Андрей Ерпылев.

Личный счет. Миссия длиною в век



скачать книгу бесплатно

К сожалению, такого рода «богатств» оказалось больше всего, и бронированный закуток пришлось не раз и не два расширять, превратив в целую анфиладу каморок. Но нет худа без добра – теперь каждый сорт неприятных воспоминаний имел свое законное место, а самые нежелательные труженик стащил в наиболее дальний погреб. Подумывая при этом, как бы сотворить еще и надежную, хорошо запирающуюся дверь. Наподобие сейфовой от какого-нибудь банковского хранилища.

По мере того как бизнесмен рылся в завалах, приходил опыт, и теперь, чтобы понять характер воспоминания, даже не приходилось в него окунаться – хватало внешнего вида, – и работа, как и у любого специалиста, спорилась.

– Какого черта вам тут нужно? – Петров неприязненно оглядел с ног до головы ротмистра, прикидывая: будет ли материальной или виртуальной драка, если ее здесь затеять, – впечатления хлюпика офицер отнюдь не производил. – Кто вас звал?

– Ба-а! Да вы тут прибрались? – изумился граф, оглядываясь по сторонам. – Похвально, похвально, молодой человек… Давно вам хотел посоветовать навести порядок в своем добре. И зле заодно… Как-нибудь приглашу вас к себе, посмотрите, оцените, может быть, кое-что пригодится.

– Да уж не стоит, – криво улыбнулся Саша. – Чего я там не видел?

– Напрасно. Мне тоже есть чем похвалиться.

– Не сомневаюсь.

Ланской предпочел не заметить иронии.

– Вас не интересует, что произошло за время, так сказать, отсутствия?

– Отчего же? Как там моя рука?

Ротмистр сокрушенно вздохнул:

– Увы, с рукой пришлось расстаться. Но не переживайте – кисть не так уж важна, даже правая. В конце концов, сейчас делают такие замечательные протезы…

«Бли-и-ин!»

Бизнесмен кинул взгляд на правую конечность рисованного офицера и похолодел: из рукава ничего не высовывалось…

– ………!!!

– Купились? – подмигнул собеседник, проявляя несколькими штрихами отсутствующую деталь организма. – Не волнуйтесь, я пошутил. С детства бережно отношусь к вещам. Особенно к таким дорогим. Отделаетесь шрамом, любезный мой Александр Игоревич, – только и всего. Шрамы украшают мужчину!

– Еще одна такая шутка, – пристально глядя в глаза дворянину, сообщил Петров, – и будут последствия.

– Ладно, ладно, – примирительно поднял тот ладонь, и в самом деле, похоже, особенно не пострадавшую. – Обещаю больше так не шутить. Вы меня прощаете?

– Проехали, – буркнул Саша. – Чего приперлись?

– Вам еще не прискучило здесь?

– Да вроде…

* * *

– …вроде нет…

– Что вы сказали? – раздался незнакомый голос, сминаемый мощным гулом.

Саша недоуменно огляделся вокруг.

Салон самолета. Судя по всему, не нашего. «Боинг» или «Эйрбас». Место неплохое – у иллюминатора. Какой-то старый хрыч рядом…

– Что вы сказали? – переспросил хрыч.

– Да это я так… задремал… – смущенно ответил Петров. – Извините.

– Да-да, – покивал головой лысый, как колено, старичок в очках, переворачивая страницу газеты. – Я так и понял.

Ничего, молодой человек. До Парижа еще далеко – можете продолжать.

«До Парижа?»

«Ну да. Мы летим в Париж, – тут же откликнулся невидимый собеседник. – А что вас удивляет?»

У Саши не было слов, и ротмистр продолжил:

«Я, знаете ли, подумал, что в России сейчас нам с вами оставаться не стоит…»

Правильно решил. Мамедов такие деньги ни за что не отдал бы, не имея козырей в запасе. Так что самое умное – переждать где-нибудь. Смотри-ка, а офицер неглуп!

«Польщен вашей оценкой».

«Извините…»

«Охотно».

«А почему в Париж?» – мысленно спросил Александр, досадуя на себя за оплошность.

«Почему? – Ланской задумался. – Не знаю… Вероятно, потому что я бывал в Париже… В прошлой жизни. А вы?»

«Не довелось, – честно ответил Петров. – Танька тянула, а я все времени выкроить не мог. В Германии вот много раз бывал, в Финляндии, в Польше, в Чехии…»

«Вот и восполните пробел. Надеюсь, что Париж не так изменился, как Первопрестольная… А вы не сердитесь на меня за вашу… хм-м… спутницу?»

«Ерунда! – мысленно отмахнуться было сложно, и Саша чуть не сделал это по-настоящему, сдержавшись только в последний момент: старичок-сосед и так подозрительно поглядывал на странноватого спутника, замершего с остановившимся взглядом. – Я сам сто раз хотел ее вытурить. Так что спасибо: у меня так не получилось бы».

«Не за что. Меня совсем не привлекают такого рода дамы».

Сдержать мысли было еще сложнее, но Александру удалось задавить воспоминание о «розовой раковине». Не время.

«А как вам удалось? Ну, в смысле этой поездки. В ваше время вроде бы все проще было».

«Ну да… Однако, против моих опасений, это оказалось не так уж и сложно. Билет мне заказала ваша секретарша Леночка – прелестная особа, замечу, – виза у вас в паспорте открытая… Шенген вроде бы?»

«Вы быстро осваиваетесь, ротмистр. Разве в ваше время были паспорта?»

«Я что, по-вашему, в каменном веке жил? Конечно, были. Не совсем такие, правда, но были. С деньгами вот сложнее…»

Бли-и-ин!

«Павел Владимирович! Надеюсь, у нас в багаже не летит чемодан с наличными? Особенно – с рублями!»

«Нет, не летит. Я не настолько глуп. Деньги за вашу… фирму переведены на счет во французском банке. «Креди Лионе».

«Неплохой выбор. А номер счета?»

«К чему вам?»

Приехали. Теперь он еще и нищий.

«Спасибо, ротмистр! – сарказм Александра не знал предела. – И как вы намерены распорядиться моими деньгами?»

«Почему «вы»? Мы с вами пока что в одном теле и распоряжаться будем оба. А счет вам пока не нужен, чтобы не наделали глупостей. Мне чужого не надо».

«В чем же проблема?»

Ланской смутился.

«В вашем бумажнике, Александр Игоревич, осталось совсем мало наличных. У меня были некоторые траты, и…»

«Поиздержались?»

«Да, это так».

Саша вытащил из кармана портмоне и произвел ревизию, прикрывшись локтем от любопытного соседа, все время норовящего бросить косой взгляд в сторону странноватого молодого человека.

Паспорт с шереметьевским штампом (всего десять дней прошло с памятного «шоу» в мамедовском офисе!), права, тощенькая пачка долларов и евро пополам с рублями, кредитные карты… Неужели этот чудила обнулил все счета?

«Я не до конца понял, как обращаться с этими картонками… – виновато заметил офицер. – И к тому же какие-то коды…»

«Так вот зачем вы меня вытащили?»

«Что вы! Просто…»

«Да ведь он просто боится летать! – прожгла экс-бизнесмена мысль. – Точно! В девятьсот восемнадцатом авиация находилась в зачаточном состоянии…»

«И ничего не боюсь. Просто не по себе как-то… Хотя и ничего особенного: похоже на европейский железнодорожный вагон. Если бы не шум…»

«Ага! И облака за окном».

«Я в окно не смотрю…»

В конце прохода между креслами показалась девушка-бортпроводница с непременной тележкой «Дьюти фри».

«Ротмистр, вы спиртное когда в последний раз употребляли?»

«В последний?.. Не припомню. Определенно еще до того, как… А в вашем, так сказать, обличии все не было времени… Считаете – это возможно?..»

– Девушка! – призывно помахал Александр, подзывая «лоточницу». – Что у вас есть из крепкого?

– Водка.

– А еще?

– Виски «Джонни Уокер»; «Ред лэйбл» и «Блэк лэйбл», – зачастила стюардесса. – Джин «Бифитер», коньяки «Камю», «Мартель», «Курвуазье»…

«О-о-о!.. – простонал невидимый Ланской. – Курвуазье…»

– Бутылочку «Курвуазье», пожалуйста, – протянул стодолларовую купюру Петров. – Или лучше сразу две…

* * *

Саша стоял обмотанный махровой простыней в каком-то помещении, смахивающем на безлюдный гостиничный холл, и безуспешно пытался припомнить, как он здесь оказался. Память глухо молчала, выдавая что угодно, только не нужную информацию. Точно так же молчал и ротмистр, не откликающийся ни на какие мысленные призывы.

Под простыней ничего, кроме накачанного тела, не ощущалось. Ладно хоть белые шлепанцы, тоже из отельного ассортимента, на ногах имели место, потому что температура окружающей среды явно не превышала пятнадцати градусов.

«Во влип! – пробежала мысль. – Если я в гостинице, то где мой номер? Неужели поддатый ротмистр перехватил инициативу настолько, что заселился без моего участия? И где он, зараза, сейчас?..»

Ситуация, комичная по определению, затягивалась. Миниатюрная блондинка за стойкой то и дело с любопытством оглядывалась на полуодетого постояльца, но никаких действий не предпринимала. Судя по обстановке, отель был не самого мелкого пошиба, а в дорогих ночлежках не принято приставать к гостям, даже если они одеты подобным спартанским образом.

«Чего его, заразу, нагишом из номера вынесло! – досадовал Александр. – Без ключа! По бабам, что ли, отправился, гусар хренов? Или как его там… кавалергард… Просыпаемся, ротмистр! – сделал он еще одну безуспешную попытку. – По-о-дъем!»

Глухо. Ланской не подавал признаков жизни.

«А если он того… – испугался экс-бизнесмен. – Доделал все свои дела и дальше отправился?.. А я как же? Без денег, без документов, голый…»

Он сделал шаг к стойке ресепшен, и девушка-портье тут же вскинула на него огромные голубые глазищи, сверкнув дежурной улыбкой:

– Quoi monsieur souhaite?[7]7
  Чего мсье желает? (фр.)


[Закрыть]

«Блин… французский… А я и по-английски-то не того…»

– Good evening, – спотыкаясь, выдавил он, надеясь, что здесь, далеко от родины Шекспира, его познания прокатят. – You speak in English?[8]8
  Добрый вечер. Вы говорите по-английски? (англ.)


[Закрыть]

Девушка смешно сморщила прелестный носик:

– Yes… It is a little[9]9
  Да… Немного. (англ.)


[Закрыть]
.

Произношение у нее было еще хуже, чем у Петрова. Этакая смесь французского с нижегородским…

– I have forgotten a key in number. The door was closed.[10]10
  Я забыл ключ в номере. Дверь закрылась. (англ.)


[Закрыть]

– Moment…

Портье склонилась куда-то под стойку, наверное, зарылась в разговорник и через минуту сообщила, тщательно выговаривая слова и по-школярски подглядывая в текст:

– Inform me number of your room.[11]11
  Сообщите мне номер вашей комнаты. (англ.)


[Закрыть]

– Number?..

– Number, – жалостливо взглянула на бедолагу француженка и добавила зачем-то по-французски: – Le numero de votre piece.[12]12
  Номер вашей комнаты. (фр.)


[Закрыть]

«Намба, намба… – сердито подумал Саша. – Знал бы я еще этот «намба»!»

– Number.

Неизвестно, что бы предпринял экс-бизнесмен дальше, но его рот сам собой вдруг выговорил, залихватски, по-киношному грассируя:

– M’excusez, mademuaselle. La cle de numeros 120, s’il vous plaot!..[13]13
  Извините, мадемуазель. Ключ от номера 120, пожалуйста!.. (фр.)


[Закрыть]

4

– Увы, ничем не могу вам помочь, – развел руками клерк, отрываясь от бумаг. – Тот счет, номер которого вы назвали, закрыт еще в одна тысяча девятьсот шестьдесят четвертом году. По истечении пятидесяти лет с момента открытия.

– Разве так можно, – спросил молодой, коротко стриженный человек с седым пятном на левом виске.

Если бы не безупречный французский незнакомца, банковский служащий принял бы его за албанца, поляка, а то и русского. Слишком много этой братии с замашками уличных грабителей наводнило в последние годы древнюю Лютецию. И никакие костюмы от модных кутюрье не могли скрыть их волчьего экстерьера…

Но этот был не таков. Несколько старомодные манеры, версальский выговор, барственные повадки… Отвести в сторону глаза – и можно поклясться, что в кресле, поигрывая фирменной ручкой с логотипом банка, вольготно раскинулся какой-нибудь старый аристократ из тех, что еще сохранились в провинции. Владелец старинного шато[14]14
  Шато (фр. Ch?teau) – французский замок.


[Закрыть]
, помнящий еще бошей на улицах Парижа, а то и расцвет Третьей республики[15]15
  Третья Французская республика (фр. Troislume R?publique) – период французской истории с 4 сентября 1870 (свержение императора Наполеона III) по 22 июня 1940 год (капитуляция Франции во Второй мировой войне).


[Закрыть]
…Отец мсье Дюбуа всегда преклонялся перед подобными субьектами.

– Увы, мсье. Таковы правила. Всех клиентов нашего банка знакомят с ними при заключении договора. И они не меняются уже сто тридцать восемь лет! – со сдержанной гордостью похвастался клерк.

– Очень жаль. И что, совсем ничего нельзя сделать?

– Увы… Но если вы желаете открыть счет в нашем банке…

– Вряд ли. Чересчур мал срок вклада.

Странный молодой человек покинул здание банка, сел в припаркованный неподалеку автомобиль и закурил. Со стороны казалось, что он надолго задумался. О, если бы тот же мсье Дюбуа, наблюдающий за посетителем через окно, снаружи кажущееся зеркальным, умел читать мысли…

– Что, опять облом? Я снова ни черта не понял из вашей тарабарщины, господин ротмистр.

– Александр. Когда вы изживете эту плебейскую привычку чертыхаться по всякому поводу и без повода?

– Я больше не буду.

– Вы опять ерничаете…

– И все-таки?

– Да, опять облом, как вы выражаетесь. Срок хранения истек, и вклад аннулировали.

– Как и во всех предыдущих банках. На что вы надеялись, Павел Владимирович? Что денежки будут смирно ждать вас целых девяносто лет? Да еще проценты накапают? Бред. Хоть много денег-то было?

– Пять миллионов франков.

– Пф-ф-ф! Ерунда. Лимон баксов. До введения евро, конечно.

– Золотом.

– И что? Прямо в золоте хранили?

– Нет, конечно…

– Тогда не жалейте, ротмистр. С четырнадцатого года столько девальваций и деноминаций было, что от ваших пяти лимонов сейчас осталось бы пять копеек.

– Сантимов.

– Что?

– Во Франции не копейки были, а сантимы. До этого вашего евро, конечно.

– А ничего более существенного у вас припрятано не было? Ну, не денег…

– Было. Но это – в последнюю очередь.

– Если уже не забрал кто-нибудь… Вы же говорили, что не вас одного послали.

– Послали не одного. Но никто, кроме меня, похоже, не добрался до цели…

– Да и вы, честно говоря, не добрались.

– Это точно.

– Что там у нас по программе.

– Во Франции все. Дальше – Женева.

– Ну вы даете! У меня же визы швейцарской нет!

– Разве это вас остановит?..

Молодой человек с седым виском, наконец, завел свой «БМВ» и скрылся за поворотом, к радости мсье Дюбуа, чувствующего себя не в своей тарелке из-за его присутствия…

* * *

– Уф-ф… Ротмистр, вы авантюрист! Да нас… меня легко могли арестовать за незаконное пересечение границы!

– Но не арестовали же. Даже внимания не обратили.

– Случайно.

Пререкаясь таким образом со своим «внутренним голосом», с которым постепенно настолько сроднился, что не совсем представлял, как раньше обходился без много повидавшего, умного, даже мудрого собеседника, советчика, помощника, Александр пересек то небольшое расстояние, которое отделяло Кантон Женева Швейцарской Конфедерации от Французской Республики.

Ланской «перехватывал управление» там, где требовалось, например при общении с полицейскими, совсем как российские гаишники, жаждущими выяснить, кто это раскатывает на таком шикарном авто с парижскими номерами. И непременно убалтывал последних, даже не прикасаясь к бумажнику. А уж обычные аборигены были просто без ума от проезжего. Сам Саша так никогда не смог бы. Он и на родине давно привык все конфликты решать посредством пары-другой разноцветных купюр…

– Кажется, здесь.

Александр, в последний раз сверившись с планом города, остановил «бумер» на тенистой улочке одного из окраинных районов, который когда-то был почти центром…

– Здание старинное, – сообщил он «спутнику», и без него все отлично видевшему. – «Бэнк вон Свисс анд…»

– Александр. Вы все норовите читать с английским акцентом. А это немецкий. Не «Бэнк», а «Банк», не «вон», а «фон»…

– Чему в школе учили, – привычно огрызнулся Петров. – А что за «Свисс»?

– «Швисс». Швейцария по-немецки.

– Понятно. Этот банк?

– Вроде бы этот. По крайней мере, первая часть названия совпадает.

– Тогда пошли?

– Пойдемте…

За конторкой банка, в России сошедшего бы за какую-нибудь заурядную сберкассу, дремал старичок, как две капли воды похожий за соседа по креслу в том памятном авиарейсе. Видимо, посетители своим вниманием это заведение не баловали.

– Это Женевско-Швейцарский банк, милейший? – обратился ротмистр, облокачиваясь на конторку рядом с таблицей обменных курсов, судя по дате, выложенной цифрами-магнитиками, не обновлявшейся пару недель.

– Да, мсье. Так мы именовались до самого семьдесят пятого года, – пробудился ветхий банкир. – Пока не повеяли ветры перемен…

Перемены, похоже, консервативный клерк не одобрял. Что ж – это внушало определенные надежды…

– Я наследник некого господина, когда-то положившего кое-что в ваш банковский сейф.

– Да? Номер ячейки, пожалуйста.

Ланской назвал трехзначное число, и старичок зарылся в записи.

– Не может быть! – оторвался он от своего занятия минут через десять – Павел Владимирович вместе с Сашей уже успели изучить все рекламные буклеты и выцветшие журналы, лежащие на столике для посетителей, и рассказать друг другу десяток-другой анекдотов, взаимно посчитав их несмешными и очень странными. – Этот сейф не открывался с одна тысяча девятьсот четырнадцатого года!

– Я в курсе, – кивнул ротмистр, стараясь унять расходившееся сердце. – Мне можно его открыть и забрать содержимое?

– Конечно! – клерк выбрался из-за своего барьера и распахнул дверь, ведущую вглубь помещения. – Если знаете код, открывающий сейф. Бумаги я с собой возьму…

Бетонная комнатушка, одна из стен которой сплошь состояла из сейфовых дверей, лежала гораздо ниже уровня земли, и спускаться к ней пришлось по бесконечной винтовой лестнице. Но вот она позади.

– У нас, собственно, всего два сейфа неоткрытыми и остались, – сообщил старичок, похлопывая ладонью по массивной дверце с нужным номером на потускневшем от времени шильдике. – Еще отцу предлагали их вскрыть, когда началась эта свистопляска с поисками нацистского золота, но папаша был непреклонен…

– Так вы сын владельца банка?

– Он самый. Теперь и сам владелец. Не полноправный, конечно… Совет акционеров всем заправляет. Давно бы закрыли мой банк, да вот эти два сейфа мешают. Нельзя по закону. Вот когда сто лет пройдет с момента вклада… Боюсь, только я не доживу.

– Ничего. До моего приезда дожили ведь.

– И то верно. Ну, не буду вам мешать, подожду за дверью. Сами с замком справитесь?

– Попробую.

– Если будут вопросы – вот на стене инструкция.

В дверном замке скрежетнул ключ, и все стихло.

– Неужели удача, Павел Владимирович?

– Плюньте три раза, Александр! Сглазите еще!

– А почему здесь?

– Это был единственный в то время банк в Швейцарии, ячейки которого запирались не ключом, а кодом, – вращая барабан с цифрами, ротмистр ввел первую цифру кода. – Последний писк прогресса для того времени, между прочим.

– А почему с ключом не подошли?

– Сами не догадываетесь? Кто в то время знал, кому придется открывать сейф? – Вторая цифра. – Да и ключ мог попасть не в те руки. А код знали только избранные.

– И вы в их числе?

– И я. Не мешайте: ответственный момент.

Старинный механизм поддавался туговато, но ни разу не заклинил. Все-таки «швейцарские гномы» знали свое дело, умудрившись не посрамить репутацию многие годы. Третья, четвертая и пятая цифры встали на свои места.

– Ну же, Пал Владимирыч!

Ланской ввел шестую цифру, и где-то в глубине массивной стальной плиты что-то глухо щелкнуло. Оставалось только повернуть штурвальчик и…

– Извините, Александр Игоревич, – извиняющимся тоном промолвил ротмистр, положив Сашины пальцы на холодный металл. – Но пока что я не могу вам показать всего…

И свет для молодого человека привычно померк…

* * *

– Что, уже можно? – со всем возможным для мыслей сарказмом спросил Петров, когда глаза, а не непонятные потусторонние рецепторы, оценили обстановку незнакомого гостиничного номера.

Ссылка в «хранилище памяти» на этот раз длилась совсем недолго – Саша даже рассердиться на вероломного компаньона толком не успел. Однако в миру, судя по наручным часам, прошло больше суток. Он не уставал дивиться капризам изолированного времени.

– Почему же нельзя? – удивился ротмистр. – Конечно, можно!

– Спасибо. Вытурили, как малыша из комнаты…

– Вы сердитесь? Зря. Есть вещи, знать которые до поры до времени просто не следует.

– Ладно, замяли… Много фантиков откопали-то?

– Каких фантиков? – опешил Ланской. – Что вы имеете в виду?

– Ну, денег старых. Они ведь теперь не дороже фантиков стоят. Разве что коллекционерам продать… Я слыхал, что есть такие, которые большие деньги дают за старые купюры.

– С чего вы взяли, что там были купюры?

– А что, золото? Вот это уже лучше!

– Как вы все-таки меркантильны, Александр…

Павел Владимирович надулся и замолчал, не откликаясь больше ни на какие подколки со стороны компаньона. Саша успел сходить в соседний ресторанчик, перекусить, сделать небольшой моцион по старинным, мощенным брусчаткой улочкам, а ротмистр все не подавал признаков жизни.

Вышел на связь он лишь вечером.

Петров, удобно устроившись перед телевизором, щелкал пультом, надеясь поймать если не русский канал, то хотя бы англоязычный, но попытки были тщетны: среди изобилия немецких, французских и даже итальянских программ ничего мало-мальски понятного не попадалось. Пришлось привлечь некоторые ранее приобретенные познания и расколоть парочку кодированных эротических. Законопослушные европейцы особенно-то и не напрягались, считая предупреждающую надпись, то и дело вспыхивающую на экране, лучшей защитой.

«Ну и заплачу трохи, когда съезжать будем, – подумал Саша. – Не миллион ведь…»

– Как вы можете смотреть подобную гадость? – ожил «внутренний голос» после нескольких минут просмотра.

На экране здоровенный волосатый мужик валял в койке сразу двух телок – блондинку и брюнетку, – почти не уступавших ему габаритами. А кое в чем, изрядно накачанном силиконом, и превосходивших.

– Бросьте, ротмистр, – лениво откликнулся экс-бизнесмен, сам предпочитавший порнушке «живое общение», но решивший не уступать из принципа: подумаешь, какой аскет выискался! А у самого в «розовом омуте» еще и не такие черти водятся. – Никакая это не гадость. Я бы даже мягким порно не назвал. Ретроэротика в стиле Тинто Брасса.

– Ну, если вам нравится…

– Вы бы лучше рассказали, Павел Владимирович, на что вам деньги-то были нужны. Все равно ведь не выгорело ничего, как я понял.

– Вы шутите? Не знаете, зачем деньги?

– Э-э, нет. Только не надо мне ля-ля про то, что хотели пожить всласть на эти бабули. Вы товарищ идейный, как я понимаю.

– Товарищ?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное