Андрей Яковлев.

Незаменимый человек



скачать книгу бесплатно

Введение

Можно ли увидеть своё будущее или будущее близких Вам людей? Скорее всего, ответ будет отрицательный. Есть, конечно, предсказатели, имеющие талант делать прогнозы. Но здесь случай особый. Да и не в предсказаниях, собственно, дело.

Жизнь сложна и многогранна. Нити человеческих судеб пересекаются, иногда они так переплетены, что и целой жизни не хватит, чтобы разобраться в их хитросплетении и добраться до истоков.

А пересекается ли время? Прошлое, настоящее и будущее. Бывает ли такое: человек живёт в своём настоящем, грустит или радуется происходящим событиям, влюбляется, расстаётся и снова встречает любовь, решает важные проблемы. А потом, на исходе дней своих, вдруг узнаёт, что он не тот, за кого всё это время себя принимал. Это была вовсе не его жизнь, а жизнь другого человека,… человека из будущего.

Мы, по большей части, – материалисты, верим в то, что можно потрогать руками. И я всегда был таким. Но то, что удалось узнать о моём герое, потрясает до глубины души.

Если сейчас Вы читаете эти строки, это означает, лишь одно – его любимая осталась жива. И именно она от его имени смогла поведать нам эту историю.

Пролог

Да простит меня мой читатель за используемую примитивную лексику, но перед началом своего повествования я попытаюсь воссоздать беседу двух престарелых жуликов, которая состоялась накануне в одном из элитных загородных домов, коих много понастроили в окрестностях Екатеринбурга. Об этом разговоре мне стало известно намного позже. Дело было так.

Большой каминный зал оформлен в английском стиле. Перед горящим камином, попыхивая сигарой, в кресле сидел полный человек в домашнем махровом халате. Вдруг дверь в комнату открылась, и на пороге возник седовласый коренастый мужчина с явно выраженным беспокойством на смуглом от загара лице.

– Боря! – позвал он.

– О, здорово, Кабан! – живо откликнулся человек с сигарой.

– Ты здесь?

– Проходи. Выпьешь чего-нибудь?

– Не сейчас. Тут тема есть.

– Ну, давай, выкладывай.

– Послушай, Боря! Чего хочу сказать.

– Да говори уже, не тяни!

– Сегодня около торгового центра мы с Михалычем мужика одного встретили, – продолжал Кабан. – Не простого мужика. Это тот самый мент, из уголовного розыска, который за батей твоим бегал. Зорин его фамилия. Помнишь его?

– Шутишь, Кабан? Тогда, в 70-м, я лично позаботился о том, чтобы он попал к праотцам, – спокойно сказал Боря, затянувшись сигарой. – Даже на похоронах у него был. Так что давно нет никакого мента.

– На, смотри! – Кабан достал из кармана мобильный телефон. – Михалыч его успел заснять.

– Опаньки! Что за чёрт?! – с искренним удивлением на лице сказал Борис, рассматривая фото.

– В натуре! Да?

– Да. Так вот и поверишь в переселение душ!

– Помнишь, после суда, мы подошли к нему? – продолжал Кабан. – Батя твой тогда сказал: «Ну, всё, Зорин, ты покойник!»

– Помню, помню.

– А Зорин-то ему чего ответил?

– Чего?

– Ответил: «Я даже с того света вас, скотов, достану!» Вот, видишь! Вернулся за нами, сдержал слово.

Борис рассмеялся.

– Ты что, Кабан, на старости лет такой мнительный стал? А?

– Станешь тут мнительным, мне этот капитан Зорин до сих пор снится.

Всю жизнь мне испоганил, падла!

– Не кипятись, Паша. Не надо. Чудес на свете не бывает.

– Да я так, Боря, к слову, – оправдывался Паша Кабан. – Но предчувствие всё равно плохое.

– Предчувствие, говоришь?

– Да, интуиция. Она меня никогда не подводила.

– У тебя есть предложение?

– Боря, я прошу, скажи Михалычу, чтобы тот своим людям дал команду отследить этого типа. Где-то он в этом районе обитает.

– Не хотелось бы мне на шестом десятке ворошить эту тему. Похож твой мужик на Зорина. Только и всего. Так что с этого?

– Ну, неужели тебе самому не интересно? Что это за призрак объявился. А?

– Ладно, чёрт с тобой, пускай Михалыч займётся. Разыщет его, пригласит к нам в офис, поговорит. Ну, а там дальше вы и без меня разберётесь.

– Вот и договорились.

О ком шла речь? Кто был на том фото? И что было дальше? Впрочем, давайте-ка всё по порядку.

Часть 1

1

Ранняя уральская осень. Солнце ещё пригревало настолько, что, казалось, лето продолжается, хотя выдавали деревья с уже пожелтевшей листвой.

Шёл я медленно, погруженный в свои мысли. Когда-то я был нарасхват, а теперь вот стал никому не нужен.

Проходил по узкой аллее, привычным маршрутом, от районной «Службы занятости» до своего дома. Названия улиц как напоминание о советском прошлом. С улицы Победы я сворачивал на 40-лет Октября, далее по улице Восстания до Ильича, потом через проспект Космонавтов попадал на улицу Старых Большевиков. А там, через улицу Шефскую, к себе домой, на улицу Войкова, что пролегает параллельно улицам Красных Командиров и Краснофлотцев.

Чуть меньше года я – безработный, и раз в две недели хожу отмечаться на Бирже труда, получая небольшое государственное пособие.

Мне почти сорок лет. Как выяснилось, для работодателей это критическая возрастная отметка. И что бы я ни говорил на собеседованиях, и какая бы хвалебная характеристика о моих предыдущих успехах не была предоставлена, потенциальные работодатели почему-то смотрели на меня как на старую мебель, брошенную доживать свой век в тёмном чулане.

Дипломированный специалист в области маркетинга, я всегда был на хорошем счету, «генератором» прогрессивной мысли, стоявшим на страже развития своего предприятия, как казалось, незаменимым работником. Однако в кризисное время работодателям не до развития. Маркетологи, наряду со специалистами по рекламе, как балласт, в сложный для предприятия период сбрасываются одними из первых.

На дворе 2009 год, в мире финансовый кризис, а у меня работы нет. И весь этот год прошёл в каком-то напряжении и утомительном ожидании дальнейших событий. Стресс изменял мою внешность: на лице появлялось больше морщин, волосы седели и заметно редели.

Мимо меня по аллее прошла девушка, такая молодая, интересная. Длинные русые волосы струились из-под лёгкого берета. Обтягивающие джинсы, короткая замшевая куртка, приталенная ремешком на поясе, подчёркивали стройность её фигуры, а кроссовки и сумка через плечо свидетельствовали о приверженности к спортивному стилю.

Когда девушка неожиданно обернулась, я рассмотрел, как она красива. Нет, не просто красива, она божественна! Правда. Готов поклясться! Никогда не видел таких правильных черт.

Вот опять она обернулась. Интересно, кто она? Почему она оборачивается? Возможно, ищет кого-то.

Я замедлил шаг, давая остыть разыгравшему воображению, а незнакомке возможность уйти дальше. Но она неожиданно остановилась напротив развала с арбузами.

– Арбуз берём, спелий, вкусний, – с сильным акцентом заговорил, глядя на девушку, продавец-азиат. – Хочешь, самий лючший арбуз тебе найду.

В это время я поравнялся с развалом, и хотел уже пройти мимо, как вдруг девушка окликнула меня:

– Извините, пожалуйста, Вы очень торопитесь?

– Я? – от такой неожиданности даже немного растерялся.

Она кивнула. И смущённо посмотрела на меня.

– Нет, не тороплюсь, – ответил я, чувствуя, что её смущение передаётся и мне.

Но потом взял себя в руки и переспросил:

– А, что, собственно, нужно?

– Простите, хочу попросить Вас помочь донести мне арбуз. Я вон в том доме живу, – указала она на шестнадцатиэтажное здание через дорогу. – Хотя бы до подъезда.

Ах, вот почему она оглядывалась, ей просто нужен носильщик. Всё ясно! Однако отказывать всё равно не стал.

– Нет проблем, конечно, помогу, – сказал я и перевёл взгляд на азиата.

Тот, будто получив команду, начал выбирать из самых больших плодов, пошлёпывая их ладонью. Выбрал. Весы показали пятнадцать с половиной килограммов. Затем торговец надел на плод двойной полиэтиленовый пакет с ручками и предложил хозяйке товара расплатиться.

С арбузом мы пошли в направлении пешеходного перехода.

– Вы уж извините меня, что я Вас так загрузила, – будто оправдывалась она. – Надо было попросить продавца, чтобы поменьше размером выбрал.

– Ничего, донесу, – говорил я, всем своим видом давая понять, что пятнадцать кило для меня не предел. Хотя было уже слышно, как я начал пыхтеть.

«Интересно, как зовут эту девушку?» – подумал я.

И вот странно, она вдруг спросила:

– Хотите, познакомимся?

Я остановился, перебросил арбуз в другую руку.

– Назовите своё имя.

– Меня зовут Марк.

Возможно, мне только показалось, она тихо сказала:

– Всё сходится, папа. Это Марк.

– Что Вы сказали? – переспросил я.

– Красивое имя, – ответила она.

Как странно было услышать от неё другой ответ. Но имя действительно красивое. Так назвала меня мама в честь кумира миллионов советских людей – великого Марка Бернеса. Бабушка рассказывала: когда я родился, и меня принесли на первое кормление, из коридора доносилась одна из известных песен Бернеса. Мама посмотрела на меня и сказала: «Ну, пусть будет Марком». Получается, если бы по радио пел какой-нибудь другой известный тогда артист, например, Муслим Магомаев или Иосиф Кобзон, то по этой самой логике меня могли бы назвать Муслимом или Иосифом…

– А я Ольга, – представилась девушка.

– Очень приятно, – прервав свои воспоминания, отозвался я.

Мы перешли дорогу через пешеходный переход и до её дома шли уже молча.

– Четвёртый этаж, – открывая дверь в подъезд, сказала Ольга. – Пойдёмте в лифт.

Типовая панельная шестнадцатиэтажка, построенная ещё в советский период, образца конца 80-х годов ХХ века. В подъезде два лифта, обычный и грузовой. На каждом этаже по два крыла, с несколькими квартирами в каждом.

– Вон та квартира, – показала Оля, выходя первая из лифта.

Я шёл следом, думая, когда же, наконец, состоится передача арбуза. Сейф-дверь была открыта четырьмя оборотами ключа, и мы оказались в её квартире.

– Куда арбуз поставить? – спросил.

– Да оставьте здесь, – несколько небрежно махнув рукой, ответила Оля.

Поставил арбуз рядом с домашними тапочками и сделал шаг назад.

– Как мне Вас отблагодарить? – спросила она.

– Нет, нет, ничего не надо, – сразу же запротестовал я.

– Марк, хотите, я угощу Вас этим арбузом?

– Нет, не хочу… мне уже пора идти, – отнекивался я, продолжая ретироваться к выходу.

Потом вдруг ни с того ни с сего добавил:

– Как-нибудь в другой раз…

– В другой раз?

– Да… в другой раз.

– То есть через две недели?

– Почему через две недели? – не понимая, переспросил я. – О чём это Вы?

– Вы обычно проходите мимо моего дома раз в две недели… – оправдывалась она.

– Хм, ну, вообще, да. Я хожу отмечаться в «Службу занятости». Только вот не понимаю: Вы что, следите за мной?

– Простите, Марк. Просто несколько раз встречала Вас. Вывела для себя закономерность…

– Надо же. Оказывается, кого-то интересует моя персона, – печально усмехнулся я. – И даже есть закономерность…

Ольга покраснела и виновато смотрела вниз. Помолчав немного, я почувствовал неприятное напряжение, которое решил прервать:

– Ладно, мне надо идти, до свидания, – с этими словами закрыл за собой дверь.

Я чувствовал, что она смотрит на меня с той стороны двери. Ушёл, не дослушав Ольгу, как будто оборвал цепь начавших развиваться событий. Чего она от меня хотела? Она одна в квартире, приглашает незнакомого ей человека, ищет предлог, чтобы оставить его у себя. Возможно, она аферистка!

Все эти мысли сыпались из меня, пока спускался бегом по лестнице. Пытался найти объяснения своим поступкам, но где-то в глубине души сожалел, что не остался. Ведь она такая красавица. У неё грустные глаза. По всей видимости, эта Ольга одинока, как и я. Вряд ли она преступница.

Выйдя из подъезда, обратил внимание на припаркованную неподалёку чёрную иномарку. Тонированное стекло на заднем пассажирском сидении было наполовину опущено. В тот момент, когда за мной закрылась дверь подъезда, из приоткрытого окна увидел вспышку фотоаппарата и характерный звук затвора объектива.

Интересно, как это понимать? На меня устроили фотосессию? За мной что – следят? Не зря же Ольга оговорилась о закономерности моего появления в их районе. Получается, чёрная машина с фотоаппаратом и Ольга как-то связаны между собой? Или это всего лишь совпадение, а фотографировали вовсе не меня?

Завернув за угол дома, оказался на улице Восстания, но сделав несколько шагов, оглянулся, будто какая-то сила заставила меня это сделать. Посмотрел в окно четвёртого этажа. В окне была Ольга. Да, точно, это она.

Но отвернувшись, я уверенно зашагал по Восстания в сторону улицы Ильича.

2

Вот я и дома. В это время моих домочадцев нет. Алёна – моя жена – на работе, дочь в школе. Живём мы втроём в однокомнатной квартире, которую мне выделило государство как ветерану боевых действий в Республике Афганистан.

С Алёной познакомились ещё в институте, создали студенческую семейную пару. В то золотое время мы любили друг друга. У нас была страсть. Необузданная страсть. И не важно, где мы находились, где мы жили: в общежитии или на съёмной квартире, главное, нам было хорошо вместе. И когда предоставили эту квартиру, мы были просто на «седьмом небе» от счастья. Из мебели в то время у нас был старый, на кривых ножках, шифоньер, письменный стол да чертёжная доска. На кухне стоял отремонтированный на третий раз холодильник «Свияга», который при включении громко тарахтел, этот звук отдавался эхом по всей квартире. Основным нашим достоянием был раскладной диван, подаренный моей мамой на нашу свадьбу. Да, молодость! В общем-то, чего ещё надо.

Институт мы закончили одновременно, в 1996 году. Я устроился в коммерческую фирму, взяли экспедитором, но потом перешёл в отдел маркетинга, за счёт компании получил второе образование.

Алёна устроиться сразу не смогла. Собственно, тогда мы не были уверены, что ей вообще стоит работать. Хотели сначала завести ребёнка. Но прошёл год, два, а там и третий год. Не получалось. Врачи посоветовали нам пройти совместное комплексное обследование.

Тогда я не пошёл с ней. Настолько уверенный в себе, что нашёл повод проигнорировать этот шаг. Обычно мужчины рассуждают так: если детей нет, виновата женщина. Здесь я недалеко от них ушёл, и был полностью не прав, ведь проблема была именно во мне. А я заставил свою жену целый год мыкаться по больницам. Потом, конечно, сходил к своему врачу. Оказалось, дело поправимо. Почти полтора года я лечился и проходил различные тесты, которые, в конце концов, дали положительный результат. Но отношения с Алёной были уже не те.

Через некоторое время у нас родилась долгожданная Сонечка, София Марковна. Счастью не было конца. Мы сдували пылинки с нашей Крохи. Всё, вроде бы, должно нормализоваться. Но с рождением ребёнка Алёну как будто подменили. Отношение ко мне резко изменилось. Для жены я стал сильным раздражителем. Приступы агрессии, больше похожие на ревность к дочке. Не знаю, не мог я тогда это объяснить.

Алёна находила для себя успокоение в еде. Как сейчас принято говорить – «заедала стресс». По понятным причинам жена на глазах стала меняться. Это замечали все, кроме самой Алёны. Пытался её как-то вразумить, намекал, мол, пора остановиться. Но всегда натыкался на фразы, такие как: «Я кормящая мать!..», «Не надо мне в рот заглядывать!..», «Чего ты меня куском хлеба попрекаешь!..» Понял, что делать замечания бесполезно, просто решил переждать этот период.

Но через год мою «мадонну» было вообще не узнать. Расплылась, как говорится, во все стороны. Как следствие, необходимость полной замены гардероба. Я никак не мог понять, зачем Алёна стала красить волосы в неестественно яркие цвета, которые мне нисколько не нравились. Такое чувство, что всё это она делала мне назло.

Наши отношения Алёну совсем перестали интересовать, постельная жизнь сначала стала нерегулярной, а затем и вовсе свелась на нет.

Как-то, после очередной ссоры, я сходил в магазин, купил себе простенькую кровать-раскладушку и, с молчаливого согласия жены, ночью стал стелить себе на кухне. Утром всегда вставал первым и уходил на работу. Возвращаться старался поздно.

Ну, конечно, были у нас и «приступы» мира, которые быстро проходили, возвращая жизнь в своё унылое русло.

Лет этак через пять я взвыл от такой жизни. Да, точно помню, Соне тогда уже исполнилось шесть лет. Мы с Алёной сидели на кухне, ужинали. Я первым начал этот разговор:

– Слушай, давай разведёмся.

Воцарилось молчание. Жена посмотрела на меня, потом отвела взгляд куда-то к себе в тарелку, молча продолжая, есть.

– Алёна, не могу я так больше. Понимаешь? Ведь я живой человек! Наконец, я мужчина! У нас с тобой уже давно нет никаких отношений.

– Ты сам виноват, – холодно ответила она.

– Может быть и так, – продолжал я. – Только вот и ты ничего не делаешь для сохранения нашей семьи.

– Ты прямо много делаешь! Одна работа на уме.

– Согласен, на работе мне интересней, там меня хотя бы понимают.

– Ой, да ладно, по зарплате-то не скажешь, – ухмыльнулась Алёна.

– Да уж какая есть, зарплата, – всё больше заводился я. – Я один работаю, а ты вот дома сидишь, и даже за собой следить перестала, изменилась не в лучшую сторону. Мне уже соседи вопросы задают, думают, что я второй раз женился на другой женщине.

– Опять ты за своё, – вздохнула Алёна.

– Да, за своё! Ты ведь уже давно не кормящая мать…

Помолчав немного, Алёна сказала:

– На следующей неделе я выхожу на работу. Меня Танька устроила.

– Рад за тебя, – поморщившись, выдавил я из себя.

Честно сказать, все подружки моей жены, в том числе эта Танька, мне очень не нравились. На всех их посиделках, у нас дома или у них в гостях, я чувствовал себя лишним. А эта фраза, сказанная той же Танькой на дне рождения Сони: «Что-то ваш папа на Сонечку-то совсем не похож…», как выстрел из пистолета, ещё долго будет сидеть в моей голове.

– Насчёт развода я подумаю, – заговорила опять жена, прервав мои мысли. – Соня на следующий год идёт в школу, для неё это будет некстати.

После того разговора прошло уже два года. Всё поменялось с тех пор. Я потерял работу и, собственно, занимался её поиском. Всё свободное время посвящал Сонечке. Осознавая, что до этого, много работая, занимаясь своим любимым делом, совсем забыл про свою дочь. И вот теперь словно отдавал долги. Водил её в школу и забирал после занятий. Вместе мы учили уроки, а вечером бежали в музыкальную школу, где Соня занималась на скрипке. За всё это время мы так сдружились с дочерью, что, если сейчас жена предложила бы развод, мне было бы очень сложно принять решение. Ради Сонечки я готов пожертвовать всем.

Алёна устроилась на работу бухгалтером, как говорится, «сводила дебет с кредитом», приходила домой поздно. Личная жизнь у нас так и не наладилась. Я по-прежнему спал на кухне, на своей раскладушке. Похоже, что воцарившееся равновесие пока всех устраивало.

3

Очередные две недели пролетели быстро. В заботах и делах, связанных с дочкой, а также поиском работы. История с таинственной незнакомкой, а может, аферисткой, по имени Ольга, немного поистёрлась в памяти, хотя, откровенно говоря, я всё же думал о ней, о её необычайной красоте.

И вот настал день посещения «Службы занятости». Как обычно, я быстро собрался и пошёл своим привычным маршрутом. Дойдя до улицы Восстания, поравнявшись с домом, где жила Ольга, посмотрел в её окно, там никого не было. Слава богу, за мной никто больше не следит! Хотя была у меня мысль: если увидел бы её силуэт, помахал бы рукой. Ладно, значит, всё в прошлом. Пошёл дальше, пытаясь выкинуть из головы ненужные мысли.

В «Службе занятости», как всегда, было много народа, кто-то пытался зайти в кабинет без очереди, и это озлобляло ожидающих в коридоре людей. Я уже не обращал внимания на эти всплески эмоций, всё равно никуда не тороплюсь.

Отстояв часа полтора и поставив отметку о посещении, направился в обратный путь. Выйдя на крыльцо учреждения, неожиданно столкнулся с незнакомым человеком – седовласым мужчиной, с виду лет пятидесяти пяти – шестидесяти, видимо, изучающим расписание работы Центра.

– Простите, я, кажется, Вас случайно толкнул, – извинился я.

– Ничего, – ответил он.

Прищурившись, мужчина с любопытством посмотрел на меня, потом сказал:

– Такое чувство, что мы уже знакомы. Как Вас зовут?

– Марк.

– А Фамилия?

– Никитин.

– Вероятно, обознался. А Вы работу ищите?

– Да.

– Я из частного охранного предприятия. Мы как раз производим очередной набор персонала, – пояснил он. – Не интересует?

– Честно сказать, нет. Никогда не думал быть охранником.

– Почему сразу охранником? У нас разные должности есть – водители, инкассаторы, экспедиторы, детективы. Вы, собственно, какую работу для себя ищите?

– Я маркетолог, хотя так давно не работаю, что уже даже не знаю…

– Кстати, маркетолог, возможно, тоже требуется.

– Да? – удивился я.

– Вот, возьмите визитку нашего ЧОПа, – сказал он, протянув мне карточку предприятия. – Надумаете, позвоните, я запишу Вас на собеседование. Идёт?

– Идёт, – ответил я, взяв из его рук визитку.

– Меня зовут Павел Александрович, фамилия… впрочем, не важно. Если что, скажите – Вы от Павла Александровича, там поймут.

– Ладно.

– До свиданья, Марк, – попрощался он, зайдя внутрь учреждения.

Попрощался в ответ, проводя его взглядом. Хм, а что? Может быть, это мой шанс. Вдруг из меня получится неплохой детектив. Почему бы и нет?!

Раздался звонок мобильного телефона, лежащего в кармане, прервав мои размышления. Я взял трубку. Звонил очередной работодатель. Задал несколько вопросов, потом попрощался, пообещав перезвонить. За разговором я и не заметил, как добрался до того места на аллее, где в прошлый раз Ольга покупала арбуз. Развала уже не было, его перенесли ближе к перекрёстку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8