Андрей Дмитревский.

Кроме шуток. Мягкий юмор и ядреная сатира, уморительные карикатуры и выразительные фотоиллюстрации, лирика и публицистика



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Михаил Николаевич Ларичев

Фотограф Андрей Александрович Дмитревский

Корректор Татьяна Исакова


© Андрей Дмитревский, 2017

© Михаил Николаевич Ларичев, иллюстрации, 2017

© Андрей Александрович Дмитревский, фотографии, 2017


ISBN 978-5-4483-6582-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

В КАЖДОЙ ПРАВДЕ ЕСТЬ ДОЛЯ ШУТКИ

Всегда с интересом знакомлюсь с новыми работами моего друга, члена Российского союза писателей, Союза журналистов РФ Андрея Дмитревского. Наряду с предыдущими, которые я внес в золотой фонд наших творческих удач, они составили новую книгу Андрея «Кроме шуток».

Она получилась разножанровой, умной, душевной и читается на одном дыхании. Здесь и тонкий юмор, и едкая сатира, и остроумные карикатуры известного художника Михаила Ларичева, иллюстрирующие афоризмы и другие тексты. Чего стоит один из таких рисунков: «Поди сюда, дурак!!», – приказывает король шуту, показывая на середину доски, на которой они стоят: шут – на одном конце этой шаткой опоры, край которой лежит на обрыве, король – на другом. А под ним – пропасть.

В книге много талантливых эссе, юмористических рассказов, путевых заметок.

Как известно, в жизни всегда рядом идут грустное и драматичное, лиричное и смешное, и автор умеет увидеть и запечатлеть эти интересные моменты. В том числе – в жанре фотографии. Особенно удачные, на мой взгляд, снимки представлены в разделах «Братья наши меньшие», «Фотокартинки природы», «Фотошутки». Трудно не улыбнуться, глядя на фотоподборку таких объявлений и вывесок: «Внимание! Трезвый сантехник!», «Свадебно-похоронный оркестр», «Кафе „Сухой закон“. Пиво на розлив», «Тайная вечеря. Ресторан на рынке» и др. (раздел «Доска объявлений»).

Книга во многом автобиографична. В легком, даже шутливом стиле Андрей повествует о прошедших годах, со всеми их плюсами и несуразностями. Даже в переломный период истории страны (август 1991 года) автор, описывая непростую житейскую ситуацию, в которой тогда оказался, сумел увидеть юмористические моменты (рассказ «Неновая мебель в эпоху перемен»). Запомнился также удачный парафраз Андрея на эту тему: «В каждой правде есть доля шутки».

Хочется подробнее остановиться на самой сильной, как мне кажется, стороне новой книги – стихах и песнях. Андрей – одаренный мелодист, тонкий лирик. Его песня «Моим друзьям» с рефреном: «Новых друзей не будет – старых бы сохранить», – это, как мне кажется, настоящий гимн дружбе, проверенной временем. Красивая песня «Спальный район» посвящена Бескудниковскому району города Москвы, с которым у Андрея связаны многие годы жизни и работы.

Книга Андрея Дмитревского «Кроме шуток» поступила в продажу в интернет-магазины: Литрес, Ozon.ru, ТД «Москва» (moscowbooks.ru), Google Books (books.google.ru), Bookz.ru, Lib.aldebaran.ru, iknigi.net, Bookland.com, на витрины мобильных приложений Everbook, МТС, Билайн и др.

Для отзывов: https://ridero.ru/books/krome_shutok/ (сайт книги, заходить нужно через адресную строку).

E-m автора:

andrewdmitr@inbox.ru

Facebook: https://www.facebook.com/andrewdmitr.

Важное место в творчестве Андрея Дмитревского занимают Крым, Ялта, где живут его родственники, давние знакомые.

И к удаче автора я бы отнес также его известную песню «Ялта-Джалита», которая стала лауреатом конкурса на лучшую песню об этом солнечном городе.

Удивительно лиричен «Крымский вальс», где есть такие строки:

 
Когда-то, а лучше сейчас
Решить, что нельзя расставаться,
Пусть поезд уходит без нас,
А нам здесь остаться, остаться!
 

Прекрасная, на мой взгляд, песня «Музыка апреля» написана Андреем Дмитревским на стихи молодой талантливой поэтессы Марии Фроловской.

Сколько произведений посвящено мамам, а Андрей создал свою, необыкновенно трогательную, хватающую за душу проникновенными словами песню «Мама»:

 
Прости нас, мама, что мы не успели
Сказать все то, что ожидала ты,
Твоих любимых песен мы не спели,
Тебя, наверно, плохо берегли.
 

Конечно, сложно рассказывать о песнях. Их лучше послушать, посмотреть снятые на них клипы: автор опубликовал в книге также адреса сайтов, где звучат эти произведения.

Желаю Андрею Дмитревскому новых творческих успехов.

Владимир СОКОЛОВ,
литератор

КОРОЧЕ

О пользе созерцания

«В этом что-то есть», – подумал философ, увидев в борще кусок мяса. Коллаж автора.

Осенило

– Все течет, все ломается…


Коллаж автора

Издержки природы

Ветер развевал его редкие волосы, делая их еще реже.


Берегите постепенно окружающую нас среду!

Рис. Михаила Ларичева

Он так следил за своим здоровьем, что оно не выдержало и ушло от слежки

Рис. Михаила Ларичева

Век живи, век лечись

Рис. Михаила Ларичева

Если не покидает мысль, что жизнь – это движение, то крыша тоже может поехать

Рис. Михаила Ларичева

И где он только ни работал, А толком, в общем-то, нигде

Рис. Михаила Ларичева

Он делал все, чтобы не делать ничего

Рис. Михаила Ларичева

Чем хуже жизнь, тем веселее шоу

Рис. Михаила Ларичева

Лучше журавль в руках, чем синица в небе

Рис. Михаила Ларичева

У «маленького человека» – большие проблемы, у «большого» -…

Рис. Михаила Ларичева

В каждой правде есть доля шутки

Рис. Михаила Ларичева

Посетители ресторана – официанту (анекдот)

– Что у вас есть перекусить?

– Медная проволока устроит?


Рис. Михаила Ларичева

Гурман

Из всех харчей предпочитал харчо

Рис. Михаила Ларичева

Одни писатели вышли из гоголевской «Шинели», другие из сталинской

Рис. Михаила Ларичева

Над пропастью – не ржи

Рис. Михаила Ларичева

Миссия Месси – быть футбольным Мессией

Рис. Михаила Ларичева

ИГИЛу* – в могилу

Загонят ИГИЛу всем миром в могилу

Рис. Михаила Ларичева


*Запрещенная в РФ террористическая организация

Реклама отечественного автопрома в Европе

«Новые машины по цене подержанных!»


Фото автора

Не надо настраиваться, чтоб потом не расстраиваться

Фото автора

Природа-мать не ошибается: кому-то дарит от души, кому-то – что останется

Рис. Михаила Ларичева

Что русскому хорошо, то и немцу тоже

Рис. Михаила Ларичева

Стопроцентная достоверность

Все прогнозы синоптиков когда-нибудь сбываются.


Рис. Михаила Ларичева

Кому-то жизнь вселяет уверенность в завтрашнем дне, у кого-то ее выселяет

Рис. Михаила Ларичева

Все хорошее от Бога, остальное от людей

Рис. Михаила Ларичева

Главные темы ТВ

Драчка, жрачка и ржачка

Рис. Михаила Ларичева

ТВ-реклама швейцарских авиалиний

«Вы полюбите Швейцарию еще до посадки!»

(Адресовано российским коррупционерам?)


Рис. Михаила Ларичева

За что?

СМИ, финансируемые нашим государством, дают информацию о его руководителе в соответствии с известной поговоркой: «Или ничего, или только хорошее».


Рис. Михаила Ларичева

Нет скуке в науке!

В конференции, посвященной внедрению мимонано-технологий в нереальный сектор экономики, приняли участие ученые НИИ рыбы и НИИ мяса; НИИ кола и НИИ двора; НИИ пуха и НИИ пера; НИИ дна и НИИ покрышки.


Рис. Михаила Ларичева

Жена – мужу: «Неужели у тебя нет силы воли бросить курить? – Сила есть. Воли нет»

Рис. Михаила Ларичева

Изначально сторонюсь начальства. Даже самого замечательного

Рис. Михаила Ларичева

Жизнь – борьба

До обеда борются с голодом, после обеда – со сном

Рис. Михаила Ларичева

Если есть «форс-мажор», должен быть и «форс-минор»

Рис. Михаила Ларичева

Старушка вспоминает прошлое

– Жили трудно, скудно, бедно, но хорошо!

Рис. Михаила Ларичева

Их пенсионеры – по мИру, наши – пОмиру

Рис. Михаила Ларичева

Хор Турецкого переименовали

В связи с изменением международной обстановки «Хор Турецкого» переименован в «Хор Сирийского».

Узелок на память

Memento mori: моментов – море!

НАРОЧНО НЕ ПРИДУМАЕШЬ

Дефолтное

В 1998 году автор этих строк работал в газете «Неделя», которая издавалась «Известиями». В начале августа наш отдел совместно с Центральным банком запланировал в очередной номер публикацию о том, где гражданам лучше хранить свои сбережения. Один из сотрудников ЦБ, полностью упакованный в дефицитный в ту пору импорт молодой человек, подготовил необходимую информацию по теме.

Мы отредактировали этот текст, поставили его подпись и пригласили в редакцию посмотреть заверстанный в полосу материал. Он сказал, что все изложено точно, завизировал. Мы сообщили о причитающемся ему гонораре. Молодой человек ответил, что на эти деньги не претендует и готов оставить их в распоряжение редакции. Попили с ним кофе, поговорили за жизнь.

И тут он обмолвился:

– Время сейчас какое-то непонятное. Я бы вам посоветовал: если есть лишняя десятка, двадцатка, лучше бы «крутануть» их в доллары.

– «Десятка» – это…

– Десять тысяч «деревянных».

Тогда средняя зарплата в стране была порядка 1000 рублей в месяц, т. е. речь шла о годовом-двухлетнем заработке. Мы получали неплохо, но и у нас таких денег не было. Поблагодарили представителя ЦБ за совет, распрощались и про это пожелание забыли.

Работали мы в здании «Известий», находящемся на Тверской улице у памятника Пушкину. Августовские дни выдались теплыми. Мы выходили на перекуры на улицу и обратили внимание, что бухгалтеры «Известий» с увесистыми сумками почему-то зачастили в обменники на Тверской.

17 августа как гром среди ясного неба для большинства граждан грянул дефолт: доллар, инфляция и цены взлетели до небес, рубль и вклады обесценились. Богатые и посвященные в этот замысел стали, как водится, еще богаче, остальные – как всегда.

В компенсацию за такие удары судьбы автора этих строк Муза посетила, и появилась духоподъемная песенка с такими словами:

 
Ходим мы темнее тучи,
Мысли только о деньгах.
Кто богаче – тот и лучше,
Остальные просто прах.
 
 
Эй вы, спонсоры крутые,
Накормить слабо народ?
Хоть карманы и худые,
Не худой покуда рот.
 
 
Но сгустились темны тучи
И над ихней головой,
Доллар рубль согнул покруче,
Чем бандита постовой,
 
 
Вновь беда нас всех сплотила,
Привыкать нам не впервой,
Кто-то в шоке, кто-то – в шопе
Бриллиантном на Тверской.
 
 
А теперь и там, и тут
Сокращения идут.
Сократили средний класс,
Это беспокоит нас.
 
 
А как банкиров сокращали,
Мы почти что все рыдали:
Чтобы им не голодать,
Придется замки продавать.
 
 
Доллар нас спасет, как прежде,
От отечественных бед.
Кто-то быстро вылез в крезы,
Кто-то копит на обед.
 
 
Не грустите так, старушки,
Бросьте бизнес у метро!
Вам помогут – как из пушки —
Лет так эдак через сто.
 
 
Улетел Гусинский «с клином»
Прямо к Клинтону – атас!
Березовский с Ходорковским
Нас покинули на раз.
 
 
Будем ждать мы улучшений
Во родимой стороне.
Хоть в стране навалом денег —
Не хватает их на всех.
 
 
Послушать песню:
http://www.neizvestniy-geniy.ru/users/72775.html
Страница автора andrewdmitr15 (Дмитревский Андрей Александрович). Исп. автор.
 
Таланты и поклонницы

Муж, жена и две дочери едут в купе. Глава семьи спит, родственницы увлеченно читают своих любимых авторов: жена – Маринину, старшая дочь – Донцову, младшая – Полякову.

На остановке поезда дамы, сделав закладки страниц, оставили книги на своих полках и вышли подышать свежим воздухом.

Муж, проснувшись, решил подшутить и поменял местами их книги. Вернувшись в купе, поклонницы популярных писательниц продолжили чтение с прежним интересом.


Коллаж автора

Зашел…

Беседуем с соседом по лестничной клетке. Умиротворенную тишину конца рабочего дня нарушает напряженный голос Зинаиды из соседней квартиры, непрерывно воспитывающей детей, свекровь и кота.

Снизу приближаются неуверенные шаги, слышится прерывистое дыхание. Мужа Зинаиды Петра мы встречаем традиционным вопросом: какой сегодня праздник? «Каждый день жизни – праздник», – следует мудрый ответ.

Когда, казалось бы, все темы исчерпываются, Петя неуклонно задает очередной вопрос:

– А как наши сегодня сыграли?

В конце концов просит:

– Ну, всё, идите, мужики. Сейчас заходить буду.


Рис. Михаила Ларичева


Слышим знакомые звуки: звонок, скрип петель, лепет: «Зин, я…», шум порога. Взрывная волна криков Зинаиды: «… откуда пришел!» усиливается после закрытия двери. Пытаемся определить, какие используются предметы домашнего обихода.

Становится тише. На этот раз получилось…

Порядковый номер – на рукаве

Приемщицы в химчистках определяют своих клиентов по номерам: «Опять Г-1335 звонил», «Тут В-1748 заходил, всё свои вещи требовал. Что за люди! Не могут подождать недельку-другую».

О тематике текстов

Некоторые тексты книги рассказывают об эпизодах разных периодов, как принято говорить, трудового пути автора. Первую его половину – свыше 20 лет, довелось работать на железнодорожном транспорте: слесарем-радиомонтажником экспериментального полигона, корреспондентом многотиражной газеты ЦНИИ МПС (ВНИИЖТа) «Железнодорожник», редактором, главным экспертом главного управления кадров министерства путей сообщения. Мой папа – почетный железнодорожник, автор многих изобретений, Александр Васильевич Дмитревский, в ЦНИИ МПС проработал около полувека.


Папа. Фото из архива автора.


Наверное, определенную пользу железнодорожной отрасли удалось принести и автору книги, также награжденному знаком «Почетному железнодорожнику». Вторую половину трудового пути, закончив в период работы на железнодорожном транспорте вечерние гуманитарные отделения двух институтов, автор работал в федеральной, региональной прессе.

Волшебная сила искусства

На первую полосу


В ЦНИИ МПС приехал один из членов созданной в 70-е годы лекторской группы ЦК КПСС, академик АН СССР, назовем его Василий Петрович Иванов. В эту группу входили известные ученые, которые выступали на предприятиях, в учреждениях и организациях по вопросам развития экономики, науки и техники.

Событие для института было незаурядным, и материал с фотографией ученого редакция газеты «Железнодорожник» запланировала, естественно, на первую полосу.


Уникальный кадр


Фотограф нашей газеты Юра был уникальным кадром. Снимал, как акын пел – что видел, то и щелкал, не вникая в особенности объекта съемки, постоянно опаздывал на мероприятия и спешил покинуть их на свои халтурки, где с пользой для себя использовал сэкономленную казенную пленку. Заменить его на толкового фотокорра не было возможности: Юра был «блатным». Помнится, лекция была интересной и слушатели перестали обращать невольное внимание на то, что у академика не было одного глаза. Юра появился в конференц-зале, где проходило мероприятие, когда ученый уже заканчивал выступление. Быстро пощелкав, фотограф испарился.

Снимки, которые он принес в редакцию, вызвали праведный гнев главного редактора газеты Надежды Васильевны Муриной: аудитория еще как-то получилась, а академика Юра снял единственным кадром – в профиль, со стороны отсутствующего глаза. На редколлегии решили, что фото ученого все-таки придется публиковать.


А Толя забыл…


В те времена снимки предварительно обрабатывались в типографиях ретушерами, которые при необходимости устраняли изъяны изображений. Затем они вытравлялись на металлических пластинах-клише, которые готовились ко дню верстки. Сам процесс травления занимал несколько дней.

Мы позвонили в типографию и предупредили нашего ретушера Анатолия, чтобы в данном случае он ничего с фотографией ученого не делал, объяснив причины. Толя был профессиональным художником, однако его картины редко покупали, а в типографии был небольшой, но стабильный заработок. В день верстки мы увидели, что на первой полосе стояло фото ученого, которому Толя искусно вывел нормальный глаз. Обрабатывая множество фото других изданий, печатавшихся в этой типографии, о нашей просьбе он запамятовал. Решили печатать номер с этим фото.

Через несколько дней в редакции раздался звонок. Поднимаю трубку.

– Это газета «Железнодорожник»?

– Слушаю вас.

– Беспокоит академик Иванов. Я у вас выступал не так давно, если помните.

– Да, конечно.

– Из вашей дирекции мне прислали газету (в тот момент я, мысленно ругая начальство, подумал, что моя журналистская карьера сейчас может закончиться, толком не начавшись – Авт.)

– Хочу вас поблагодарить, – сказал академик. – Куда я только ни обращался со своей проблемой. Лучшие офтальмологи Америки, Польши, Германии, СССР пытались функции глаза восстановить. Медицина оказалась бессильна. А приехал к ученым железнодорожного транспорта – результат налицо. Точнее – на лице. Отдельное спасибо художнику, который нарисовал глаз. Он даже лучше, чем у меня был настоящий.

Прервав мои извинения, академик сказал, что хозяева, наверное, хотели ему как гостю приятное сделать, а фото в газете будет напоминать о счастливом времени, когда проблем со зрением не было.

Луч Лазаря

Один знатный, как раньше говорили, машинист электровоза, у которого на пиджаке уже места не осталось для наград, давно перестал трудиться: он постоянно заседал в разных президиумах и выступал на бесконечных совещаниях. То писателей учил, как правильно отражать интересы рабочего класса, то врачей просвещал, как лучше лечить, то ученых наставлял.

«Выступаю в Академии наук СССР, – рассказывал он как-то. – Сразу задачу им ставлю: „Дайте в руки рабочих луч Лазаря!“ А те, слышь, не поняли. Какие же это академики – даже про луч Лазаря не знают».


Рис. Михаила Ларичева

Ошибка молодости?

Наша газета «Железнодорожник» версталась в типографии издательства «Гудок», находившемся неподалеку от улицы Герцена (ныне – Большой Никитской).

А мой друг Витя, с которым к тому времени мы вместе окончили вечерние отделения двух гуманитарных институтов, уволился из своей заводской многотиражки, не сойдясь характером с начальством, и подыскивал другую работу.

Шел я как-то вечером на очередную верстку по Герцена и случайно увидел в окне одного из желтых особнячков написанное на куске ватмана объявление: «Журналу требуются литсотрудники». Это было нечто: на работу в ту пору приглашали в основном слесарей и фрезеровщиков, маляров да штукатуров.

Звоню другу: «Тут работа для тебя вроде есть».


Автор книги (крайний слева), мой друг Виктор (крайний справа) после окончания литфака МОПИ им. Н. К. Крупской. Фото из архива автора.


Витя прилетает. В особнячок заходим вместе. Внутри – дежурные в милицейской форме:

– Куда, к кому?

– По объявлению.

– Ждите, доложим.

Выходит полковник, приглашает в комнату, стулья придвигает. Спрашивает:

– Образование?

– Филологическое и журналистское.

– Отлично, берем.

– А куда, если не секрет?

– В наш журнал.

– А в какой, извините?

– Марья Ивановна!

Женщина, очевидно, секретарь приносит экземпляры.

Смотрим – «Огнеборец» (название изменено – Авт.)

– Я главный редактор, – говорит полковник. – Видели раньше наше издание?

– Не доводилось.

Листаем: схемы, описания огнетушителей, брандспойтов, пожарных машин, огнеборцы тренируются, маршируют…

– Журнал, не сомневаемся, достойный и наверняка очень нужный для профессионалов, – говорим. – Но нам как-то ближе проза, поэзия. Мы люди сугубо гражданские. Да и в армии не служили.

– Ерунда, – отрезал полковник. – Нам работники нужны. Присвоим вам лейтенантов, пошлем на курсы. Съездите на пожары. Научитесь тушить, будете писать. Бесплатная форма. Зарплата 220 рублей, плюс по 15 – за «звездочки» (я тогда получал 110 — Авт.) Без работы не останетесь. Пожары были при рабовладельческом строе, феодализме, капитализме и сейчас, при социализме, они неизбежны. И даже после построения коммунизма, – нам показалось, что тут глаза полковника воспламенились огнем убежденного марксиста-ленинца, – пожары обязательно будут! С вашим образованием на пенсию выйдете майорами. Вижу – согласны. Марья Ивановна!

Та моментально выкладывает перед нами на подпись какие-то бумаги. Нам хватает ума прочитать их и осознать, что, подписав, на 25 лет вверяем себя МВД, к которому тогда относилась пожарная служба, практически без права увольнения (такие тогда порядки были). Такая перспектива как-то не входила в наши планы.

– Мы хотели бы подумать, – скромно ответствуем начальству, вставая со стульев.

– Нечего тут думать. Подписывайте – и завтра на службу к 8.00! – командует полковник.

– Да-да, – вроде бы соглашаемся, а сами боком-боком к выходу.

– Охрана, задержать! – доносится сзади.

Да куда там. Выскакиваем на улицу – и дай Бог ноги.

Эх, друг мой Витя! Может, зря тогда отказались от предложения, совершив очередную ошибку молодости? Были бы сейчас майорами, пусть и в отставке. Зато по праздникам надевали бы парадную форму с наградами и не спеша, с достоинством прогуливались бы, к примеру, по той же Большой Никитской, рассчитывая поймать на себе завистливые взгляды гражданских.

Поздравили

Десятилетний сын приходит с дня рождения одноклассника.

– Ну, как прошло торжественное мероприятие?

– Нормально. Сперва подарки дарили, пирог ели с чаем, в комп поиграли. Потом стали Вовке уши надирать. Колька с Серым на ноги навалились, Витька руки держал. Я дернул шесть раз. Вовка нас сбросил и в коридор побежал. Мы его догнали и еще пять раз додергали.

Тут сын вдруг загрустил и, вздохнув обреченно, сказал:

– А у меня ведь скоро тоже… день рождения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное