиру Андерс, – мало ли с чем нам придётся столкнуться?

«Непредсказуемо, что у них случилось», – рассуждал Ганлоу, – «может и бластеры не помогут». И тут он пожалел, что не послушались совета Ирмана Фантози. Старший пилот предлагал надеть средние костюмы с защитным полем, которые могли выдержать не только плазму бластера, но и сильно ослабить воздействие пси-поля в случае необходимости. Лёгкие же костюмы, в которых были одеты разведчики, могли выдержать только три-четыре прямых попадания бластеромёта. Его размышления были прерваны свистом, характерным для приближающейся легкой летательной шлюпки или флара.

– Быстро Вы среагировали, командор! – похвалил Андерс.

– Годы тренировок, сынок, – улыбаясь, говорил Сергеенко, хотя его глаза были холодны и серьёзны. Андерс Ганлоу, будучи сам довольно спокойным в различных жизненных ситуациях, всегда поражался находчивости и железной воле Ивана Петровича. Наверное, только такие профессионалы и становятся командирами звездолётов и руководителями дальних экспедиций.

– Шторм, ну как дела у наших девушек-контактёров? – спросил Андерс, приготовившись к худшему ответу киборга.

– Пульс в норме, состояние стабилизировалось!

– Шторм у нас волшебник, – заметил Эндрю Прауд, – я ничего не понял из того, что он сделал, но результат налицо.

Натали и Элла с румянцем на щёчках, как ни в чём не бывало, готовили оружие и паковали ранцы. Люди уже давно стёрли границу между волшебством шамана и достижениями современной медицины, с помощью которой средняя продолжительность жизни на Земле достигла 150 лет. Темпы развития бионики, микрохирургии и биотехнологий достигли небывалых высот. Современные издания пророчили через каких-то пятьдесят лет достичь порога продолжительности жизни человеческого биологического организма до 500 лет. Возможно поэтому все силы ССР (Союз Созидающих Рас) направлял на поиск и освоение новых, пригодных для жизни планет, систем и галактик.

– Молодец, Шторм, ты как всегда на высоте. Не ожидал такого результата, – похлопал киборга по плечу Андерс и обратился к девушкам, – рад видеть Вас в добром здравии, проходите быстренько в шлюпку командора, нам нужно поспешить на помощь к группе полковника Грейса.

Вся команда Андерса уже поднялась на борт шлюпки, предпоследней шла Натали Сьюме. Шествие замыкал Ганлоу. Перед посадкой Андерс и Натали не сдерживали чувств, слишком много они пережили за последние пятнадцать минут. Молодожёны пылко и страстно поцеловались в губы. Андерс, пропуская свою милую очаровательную супругу на борт шлюпки не смог удержаться, чтобы не шлепнуть её по роскошной и красивой попке.

Малый разведывательный борт землян интенсивно набирал высоту в небе спутника Веры, а его экипаж готовился к неизвестности.

Атака растений

Филипп Грейс, выстроив своих подчинённых в цепь и приказав держать стримеры наготове, быстро удалялись от корабля. Шли молча. У полковника из головы не выходили слова командора о назначении Андерса Ганлоу руководителем второй разведгруппы. Сам он настаивал на кандидатуре лейтенанта Павленко или готов был даже пожертвовать собственным любимцем – Сержио Монтаной. Кого-кого, но Андерса он изучил, как свои пять пальцев, работая с ним в одной корпорации и зная его личное дело. Да, он был отличным менеджером с твёрдой хваткой, у него была отличная репутация и великолепная характеристика с предыдущего места работы. Да, у него было два высших образования – инженера-биоэлектронщика и топ-менеджера. Даже, вроде бы, Сьюме заставила его поступить заочно на исторический или психологический факультет Московского университета. Да, Ганлоу неплохо владел древними боевыми исскуствами: у-шу, ай-кидо, дзю-до. В последнее время на Земле стало модно заниматься этими забытыми видами единоборств. Но вся сущность Филиппа Грейса, весь его 60-летний военный и армейский опыт протестовал против штатского в роли командира разведгруппы. Пусть даже на спутнике нет ни одной живой души. По его твердому разумению только человек в погонах и с регалиями может вести разведку. Их этому учили на тренингах, сборах в реальных боях и схватках. Даже самому молодому и «зелёному» среди них солдату, Арнольду Холтону, он доверил бы свою жизнь больше, чем какому-то там инженеришке. Грейс догадывался, что маленький червячок белой зависти гложет его душу. Возможно, он завидовал молодости Андерса, его достижениям. Не каждому удаётся в свои тридцать лет подняться до заместителя босса по экономике. Эдак, он скоро сравняется с полковником. Ведь Грейс уже три года был заместителем генерального менеджера по безопасности – правой рукой мистера Джорджа Агапотти. И было трудно смириться, что какой-то желторотик, какой-то там Андерс Ганлоу станет левой рукой его же босса.

Так, размышляя и чертыхаясь, старый вояка пробирался через серебристые заросли неизвестной растительности. В его чёрных очках уже отражался серебром приближающийся синий лесной массив, а под очками зорко и внимательно глаза бывалого волка следили за четырьмя людьми, за ветром, за травой. Всё, как учили, нужно ожидать худшего и быть в полной боевой готовности, чтобы поразить врага в любую секунду.

– Сержант Монтана, что притих? Доложить обстановку! – нарочно сердито приказал полковник, словно пытался согнать всё накопившееся негодование на подчинённом.

– Всё вроде бы спокойно, но какая-то зловещая тишина.

– Затишье перед бурей. Ты это хочешь сказать, сержант?

– Может связаться с командой Ганлоу, что там у них?

– Ты, Монтана, ещё с яслями свяжись, – сверкнул глазами Филипп Грейс, – нашёл, у кого совет спрашивать. Они же стример от бластера отличить не могут. Вышли на разведку вояки хреновы с одними бластерами. Да в хорошей заварушке ними можно только картошку жарить.

Громкий хохот Селезнёва и Холтона дали полковнику понять, что солдафонская шутка понята и одобрена личным составом. Только киборг Флеш оставалась без эмоций. Это и понятно, кибер есть кибер, и он не военный, хотя команды выполняет мгновенно. А стреляет точно так, что дай бог каждому человеку такую сноровку в обращении со всеми видами оружия. Смущённый Сержио потупил взгляд и серьёзно сказал:

– Док, лучше бы Вы дали им пару боевых советов, жалко ведь, если что случится с ребятами…

– Ладно, Монтана, не плачь, – смягчился полковник на слова любимчика, – сделаем привал в джунглях Веры, а затем, возможно, и свяжемся с молодым пополнением зелёных салаг.

Группа разведчиков входила в тень серебристо-синего леса. Растительность походила на заросли земных тропических джунглей, но только доминировал синий оттенок от светлых до тёмных тонов. Это было необычное зрелище, но большинство армейцев команды видели и не такие красоты. Серебристо-синий туман размывал очертания предметов, поэтому лес просматривался не очень хорошо, но электронный сканер-глаз позволял видеть и распознавать объекты на десятки миль вокруг. Прибор показывал отсутствие каких-либо признаков животного мира. Почти полное отсутствие звуков, которые люди привыкли воспринимать как должное и которые обычно сопутствовали жизнедеятельности птиц, насекомых или других живых организмов – всё это держало в напряжении пять пар глаз и ушей. Это было непривычно даже для бывалых вояк и нагоняло страх. Лишь тихое поскрипывание крон стометровых могучих палактидов, которые также произрастали и на Трило, раздражали напряжённый слух боевой команды Филиппа Грейса.

Огромные десятиметровые в диаметре стволы чудовищных гигантов походили на ноги великанов, которые погрузли в земле под тяжестью громадных тел их владельцев. Полковника даже передёрнуло от ужасных мыслей. Не хотелось быть лилипутом среди титанов, которые могут тебя раздавить в любой момент.

– Жутковато, – прервал тишину Владимир Селезнёв, чувствуя как ледяной холодок пробирается под кожу, – здешние лианы похожи на змей с планеты Ганда. Они нападали на жертву стаями и разрывали её на куски или раздавливали, перемалывая кости до состояния фарша. Обидно, что это была единственная разумная, но и самая жестокая форма жизни на этой планете. Наша экспедиция всех их уничтожила, там я потерял сразу пару лучших друзей-однокурсников.

– Да, – подтвердил Монтана, – а я потерял целый взвод десантников на Балисе системы Цунтарион. Вымотались, как собаки, в поисках группы учённых. Трое суток без сна. Я дал своим бойцам привал, чтобы выспались, а сам ушёл в дозор. Прихожу, все на месте, думал мертвецки спят, а оказалось – все умерли от аромата цветов Калахи. Этот цветок вырабатывал психотропные ферменты сильнее героина раз в сто. Вот такая сладкая и глупая смерть команды, – Сержио опустил лицо, чтобы скрыть неловкую слезу, накатившуюся на глаза.

– Твои цветы хоть аромат давали, а в меня кислотой лили, как из бронзбойта, и ядовитыми шипами стреляли, – принял эстафету страшных воспоминаний Арнольд Холтон, – я до сих пор в холодном поту вскакиваю среди ночи, когда мне снятся ужасы планеты Сояха. Человек бесследно исчезал за пять минут при попадании хотя бы грамма белкасовой кислоты на его тело. Пока наши аналитики додумались использовать тяжёлые защитные скафандры, скольких бойцов мы потеряли зря.

Резкое движение справа и гулкое падение заставило на миг замереть сердце и дыхание полковника. Почти одновременно Холтон, Грейс и Монтана в мгновение ока автоматически сдёрнули предохранители и направили стволы стримеров в сторону донёсшегося шума. Каково же было их удивление, когда из-за голубоватого низкорослого кустарника показалась милая головка Флеш, которая, вставая и отряхиваясь, бурно чертыхалась на здешние коряги и вылизавшие из почвы корни могучих деревьев палактидов.

– Эдак можно и ноги протянуть с перепугу или ненароком нажать спусковой крючок стримера, – нарушил напряжённую тишину Владимир Селезнёв, снимая с плеча мощный аннигилятор и запуская его энергоматор для приведения оружия в полную боевую готовность.

– Видимо, правда, что женщина на корабле – это к несчастью! – с улыбкой пробасил Арни Холтон, – так говорили капитаны флибустьеров в IV веке нашей эры.

– У тебя есть время ещё и историей заниматься? – удивился Сержио Монтана словам товарища.

– В свободное время на корабле я люблю посещать фильмотеку, а там много интересного узнаёшь, – признался Арни.

– Так или иначе, Флеш хороша во всём, кроме настоящей мужской работы, – продолжал издеваться над кибером полковник, – в следующий раз вместо оружия выдадим тебе одежду и парик клоуна.

– Сэр, готова поклясться, что корней там не было, когда я ступала по серебристой траве, – докладывала кибер-девушка, пытаясь донести причину падения до сознания Филиппа Грейса, – они словно вылезли из почвы и схватили меня за ногу.

– Не стоит оправдываться, Флеш, – подтрунивал Владимир Селезнёв над исоргом, – хорошо ещё, что только за ногу схватили тебя, а не похлопали по твоей аппетитной попке.

Вояки залились дружным звонким гоготом над пошленькой шуточкой товарища. Флеш гордо подняла голову и спокойно, глядя прямо в глаза Филиппу Грейсу, тихо произнесла: «Будьте бдительны, я не вру…». Произнося эту фразу, киборг машинально перевернула из-за спины стример и привела его в боевое состояние. Одним движением она активизировала два бластера, висевшие на её шикарных бёдрах. Было видно, что киберу не до насмешек. Она превратилась в зрение и слух, словно готовилась к опасной решающей битве.

Действия кибера не на шутку насторожили команду. Смех затих. Эта модель робота №147/С ещё не имела блока юмора и не могла разыгрывать людей ни действиями, ни шутками. Впереди замаячил серебристый просвет то ли поляны, то ли луга. Группа медленно выходила из тёмно-синих объятий леса. Нервы у разведчиков были натянуты, как струны.

Неожиданный резкий свист с тыла заставил полковника сделать непроизвольное сальто с разворотом и одновременно выстрелить в сторону доносившегося звука. В полёте он видел краем глаза странную чёрную тень и уже твёрдо знал, что это не падение Флеш. Красноватая нить плазмы стримера лихо срезала и положила на серебристую траву перед ногами Филиппа Грейса лиану толщиной с запястье, которая заканчивалась пятью красноватыми отростками с шипами. Обрубок бился в конвульсиях и из него текла сине-чёрная вонючая жижа. Новый свист заставил полковника прервать наблюдения и вернуться к схватке с неизвестностью. Второй обрубок лианы упал перед ним, срезанный стримером Арнольда. «И всё-таки я был прав насчёт Холтона…», – мысли Грейса были приостановлены очередным свистом, доносившимся справа. Группа держала круговую оборону, а длинные свистящие лианы с пятипалыми шипами уже летели отовсюду. Полковник отметил, что его ребята не давали ни малейшего шанса вонючим отросткам добраться до их жизненного сектора, прерывая полёт свистящих лиан ярко-красными вспышками стримеров.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9