Андрей Архипов.

S-T-I-K-S. Второй Хранитель. Книга 2. Антагонист



скачать книгу бесплатно

За все время пребывания в должности Хранителя он видел чудных, похожих на сказочных созданий, инопланетян всего два раза, но не приближался и не делал попыток пообщаться. Портал тихо открывался, выплывала похожая на дирижабль конструкция, и выходили эльфы… Фаза мог пройти на их волшебную планету, но что-то его сдерживало. Он чисто интуитивно не доверял полупрозрачным существам и предпочитал сохранять верность родным соснам, скалам, озеру с форелью и животным.

Животные, бедные животные… Зверушек эльфы не жалели, проводили генетические эксперименты, и визжащие на все лады подопытные летели с дирижабля в кластер Карусель. Целые туши падали в пасти зараженных, отожравшихся до опаснейшей элиты. Подобный зоопарк откармливался намеренно и выращивался с умыслом. Свирепые твари блокировали единственный проход к заветному порталу. Впрочем, все в нашем мире относительно и пресловутая «надежность» – тоже.

Отряды внешников иногда проскакивали через Карусель хитростью или тупо пробивались с боем. В таких случаях подключалось населяющее Райский стаб иммунное зверье, выстраивая вторую линию защиты. Все живое при появлении чужих впадало в панику, панику чутко улавливал портал и сразу реагировал. Плавающий над землей пузырь закрывался или исчезал, перемещаясь. Все вроде продуманно, надежно, но портал выходит в Улей, где свои причуды, и оборона эльфов дала трещину.

Прикол Улья на этот раз состоял в том, что у иммунных встречалось умение «любовь животных», перед которым вторая линия защиты исчезала и рассыпалась на мелкие осколки. Зверье встречало такого человека словно бога, любило и оберегало. Умение делало его хозяином не только одного портала, но и всего стаба, а склонное к порядку руководство гильдии торговцев утвердило должность Хранителя на ближайшем заседании. Первым Хранителем торжественно заступил Компас, который хорошо выполнял свои обязанности, пока неожиданно не сгинул.

Исчезновение Хранителя вызвало нервозность, и немедленно засуетились внешники. До них дошло, что появился шанс перехватить проход, и до торговцев докатились слухи, что разыскивается свежак с умением «любовь животных». В гильдии перепугались, торговцы подключили все свои возможности, и появился только что попавший в Улей Фаза, которому и без того яркое умение усилили и прокачали жемчугом. Он стал вторым Хранителем, успешно отражал атаки больше года, но служба давалась нелегко.

Фаза чувствовал, что вымотался, устал от одиночества, и начал опасаться, что одичает без человеческого общества. Приходилось вынужденно говорить с котом и вороном, а с Маруськой так вообще установился контакт, похожий на телепатическую связь. Он при большом желании мог теперь смотреть на мир через единственный собачий глаз, где бы та ни находилась и ни бегала. Процесс требовал предельной концентрации и утомлял не хуже забега с рюкзаком по склону. Фаза измучил тренировками себя и бедную Маруську, прежде чем научился выглядывать всего через несколько секунд.

Теперь, наконец, внешники.

Понять их цели и стремления нетрудно. Просто нужно отбросить все иллюзии, мораль и отдавать себе отчет, что гости Улья на него плевать хотели вместе со всеми обитателями. Иммунные для них – не более чем мясо, расходный материал. Забить здорового мужика на органы или выкачать всю кровь из ребенка – нормально так же, как для Фазы – пожарить форель на сковородке. Ничего особенного и часть рабочего процесса. Для выполнения приказа можно и даже положено хитрить, прикидываться партнерами, вербовать муров-ренегатов и подстраивать честным сталкерам изощренные подлянки.

С порталом, вернее, с упорным желанием в него проникнуть, тоже все логично и предельно просто. Кто-то из самого высокого начальства внешников распорядился, установил сроки, и низшее звено рвет задницу, стараясь приказ выполнить. При этом ни жалея ни себя, ни муров – исполнителей. Ну да, такая цель оправдывает любые средства. Инопланетные технологии не только гарантированно окупят все затраты и кто-то сделает головокружительный рывок в карьере. С ними возможны любые изменения, вплоть до геополитических подвижек.

К счастью, Коалиция торговцев смело выступила против. Раньше, когда портал работал в обе стороны, внешники побывали на планете эльфов, устроили там перестрелку и, захватив пленных, отступили. Уйти, впрочем, им далеко не удалось. Зворги агрессоров настигли и, не размениваясь на мелочи, выжгли до угольков два кластера неведомым оружием. Понятно, что внешникам ради новых знаний и технологий плевать на все потери, но… Теперь возле прохода бдительно дежурит Фаза с четвероногими и пернатыми соратниками. И пока он их не соизволит успокоить, портал в чужой мир останется закрытым, а некормленые монстры в Карусели – злыми и недружелюбными.

За полгода эйфория от прекрасного живого кластера улетучилась. Фаза отразил несколько атак, и один раз пришлось самостоятельно залечивать пулевое ранение в плечо. Да мелочи все эти ранения. Истреблять измученных прорывом через Карусель муров не так сложно, тем более что помогали птицы и животные. Проблема тут в другом. Он молодой мужик, ему требуется женщина, и прожить остаток жизни в заточении, словно монах, Фаза не согласен.

Нервы не выдерживают, ему нужна замена, но как? Сменщик должен обладать прокачанным аналогичным даром, большой вопрос, примут ли его животные. И что делать? Фаза отдавал себе отчет, что бросить на произвол судьбы стаб с порталом и свалить не сможет. Совесть не позволит. И вот что интересно. Учитывая, что люди в Улье не стареют и не умирают своей смертью, он в Райском стабе вполне может жить вечно. Разумеется, если будет соблюдать некоторую осторожность и не пойдет с тоски охотиться на элиту с ножиком…


Сзади глухо бахнул выстрел, и распластанный на камне Фаза вздрогнул и вжал голову. Стреляли дробью или картечью по воронам и попали. Он неплохо научился разбирать их карканье, и сейчас птицы горевали по покойнику или покойнице. Летучий отряд Петровича понес потери, но не следовало бросаться помогать очертя голову, без разведки и не осмотревшись.

Видимость между камнями – метров двадцать, но есть выходы с широким круговым обзором, и Фаза перекинул «сайгу» за спину, сменив рожок с картечными патронами на пулевые. Место карабина на груди заняла снайперка с разложенными сошками, и он без колебаний вогнал патрон в патронник.

– Ко мне, Маруська, где ты?

– Ффых, мяу! – ответил кот Трофим, а лай Маруськи раздался очень далеко, там, где пряталась его избушка, выстроенная еще Компасом и любовно улучшенная Фазой.

– Бах-бах-бах! – раздалось приглушенно со стороны избы.

Стреляли из автомата, одиночными, но лай Маруськи не прекратился, и Фаза спокойно выдохнул.

– Черт, да сколько их всего прорвалось? – спросил он сам себя сквозь зубы, и опять громко закаркали вороны.

От избушки поднимался столб черного дыма, и Фаза судорожно прикидывал потери в снаряжении.

События неслись стремительно, и складывалось впечатление, что через Карусель прорвалась группа сумасшедших. Они не пытались целенаправленно искать его, Фазу, и не прочесывали лес в поисках полупрозрачного и заметного издалека портала. Оказывается, подготовленные на уровне элитного спецназа парни прорвались через Карусель, теряя товарищей, исключительно с целью пострелять по воронам, сойкам и несчастным сусликам.

Да, они вели себя словно обдолбанные дешевой наркотой гопники, и отдельно друг от друга безобразничало два отряда. Одна команда крутилась возле озера. С нее не спускал глаз Петрович, и вороны карканьем оповещали о каждом телодвижении карателей. Другой отряд громил и жег его избушку, не жалея снаряжение и всякое полезное имущество, которым Фаза за время проживания успел обзавестись.

«Фиг им, а не продукты, не найдут ледник», – мелькнула самонадеянная мысль.

Ледник нашли, о чем немедленно оповестила лаем вездесущая Маруська. Этого еще не хватало… Новость Фаза расценил как отвратительную, и дело вовсе не в утраченных продуктах. Закладку он маскировал так искусно, а нашли ее так быстро, что напрашивался неприятный вывод. Один из его гостей обладает даром Улья «поиск», и непонятно, насколько хорошо умение прокачано.

«Только бы не сенс!» – От такого предположения заросший лесом стаб вдруг показался тесным, а чистейший горный воздух стиснул горло. Панику, накатившую удушливой волной, заставил отступить воткнувшийся в ладонь холодный нос Маруськи, а Трофим, мягко занырнувший под другую руку, привел в чувство окончательно. Хранитель сразу успокоился и от избытка чувств – не прослезился. Нет, сдаваться он не будет, и еще посмотрим, кто в лесу хозяин…

Как выяснилось, их прорвалось пятеро. Прямо сейчас двое возле озера заняты чем-то непонятным, а трое раскапывают закладку в леднике рядом с избушкой, не забывая отвлекаться на стрельбу по мелким птичкам. Из фырканья кота или собачьих взвизгов можно понять многое, а если еще прислушаться к карканью Петровича… Он даже выяснил, кто из пятерых бандитов самый умный и опасный и где сейчас находится. Фаза уже собирался выйти по душу главаря с винтовкой, но его остановили рычащая Маруська и фыркающий кот. Ближний круг настаивал, что сперва надо вернуться к Карусели, но на левый от ущелья край. Там находилось нечто, что Фаза должен обязательно увидеть и только тогда решить, что делать дальше.

Глава 4
Злое утро

Сеанс радиосвязи

– Говорит Коалиция торговцев! Внимание всем рейдерам, сталкерам и охотникам на нечисть! Мне, надеюсь, не надо представляться? Работа есть для вас, ребята, и кому жить скучно, ищите Гирю в главном офисе. Смотрите, на этот раз все будет по-взрослому, оплата тоже. Конец связи, кого касается – тот понял.


С одного края ущелья на другой вела каменная россыпь, или сыпуха, как говорят на своем сленге альпинисты. Сыпуха бывает на пологом склоне мелкой и похожей на щебенку. Бывает средняя, с камушками, превосходящими футбольный мяч, и крупная. Валуны на крупной почтенно величаются чемоданами, и разгуливающая по горам публика старается их не задевать.

Иногда многотонный чемодан двигается, степенно переваливаясь, набирает скорость и увлекает за собой нижестоящие. Зрелище со стороны – просто потрясающее. Наблюдать визжащего от страха и удирающего вниз элитника не приходилось? Фаза видел. Видел и удивлялся, как убегающий от камнепада «ужас Улья» умудряется жидко испражняться и поджимать хвост, одновременно увеличивая скорость.

Фаза причуды ландшафта возле Карусели изучил и шел аккуратно, следом за котом или Маруськой. Животные дорогу чувствовали и обходили «живые» и готовые сорваться с места камни. Обычно реально добежать минут за сорок, но сейчас приходилось часто делать остановки, смотреть в бинокль, ждать убегавшую вперед Маруську. Дошел за полтора часа и, подчиняясь мягкому покусыванию за ногу, залег за камни и достал бинокль.

Нечто, ради чего его привели сюда Трофим с Маруськой, оказалось хорошо спрятанным между камнями человеком. А вернее, бойцом со ступней, оторванной противопехотной миной. Раненого приволокли соратники и, как ни странно, не пристрелили. Бойцу перетянули культю с торчащей костью двумя резиновыми шинами и вместо обезболивающего накачали дешевой наркотой. С товарищем поделились самой грязной и дешевой версией наркотика, рассчитывая, что тот быстро и без боли скончается от передоза. Наркотик был приготовлен столь похабно, что едкий запах ацетона из лежки раненого учуял даже Фаза, не говоря о сопровождающих животных.

Но раненый разобрался в ситуации на удивление здраво. Он быстро понял, что ему разрешили сдохнуть самому, и если обнаружат, что еще не сдох, исправят маленькое недоразумение без колебаний. Никто не потащит его на себе к знахарям через Карусель. Братья по оружию не оставили даже воды, и раненый от жажды загибался, о чем Фазе поведал кот Трофим, сходивший на разведку. Раненый мучился, но не стал сжирать в один прием всю наркоту, а принимал ее по малой дозе, оттягивая неизбежное. К подходу Фазы он уже с ума сходил от жажды и от боли в ране, о сопротивлении не помышлял и вообще плохо понимал, что происходит.

– Руки убери! Да отпусти, дурак, бутылку, не отберу! – Полуторалитровую бутыль с водой боец опорожнил на две трети, и Фаза с большим трудом оторвал горлышко от обтрескавшихся губ.

– Ты кто?

– Я тот, ради кого ты потерял ногу. Мечтал меня увидеть? Так вот он я.

– Значит, вот ты какой, Фаза. Наслышан… Я – Ташкент, если интересно. Скажи, Фаза, только честно, есть у меня хоть какой-то шанс?

– А ты сам что думаешь, Ташкент?

Раненый улыбнулся, достал пачку сигарет и с наслаждением затянулся.

– Я думаю, Фаза, что нет у меня шансов ни при каком раскладе. Для тебя я враг без вариантов, а те, с кем я сюда пришел, меня пристрелят при отходе или пройдут мимо в лучшем случае. Но почему-то кажется, что раз мы с тобой тут как друзья беседуем, то никто уже мимо не пройдет.

– Ну зачем сразу такие выводы поспешные. Может, и пройдут. Твои однополчане пока живы, и непонятно, чем все кончится. В любом случае я один, а их тут пятеро.

– Ой, Фаза, я тебя умоляю. Не гони умирающему дурочку. Да будь их тут хоть десять человек, но в своем лесу Хранитель уделывает любое войско. Мы рассчитывали на неожиданность, и о возможных минах не подумали… Слышь, Фаза, а правду говорят, что тебе не только «любовь животных» досталась, но ты еще и сильный коматозник?

Ну ничего себе… То, что вторым умением у Фазы шел «коматоз», не знал почти никто. Ну, может, руководство Коалиции и еще «человек несколько». Близко, однако, подобрались… Коматозник мог в случае опасности исчезать с глаз как иммунных, так и зараженных. У Фазы получалось пропадать на несколько минут, что считалось достойным результатом. Ташкент, кстати, молодец. Заслуживает уважения. Далеко не каждый сможет держаться так достойно, как он перед лицом смерти.

– Ташкент, у меня к тебе предложение. И не бойся, врать, что вызову сюда знахаря по рации, не стану. Мое предложение реальное.

– Ты предлагай, я слушаю. – Ташкент нервно прикурил следующую сигарету от окурка старой. Он морщился от боли, в конце концов не выдержал и сунул под язык комочек дурно пахнущего спека.

– Ты мне, Ташкент, всю правду выкладываешь, как на исповеди. Согласен?

– Ага, а ты мне что? Смотри, Фаза, я смерти не боюсь.

На перепачканном кровью лице мура блестел обильный пот. Он судорожно кусал губы, и Фаза понял, что, несмотря на силу воли и характер, тот не колеблясь выдаст все, что знает. Но скажет только в том случае, если они договорятся. За идею и «спасибо» люди такого типа не работают принципиально, запугать их сложно, так что лучше не скупиться и предложить достойную оплату в обмен на информацию. Тем более что одной рукой раненый непроизвольно поглаживает и похлопывает себя по заднице. Наверняка в набедренном кармане пистолет или граната.

– Смотри, Ташкент, что у меня есть…

С аптечкой Фаза не расставался и сейчас с видом фокусника извлек разовый шприц и маленький пузырек с жидкостью ярко-оранжевого цвета. Раненый догадался, что именно ему показывают, и в его глазах вспыхнула надежда.

– Фаза, неужели это то, о чем я думаю? Это лайт-спек?

– Да нет, не угадал. Лайт-спек делают из янтаря скребберов, а у нас по Карусели бродит исключительно элита. Но спек с элитников отличный, хотя и уступает лайту. Регенерирует раненные органы, может усыпить, и с него приход хороший, качественный. Совсем не то дерьмо, которое тебе оставили. Передоз, сам понимаешь, будет разный. Если решишь с него загнуться, то уйдешь не под глюки и кошмары, как с дешевой дури, а зайдешь в сказку и навечно в ней останешься.

– А гороха разведенного оставишь? – Морда раненого просияла, и предложенная цена ему понравилась. Она многократно превышала то, что ему небрежно бросили бывшие друзья за верность.

– Да, разумеется. Оставляю тебе гороха разведенного бутылку, несколько армейских сухпаев и могу подтащить к одному из ручейков с водой. Регенерация поврежденного органа с моего спека пойдет бешеная, имеешь шанс прочухаться.

– Я согласен, Фаза, спрашивай. Цена нормальная, и все, что знаю, расскажу. Только это… Маловато будет и гороха, и спека твоего в бутылке. Мне не хватит для выздоровления.

– Да не проблема, еще подгоним сколько надо, – пожал плечами Фаза. – Только ты смотри, Ташкент, не балуй. Если вдруг наврешь чего, так я сам не пойду к тебе, а кота направлю. Он подождет в кустах, пока уснешь покрепче, и порвет тебе зубами сонную артерию. Не успеешь ни стрельнуть, ни чеку с гранаты дернуть. Ты котика моего видел? – спросил Фаза и, не дожидаясь ответа, подозвал: – Трофим, кыс-кыс, иди сюда, малыш.

Серый, размером с маленького ягуара, кот мягко спрыгнул с камня и с мурлыканьем потерся о бедро сидящего на камне Фазы…


Их, не считая раненого, пятеро, и они все муры. За старшего Мангуст. Известный мощный сенс с хорошо развитым даром. До сотни метров чувствует живое, вплоть до комаров и тараканов, объекты вроде крупных зараженных и людей способен обнаружить дальше. Вторым умением Мангуста идет обнаружение тайников, но тут не все так просто. В тайнике должна присутствовать жратва в приличном количестве, иначе не заметит.

– Да, кроме жратвы, он еще засекает спек, прикинь? А лайт-спек видит так вообще метров за двести. Так что, Фаза, ты наркоту качественную хорошо спрячь, иначе мне меньше достанется. А лучше в баночку стеклянную и утопи в воде. Вода для него – экран непроницаемый.

– Понял. – Новость про наркоту Фазу скорее позабавила. – Насчет двухсот метров ты, Ташкент, не загибаешь? Мне кажется, многовато двести метров.

– А ты проверь. Только тогда Мангуста живым ловить придется. Гы-гы! Забейтесь с ним на что-нибудь хорошее.

Новость порадовала. Мелькнула мысль, что раскиданные по всему стабу тайники с оружием останутся нетронутыми, но… Напрасные надежды. Как минимум две трети, кроме оружия, патронов и медикаментов, имели в комплекте натовские сухпаи. Активно партизанить Фаза готовился с самого начала, и работать предполагалось автономно…

Рассказал Ташкент и о поставленных задачах. Облаченные в изолирующие противогазы мужики в высоких званиях задачи перед карателями поставили свирепые. Им предписывалось начать в Райском стабе зачистку всего, что летает или бегает, а способности Мангуста позволяли надеяться на результат. Легкую пехоту вроде Ташкента в свои планы внешники не посвящали, но тому показалось перед выходом, что они разведка и не более. Основной объем работы лежит на второй группе.

У Фазы задрожали руки. Он нервно сунул в зубы сигарету и пожалел, что фляжка с коньяком осталась в тайнике. Ташкент сейчас поведал совсем плохие вещи. Группа ожидалась более многочисленная, чем у Мангуста, отлично снаряженная и с боевой химией в ранцах за плечами. Как они планировали прорываться через Карусель, Ташкент так и не понял, но план, определенно, был. Немного уязвленный отсутствием особого внимания к своей персоне, Фаза поинтересовался, какие распоряжения насчет него, и с удивлением узнал, что никаких.

Он подпадал под категорию «всего живого» и в списках на уничтожение скорее всего стоял перед воронами и сусликами. Проанализировав полученную информацию, Фаза пришел к выводу, что в Райский стаб планируется серьезное вторжение с последующей зачисткой. Его личность для захватчиков значения уже не имеет. Выбить всех животных, разумеется, не выйдет, но серьезно обеднить местную фауну реально. Особенно имея с собой сенса, от которого не спрячешься.

Да за такие сведения не жалко никакого спека, пусть раненый выздоравливает и, может быть, еще что вспомнит. А Фазе надо связаться с Коалицией по рации, и те наверняка объявят сбор бойцов. Но в первую очередь надо разобраться с вредным сенсом и передовым отрядом муров.


В данный момент сенс в компании двоих подручных выгребал из ледника продукты и кидал их в угли огромного костра на месте догорающей избушки. Банки с тушняком и кашей раздувались, громко лопались от температуры, иногда взрывались, как гранаты, и на вкусный запах подбегала и слеталась живность. Дичь в Райском стабе непуганая и любопытная, сенс четко засекал животных на подходах, и дробовики в руках свирепой троицы не замолкали. Подойти к ним скрытно на расстояние прямого выстрела нечего и думать, но оставалась еще парочка на озере, и сенса рядом с ними не было.

Пытаясь разобраться, чем там они так увлеченно заняты, Фаза мобилизовал весь ближний круг животных. Сначала улетел Петрович, но из беспорядочного карканья Фаза с трудом разобрал, что один боец полез на гору и есть возможность нагадить ему на голову. Или долбануть крепким кривым клювом. Да, с интеллектом у пернатых не особо, но эмоций… Пришлось отправить Маруську и Трофима, и Фаза, сосредоточившись, установил с собакой телепатический контакт с целью посмотреть. Получилось далеко не сразу, Маруська все время вертела головой. Он долго, ругаясь, привыкал к черно-белому зрению собаки, где упор – не на дальнобойность, как у человека, а на периферию и охват.

Еще животные плохо различают неподвижные предметы, и объект обязательно должен шевелиться. В итоге Фаза через ее глаз выглядывал раз пять, пока не сообразил, что те двое рисуют карту местности. Фаза даже рассмотрел рации, по которым они переговаривались, и мысленно одобрил выбор. Оба юзали отличные «Мотороллы GP340», которые он решил затрофеить по возможности.

Нельзя сказать, что картографы не беспокоились о безопасности. Один, обложившись крупными камнями, засел в прикрытие, задрав ствол пулемета РПК, и поблескивал между камнями стеклами какой-то оптики. Второй находился у него четко в зоне видимости, смотрел по сторонам в бинокль и что-то рисовал на планшете. Стоял товарищ не на земле, а на одиноком скальном зубе высотой метров десять, откуда открывался обзор на три километра. За его спиной торчал толстый ствол весьма престижной в сталкерской среде винтовки ВСК калибром 9 мм, а с вершины зуба на землю спускалась ярко-красная веревка, на которой Фаза приметил спусковуху как у альпинистов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7