Андрей Ганжела.

Начало Третьего Мира. Мировой бестселлер



скачать книгу бесплатно

– Андерс, нужно поторопиться, чтобы из-за нас, не дай бог, не задержался вылет, – перестраховывалась Натали, передавая мужу свою тяжёлую ношу, и переходя на бег трусцой.

Ганлоу послушно следовал за любимой, без особых усилий взвалив оба пака за спину и также переходя на бег. Оперативно закинув вещи по каютам, молодая пара через десять минут входила в блок управления, где уже собралось много людей. Среди них были знакомые и не знакомые лица. Негромкий шум голосов был прерван распоряжением капитана звездолёта Сергеенко занять свои места в антигравитационных креслах.

– Для тех, кто не знаком с правилами перемещения в космическом пространстве, объясняю, – монотонным голосом чеканил капитан, – «Звёздный Странник» одна из последних разработок научной и технической мысли и представляет собой шестнадцатое поколение звездолётов. Система управления полностью контролирует все необходимые параметры жизнедеятельности корабля и его экипажа. Этим управляет Электронная Машина Мыслящего Анализа, или коротко ЭММА.

На центральной площадке виртуса (Виртуальная Управляющая Система) возникло трехмерное голографическое изображение обаятельной девушки в полный человеческий рост.

– Спасибо, Иван Петрович, за представление, – улыбнулась голограмма гиперкомпа ЭММА командору Сергеенко, – Чем я могу Вам помочь, капитан?

– Все члены экипажа в сборе? – небрежно спросил командор, рассчитывая на положительный ответ гиперкомпа.

– К сожалению, всё ещё отсутствует главный кибернетик и механик, Джон Болтон, – разочаровала ЭММА чаяния Ивана.

– Свяжись с ним, пожалуйста! На него это очень даже похоже! – невнятно бормотал капитан, – Третий раз подряд лечу с ним в экспедицию и всегда одно и то же! Всегда опаздывает этот безобразник Джонни.

– Так взяли бы другого исполнительного кибернетика! – вмешался полковник Грейс, напыщенно надувая губы, – У меня в дивизионе такие опоздания прекращались в два счёта.

– Согласен, полковник! Но здесь Вам не военный флот и не боевые действия! – парировал Сергеенко на замечание оппонента, – У нас серьёзная научная экспедиция, в которой собраны лучшие из лучших умов. И, поверьте, второго равного Джону Болтону по профессионализму, во всём Верхрате Космофлота Вы не найдёте.

Полковник лениво отмахнулся, не желая вступать в дальнейший спор со старшим по званию. Командор попросил ЭММУ по очереди представить друг другу всех членов нового экипажа, чтобы ускорить процедуру знакомства между людьми. Гиперкомп послушно исполнил команду Ивана Петровича Сергеенко, начав представление с заместителя капитана и старшего пилота – Ирмана Фантози.

С антигравитационного кресла справа от командора поднялся белокурый широкоплечий парень лет тридцати с голубыми открытыми глазами и белоснежной обворожительной улыбкой.

– Разрешите представить Ирмана Фантози, – обратилась голограмма ЭММЫ к старшему пилоту, – тридцать два года, холост, уроженец северной Ирландии, отличник Высшей Лётной Школы Верхрата Космофлота.

Лётный стаж – десять лет. Управляет всеми видами существующих звездолётов, знает устройство и конструктивные особенности каждого типа летательного аппарата. Два года член экипажа «Звёздного Странника» под командованием Сергеенко Ивана Петровича.

Капитан встал рядом с помощником, вежливо и четко приветствовал экипаж кивком головы, как и старший пилот.

– Спасибо ЭММА! – взял слово командор, усаживая Ирмана на место, – А теперь разрешите представить двух очаровательных блондинок и подружек. Обеим по двадцать пять лет, не замужем. Они родились и выросли в Америке в гиперсити Нью-Йорк. Недавно закончили Высшую Американскую Лётную Академию. Проходят практику на моём корабле. В должности пилота – Колли Блу, в должности штурмана корабля – Сьюзи Блейк. Пол года находятся под присмотром и опекой вашего покорного слуги, а также моего надёжного помощника, друга, старшего пилота Ирмана Фантози. Отлично себя зарекомендовали в деле.

Девушки встали по стойке смирно, не рискуя повести даже бровью во время представления своего начальника. Колли и Сьюзи были ослепительными блондинками, цвет волос которых ещё больше выделялся на фоне жгучего таиландского загара. Они даже походили друг на дружку. Стройные, подтянутые фигуры североамериканских красавиц были туго завёрнуты в облегающую ткань комбинезонов, лишний раз подчеркивая сексапильность и привлекательность начинающих лётную карьеру девушек.

– У нас в экипаже присутствует еще одна замечательная девушка, профессор естествознания, биологии, зоологии, умница и просто красавица, Элла Штольц. Уроженка Берлина. Защитила степень в Дрезденском зоологическом университете, пока не замужем, так что у желающих есть все шансы испытать судьбу, – шутя, представлял Иван Петрович красивую сероглазую девушку спортивного телосложения.

Яркая красивая блондинка с короткой стрижкой поднялась с кресла, вежливо кланяясь присутствующим в капитанской рубке.

– А сейчас позвольте Вам представить светило нашей Земной науки, профессора физики, Павлова Сергея Геннадьевича, – указывал Сергеенко на высокого интеллигентного человека лет пятидесяти с небольшой залысиной и умными строгими серыми глазами.

Светило учтиво поклонился и дружелюбно помахал рукой новому коллективу, с которым предстояло трудиться на протяжении всей экспедиции «Звёздного Странника».

– Хочу познакомить Вас с уникальнейшим человеком в своём роде, эрудитом, полиглотом, знатоком редчайших вселенский языков, Максимилианом Шмателли, – торжественно провозгласил Иван Петрович, заставляя подскочить с места экспрессивного черноглазого итальянца.

– Мадонна рогаци! Как я рад Вас всех видеть, товарищи. Я надеюсь, что наш полёт будет результативным и позволит совершить очередной научный и технологический прорыв в жизни нашей родной планеты, – затараторил обаятельный брюнет, быстро и радостно жестикулируя руками, и также резко замолкая, и плюхаясь обратно в кресло.

– ЭММА, представляй, пожалуйста, оставшихся членов экипажа самостоятельно, – вновь передал командор право презентации гиперкомпу звездолёта.

– В состав экипажа традиционно входит лучший повар современности, – продолжала знакомить ЭММА со следующим космолетчиком, – Джим Ли. Сорок пять лет. Родился в Китае, вырос в Тибете в шаолиньском монастыре, куда его с пяти лет отправили родители для занятий единоборствами. Двадцать лет был шаолиньским монахом. Сейчас в миру, как он говорит, проходит очередной монашеский обет. Какой обет? Остаётся загадкой для нас, пока, впрочем, как и то, где и когда он научился так вкусно и разнообразно готовить пищу, если в монастыре он довольствовался только простой обычной рисовой кашей?

С кресла встал маленького роста лысый щупловатый китаец, вежливо отвешивая поклоны на все стороны, держа при этом сложенные вместе ладони рук перед собой в национальном приветствии. За неприглядной на первый взгляд внешностью чувствовалась уверенность, спокойствие и какая-то сила.

– Спасибо, ЭММА сан! – благодарил окружающих Джим Ли, посылая дружественный поклон в сторону голограммы.

– Способности Джима по приготовлению блюд Вы сможете оценить уже сегодня после старта, – продолжила ЭММА, чем вызвала одобрительный ропот присутствующих, – А сейчас позвольте представить наших киберов, роботов, киборгов или искусственно синтезированных организмов (исоргов), как кому нравиться называть их. Это девушка Флеш и парень Шторм.

На суд экипажа выстроились изящная, хрупкая, красивая и миловидная девушка с карими глазами и короткими русыми волосами, а также широкоплечий, мускулистый, высокий мужчина с короткой светлой стрижкой под «бокс». Если бы не замечания ЭММЫ, то никто не отличил бы киберов от людей, в чём была, конечно, немалая заслуга технического прогресса Земли, который все больше позволял внедрять исоргов во многие сферы жизнедеятельности землян, а особенно в освоение дальнего космоса.

– А теперь, господа, – снова взял инициативу в свои руки Сергеенко, когда Флеш и Шторм сели на места, – позвольте предоставить слово руководителю службы безопасности компании «Мантэк Инкорпорейтед» полковнику Филиппу Грейсу.

– Благодарю, Вас, капитан, – несколько пренебрежительно и надменно прозвучали слова бывшего офицера, – я с гордостью хочу представить всему экипажу лучших из лучших, избранных профессионалов военного дела. Я их сам выбирал и проверял послужной список и личные дела. Сначала позвольте представить моего заместителя и просто очаровательную девушку. Знакомьтесь, лейтенант, Нина Павленко.

Перед всеми предстала невысокого роста симпатичная девушка с длинными пушистыми ресницами, ровными точёными бровями и чёрными короткими волосами, подстриженными под каре. Ничто не говорило о принадлежности ее к бравой военной касте, если не считать острого пронизывающего взгляда больших карих глаз и сдержанной скромной улыбки.

– Должен заметить Вам, уважаемые господа, – продолжал Грейс, упиваясь своею значимостью, – что это единственная девушка, которой удалось вырваться из ужасного плена космических пиратов обезвредив при этом десяток головорезов и освободив захваченных бандитами заложников. Отличное владение оружием и рукопашным боем.

Кто-то даже присвистнул в кают-компании от такой поразительной характеристики кареглазой девушки, место которой было по праву среди топ-моделей, чем среди военных.

– Следующий боец, Арнольд Холтон! – скомандовал полковник, – представьтесь, пожалуйста, солдат!

– Рядовой Холтон. Американский спецназ. Пять лет в армии. Участвовал в миротворческой миссии на Этеге, защищал Салтонскую колонию от нашествия пиратов, – браво выпалил рыжеволосый широкоплечий качёк, смешно вытянувшийся по стойке «смирно», с добродушным детским веснушчатым лицом и зелёными добрыми глазами.

Напоследок Арнольд напряг руки, демонстрируя мощные накачанные бицепсы.

– Вольно, – скомандовал полковник, усадив солдата на место, – Владимир Селезнёв! Пехотинец! Доложить по форме!

– Рядовой Селезнёв, – нехотя поднялся с кресла здоровенный мужик с огромными кулаками, не зная, куда их спрятать от пристальных взглядов окружающих, – морская пехота. Россия.

Русоволосый атлет со скромными повадками никак не походил на военного.

– Давайте дальше, рядовой, по полной форме! – руководил подчинённым Грейс, недовольный столь куцым докладом.

– Да что там дальше? – застенчиво разводил руками морпех.

– Ты не прибедняйся, Владимир, – неожиданно вступил в разговор Сержио Монтана, вскакивая с кресла и нарочно задевая плечом Селезнёва, чтобы спровоцировать на кулачный поединок, – расскажи за абордаж на корабле споков, как ты в одиночку расправился с легендарным убийцей Картаром, сработав на опережение. Что ты «пеший» стесняешься? Здесь все свои! Давай, рассказывай, хвались, чтобы все знали, с каким героем летят!

Сержант Монтана прыгал перед рядовым Селезнёвым в защитной боксерской стойке, проделывая провокационные хуки руками, и нанося хлесткие удары по торсу, спине и плечам Владимира.

– Прекратить, сержант! – строго распорядился Филипп Грейс, – мгновенно остудив пыл неугомонного сержанта Монтаны, – Вы позорите почётное звание штурмовика! Что это за детские шалости Вы себе позволяете?

– Виноват! Исправлюсь! – вытянулся по стойке «смирно» несносный сержант, лихо приставляя руку к белой шевелюре, отдавая честь старшему по званию, и невинно моргая большими серыми глазами.

– Так то лучше! – успокоился полковник, усаживаясь на место, – Сержио Монтана! Звание – сержант. Передовой элитный штурмовой отряд космофлота. Участвовал в рейдах по тылам космических пиратов. Самолично уничтожил базу противника, усыпив бдительность охраны, и под видом купца, проникнув в святая святых неприятеля и дезактивировав защитный экран опорного пункта врага.

Сержант таял в лучах славы, изливаемых полковником. По интонации разговора, по тому, с какой гордостью отзывался Филипп Грейс о подчинённом, было заметно, что Монтана пользуется особой симпатией и покровительством у начальника. Полковник так увлёкся рассказами о доблестных заслугах Сержио Монтаны, что не заметил, как публика заскучала от хвалебных гимнов подчинённому.

Неожиданно речь полковника была прервана оповещением ЭММЫ о пятиминутной готовности звездолёта перед стартом.

– Где же этот чёртовый механик? – не сдерживал Иван Петрович эмоций, – Каждый раз опаздывает! Это просто немыслимо! Так гляди, и улетим без Болтона.

– И, слава богу! – шутил Грейс, – В следующий раз будет пунктуальнее или приходить заблаговременно, как моя команда!

– Можно лететь без кого угодно, но только не без механика и кибернетика. С Джоном Болтоном даже разработчики звездолёта советовались. Он гений и уникум! Он единственный в своём роде!

– Вам решать, командор! – пошёл на попятный Филипп Грейс, видя, что ситуация и так достаточно накалена, – Я что? Я ничего!

– ЭММА, где сейчас Болтон? – обратился Сергеенко к гиперкомпу, тревожно ерзая в антигравитационном кресле.

– Джон бежит по территории космопорта, направляясь к нашему звездолёту, – отрапортовала ЭММА ангельским голоском, достойным ведущих дикторов телеканалов.

– Почему не на транспортёре? – недоумевал командор.

– Согласно действующих правил космопорта все виды доставки и транспортировки отменяются за десять минут до старта звездолёта, – объясняла вежливая голограмма карабельного суперкомпа.

– ЭММА, сколько Болтону необходимо времени, чтобы добраться до «Звездного Странника»? – лихорадочно искал выход командор из сложившейся пикантной ситуации.

– Судя по его сердцебиению и огромному тюку с вещами, которые он прихватил, и, интерполируя через логарифмическую функцию, минут шесть, – доложил спокойный голос киберледи.

– А у нас всего пять минут до старта! – возмутился Иван.

– Уже четыре минуты осталось до старта! – вежливо поправила командора ЭММА.

– Чёрт! Болтон! Дружище! Ну, что можно было с собой припереть на «Звёздный Странник», чтобы так опоздать? Чёрт! Задержать старт возможно, ЭММА…? – с надеждой и мольбой в голосе вопрошал Сергеенко, прекрасно зная, что нельзя.

– Согласно инструкций и лётных правил Высшего Верхрата Космофлота… – начала было докладывать киберледи.

– Да знаю я, знаю, что нельзя, – резко прервал её командор.

– А что если кого-либо из экипажа послать ему на помощь? – предположил Ганлоу, пытаясь найти элементарный выход.

– Отличная мысль, Андерс! – обрадовался Иван Петрович неожиданному простому решению, предложенному товарищем, – Только мне необходим кто-то очень и очень быстрый и сильный, чтобы оперативно помочь Болтону добраться на корабль.

Все военные подпрыгнули, как по команде, предлагая свои услуги. Но взгляд командора неумолимо остановился на киборгах.

– Нет, мужики, не Вы! Шторм и Флеш, срочно доставить Болтона с вещами на корабль, – распорядился капитан звездолёта.

Исорги за доли секунд покинули кают-компанию, направляясь за нерадивым механиком корабля, который всегда и везде опаздывал. На экранах видеоса весь экипаж мог наблюдать, как за тридцать секунд парочка исоргов подбежала к Джону Болтону и, подхватив его под руки, направилась обратно к «Звёздному Страннику».

– Да при таких раскладах эта троица прибудет к нам через тридцать секунд, – обрадовано констатировал Холтон и сглазил.

Шторм и Флеш быстро несли Джона Болтона под руки, хотя последний не успевал даже передвигать ногами по гладкой поверхности космопорта. Джон, отчаянно стараясь помочь киберам, пытался хотя бы оттолкнуться от поверхности грунта. Но, не рассчитав скорость передвижения исоргов, его нога отскочила от плоскости движения, непроизвольно перецепив ногу Флеш. Никто из киберов не рассчитывал на подобную «помощь» со стороны человека. Флеш мгновенно рухнула, потянув за собою остальных. Тяжеленный пак с вещами перевернулся и рассыпался по плацу, придавив ничего непонимающего Болтона.

– Мадонна рогаци! – возмутился Максимилиан Шмателли, заламывая руки за свою черную, как смоль, итальянскую шевелюру, – Они не успеют! Все пропало, шеф! Мама мия!

– Три минуты до старта! – доложила ЭММА, запуская двигатели и начиная предстартовое тестирование системы, – Через минуту будут задраены входные шлюзы!

– Ты что, ЭММА? – не выдержал командор, – Как возможно?

– Инструкция №614 предусматривает старт без опоздания, поскольку за нами через пять минут стартует звездолёт «Пламенный», – безупречно докладывал киберкомп известные прописные истины капитану корабля, – задержка допускается только в случае экстренной необходимости!

– В случае экстренной необходимости, в случае экстренной необходимости?! – бормотал про себя Иван, задумчиво кружась и покачиваясь в командирском кресле, – Где же я тебе возьму эту экстренную необходимость, ЭММА?

– Человек за бортом! – недоумевал трансгалактический переводчик Вселенских языков Максимилиан Шмателли, обращаясь к гиперкомпу, – Чем это тебе не экстренная ситуация, ЭММА?

– Как раз это штатная ситуация для бортового компьютера! – пояснял капитан звездолёта логику для Макса и для экипажа, – Никто из разработчиков и учённых даже предположить не смели, что могут быть люди, опаздывающие в межгалактические экспедиции. А семеро, как известно, одного не ждут.

– Похоже, Джон Болтон, великий гений и кибернетик, исключение из правил!? – не двусмысленно заявил полковник Грейс, слабо пытаясь спрятать нагловатую ухмылочку.

– Болтон во всём исключение! Он уникум! – спокойно пояснял Сергеенко, умело скрывая нарастающую тревогу.

– Две минуты до старта! – безжалостно отмеряла ЭММА время и терзала нервы экипажу своим холодным беспристрастным голосом, заставляя Сергеенко лихорадочно искать выход.

И неожиданно правильное решение было найдено капитаном.

– Экстренной и нештатной ситуацией гиперкомп посчитает возможность нанесения вреда человеку при закрытии выходного шлюза, – осенила командора великолепная идея, – Сержант Монтана! Рядовой Селезнёв!

– Я! – раздалось одновременно дружное эхо недавних «единоборцев», выстроившихся по стойке «смирно».

– Быстроногими оленями, молнией рванули к выходному отсеку и стали на выходе шлюза, перекрыв сенсоры дверного проёма, чтобы сигнал поступил в систему гиперкомпа о препятствии! – резко чеканил команды Иван, – Поможете киберам втащить Болтона, а, заодно, помешаете выходному шлюзу закрыться, пока будете там стоять. Задание понятно?

– Так точно, командор! – уже на бегу кричали бойцы, молниеносно исполняя приказ капитана «Звёздного Странника».

– Полторы минуты до старта! – вертелось перед экипажем голографическое изображение ЭММЫ, наблюдая за распоряжением босса.

Между тем исорги успели полностью собрать вещпакет Болтона и стремглав уже неслись к стартующему звездолёту. Шторм тащил на своих могучих широких плечах тело бортмеханика, а Флеш водрузила на хрупкие женские плечи огромный тюк с вещами Болтона. Такое распределение сил позволило киберам быстро приблизиться к звездолёту. Возле корабля мигали предстартовые маячки, извещая диспетчеров космопорта и окружающих о готовящимся старте.

– Минутная предстартовая готовность! – доложил гиперкомп, – Экипажу занять свои места в антигравитационных креслах. Начинаю отсчет! «59», «58», «57»…монотонно чеканила ЭММА.

На экранах видеоса было видно, как входной трап отделяется от поверхности земли, втягиваясь в гигантское тело звездолёта. Экипаж замер, вглядываясь в удручающую картину. Киберы немного не успевали к убирающемуся трапу «Неужели не добежали солдатики?» – тревожился командор, затаив дыхание.

Вдруг трап дрогнул, постоял, словно в раздумьях, и нехотя пополз обратно, гарантируя свои услуги запоздавшей троице. «Слава Богу!» – подумал Ганлоу, наверное, как и многие из членов экипажа. Не успев до конца опуститься на полосу космодрома, трап принял в свои объятия Болтона, Шторма и Флеш. На мониторах было видно, как у выходного шлюза маячат две фигуры в униформах, жестами поторапливая своих коллег. Наконец пять фигур скрылись внутри «Звёздного Странника».

Через тридцать секунд, космонавты в полном составе расселись по местам, отдавшись в руки удачи и опытного капитана, который мог найти выход из любой критической ситуации и который выводил звездолёт на стартовую площадку электромагнитного ускорителя космопорта Москвы.

Закон трёх «Д»

Даже антигравитационным креслам не полностью удавалось компенсировать сильнейшее давление на тела космонавтов, возникающее в связи с мощнейшим ускорением звездолёта, который придавала матушка Земля, помогая направлять своих сынов в глубины бескрайнего космоса.

Ганлоу не любил терять время даром. Он теребил в руках маленькую золотую статуэтку – китайского болванчика, который подарил ему Алекс Флай на день свадьбы. Чтобы отвлечься от неприятных ощущений при стартовом ускорении, Андерс закрыл глаза и попытался войти в привычное трансцендентное состояние медитации…

Белый свет пронзил всю его сущность, делая тело невесомым а сознание безграничным, как Вселенная. Космическая энергия волнами струилась по рукам и ногам, даря пьянящую негу и благодать физическому телу своего обладателя.

Постепенно свет рассеивался, непроизвольно высвобождая из подсознания события давно минувших дней.

…Экран видеоса в кабинете Ганлоу озарился приветливым улыбчивым лицом Алекса Флая. Андерс поставил фотографию друга на заставку, когда они вместе отмечали Новый Год. Позажигали конечно в тот вечер друзья от души. Андерс нажал клавишу приёма вызова. Весёлое открытое лицо на заставке сменилось расстроенной серой гримасой Алекса Флая. Ганлоу сразу понял, что у друга случилось что-то чрезвычайно серьёзное.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9