Андрей Бондаренко.

Жаркое лето – 2010



скачать книгу бесплатно

   – Всех благ, уважаемые студенты, студентки и аспиранты! – неожиданно заторопился Василий Васильевич. – Мне уже пора, завтра утром в Рязани состоится важное совещание. Сам господин губернатор будет озвучивать планы на ближайшее, весьма пожароопасное время…. Устраивайтесь, обживайтесь, завтра я вам обязательно позвоню. Если связь – из-за аномальной жары – будет барахлить, то я свяжусь с Кузьмичём, у него имеется старенький коротковолновый приёмник-передатчик…. Эх, не успел рассказать вам о правилах безопасности, которые необходимо соблюдать при тушении лесных пожаров! Ничего, с этим важным делом мы разберёмся в следующий раз, – залез в автобус и велел водителю: – Трогай, Ваня! Какая ещё вода – в радиатор? Зальёшь через два с половиной километра, у следующего ручья…. Поехали!
   «Чехов», выбравшись на горбатый мостик, печально посмотрел вслед удалявшемуся автобусу, после чего обернулся к вновьприбывшим и, рассеянно поправив старомодное пенсне, уточнил:
   – Получается, опять Василич удрал, а?
   – Судя по всему, удрал, – откликнулся разговорчивый Глеб. – А он, что же, прячется-скрывается от вас?
   – Похоже, что прячется…. Молодёжь, что вы привезли с собой?
   – Тушёнку, подсолнечное масло, обычную и блинную муку….
   – Я спрашивал не про продовольствие. А где обещанные помпы – ручная и с электрическим приводом? А где шанцевый инструмент?
   – Чего нет, того нет. Извините…
   – Куда подевались две пожарные машины? Потерялись-заблудились по дороге? Вместе с профессиональными, хорошо-обученными пожарными?
   – Хрен его знает, – честно признался Гарик. – Наверное, пьянствуют где-то. В смысле, их людской контингент. Те ещё ухари.
   – Тьфу! – смачно сплюнул Кузьмич. – И зачем вы сюда, молодые люди, приехали? Если, конечно, не секрет?
   – Как это – зачем? – удивился Саша Никоненко. – Чтобы старательно и планомерно тушить лесные пожары! То бишь, вносить в героический процесс свой скромный вклад…
   – А чем тушить-то собираетесь? Ась? – скорчил ехидную гримасу пасечник-бригадир. – Почему не слышу ответа? У меня в наличии имеется: четыре ранца-пшикалки, три топора, две лопаты и одна двуручная пила. Больше нет ничего, не обессудьте, любезные…
   – Как же так? – опешила Екатерина. – Я же ещё в июне месяце предлагала по телефону, мол: – «Давайте, мы из Москвы приедем на собственном автотранспорте, захватив всё необходимое оборудование – шведские помпы, бензопилы, прочее всякое…». Ерунда ерундовая…
   – И что вам, милая девушка, ответили?
   – То и ответили, мол: – «Ничего не надо, у нас всё есть. Приезжайте поездом, встретим, всем необходимым обеспечим на месте. Главное – людские ресурсы…». Как это прикажете понимать?
   – Кто же наших креативных начальников поймёт? – надменно и презрительно поморщился Кузьмич. – У них же, родных, семь пятниц на неделе.
Бывает, и все восемь…. Вполне возможно, что на тот конкретный момент губернатором Рязанской области был отдан негласный приказ, мол: – «Дармовое оборудование, технику и инструменты не принимать! Мы сейчас деньги выбиваем из Кремля. Узнают, не дай Бог, что область регулярно получает техническую помощь, враз урежут финансовую составляющую. Вот, когда мы денежку – в полном объёме – получим и определим её по назначению, тогда и собирайте, крохоборы, с миру по нитке…». Хотя, можно сделать и более приземлённое предположение. Вы, мадмуазель, с самого раннего утра беседовали по телефонной связи с тем чиновником? Тогда всё сходится…. Скорее всего, сей государственный муж был со страшного бодуна. С похмелья представители российской бизнес-политической элиты все ужасно гордые из себя – и за всю страну в целом, и за родимый край в частности…. Никчемные людишки, доложу я вам. Пустые и жадные. Красивых слов много, реальных дел, как правило, ноль. Зато разворовывать бюджетные деньги – большие и непревзойденные мастера. Наворовали, и сразу же на высокую трибуну – рассказывать о последних демократических достижениях и завоеваниях. Это они так, видимо, грехи по-современному замаливают…. Чем больше чиновник-депутат рассказывает о своей трепетной любви к Родине, тем больше он наворовал. Очень верный тест. Меня иногда даже посещает лёгкая ностальгия – по сталинским кровавым временам…. Вот, к примеру, позавчера я был в деревне Ужищево. Так, тамошние нищие мужики, понимая, что до Власти не достучаться, скинулись последними копейками и – за свой счёт – купили пожарную помпу. Поможет им это отстоять деревню? Сомневаюсь…. Может, хватит лирики на сегодня? Давайте-ка, молодёжь, займёмся реальными делами. Пойдёмте, я наглядно продемонстрирую – ваши шикарные апартаменты…
   Рядом с бревенчатыми пятистенками располагались – летняя кухонька, полуразвалившаяся баня, покосившийся треугольник погреба и древний журавль-колодец.
   – Избы ещё крепкие, – бригадир одобрительно похлопал мозолистой ладонью по тёмно-серому венцу. – Крыши немного протекают, но дождей сейчас нет. А когда начнутся, то вы сразу же и разъедитесь по домам. То есть, по надёжным и тёплым городским квартирам…. Стёкла, говорите, местами побиты? И, что из того? Сейчас даже ночью температура окружающего воздуха ниже двадцати восьми градусов не опускается. Да и комары с мухами все передохли…. Посуда и вилки с ложками? Что найдёте в избах – всё ваше…. Обживайтесь, молодцы и девицы, а я пошёл. Как это – куда? На пасеку, конечно же. Вон они – пчелиные ульи, рядом с УАЗиком. А чуть дальше – у старенькой запруды – и палатка стоит. Пасека-то моя передвижная, а сам я, как это и ни странно звучит, коренной москвич. Просто, люблю эти места. Природа здесь очень красивая. А воздух – на удивление вкусный и умиротворяющий. Если срочно понадоблюсь, то быстро найдёте…
   – Постойте! – возмутился Никоненко. – Я так и не понял – а когда мы займёмся тушением лесных пожаров?
   – В двух случаях, – невозмутимо ответил Кузьмич. – Во-первых, если пожар вспыхнет – это мы определим визуально – вблизи ближайших деревень. Либо около Ласково, – махнул рукой направо. – Либо около Деулино, – указал налево. – Так что, изредка посматривайте в тех направлениях. Если лес загорится по-серьёзному, то увидите сразу. Да и гарью пахнёт…
   – А, во-вторых?
   – Если поступит однозначный приказ от высокого начальства. Мол, срочно следовать туда-то, делать то-то…. Что ещё? Про пруд интересуетесь? Имеется в нём достойная рыбёха, имеется. И удочки настраивайте, и спиннинг. Может, и повезёт…

   Глеб, поразмышляв с минутку, предложил:
   – Не попробовать ли, братья и сёстры, наваристой и калорийной ушицы? А? Жирная тушёнка с макаронами нам всем ещё успеет надоесть – до противных желудочных колик и лёгкого гастрита…. Опять же, продовольственные запасы следует рачительно беречь и экономить. Уважаемый Василий Васильевич, конечно же, клятвенно обещал, что скоро нам – в обязательном порядке – подбросят всякого и разного. Только, вот, когда оно наступит, это вожделенное – «скоро»? Через трое суток, через неделю, через две? А если, действительно, полыхнут серьёзные лесные пожары? Тогда, скорее всего, о нас окончательно позабудут…
   – Полностью согласна с бойцом Петровым. Очень разумные и приземлённые рассуждения, – объявила Екатерина. – До заката остаётся ещё целая куча времени. Поэтому, сейчас я оперативно сформирую дельную рыболовецкую команду-бригаду. Саша! – обратилась к Никоненко. – Не в службу, а в дружбу! Пока мы будем заняты промыслом, вы тут тоже – времени не теряйте даром. Печку растопите в летней кухне. Чистой воды – вдоволь и с запасом – наберите из колодца. Разберитесь с посудой…
   В рыболовную команду – абсолютно прогнозируемо – вошли: Екатерина, Глеб, Гарик и Аля.
   – Предлагаю – выдвигаться к пруду по противоположному берегу, – предложил Глеб. – Ну, её, эту пасеку…. Я читал, что пчёлы очень пугливые создания и крайне не любят непрошеных гостей. Барышни шагают налегке, а мы с Гариком тащим чехлы с удочками, спиннингами и подсачниками, а также наплечные сумки-планшеты со снастями и прочими полезными причиндалами…
   По чуть подрагивающим, подозрительно-серым доскам моста они осторожно перешли через безымянную речку и двинулись вниз по её течению, вдоль обрывистого берега. Девчонки – по случаю безжалостной и жестокой жары – раздевшиеся до купальников, шли впереди. Так что, Гарику и Глебу оставалось только одно – с интересом созерцать завлекательно-эротические картинки и, ведя для пущей конспирации заумные философские беседы, глупо перемигиваться.
   Вскоре впереди показалась старенькая деревянная запруда.
   – Идём, никуда не торопясь, берегом пруда и старательно высматриваем подходящее место для рыбалки на поплавочную удочку, – распорядилась Екатерина. – Кстати, вон удобное местечко – симпатичная полянка, большие окошки между зарослями белых и розовых кувшинок, высоких деревьев поблизости нет. Значит – при забросах – не будет глупых зацепов за ветки. Здесь имеется и нечто – похожее на скамейки…. Что-то это мне смутно напоминает…
   Примерно в метре от уреза воды в береговой грунт были врыты – своими концами – две неровные дуги бело-жёлтого «пластика».
   – Очень удобные и перспективные – с точки зрения рыбалки на поплавочную удочку – места, – одобрил Глеб. – Возле берега из воды торчат свежие рогатки-держалки для удочек. Садишься на такую дугу и рыбачишь – в своё удовольствие. Даже с определённым комфортом…
   – Не может такого быть! – зачарованно выдохнула Аля, плавно опускаясь на колени возле одной из дуг. – Это же…. Это же бивни мамонта! Невероятно! Бивни мамонта – в Рязанской области?
   – А ты, часом, не ошибаешься? – засомневался Гарик. – Пластик, не пластик…
   – Я же будущий археолог! Причём, круглая отличница…
   – Это, братцы, действительно, бивни мамонта, – невозмутимо подтвердила Екатерина. – Жаль, что фотоаппарат остался в рюкзаке. Ничего, завтра вернёмся, всё тщательно задокументируем и сделаем – соблюдая все технологические требования – спилы.
   – Из-за чего поднялся такой нездоровый ажиотаж? – вмешался в дискуссию Глеб. – Ну, бивни…. Ну, мамонта…. Подумаешь, удивили! Каждый уважающий себя музей может похвастаться аналогичными штуковинами…. Никто и никогда не находил бивни мамонта в Рязанской области? Что из того? Всё когда-то – с философской точки зрения – происходит в первый раз. Девушкам ли не знать про эту простейшую сентенцию? В смысле, бывшим девушкам…. Так мы сегодня будем рыбачить, или как? Весь вечер глазки друг другу будем строить? Предлагаю разделиться на два боеспособных подразделения. Первое, куда входят наиболее опытные и идейные рыбаки – а это мы с Катей – занимается спиннингами, оснащёнными блёснами, попперами и воблерами…. Остальные же индивидуумы добывают рыбу с помощью грубых и тривиальных поплавочных удочек. Надеюсь, возражений не последует?
   – А где мы возьмём дождевых червей? – спросила Алевтина, продолжая нежно поглаживать ладошками дугу бивня мамонта. – Я где-то читала, что рыбу ловят на червяков. Причём, на дождевых…. А дождей-то и не было. Как теперь быть?
   – Сейчас это не актуально, – важно пояснила Катя, роясь в одном из планшетов. – Вот, вам наживка. В этом тюбике содержится искусственный опарыш, в этом – искусственный мотыль. Новейшее французское изобретение. Просто выдавливаете на рыболовный крючок, торцом тюбика обрезаете лишнее, и все дела, собственно. Можно рыбачить.
   – Разберёмся, – пообещал Гарик. – Чай, не в первый раз на рыбалке…
   Глеб и Екатерина, громко хрустя прибрежной вялой осокой, ушли вдоль берега пруда. Гарик – первым делом – свинтил разборный подсачник, после чего настроил – для Алевтины – классическую поплавочную удочку и приступил к подробным объяснениям:
   – Сперва мы должны правильно разобраться с глубиной. Сдвигаем поплавок наверх и забрасываем снасть…. Видишь, поплавок плашмя лежит на воде? Значит, мормышка (это такая маленькая блестящая «капелька», к которой припаян стальной крючок), достигла дна. Вытаскиваем, передвигаем поплавок ниже, снова забрасываем…
   – Ничего не изменилось, – сообщила Аля.
   – Правильно! Значит, мормышка снова опустилась на дно. Естественно, повторяем операцию…. Ага, теперь поплавок занял нужное положение. Видишь? То есть, теперь мормышка висит в пяти-восьми сантиметрах над дном. То, что старенький доктор прописал в своём подробном рецепте…. Теперь отвинчиваем с французского тюбика пробочку, вытаскиваем снасть из воды и аккуратно выдавливаем на острый крючок искусственного мотыля…. Правда, красиво получилось? Типа – сам бы ел, да мама не велит…. Сверху добавляем искусственного опарыша…. Забрасываем, бережно кладём удилище на рогатку, садимся на бивень мамонта и внимательно смотрим на поплавок…
   – А, что дальше?
   – Как только поплавок полностью погрузится под воду – надо подсечь. То бишь, дёрнуть за удилище. Только это надо сделать очень плавно и коротко, иначе крючок мормышки разорвёт нежные рыбьи губы, и добыча сбежит…. Надеюсь, всё понятно?
   – Более или менее…. Поплавок вижу, наблюдаю за его местоположением…
   Гарик отошёл в сторону и занялся настройкой второй удочки.
   «Может, девица ждёт совсем другого?», – проснулся внутренний голос, впавший в спячку ещё с самого начала летне-весенней сессии. – «Например, наглых приставаний, сопровождающихся активной ручной работой? Мол, надо срочно, позабыв про все классические философские каноны, залезть ей под юбку? Современные барышни, как утверждают телевизионные сериалы и реалити-шоу, все ужасно развратны и сексуально раскрепощены. А ты, братец, как и всегда, впрочем, валяешь откровенного дурака…. Какая ещё удочка – в одно тёплое место? Немедленно отбросил в сторону! Отбросил и пошёл! Как это – куда? Заниматься серьёзными мужскими делами! Ну, кому сказано? Выполнять! Так тебя растак…».
   Неожиданно сзади раздался громкий всплеск, сопровождаемый восторженным девичьим визгом. Гарик аккуратно положил коробочку с мормышками на горбатую кочку, поросшую густым светло-зелёным мхом, и со всех ног бросился к берегу.
   Пластиковое удилище в девичьих руках выгнулось крутой дугой, а по тёмным водам пруда активно передвигался туда-сюда приличный – по своим размерам – бурун.
   – Теперь медленно подводи рыбину к берегу! – велел Гарик, берясь за древко подсачника. – Плавнее, без рывков! Плавнее! Кому я сказал? Не пускай её к кувшинкам! Леска запутается, зацепившись о стебли…. Тяни влево! Тяни! Молодец! Продолжай…
   Минуты через три-четыре добыча отчаянно затрепыхалась в сетке подсачника.
   – К-кто этой такой? – дрожащим голосом спросила Аля. – Большой такой, сильный…. К-как его зовут?
   – Серебристый карась, – улыбнулся Гарик. – Причём, очень даже приличный. Потянет грамм на восемьсот-девятьсот. Поздравляю с первой рыбиной, голубоглазая добытчица! Да, ещё с какой…. Ты – настоящее чудо!
   – А что, были какие-то сомнения?
   – Нет, абсолютно никаких. С первого же взгляда…
   Рыбалка продолжалась. За неполный час они – совместными усилиями – поймали ещё трёх приличных карасей, одного подлещика и с десяток двухсотграммовых окушков.
   – Да, ловля рыбы – отличное дело! – оповестила Аля. – Сродни спорту. Теперь всегда буду составлять тебе компанию.
   – Всегда?
   – Если ты не будешь возражать. Ещё, конечно, нам при этом надо жить и учиться в одном и том же городе…. Правильно я говорю? А сейчас присмотри, пожалуйста, за моей удочкой! Я отойду – по техническим причинам – на пару-тройку минут. А ещё Катя говорила, что в этом районе Мещерского края встречаются древние, жутко-загадочные пещеры…

   Прошло три минуты, пять, семь, десять, пятнадцать. Гарик начал уже волноваться и мысленно сомневаться: – «Идти на поиски, или же стоит немного подождать? Можно, ведь, ненароком – это самое…. Типа – смутить бедную девушку, застав за устранением этих самых технических причин…».
   Наконец, раздался шорох раздвигаемой травы, и на поляне появилась Алевтина. Её глаза горели нешуточным азартом, а пушистые ресницы возбуждённо трепетали.
   – Игорёк я там обнаружила…, – запнулась на секунду. – Много, чего интересного…
   – А можно – чуть поподробней?
   – Можно…. Во-первых, на дне крохотного ручейка я нашла ещё несколько бивней мамонтов, торчащих из земли. Во-вторых, я видела скалу, на поверхности которой выбиты петроглифы…
   – Прости, что выбито?
   – Ну, выгравированные на каменной поверхности рисунки древнего человека. Ты, наверняка, слышал про них. Всякие там олени и мамонты, охотничьи и бытовые сценки…. У нас в России петроглифы часто встречаются в Карелии и на Кольском полуострове, гораздо реже – в Архангельской области, в Туве и на Алтае…. Но – в Рязанской области? Это просто невероятно! Редкостная удача! Прямо завтра можно садиться за написание кандидатской диссертации! Конечно, первым делом надо всё тщательно сфотографировать с разных ракурсов, сделать подробные зарисовки…
   – А что – «в-третьих»?
   – Под скалой с петроглифами расположен вход в пещеру…. Игорёк, пожалуйста, давай залезем туда! Осмотрим всё хорошенько! Я же видела, что в твоём планшете имеется карманный фонарик…


   Безжалостно-жаркое солнце лениво зависло рядом с линией горизонта. Возле входа в пещеру – неровной дырой приличных размеров, в которую запросто мог въехать гружёный «Камаз» – обнаружилось кострище диаметром больше метра.
   – Совсем свежие угли, – присаживаясь на корточки, кисло и недоверчиво усмехнулся Гарик. – Тут недавно побывали отнюдь не древние люди. Вон и многочисленные водочные бутылки – вперемешку с мятыми пивными банками – сложены горкой. Да и прочего мусора хватает – целлофановые обёртки, обрывки картонных коробок, обгоревшие кроссовки…
   – Это ещё ничего не значит! – горячо заверила Алевтина. – Наши российские туристы, конечно же, являются натуральными свиньями и законченными вандалами, но уничтожить абсолютно все следы древней цивилизации – даже им не по силам. Что-нибудь интересное – в историческом и археологическом плане – мы обязательно обнаружим. Например, настенные рисунки…. Доставай фонарик!
   – А где твои хвалёные петроглифы?
   – Вон же, на скале! Видишь? Это – благородный олень убегает от стаи волков. А это – мамонт.
   – На мамонте восседает человек? – засомневался Гарик. – Странно как-то. Никогда не слышал о таком казусе…. Может, эти петроглифы выбили наши туристы-юмористы? Пьяные в хлам, понятное дело. Или же обкурившиеся среднеазиатской анашой. А ещё говорят, что в некоторых лесах средней полосы растут галлюциногенные грибы…
   – Не знаю, Игорёк, честное слово. Придётся проводить дополнительную экспертизу, не без этого…. Может, хватит уже языками трепать попусту? А ты, часом, не боишься?
   – Чего, собственно?
   – Лезть в тёмную и загадочную пещеру? Отдавай тогда мне фонарик! Справлюсь и без твоей помощи.
   – Я же могу и обидеться…
   – И, что дальше? – насмешливо прищурилась девушка. – Развернёшься и уйдёшь? Типа – чистить рыбу и варить тройную уху?
   – Отнюдь, дорогая графиня! – глупо хмыкнул Гарик. – Просто грубо сгребу вас в охапку и поцелую. Типа – жадно вопьюсь своими обветренными губами в ваши нежные и трепетные уста…
   – Что же тебе, увальню белобрысому, мешает это сделать? Может быть, разница в росте? По такому случаю я могу забраться…. Ну, вот, хотя бы на этот камушек. Подсади, пожалуйста! Спасибо…
   Прошла минута, вторая, третья…
   – Может, всё же, осмотрим пещеру? – неохотно отстраняясь, спросила Алевтина. – Совсем скоро наступит вечер. За ним придёт чёрная ночь…
   – Как скажешь, моё нежное сердечко, – взволнованно пробормотал Гарик. – Как скажешь…. Кстати, чувствуешь – из пещеры дует ветерок? Вентиляция, однако…
   Внутреннее убранство пещеры впечатляло – шершавые стены, покрытые серо-голубой плесенью и густой паутиной, сводчатый потолок, каменный пол, местами выстланный мхами и лишайниками, единичные сталактиты и сталагмиты.
   Раздался тихий шорох, и над их головами – в скупых отблесках карманного фонарика – промелькнула призрачно-серая тень.
   – Что это такое? – испуганно отшатнулась в сторону Аля. – Холодком повеяло…
   – Обыкновенная летучая мышь, – крепко обнимая девушку, пояснил Гарик. – Ничего страшного. А ветерок-то продолжает дуть.
   – Не слишком ли много воли, благородный сударь, вы даёте своим похотливым ладошкам?
   – В меру, сударыня. В самую целомудренную меру…
   Вскоре луч фонаря высветил надпись на стене, сделанную белой краской: – «Здесь был Вася!».
   – Всё – как и всегда, – огорчилась Аля. – Хочешь совершить судьбоносное научное открытие, выводящее археологию на качественно-новый уровень, а находишь – лишь дурацкого «Васю».
   – Не расстраивайся так, душа моя, – посоветовал Гарик, обеспокоенно оглядываясь назад. – Кстати, мы уже прошагали по подземелью метров восемьдесят-девяносто. Смотри, как симпатично смотрится вход в пещеру – милым светло-жёлтым пятнышком…. Я уже говорил, что у тебя – безумно-вкусные губы? Нет? Вот, говорю…. Какой красивый камушек! И по размеру подходит…. Может, заберёшься?
   – С огромным удовольствием, мой идальго рязанский…
   Минут через…. Трудно сказать, через сколько, Алевтина, повернув голову в сторону, удивлённо сообщила:
   – Что-то изменилось – с мироощущениями и восприятием цветов. Ещё совсем недавно вход в пещеру, то есть, выход из неё, смотрелся – с этого места – добродушным светло-жёлтым пятнышком…
   – А сейчас?
   – Багрово-красной капелькой крови…. Может, Игорёк, в этом виноваты твои горячие поцелуи?
   – Всё может быть, – недоверчиво глядя в нужную сторону, ответил Гарик. – Красный, как пишут в глянцевых журналах, цвет необузданной и неудержимой страсти…. Только внутренний голос мне подсказывает, что в данном конкретном случае дело совсем не в этом. Надо, любовь моя, срочно выбираться на земную поверхность…

   Солнце уже на две трети диаметра скрылось за линией горизонта. На вечернем небосклоне не наблюдалось ни единого облачка, вокруг безраздельно царили абсолютная тишина и полное безветрие, угрожающе дышащее недоброй жарой. Везде – на юге, севере, западе и востоке – к небу поднимались ало-малиновые языки чуть подрагивающего марева.
   – Похоже, что полыхнуло везде и сразу, – прокомментировал Гарик. – Так всегда и бывает. По крайней мере, именно об этом нам и рассказывает мудрая наука философия. Мол, одно – всегда – к одному, а беды и неприятности – хлебом не корми – обожают собираться в стаи…
   Со стороны пруда раздались призывные крики:
   – Ау! Игорь! Алевтина! Где вы? Сюда! Кончайте миловаться…. Ау!
   – Уже идём! – сложив ладони рупором, ответил Гарик. – Ждите!
   Слегка растрёпанная Екатерина излагала – вольно или невольно – уподобляясь поцарапанной граммофонной пластинке:
   – Что же нам теперь делать, мальчики и девочки? Полыхает со всех сторон сразу. Северо-восточный ветер задул. Чувствуете – усиливается прямо на глазах? Со стороны, где находится посёлок Ласковский жаром так и пышет. В смысле, со стороны деревни Ласково…. Что же нам теперь делать, мальчики и девочки? Полыхает со всех сторон сразу. Задул сильный северо-восточный ветер…
   – Отставить нудное бабское нытьё! – сварливо велел Глеб, небрежным движением поправляя ремешок на шортах. – Необходимо срочно идти к лагерю. За мной, бродяги!
   – Подожди, торопыга! – вмешался Гарик. – Рыбу же надо забрать, удочки смотать, разобрать подсачник…
   – Вы, что же, даже успели порыбачить? – искренне удивился приятель. – Совсем, видимо, сошли с ума.
   – Вы спининговали, мы – как и договаривались – баловались поплавочными удочками.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27