Андрей Бехтерев.

Догада



скачать книгу бесплатно

Часть 1


Хирург курил на служебной лестнице. С ним курила Леночка, старшая медсестра. Леночке было уже за 50, но звали ее исключительно по имени. Шел пятый час ночи. Ночное дежурство подходило к концу.

– …Девчонку зовут Полина. Лет 12-13, не больше, – рассказывал хирург. – Мать у нее умерла пару лет назад, заражение крови при переливании. Несчастный случай. А теперь отец без пяти минут труп. Тоже случай не из счастливых. Очень милая девочка. Я хотел ее выпроводить, но она ни в какую. Легла в коридоре. Вроде спит.

– Жалко, – расчувствовалась медсестра.

– Ну да. Она совсем одна остается – ни сестер, ни братьев, ни бабушек-дедушек. Короче, детдом по ней плачет. Как думаешь, если ее в детдом сдадут, то кому квартирка достанется? Неужто отнимут?

– Не знаю, как сейчас, а раньше отнимали, – ответила Леночка. – А с папашей, вообще, никак?

– Никак. Переломано у него все, плюс – внутреннее кровоизлияние, плюс – ожоги. Жизнь поддерживаем, так что умрет не сразу. Дня 3 протянет, может неделю, но не больше. Без вариантов. Ехал под 200, дурак, торопился. Не опоздал. Вот только девчонку жалко. Я ей сказал, что надежды нет, а она не понимает…


…Полина сидела в больничной палате, на стуле рядом с отцом и слушала его бормотание.

– Квартиру не отдавай. Даже если детским домом пугать будут – не отдавай. Тебя не должны забрать. Сходи к дяде Пети. Он что-то знает про законы, недвижимость. Он риелтором работал. Он поможет. Тебя не должны выселить. Пошли на хер. Это твоя квартира. Поналезет разное. Будут обещать ковры-самолеты, самокаты дарить, а ты ничего не подписывай. Даже если этот Петя притащит бумажки – не подписывай, а он притащит. Еще тот стахановец. Обещаешь?

– Не сходи с ума, – ответила Полина, сжимая руку отца.

– Это ты не сходи, – тяжело дыша, продолжил отец. – Как я себя чувствую? Что доктор сказал?

– Ничего не сказал.

– Ну и ладно. Только обещай мне, что не будешь ничего подписывать.

– Хватит, пача, бредить. Что подписывать?

– Бумаги на квартиру. Отнимут ее у тебя. Что ты будешь без квартиры? Проституткой? Обязательно же подпишешь. А мне в могиле ворочаться из-за тебя.

– Ты не умрешь.

– Какая разница. Поля, ну обещай мне. Тебе трудно, что ли?

– Не буду я тебе ничего обещать…


На часах было 5 утра. Полина спала на кушетке в больничном коридоре. За окном уже светало. Старшая медсестра Леночка вошла в коридор, аккуратно закрыла за собой дверь и, стараясь не стучать каблуками, подошла к спящей девочке. Медсестра застыла и после долгой паузы похлопала девочку по спине. Полина пошевелилась, но не проснулась. Леночка стала трясти ее за плечо. Девочка открыла глаза, посмотрела на Леночку, потом вокруг, потом быстро поднялась, поправляя помятую одежду.

– Пора? – спросила Полина. – Куда?

– Извини, что разбудила, – сказала Леночка, присев рядом, – мне надо с тобой поговорить.

– Умер? – выдохнула девочка.

– Нет еще.

Я про другое. Это сложный рассказ. Послушай, а там сама решишь, – медсестра сделала паузу, вопросительно посмотрев на девочку. Девочка разглядывала пол.

– 2 года назад здесь произошла странная история, – начала рассказ медсестра, – привезли молодого мужчину. Он неудачно упал с балкона. Его пытались спасти. Ввели в искусственную кому, но это не помогло. Он умирал. Обычное дело. Но вдруг он без всяких причин выздоровел, причем невероятно быстро. Это было чудо. Причем жуткое. Перелом позвоночника рассосался, помимо всего прочего. Я дежурила тогда. Натерпелась кошмариков. От больного свет шел. Ночами хорошо было видно. Я даже подружек водила смотреть. И им весело и мне не страшно. А доктор наш, царство небесное, даже не удивился. Ему не до этого было. Он с бывшей женой тогда судился. Она хотела у него пол квартиры оттяпать. Хотела и оттяпала, та еще тяпка. Короче, не до чудес тогда ему было. Больного перевели на 3 день из реанимации в общую палату. Через неделю выписали. А через две так и больничный закрыли. Совсем здоровый стал, понимаешь? Те, кто поумней, забыли эту историю, а кто попроще решили, что доктор чуданул с диагнозом. Ты слушаешь?

Девочка кивнула.

– Слушай. Это интересно. Через несколько дней после того как воскресшего выписали, ко мне на улице подошла его жена. Я ее знала, пару раз разговаривали. Жена сказала, что это она спасла мужа от смерти, что она не может рассказать как, но у нее есть адрес того, кто может спасти от смерти любого, даже самого безнадежного больного и что ей разрешили один раз в жизни дать этот адрес любому умирающему. Точнее его близкому человеку, что бы тот подсуетился. Еще она сказал, что сама вряд ли в ближайшее время встретит умирающих и поэтому хочет передать этот адрес мне, что бы я им распорядилась по своему усмотрению. Я не могла отказать. Листок с адресом оказался у меня. Стала я дожидаться, кого будет по-настоящему жалко. Такое правило сказочное в нагрузку к этому адресу. А мне, если честно, никого жалко. Как сдохнешь, так и полегчает. Такое у меня отношение. А тебя услышала-увидела, аж, всплакнула. Квартира пропадет же.

– Этот адрес у вас? – перебила медсестру Полина, схватив ее за рукав.

– У меня, – ответила медсестра и достала из кармана листок. Девочка взяла его и развернула. На листке было написано: "Дея. Южные ворота. Пав.88".

– Что это? – спросила, прочитав, девочка.

– Адрес, – сказала Леночка. – Еще мне сказать надо, что она цыганка.

– Кто цыганка?

– Дея – это цыганка. Имя у нее такое. Южные ворота – это рынок. Пав с точкой и цифрой – номер павильона, в котором она торгует. Рынок тут недалеко. Должна уже знать.

– Я знаю. А она точно там работает?

– Может и нет, может и к лучшему, – ответила Лена. – В общем, делай, что хочешь, свободна, как бред придурка.

– Спасибо, – сказала Полина, – а папа жив еще?

– Жив, но чуток. Ефим Сидрыч сказал, что не больше недели и «адьюс, дорогой».

– А чем цыганка торгует? – спросила Полина, вставая.

– Ты куда? – взяла ее за руку Леночка. – Время 5 часов, а рынок с 10-и открывается. Можешь поваляться пока.

– А торгует она чем? – повторила вопрос девочка.

– Откуда мне знать. Я на "привоз" хожу. Ближе и цены проще. Да и цыгане – страшные, а я – эстетка. Может, она нечем и не торгует, а просто пританцовывает там по карманам. Все что про нее знаю, я уже сказала.

– Спасибо вам огромное. Я пойду. А вы меня точно не обманываете?

– Откуда мне знать…


Рынок «Южные ворота» только открывался. Покупателей было немного. Большинство отделов еще были закрыты. К павильону 88 подошла высокая блондинка средних лет в ярко-красной блузке. Она открыла замок и подняла жалюзи. Это был павильон мужских костюмов. Костюмы висели вдоль стен от пола до потолка. Женщина зашла в служебную комнату в конце помещения, оставила там сумку, вышла и стала поправлять товар.

– Вы Дея? – неожиданно раздался голос за спиной.

Женщина чуть не свалилась со своих высоких каблуков. Она обернулась и увидела перед собой девочку-подростка. Это была Полина. Она уже с полчаса бродила по рынку. Полина протянула женщине листок, который ей дала медсестра.

– Я Дея, – утвердительно кивнула женщина, возвращая листок девочке, – и что?

– Мне про вас сказали в больнице. У меня отец умирает. Нужна ваша помощь.

– Отец? – переспросила женщина. – А какой у него размер?

– Размер чего? – не поняла девочка.

– Костюма, конечно. Как мы костюм без размера подберем?

– Вы не поняли. Я хочу, что бы вы его вылечили.

– Ух ты, – женщина скорчила гримасу недоумения. – В общем-то, я заканчивала акушерские курсы когда-то. Даже роды два раза принимала. Он у тебя чем болеет-то?

– В аварию попал.

– Ну, так не рожает же, – сказала Дея и продолжила поправлять костюмы.

– Привет, леди Ди, – поздоровался с женщиной, проходящий мимо мужчина.

– Привет, Айран. Я карты принесла. Пиво купишь, будущее поведаю.

– Приду, дорогуха, – сказал Айран, – только после обеда. Товар должны привезти.

Мужчина ушел.

– Вы – цыганка? – спросила Полина, пытаясь как-то наладить разговор.

– Цыганка. Могу погадать. Совру, но недорого.

– Помогите мне. Не притворяйтесь, что не можете.

– Совсем дитя, а уже кудахчет.

– У меня мама два года назад умерла, а теперь отец вот.

– Ничего себе. Сколько талантов, а никто не подает. Как зовут отца?

– Геннадий.

– Геннадьевна значит. Ну что тебе сказать, Геннадьевна. Плохи твои дела. Шла бы ты отсюда.

– Я не уйду, – сказала Полина.

– Да ты что. Это плохо, Геннадьевна, звучит. Грубо как-то.

– Меня зовут Полина.

– Да мне, в общем-то, все равно.

В этот момент в отдел забежала женщина с 1000-й купюрой в руках.

– Ди, дай по 100.

Цыганка пошла в служебную комнату за сумкой.

– Представляешь, Аза, – сказала Дея коллеге, отсчитывая деньги. – Эта мормышка домогается до Иваныча. Хочет к нему на прием. Не могу отговорить.

– Ну и дура, – сказала, убегая, продавщица, мельком взглянув на Полину.

– Кто такой Иваныч? – спросила девочка у Деи.

– Скажи лучше, зачем он тебе?

– Это он спасает умирающих?

– А тебе он голову отгрызет. Тебе это надо? – сказала Дея, наконец-то повернувшись к Полине лицом.

– Но он может спасти моего отца?

– Причем здесь твой отец? Голова-то твоя.

– Причем здесь голова?

– Хорошее начало дня. Действительно, причем здесь голова. Давай сюда свою бумажку, напишу адрес. Если будешь с Иванычем такой же унылой, твой папаша всех переживет.

Цыганка подошла к прилавку, взяла ручку, написала на листочке несколько строк и вернула его девочке.

– Это номер дома и квартиры. Здесь недалеко. Его так и зовут Иваныч. Зови, не стесняйся. Он любит малолеток. Ты ему понравишься.

– А он кто?

– Педиатор широкого профиля. Только я тебя предупредила, что лучше к нему не ходить.

– Он точно умеет спасать умирающих? – еще раз спросила Полина

– Ты не слышишь что ли? Я тебя предупредила. Будешь потом всю жизнь шизанутой.

– Лишь бы он отца спас, а я выкручусь как-нибудь, – сказала Полина, крутя в руках бумажку.

– Ну-ну. Ладно, дурочка, крутись отсюда уже.

– Спасибо, – сказала Полина, и побежала по указанному адресу.


Дом и подъезд Полина нашла без труда. Подъездная дверь была открыта. Лифт не работал. Девочка забралась на 4 этаж и остановилась у невзрачной, покрашенной зеленой краской, двери. Звонка не было. Полина стала стучать кулаком. Никто не открывал. Через 5 минут девочка устала барабанить и уселась на ступеньках. То ли никого не было дома, то ли не хотели открывать. Кто-то снизу поднимался по лестнице. Девочка решила подождать пока пройдут и продолжить стучать в дверь. Ничего другого не придумывалось. Вскоре перед девочкой появился высокий молодой человек в джинсах и футболке. Он нес белый пакет, в котором, похоже, были продукты.

– Привет, – сказал он Полине, проходя мимо.

– Привет, – ответила девочка, подвинувшись.

Молодой человек подошел к той самой зеленой двери и достал ключ. Похоже, это и был Иваныч.

– Вы – Иваныч? – остановила его вопросом Полина, вскочив на ноги.

– Иваныч? – переспросил молодой человек и улыбнулся. – Забавно. Наверное, я.

– Я вас жду. Мне цыганка Дея дала ваш адрес и сказала, что вы поможете.

– Ух ты, – еще шире улыбнулся молодой человек, открыл дверь и жестом показал девочке, что бы проходила. Полина с готовностью нырнула в квартиру.

– Можешь не разуваться, – сказал молодой человек, закрывая дверь.

Полина по привычке разулась и прошла в единственную комнату. В комнате был беспорядок. В углу на скомканном матрасе валялось одеяло и подушка. Из мебели было два стула, стол и кресло, заваленное одеждой. В углу стоял большой картонный ящик от телевизора. На полу, рядом с балконом, стоял клавишный синтезатор. Молодой человек вошел следом.

– Приземляйся куда-нибудь, – сказал он.

Девочка приземлилась на стул.

– Будешь есть? – спросил молодой человек.

– Буду, – ответила Полина. Она уже давно чувствовала голод.

Молодой человек подошел к креслу и свалил одежду на пол.

– Прыгай сюда, – сказал он, подвинув кресло к столу. Полина пересела в кресло. В кресле было удобней. Молодой человек ушел на кухню. Полина еще раз пробежалась взглядом по комнате. Ее внимание привлекла валяющаяся на полу шпага. Она была похожа на настоящую. Полина помнила про предостережения цыганки быть осторожной, но все равно расслабилась. Все в квартире, даже беспорядок, располагало к себе. С кухни доносился грохот. Молодой человек собирал завтрак. Через несколько минут он вошел в комнату, держа в руках еду. Вывалив продукты на стол, он дал девочке здоровый сэндвич и опять пошел на кухню. Сэндвич состоял их колбасы, сыра, помидора, зелени, еще чего-то. Полина откусила. Было вкусно. Молодой человек быстро вернулся, держа в одной руке бутылку вина, а в другой – полный бокал с розовой жидкостью. Из бокала торчала трубочка.

– Вино пьешь? – спросил он, прыгая на стоящий рядом стул.

– Нет, – ответила Полина, – мне еще нельзя.

– Трогательно. Еще нельзя по любому лучше, чем уже нельзя. Держи тогда, – молодой человек поставив бокал на стол.

– А что это? – спросила Полина.

– Игрушечный алкоголь. Специально для таких симпатичных дитятей.

– А нельзя без игрушечного алкоголя? – замешкалась девочка.

Молодой человек, не отвечая, откупорил вино и прямо из горла сделал несколько больших глотков. Девочка тем временем еще раз укусила свой сэндвич.

– Сок яблочный, – сказал молодой человек, подвинув девочке, стоящую на столе закрытую бутылку с соком.

– Спасибо, – набитым ртом промычала девочка. Молодой человек быстро, словно тасуя карты, сделал себе похожий сэндвич из разложенных на столе продуктов, откусил и тоже стал жевать…


– У меня отец умирает, – сказала Полина, когда был доеден десерт и настало время переходить к делу. Молодой человек вместо ответа сделал еще несколько глотков из бутылки.

– Он скоро умрет, если вы не поможете, – продолжила Полина. – Если от меня что-то потребуется, то я на все готова. Пожалуйста, помогите.

– Хорошо, – сказал молодой человек. – А на что ты готова? Любопытно.

– Ну, всё что скажите. Вы только, если можно, не злодействуйте сильно.

– Понятно. Готова на всё хорошее. Что с папой-то?

– Он попал в аварию. Врачи говорят, что умрет. Надо торопиться. У меня мама два года назад умерла. Теперь вот папа.

– Маме я вряд ли помогу. Слишком вульгарно. Даже для меня. Да и папе твоему, если честно, помогать не хочется. Давай я тебе помогу.

– Не надо мне помогать. Помогите папе.

– Что бы помочь твоему папе надо взять лопату попроще и вырыть яму поглубже, – сказал молодой человек и засмеялся, видимо довольный своей репликой.

– Сделайте так, что бы мой папа был жив, – стала раздражаться Полина.

– Хорошо. Твой папа был жив, – молодой человек опять засмеялся.

– Вы меня специально злите?

– Нет, – сказал молодой человек и перестал смеяться. – Хорошо, я помогу тебе. Твой папа выживет и снова пойдет на работу. Будет бухать с друзьями и храпеть по ночам. Ты же этого хочешь?

– Да, – закивала головой Полина, – очень хочу.

– Забавное, конечно, желание, но золотым рыбкам не разрешают кудахтать. Как еда?

– Очень съедобно. Спасибо. Вы, правда, можете спасать людей?

– Конечно, неправда. Не надо на меня наговаривать. Я только могу сделать так, что бы твой папа снова бухал и храпел. Мы вроде про это говорили.

– Конечно, про это, – радостно согласилась Полина.

– И в чем тут спасение? Кто здесь спасается? По-моему это просто девчачий каприз. Я давненько не натыкался на такие засады, поэтому не могу тебе отказать. Попробуй этот сыр с этим мясом и этой травой. Забавное сочетание.

Молодой человек соорудил из разложенных на столе ингредиентов новый бутерброд и дал девочке.

– Может вы меня не так поняли, – сказала Полина, взяв бутерброд. – Мой папа сейчас в больнице. Он умирает. Врачи ничем не могут ему помочь. Никто ничем не может ему помочь. Вы уверены, что у вас получится?

– У нас, – поправил молодой человек.

– То есть вы сможете его вылечить?

– Мы сможем. И не вылечить, а типа того.

– Как это? – не поняла девочка.

– Ну, скажем, мы зайдем несколько с другой стороны и вытолкнем твоего папу назад. У меня есть кое-какие связи. Попробуй сэндвич.

Полина откусила. Она уже не хотела есть и откусила из вежливости.

– А мне надо будет вам помогать? – спросила она.

– Нет. Это я буду тебе помогать.

– Тогда нам надо бежать, – сказала Полина, пытаясь вылезти из кресла.

– Бежать не надо. Завтра с утра поедем, а сегодня будем готовиться.

– И куда мы завтра поедем?

– Увидишь. Завтра.

– Не в больницу?

– Нет.

– А вдруг папа умрет?

– Он, может быть, и рад умереть, но теперь он завис и ждет, чем же там закончится наша с тобой прогулка.

Полина наморщила лоб. Все это звучало очень странно.

– И часто вы таким способом лечили людей? – спросила она.

– С тобой в первый раз.

– А с другими?

– Ты не похожа на других, – сказал молодой человек и сделал еще несколько больших глотков из бутылки.

– Спасибо, – сказала Полина, решив, что это комплимент. Она оставила попытки выбраться из кресла. Девочку разморило и клонило в сон. Ей не хотелось обдумывать, что происходит и можно ли доверять этому чудаку. Она очень устала.

– И долгим будет наше путешествие? – спросила Полина.

– Завтра начнется и послезавтра закончится. А сейчас я немного посплю, если не возражаешь. Тебе, кстати, тоже было бы нелишним вздремнуть.

Молодой человек допил вино, встал, покачиваясь дошел до матраса и, не раздеваясь, лег лицом в подушку. Полина проводила его взглядом, потом взяла со стола бокал с «игрушечным алкоголем» к которому не притронулась и сделала несколько глотков. Коктейль был приятным и вроде совсем не пьянил. Полина допила коктейль, свернулась в кресле и тоже уснула.


Полина проснулась. На часах было половина шестого вечера. Она проспала весь день. Девочка посмотрела в угол. Иваныча на матрасе не было. Полина с трудом вылезла из кресла, сделала круг по комнате, вышла в коридор, зашла на кухню. Иваныча и там не было. Он ушел. Полина стала вспоминать подробности сегодняшнего утра. Утро у нее получилось нелепым. Чем больше подробностей она вспоминала, тем больше ситуация походила на розыгрыш. Вера в то, что Иваныч каким-то чудесным образом может помочь исчезла.

Полина открыла огромный холодильник. Он был забит продуктами. Хотелось есть, но девочка не стала ничего брать без разрешения. В это время стал открываться замок входной двери. Полина вышла в коридор. Это пришел Иваныч. Он опять принес пакет с едой.

– Проснулась? – спросил он. Полина кивнула.

– Сходи умойся, – сказал он девочке, проходя на кухню. – А то помятая, как чудовище.

– Сам ты – чудовище, – ответила девочка, незаметно для себя перейдя на «ты». Молодой человек располагал к панибратству.

– Ты пробовала черимойю?

– Чудовище пошло умываться, – ответила девочка и зашла в ванную. Отражение в зеркале действительно было потрепанным. Полина быстро умылась и расчесалась, после чего вышла на кухню. Ей хотелось серьезно поговорить с молодым человеком.

– Сейчас приготовим редкостный ужин, – сказал молодой человек, пытаясь затолкать новые продукты в переполненный холодильник.

– А когда мы будем спасать отца? – спросила Полина.

– Сегодня, завтра и послезавтра. Я же тебе сказал.

– А как мы его будем спасать? Поедем путешествовать по окрестностям? Мне кажется, ты меня дуришь.

– Мало ветра в твоей голове, – пропел молодой человек и растрепал девочке уложенные волосы, – пошли в кабинет.

Молодой человек пошел в комнату. Полина послушно пошла следом.

– Садись, – сказал хозяин. Девочка села за стол. Молодой человек открыл коробку от телевизора, порылся в ней, достал черную папку, вытащил из нее листок бумаги и положил перед девочкой. Через секунду рядом с листком лежала авторучка.

– Здесь напиши фамилию и имя, а внизу распишись, – сказал он. Листок целиком был заполнен мелким текстом. Полина попыталась прочитать, но была написана какая-то абракадабра. Все слова были непонятны. Даже не все буквы были знакомы.

– Что это? – спросила Полина.

– Это бумага. Надо подписать, что бы запустить процесс.

Полина еще раз посмотрела на бумагу. Она вдруг ясно вспомнила, что отец ей говорил не подписывать никаких бумаг. Тогда она подумала, что он бредит, но может быть он именно эту бумагу и имел в виду.

– Не хочешь, не подписывай. Просто будем друзьями, – сказал молодой человек, застывший в ожидании.

– Так не честно, – сказала Полина. – Ты должен доказать мне, что можешь делать чудеса.

– Ну вот. Не мытьем, так нытьем. Иди сюда. Я тебе докажу.

Полина встала и подошла к молодому человеку.

– Смотри, – сказал он, показывая на дверь комнаты. Потом он открыл эту дверь нараспашку и подошел к входной двери. Потом он открыл входную дверь также нараспашку, после чего вернулся к девочке.

– Иди, а то можешь опоздать на похороны, – сказал молодой человек, показывая на выход. Девочка посмотрела ему в глаза. Молодой человек кивнул в сторону стола. Девочка еще пару мгновений подумала, после чего снова села за стол, написала на листе свое имя, фамилию, а внизу поставила подпись. Молодой человек тут же взял листок, пробежался взглядом, сложил и засунул в карман.

– Привет, Полина, – сказал молодой человек, протягивая руку. Девочка пожала ладонь. Молодой человек закрыл входную дверь на ключ и вернулся в комнату.

– Планы у нас такие, – продолжил он. – Сегодня мы уже никуда не идем. Начинаем собираться. Делаем фантастический ужин, едим фантастический ужин и ложимся спать. Встаем завтра с восходом солнца. Это полпятого утра. Собираемся, наряжаемся и валим отсюда.

– Куда?

– Куд-куда, юная курочка. Скажи лучше, умеешь ли ты плавать?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3