Андрей Архипов.

S-T-I-K-S. Второй Хранитель. Книга 2. Антагонист



скачать книгу бесплатно

Мужик, устроившийся на скале, выглядел заманчиво и вкусно для снайперского выстрела, но не все так просто. На прямой выстрел к нему не подпустит пулеметчик, а свои способности в обращении с винтовкой Фаза оценивал более чем скромно. Максимум метров на четыреста, и то при стрельбе с сошек, лежа и по грудной мишени. Причем первые один-два выстрела займет, вероятно, пристрелка. И выходит, что начинать войну придется с пулеметчика, голова которого то появляется между камней, то пропадает.

Только Фаза все обдумал и дал своему зверью сигнал, как у картографа возникли проблемы. На него сверху подло нагадила ворона, и навалила не куда попало, а точно на планшет. Боец выругался, зашарил по карманам в поисках платка, и тут другая птица опорожнилась ему за воротник. Пулеметчик выслушал по рации жалобы товарища, заржал, но немедленно заткнулся – вороны испачкали прицел на пулемете. И пошла потеха. Бойцы с азартом начали стрелять. Воевать с набравшими высоту птичками оказалось хоть и малоэффективно, но очень увлекательно.

Вороны заходили четко со стороны солнца и разгружали на стрелков свои кишечники. Те встречали их как длинными, так и скупыми прицельными очередями по два и три патрона. Стая увеличилась штук до двадцати, следовала атака за атакой, в небе стоял гвалт, и люди работали, за спину не оглядываясь. Зря. Развязка наступила быстро.

Фаза не знал, на что в ближнем бою способен пулеметчик, и заметив, что кот засматривается на его затылок, запретил Трофиму атаковать. Им удалось приблизиться вплотную, и он аккуратно закинул в пулеметное гнездо гранату. Бросил довольно слабую РДГ-5, но стрелку хватило. Тот страшно закричал не столько от осколков, сколько от испуга, и Фаза спокойно добил его почти в упор. Картограф на изменение обстановки среагировал мгновенно и попытался съехать по веревке, но никакая техника не любит судорожных телодвижений, и спусковое устройство закусило. Привязанный боец задергался и повис на месте, панику усилил массированный налет птиц, и Фаза с трех выстрелов закрыл вопрос. И, как обычно, сработал закон подлости! Одна из пуль попала, разумеется, в радиостанцию, которую он уже считал своей.

Итак, врагов осталось трое, и то, что их уже не пятеро, получится хранить в секрете не дольше первого сеанса связи. Когда у них следующий сеанс? Да кто знает, может быть, сейчас, а может, через пять минут. Фаза понимал, что та троица гораздо опаснее двоих картографов, и номер с воронами больше не проскочит. Сенс его легко срисует на расстоянии, превышающем дистанцию прямого выстрела, остальные успеют подготовиться, и надо придумывать другой план, пооригинальней. И ни в коем случае не выпускать из рук инициативу. Ему все время следовало атаковать.


Мангуст был реалистом. Когда отправленные к озеру бойцы вторично пропустили сеанс связи, он понял, что их маленький отряд убавился еще на две единицы. Жизнь приучила относиться к потерям философски, но людей осталось не так много, и особо жалко потерять Коперника.

Коперник считался грамотным картографом и как артиллерийский корректировщик дело свое знал. Ох, недооценили зоотехника, снова перехитрил, подлец. Фазу они между собой звали зоотехником, высоко не ставили, и оказалось, что напрасно. Прежде чем начинать зачистку территории от всего живого, Мангуст планировал с ним разобраться, но ребята увлеклись грабежом схронов с хабаром, а он дал маху и сразу не пресек. Нехорошо все складывается, надо срочно исправлять ошибки.

– Слышь, Мангуст! Нам не упереть столько патронов, тут у него одного двенадцатого калибра триста штук заныкано. А еще от СВД сотня и для калаша 5,45 нетронутых два цинка. Может быть, в костер их бросим?

– Я тебе брошу! Ты, Хомут, совсем рехнулся. Вот скажи мне, кто в Улье боеприпасами разбрасывается? А вертолеты, между прочим, не летают через Карусель, сюда каждую мелочь люди на горбу тащили. И патроны пригодятся. Не забывай, что как закончим с зоотехником, сразу за зверье возьмемся. Нам задача четкая поставлена. Чтобы ничего по лесу не летало и не бегало.

Длинный и худой как жердь Хомут бесил феноменальной тупостью, но обладал полезнейшим умением «выносливость». Он, например, мог целый день идти не уставая, и идти не просто так, а с грузом за плечами килограммов так в двести. Еще Хомут неплохо обращался с пулеметом и никогда на памяти Мангуста не мылся и не умывался. Вот с такими разносторонне одаренными бойцами приходилось решать трудные задачи.

– Ффу-у-фух! – Из центра огромного, догорающего на месте дома костровища взметнулся двухметровый фонтан искр, и кучерявый, похожий на былинного богатыря витязь отскочил с веселым хохотом. Молодец счастливо улыбался, потирая широкие ладони. Каждая длань молодца выглядела как чешуя элитника возле хвоста.

– Дани-и-ила, дурень! Ты на фига ящик ВОГов в костер бросил? – Невысокий, плотно сколоченный Мангуст обхватил короткостриженую голову, демонстрируя полное отчаяние.

– Ты, командир, чего, зачем нам ВОГи? Все равно подствольников нет ни у кого. – Конопатая морда удивленно вытянулась, а толстые ручищи с закатанными рукавами разошлись по сторонам в недоуменном жесте.

– Дать бы по горбу тебе вот этим ящиком два раза, – с тихой яростью прошипел Мангуст, но вслух выкрикнул совсем другое: – Бежим, придурки, чего рты раскрыли? Сейчас взорвутся ваши ВОГи сраные…

ВОГи взорвались. Но тройка карателей взрыв почти не слышала. Мангуст увел их далеко. Бежали быстро, налегке, сгрузив все лишнее на безотказного в таких вопросах Хомута. Новый лагерь спрятали в сыром, кишащем ящерицами овраге и ночлег оборудовали скрытно, по всем правилам и без костра. Мангуст перед отбоем внимательно просканировал окрестности и объявил, что рано утром они выходят на поиски Хранителя. И вообще, он много чего поведал на ночь подчиненным в непечатных выражениях. Те прониклись, осознали и засыпали молча, без обычных шуточек и анекдотов.


Два дня. Вернее, двое суток почти без отдыха они гоняли зоотехника. На третий день едва стоящий на ногах Мангуст засомневался, что охотники именно они и их не дурят, заставляя нарезать круги по кластеру. Водят как котят, не позволяя отдыхать и грамотно выматывая силы.

Контакт то появлялся на периферии восприятия, то медленно отходил и исчезал. Над ними постоянно каркали вороны, и двух из них Хомут подбил из пулемета. В затяжной гонке на выносливость Мангуст надеялся, что его компания сможет спать по очереди, а Фазу сменить некому, и можно попробовать его загнать физически. Он как сенс способен засекать Хранителя на расстоянии, и они смогут его сначала утомить, потом загнать – и наконец прикончить.

Но ничего не вышло. Вымотали, наоборот, их троицу, и главная проблема, как ни прискорбно, в нем, в Мангусте. Два кретина, Данила и Хомут, в силу своих умственных способностей не испытывали никакого дискомфорта и готовы были дрыхнуть под круглосуточное карканье ворон, гнусный крик сорок и вопли непонятно каких птиц. Их даже не смущало летящее на головы дерьмо.

А вот Мангуст… Он затыкал уши ватой, но только пытался сомкнуть веки, как чуткий мозг засекал физический объект, быстро подходящий на дистанцию сто метров. Ну какой тут сон? Они находились под постоянным наблюдением, и скрыться от внимания лесных зверьков и птичек было невозможно. Едва Мангуст преклонял голову, как Фаза узнавал и приближался. Сам Хранитель хоть и урывками, но умудрялся спать. Под чутким контролем лесной живности.


Плохое утро. Серое, со стеной мелкого дождя и выматывающим душу карканьем ворон. Нормальное, человеческое начало дня – это когда люди выспались, завтракают, курят и разогревают кофе с целью проснуться окончательно. У Мангуста отдыха не было вообще, и, несмотря на головную боль, нарушенную координацию и звенящий гул в ушах, он не сомкнул глаз вот уже третьи сутки. Всю ночь орали птицы, в кустах громко шебуршало, и мозг сенса фиксировал физические теплокровные объекты размером с человека. Этим утром командир муров ясно понял, что спать ему не дадут ни днем, ни ночью, и единственный для них способ выжить – это как можно быстрее покончить с зоотехником.

Личный состав привычно начудил. Вот каким надо быть конченым кретином, чтобы все продукты вечером вытащить из рюкзаков и сложить в одну большую кучу? Данила с Хомутом в очередной раз доказали, что они именно конченые. Ночью воспаленный мозг Мангуста без остатка заполнил зоотехник, подошедший так близко, что Хомут схватился за пулемет, и в это время… В это время под воронье карканье на продуктовой куче бесшумно безобразничал барсук. Подлое животное тщательно прокусило все банки до единой, выпустило на продукты знаменитую вонючую струю и погибло при отходе, обнаруженное наконец Мангустом и изрешеченное пулями Данилы. Поспать не удалось никому, и тревожную ночь сменило голодное и злое утро.

– Ну ни хрена себе ночка получилась! Слышь, Мангуст, мы понимаем, что накосячили с той кучей, но жрать охота! Ты знаешь, я могу много утащить, но потом отходняки конкретные и голод дикий. Смотри, если не пожру, то к обеду не я понесу рюкзак, а вы меня вместе с ним поволочете. Мангуст, давай поищем жрачку? Я знаю, зоотехник ныкает ее по разным схронам.

– Заткнись, Хомут, достал уже, – выдавил Мангуст сквозь зубы, отчаянно борясь с головокружением.

– А че, Хомут верно говорит, жрать уже сейчас охота, а на одном живчике мы долго не протянем. Да и кофе не мешает захлестнуть, я не могу утром без кофе, – поддержал товарища идущий замыкающим Данила.

– Хрен с вами, будет вам жрачка, кофе и, может, даже спек. Сейчас в одно место прогуляемся, тут недалеко.

Данила прав. Мангуст чувствовал, что если он как угодно не взбодрит свой организм, то потеряет сознание или вообще сойдет с ума. Линия горизонта перед глазами уже двигалась, и двигалась прилично.

А нычка со всем необходимым рядом. Они проходили мимо вчера утром, но командир не подал виду. На глубине полметра, под камнями, упакованные в пластик, лежали сухпаи и что-то взрывчатое. Возможно, гранаты или мины. И еще… Там имелся спек, и спек Мангуст определял лучше, чем продукты. Эх, как он сейчас нужен!

С собой несли хорошую аптечку, но она осталась в Карусели вместе с трупом Чики. Штатного знахаря отряда. Не смог Чика пройти через элиту. Принять бы дозу, прочистить голову и решить, что дальше делать. Мечты, мечты… Данила с Хомутом пусть едят тушенку и заберут весь растворимый кофе из солдатских сухпаев, но спек – его. Мангуст махнул рукой, указывая направление движения.

Есть! Вот она, закладка. Под карканье ворон Данила убрал один камень, другой… И долбануло так, что порванное тело богатыря взлетело в воздух. Хомута, как тряпку, покатило по камням, а у стоявшего в отдалении Мангуста из перепонок пошла кровь, и он потерял сознание. На этом почти все закончилось.

Иссеченный осколками, но неубиваемый Хомут с земли поднялся, встал на колени и даже зашарил глазами, выискивая пулемет, когда на него сверху спрыгнул огромный серый кот и яростно вцепился в горло, разрывая вены. А Мангуст так и не очнулся. Измученный бессонницей и стрессом организм не выдержал и отключился. Подоспевшему с винтовкой наперевес Фазе осталось позаботиться о том, чтобы сенс не просыпался никогда.

Осмотревшись, он сильно удивился, что двое из троих карателей сумели выжить после взрыва. Как только Фаза понял, что на него пошла охота, то заложил сюда две мины, усилил двумя гранатами «лимонками» и для пущего эффекта примотал к мине скотчем две шоковых «Зари». Приманкой, дабы сенс точно обратил внимание, служила изрядная доза отличного наркотика, мимо которого не пройдет ни один здравомыслящий иммунный. Взрывчатка активировалась сдвиганием в сторону одного из двух камней, освобождался рычаг «лимонки»-детонатора, что любители чужих заначек и проделали.

Моросящий дождь закончился, и вымотанный, лишившийся жилья Хранитель уснул прямо на земле, подстелив коврик и положив голову, вместо подушки, на разгрузку. С одного бока его грел кот, с другого пристроилась Маруська, а на деревьях рассаживались по боевым постам вороны. Это утро наконец закончилось.

Глава 5
Договор с дьяволом

Сеанс радиосвязи

– Ремтехника вызывает Крепость, Ремтехника вызывает Крепость…

– Привет, Ремтехника. Здорово, Викинг!

– О, Гуля, сколько зим! А как мне вашего Головача услышать, не подскажешь?

– Да занят Головач, на совещании. А что хотел-то, Викинг? Меч Одина? Хе-хе…

– Да нет, меч нам не нужен, мы ребята мирные. Нам, Гуля, станки нужны. Любые станки по металлообработке и желательно весом не более двух тонн. Тут слух прошел, что ваш Якудза терминалы в Выборге дербанит.

– Ах вот ты о чем… Не все так просто, Викинг, с терминалами. Там такая задница… Ты лучше заезжай в гости. Разговор не телефонный.


– У-у-у-у! – солидно пробасил КамАЗ ярко-оранжевого цвета.

– Пи-и-и-и! – Обвешенного шипастой листовой броней лидера колонны поддержал раскрашенный «БМВ-Тайфун» с самодельной пулеметной башенкой.

Его гудок неприятно резанул по ушам и без того злых рейдеров, плотно обступивших красную от жары бочку с горящими внутри дровами. Толпа раздраженно зашипела, совещаясь, и выдавила из своей массы худого флегматичного парнишу в цветной бандане и тактических перчатках. Парниша подошел к похожему на железный сейф уазику, грязный палец нашарил в кабине нужный тумблер, и взревело так, что опозоренные КамАЗ с «Тайфуном» замолчали. На дорогу выскочил и заметался заполошный кот, а рейдеры у бочки весело заржали, довольные достигнутым эффектом.

Гудок от паровоза – штука громкая, способная смутить самых сильных зараженных, что для караванщиков немаловажно. Ревун приостанавливает атаку тварей и дарит паузу длиной в несколько секунд, позволяя завести двигатель машины или развернуть в нужную сторону башню с пулеметом.

Караван Якудзы замер на выезде из поселения, и замерзшие на холодном ветру рейдеры не знали, как напомнить руководству о своем существовании. Выезд в сторону Выборгского кластера отменили, а вместо этого им неожиданно приказали заглушить моторы и непонятно чего ждать. Начальство, ничего не объясняя и раздраженно хлопнув дверцами, вернулось в Крепость совещаться, оставив подчиненных убивать время возле железных бочек с горящими кострами. Совещались уже третий час.

Караван по рации остановил Браслет. В свое время главный безопасник Крепости служил в полиции, носил погоны подполковника, а при попадании в Улей немедленно надел браслеты на трех не самых хилых сталкеров. Он их арестовал за незаконное ношение оружия и получил взамен соответствующее прозвище. Весил Браслет под сотню килограммов при росте метр восемьдесят, улыбался редко, а взгляд маленьких, колючих глазок мог при большом его желании расслабить мочевой пузырь задержанного.

Качества для его должности полезные, но не основные. Уголовный розыск громилы без мозгов не возглавляют, сталкеров одними кулаками в рамках не удержишь, и с интеллектом у безопасника обстояло как надо. Еще до залета в Улей Браслет решал в уме сложные задачи на логику и сообразительность, а в новом мире получил такое нужное умение, как «память». На совещании огромный, похожий на медведя-гризли, дядька сидел в торце длинного стола и вытряхивал в пластмассовую урну очередную пепельницу.

– Тебе гудят, Якудза, слышишь? – Головач, главный снабженец поселения, выразительно посмотрел в сторону окна. Двойное остекление пластиковых окон не смогло заглушить звуки паровозного гудка. – Смотри, время обеда приближается. Забухают в знак протеста твои гаврики, и накрылся выезд на сегодня. Езжай давай, не первый раз уполовиненным составом. В случае чего будет бронегруппа в помощь. Обещаю. Скажи ему, Браслет.

Безопасник не поддержал снабженца. Человек-глыба наклонил голову и молча закурил очередную сигарету. А вот невысокий, с раскосыми глазами на смуглом монголоидном лице, Якудза не молчал:

– Бронегруппа? Ты, Головач, сейчас сказал о бронегруппе? А ничего, что им придется добираться больше суток? Знаете, что, господа… Я сейчас пойду и приму на грудь вместе с ребятами, что еще остались. Отменять выезд не имею права, и мы выйдем. Вот только знайте, что охраны – меньше половины штата, и караван вернется далеко не полным.

Якудза решительно поднялся, и вместе с ним поднялись двое его замов, Грек и Колбаса. Каждый превосходил шефа габаритами, и каждый за него готов был к черту в пасть. Троица направилась в сторону дверей, всем своим видом демонстрируя, что разговор закончен, но не тут-то было. Сочно лязгнул электрический замок, наглухо перекрывая выход. Браслет снял палец с кнопки под столешницей, и его глаза налились кровью.

– Якудза, а ну, сел на место! – Громовой возглас безопасника ударился о бетонный потолок и обрушился сверху на головы мятежной троице. Безопасник – должность выборная, и потому плевать хотел Браслет на все условности и субординацию. Снабженец свое получил тоже: – А ты, Головач, прекращай людям ездить по ушам. Если отправляешь караван без всякого прикрытия, то имей мужество так и сказать в глаза ребятам. А еще лучше езжай с ними.

– И поеду! – Грохнула роняемая на пол табуретка. – Думаешь, я испугался? Да вы хоть представляете, сколько в сутки съедает наша Крепость? Тонну! Да, Якудза, твоего красного КамАЗа из колонны хватает на неделю максимум. И то при условии, что он загружен тем, чем надо. Товар, что вы из выборгского терминала привезете, весь заранее расписан по контрактам, и расписан, заметь, в обмен как раз на мясо.

Браслет сказал намеренно обидно. Давно следовало сбить спесь с зарвавшегося, как ему казалось, начальника снабжения, и ядовитая шпиля достигла своей цели. Однако палку перегибать не стоило. Головач – мужик эмоциональный. Вполне мог принять вызов близко к сердцу, психануть и действительно поехать вместе с рейдерами.

– Расслабься, Головач, остынь. Никто и никуда тебя не посылает. Если людей совсем хватать не будет, то я сам сяду за пулемет, а ты останешься мутить свою торговлю. Вот только пока ты заключал договора, в Выборге многое поменялось. И теперь его терминалы для нас опасней Питера.

– Выборг всегда считался кластером средним и спокойным. Грузился два раза год, если ничего не путаю.

Якудза не смеялся, он только сощурил свои и без того узкие глаза, а вот два его зама отреагировали хохотом. Отстал Головач от жизни со своей торговлей, ох отстал…

Да, было время, выборгские терминалы загружались редко, создавая вокруг себя движняк примерно на неделю, и сильно развитые твари паслись в других местах. Монстры начиная с руберов предпочитали кластеры с быстрыми перезагрузками, а с лотерейщиками и топтунами вполне справлялась охрана каравана. Рейдеры заезжали в Выборг редко, но результативно, и машины отходили, перегруженные бытовой техникой, одеждой и продуктами в красивых упаковках. Золотые были времена, и сталки за бутылкой виски вспоминали, как двух тяжелых пулеметов вполне хватало для защиты каравана из десяти-двенадцати машин. Да, все это в прошлом…

– Ты, Головач, ничего не путаешь. Ты просто давно не интересовался Выборгом и не представляешь, сколько интересного там произошло. Был период, он вообще грузился шесть раз в сутки, представляешь?

Слова Браслета поразили даже оторванного от реальности снабженца.

– Ох ничего себе… Да шесть раз в сутки – это преисподняя, кошмар и куча тварей! Всё, мужики, прошу прощения и беру свои слова обратно. Не знал ничего, честно. Простите бедного снабженца и просветите, что там сейчас творится? Если ничего не путаю, в Выборг совсем недавно ездили. У меня водки «Финляндия» еще триста ящиков не продано и колбасы два рефрижератора…

– Ездили, не путаешь, – мрачно буркнул подполковник.

Он, в отличие от беспечного снабженца, точно знал, во сколько жизней обошлась им та самая водочка с колбаской. Настоящий финский сервелат, полусухая, глаза б ее не видели. Настроение у Браслета окончательно испортилось, но как решить вопрос без Головача, стоящего в иерархии на голову выше, он не представлял.

– Сначала кластер перекидывался через два часа, потом – раз в сутки, и в итоге новый цикл установился окончательно. Двадцать один день. Представляешь, какие горы там всего полезного и ассортимент?

Ну еще бы! Еще бы начальник снабжения не понимал, какие возможности сулит новый режим загрузки терминалов. Да при хорошо налаженной работе караванов на другие кластеры можно вообще не отвлекаться! Мозг Головача вскипел лавиной цифр, ладони от возбуждения вспотели, но невозмутимый, как изваяние, Якудза заговорил, и воспаривший в облака снабженец жестко ударился о землю.

– Два раза. В быстрые выборгские терминалы мы ездили дважды. Первая ходка нам стоила двенадцати человек. Во второй раз твари устроили засаду и половину каравана раскурочили, убив уже двадцать шесть бойцов. Сейчас снова едем, а у меня всего пятнадцать ребят в сопровождении.

Поймав обалдевший взгляд Головача, Якудза улыбнулся первый раз за вечер и добил снабженца окончательно:

– Да-да, я пообещал двойные премиальные и зачет старых долгов, но смог уговорить всего пятнадцать человек. Учитывая, что нужно сорок минимум, мы можем перед поездкой смело выпить. Или принять чего другого, позабористей.

– Так, может, бронегруппу направить с вами сразу? – Головач осекся, споткнувшись о насмешливые взгляды собеседников.

Послать в сопровождение колонны единственный резерв большого, имеющего форпосты поселения, – придумать такое мог только измученный расчетами и бухгалтерскими файлами снабженец. И снабженец понял. До него дошло, что вкусные терминалы выборгской таможни им не по зубам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7