Андрей Яковлев.

История с тараканами



скачать книгу бесплатно

Андрей Яковлев


«История с тараканами»


Повесть


Екатеринбург. 2012г


Вспоминаю интервью, которое дал по телевидению бывший президент Калмыкии, рассказавший о своём контакте с инопланетным разумом. Потом многие долго спорили, приснилось ему это или так на самом деле было. Ни для кого не секрет, что в мире много непонятных, не поддающихся логическому объяснению явлений. Но когда об этом говорят известные люди…

Моя история не об НЛО, а о другом, не менее интересном явлении. Прежде, чем начать повествование, сделаю оговорку, что эту историю поведал мне один мой знакомый по имени Максим, ставший впоследствии уважаемым человеком, кандидатом наук. Наши последние встречи были мимолётны, и я не успел его расспросить обо всех интересующих меня деталях. Позднее он вообще уехал из нашего города. Но мне всё равно захотелось написать об этом.


1

Это было странное время, а именно, поздняя осень 1992 года. Чуть меньше года, как не стало великого и могучего государства – Советский Союз, а наш город Свердловск был обратно переименован в Екатеринбург.

Страна вернулась к своему историческому названию – Россия, обеднев при этом территориально. Исходя из телепередач и сообщений в прессе, все узнавали, что государство находится на краю пропасти, в ней царит хаос. Однако, прежде всего хаос поселился в головах наших людей. Ведь никто не знал, что будет дальше.

Знаменитые заводы Среднего Урала закрывали производство, поскольку было не совсем понятно, на какие средства и, собственно, для кого производить продукцию.

Население заговорило о таком явлении новой действительности, как инфляция. Деньги дешевели с катастрофической быстротой. Взамен, появившихся ещё совсем недавно в обороте сто-, двухсот– и пятисотрублёвок, напоминавшие цветные бумажки, приходили тысячные купюры, уже похожие на деньги. В магазинах, многие из которых в дальнейшем стали называться «коммерческими», лежали, как на выставке, различные импортные товары, манящие своей красочной упаковкой. Однако купить их простому обывателю было практически нереально.

Но при всём своём экономическом безобразии этого периода наши горожане продолжали жить и верить, что лучшее время ещё впереди, и оно скоро наступит.

Известный факт: в трудное время, особенно в тяжёлые переломные периоды, люди часто наблюдают явления, которые мы привыкли называть полтергейст.


2

Жил, как и все тогда, в надежде на лучшее, мой герой Максим. Учился он на втором курсе Политехнического института.

Максим – коренной екатеринбуржец, проживал с родителями и сестрой в небольшой двухкомнатной квартире со смежными комнатами и крошечной кухней. Все знают: такое жильё в серых пятиэтажных домах в народе называли «хрущёвками».

Двухкомнатные квартиры такого типа, пожалуй, сносны для бездетной семейной пары. Но для семьи, в которой разнополые взрослеющие дети, она не подходила совсем, поскольку недостаток жизненного пространства полностью перечёркивал личную жизнь, как родителей, так и их детей.

В подобных квартирах – клетках домочадцы очень быстро уставали друг от друга, что приводило к многочисленным конфликтам на этой почве, в результате которых часто рушились семьи.

Отец Максима на этот счёт был оптимистом и всегда говорил:

– В тесноте, да не в обиде. Есть люди, которые десятками лет обитают в коммуналках и общежитиях, а у нас условия куда лучше.

Семья, с точки зрения достатка, существовала по законам жанра советского времени – от зарплаты до зарплаты, то есть ничего лишнего себе позволить не могла. Тогда так жили многие.

Родители гордились своими детьми, их успехами в учёбе. Все радовались, когда Максим поступил в институт, а затем с отличием сдал две сессии, перейдя на второй курс.

У него было много друзей, но особое место занимала девушка по имени Марина. Они подружились на первом курсе, когда Марина перевелась к ним в группу после первого семестра.

Все возникающие проблемы казались решаемы до того момента, пока старшая сестра Лена, кстати, тоже студентка, не познакомилась с Эдуардом. Так называемые «битвы» за территорию в квартире у брата с сестрой случались и раньше. Но на этот раз, в одночасье, они стали носить весьма выраженный характер. Лена приглашала своего нового друга в гости, они надолго закрывались в комнате, забывая об остальных домочадцах.

Максим всё время чувствовал себя лишним, пытался выяснить отношения с Леной, но та не желала ничего слушать, обижалась и устраивала ссоры на пустом месте.

Кроме того, изменился и отец. Каждый день вечером, после работы, он стал регулярно выпивать, а в пьяном виде портил жизнь абсолютно всем.

По природе Макс был человеком эмоциональным, ссоры с сестрой и перепалки с отцом чаще всего заканчивались тем, что он уходил из дома к своим друзьям. Но в один из дней решил больше не возвращаться в семью.


3

Итак, была поздняя осень, а точнее, конец ноября. Погода давно уже не баловала теплом, даже в солнечный день дул пронзительный холодный ветер. Во всём чувствовалось дыхание зимы, хотя снега пока было немного.

Максим, стоя у окна, задумчиво смотрел на облака, плывущие по небу. В коридоре перед открытой аудиторией, в которой скоро должна начаться лекция по физике, было безлюдно. Рядом стояла Марина, заботливо гладя его по плечу.

– Ну и что ты собираешься делать? – спрашивала она. – Куда теперь пойдёшь?

– Пока не знаю, хочу поговорить с Володей, может быть, он что-нибудь посоветует.

– Мне кажется, тебе надо помириться со своими родными и вернуться домой.

– Нет, не хочу.

– Думаешь, Вовка тебе что-то дельное скажет?

– Ну, он, по крайней мере, имеет опыт. Всё время жильё снимает.

Володя Сухарев, о котором шла речь, родом из Алапаевска, учился в одной группе с Максимом и Мариной. В общежитии с самого начала не сложилось, поэтому он на пару со своим приятелем Славой проживал на съёмной квартире, в основном в частном секторе – такое жильё было дешевле.

Вовка появился неожиданно, как по заказу.

– Привет, Макс, – протянул он руку для рукопожатия. – Привет, Марина, чего не заходите?

– Здорово, Вовчик, – приветливо улыбаясь, сказал Максим и пожал протянутую руку. – Мы тут как раз тебя вспоминали.

– Есть какое-то дело? – заинтересовался Вова.

– Понимаешь, я из дома ушёл, – ответил Макс. – И мне нужна твоя помощь, в плане совета или рекомендации, где сейчас можно жильё снять недорого.

– Так-так, понятно.

Марина, почувствовав себя лишней при этом разговоре, зашла в аудиторию. Максим уселся на подоконник и с нетерпением ждал, что скажет его приятель.

– В принципе есть неплохой вариант, – подумав, сказал Вовка. – В районе озера Шарташ.

– Выкладывай.

– В общем, на Шарташе, по Берёзовскому тракту, частный сектор. Удобства, как понимаешь, на улице.

– Ну и пусть.

– В доме по улице Норильской одна бабуля сдаёт комнату на двоих. Мы со Славкой у неё около года жили.

– А чего ушли? – недоверчиво спросил Макс.

– Видишь ли, бабка совсем старая, мы пока у неё обитали, боялись, как бы она не померла. Не люблю я всё это. Ну, ты понимаешь?..

Максим утвердительно кивнул.

– Конечно, не только из-за этого ушли, – продолжал Вова. – Сначала подвернулся более дешёвый вариант. Потом Слава переехал к своей девушке, а меня пригласили родственники, которые в городе живут.

– Понятно.

– Когда мы уезжали с Норильской, я той бабушке обещал взамен нас привести кого-нибудь из знакомых. Так никого и не нашлось.

– Думаешь, у неё сейчас свободно?

– Скорее всего, свободно. Мы в начале октября окончательно съехали, жильцами там и не пахло.

– Слушай, Вовчик, давай сегодня к ней заедем. Ты меня представишь, ну и переговорим.

– Сегодня не получится, – вздохнув, ответил Вова. – Предлагаю отложить этот вопрос до понедельника.

– До понедельника?

– Не переживай, пока поживёшь у парней в общаге, я договорюсь.

Так и поступили. А в понедельник, после обеда, сев на маршрутный автобус, парни вдвоём поехали в дом на Норильской.


4

Местность, куда отправились молодые люди, называлась Шарташ, от названия озера, на берегу которого и находился частный сектор.

Шарташ – холодное прозрачное озеро, пополняемое подземными ключами, считается одной из жемчужин Среднего Урала. По берегам раскинулся сосновый бор, иногда переходящий в смешанный лес или берёзовую рощу. Правда, местами лесной массив был заметно подпорчен деятельностью человека, но в целом место, конечно, уникальное.

Деревни на Шарташе появились давно, ещё при освоении территорий Урала. Первыми поселенцами тогда были в основном русские старообрядцы.

Одно поколение сменялось другим. Когда жилища приходили в негодность, на их месте возводились новые. Но, расставаясь с прошлым жильём, люди сохраняли старую утварь, предметы обихода. А вместе с этим скарбом в новый дом непременно переселялись и духи жилищ, которых почитали местные жители, и даже поклонялись им, пытаясь задобрить. Верить в их существование в век космических технологий было бы наивно, но всё-таки есть факты загадочных проявлений.

В  этих местах частенько можно услышать рассказы о  нечистой силе. Но люди, которым приходилось сталкиваться с проявлением таковой, вряд ли могли объяснить, почему полтергейст существует и какова его природа.

Конечно, Максим не знал об этом. А если бы и знал, то не стал бы придавать этому большого значения. Как уверенный в своих действиях человек, он сейчас преследовал лишь одну цель – найти тёплый угол, учиться и не зависеть от своих родителей, которых он покинул, как ему казалось, навсегда.


5

Дорога заняла не больше тридцати минут. Парни вышли на остановке, недалеко от которой находилось строение с надписью «Клуб». Судя по внешнему виду, когда-то это была церковь. Но, как и многие православные храмы в тридцатые годы XX века, здание было обезглавлено, точнее, на нём уничтожены купола и звонница. Сверху приладили новые деревянные стропила, набили досок и покрыли кровельным железом.

Движение транспорта было весьма интенсивным в  оба направления. Перейдя, они прошли сначала вдоль дороги, а потом свернули на улицу Норильская. Под лай собак из частных дворов, чуявших чужаков, ребята добрались до нужного адресата.

Одноэтажный шлакоблочный дом, с крышей из шифера. Свежая известковая побелка немного скрывала трещины в штукатурке. По количеству окон в доме можно было угадать и количество комнат. Деревянные ставни и оконные рамы выкрашены кое-где уже облазившей синей краской.

По периметру дом обнесён невысоким деревянным забором, образующим небольшое пространство под окнами – палисадник. Обычно в летний период там высаживали однолетние цветы.

Конструкция ворот задумана таким образом, чтобы можно было заехать во двор на автомобиле. Но, судя по ржавчине на петлях, не открывались эти ворота уже достаточно долгое время. Сверху, с целью защиты от дождя, ворота вооружены козырьком из кровельного железа. Для прохода людей в воротах предусмотрена дверь.

Окна изнутри завешаны полупрозрачным тюлем, в нижней части натянуты занавески. На одном из подоконников виднелась большая эмалированная кастрюля, заменяющая цветочный горшок, в которой рос гигантских размеров куст алоэ.

Было тихо, что означало отсутствие собаки во дворе. Этот факт Максим сразу заметил, потому что собак с детства недолюбливал, а точнее сказать, побаивался.

Вовка уверенно подошёл к  воротам и  нажал кнопку звонка, расположенную сбоку от входа. С улицы звонок не слышно. Минуты две-три ничего не происходило, как будто дома никого. Вова нажал на кнопку ещё несколько раз.

– Бабуля плохо слышит, да и медлительная она, – пояснил он Максу, в глазах которого читался вопрос.

Но вот послышался звук скрипящей двери и какое-то шуршание. Потом дверь захлопнулась, видимо, человек, производивший эти звуки, вышел на крыльцо дома.

– Кто там? – раздалось изнутри двора.

– Баба Клава! Это я, Вова! Квартирант Ваш! – прокричал Вовка, стараясь направлять звук своего голоса в небольшую щель в заборе.

– Кто это? – переспросил ещё раз старческий голос.

– Да я это! Вова Сухарев!

Последовало молчание, видимо, хозяйка, а это была именно она, переваривала полученную информацию о незваном госте.

Прошло ещё около минуты, затем послышались медленные шаги в сторону ворот. Лязгнул металлический засов, и открылась дверь. В проёме стояла пожилая женщина, одной рукой держась за дверную ручку, второй – опиралась на трость. Она уставилась на посетителей через толстые роговые очки, открыв рот от удивления, что подчёркивало неожиданность визита молодых людей. Бабуля поочерёдно смотрела то на одного, то на второго студента, колыхая отвисшим двойным подбородком при каждом движении головы.

Одета старуха была в  длинный фланелевый халат, поверх которого на плечи она накинула засаленную телогрейку. На голове – платок, на ногах – резиновые калоши.

– Здравствуйте, баба Клава, – поздоровался Вовка.

– А, здравствуй, Володя, – сказала хозяйка, при этом её беспокойное выражение лица сменилось на добродушную улыбку.

– Обещал, что найду Вам квартиранта. Вот молодой человек нуждается в жилье, – сказал Вова, указав при этом на Макса.

Улыбка исчезла с лица старухи, и она перевела взгляд на потенциального жильца, опять открыв рот. Глаза её через увеличительные линзы очков казались огромными. Максим немного смутился.

– Это хорошо, что привёл, а то после того, как Вы съехали, никто так и не обращался.

Какое-то время ещё постояли, молча, переминаясь с ноги на ногу.

– Ну, ладно, пойдёмте в дом, – наконец пригласила баба Клава.


****

Парни зашли во двор, бабуля закрыла за ними дверь в воротах и задвинула запор. Затем, опираясь на трость, медленно заковыляла по тропинке, ведущей к крыльцу дома. Максим и Вовка последовали за ней.

Внутри двора, между хозяйственными постройками, натянуты верёвки с прищепками для белья. На одной из этих верёвок колыхались на ветру куски безликой материи. Сарай оказался открыт, и было видно, что в нём навалено большое количество разного хлама – доски, тряпки, малярные кисти, пустые консервные банки и тому подобная всячина.

От крыльца шла вторая тропинка в огород, отделенного от двора низеньким забором с открытой калиткой.

Зашли на крыльцо, поднявшись на две ступеньки. Потом через скрипучую входную дверь попали в сени. Там по стенам, связанные в пучки, висели разные сушёные травы, типа пустырника, зверобоя и мяты. На полу стояли эмалированные тазы и оцинкованные вёдра, из которых ощутимо тянуло помоями.

Справа от входной двери – чулан. Через небольшую щель, образованную неплотно закрытой дверью, можно было наблюдать граммофонную трубу, лежащую на груде старой одежды.

Пройдя сени, наконец, зашли в дом. В нос ударил резкий запах смеси медицинских настоек – валерианы и корвалола.

Коридор, застеленный домотканым половиком, в длину составлял около трёх метров. Прямо перед входом, справа, над эмалированной раковиной висел рукомойник, прибитый к стене. Чуть повыше находилось небольшое, потускневшее от времени зеркало и деревянная полочка, на которой лежал большой кусок хозяйственного мыла. Под раковиной стояло ведро.

На  противоположной стене, также прибитая на  гвозди, самодельная вешалка с крючками для верхней одежды.

– Здесь у меня кухня, – показала хозяйка на дверь сразу за умывальником.

Максим из-за спины хозяйки пытался заглянуть в кухню, но с такого острого угла рассмотреть ему ничего не удалось.

– Это комната для постояльцев, – указала Баба Клава на закрытую дверь напротив. – Мы её обычно держим закрытой, чтобы кошка не ходила и не гадила.

Бабуля открыла дверь в комнату и предложила войти.

****

Комната, размером три на четыре метра, с окном посередине, завешенным дырчатым тюлем. Стены на полтора метра от пола были выкрашены в зелёный цвет, дальше шла известковая побелка, сливавшаяся с потолком. Деревянный пол покрашен тёмно-коричневой масляной краской. По бокам вдоль стен стояли две металлические кровати с панцирной сеткой, застеленные сверху синими покрывалами. Над кроватями на стенах вместо ковров – куски плотной материи, прибитые на гвозди. Вероятно, раньше эта материя использовалась в качестве штор.

Посередине, прямо перед окном, располагался круглый обеденный стол, накрытый сверху выцветшей клеёнкой. Справа от стола стоял низенький шкафчик, на котором красовалась старенькая радиола. Два деревянных стула с высокими спинками дополняли картину скудного уюта комнаты для постояльцев.

– Вова, принеси сюда табуретку из кухни, – попросила баба Клава.

Когда Вовка вернулся, бабуля и Макс уже сидели за столом друг напротив друга. Ему ничего не оставалось, как сесть в свободном пространстве посередине комнаты, подставив под себя табуретку.

– Как, говорите, Вас зовут? – спросила хозяйка, сверля потенциального постояльца глазами.

– Максим.

– А меня – Клавдия Ивановна, можно просто – баба Клава.

– Хорошо, понял.

– Уговор у меня с постояльцами такой: оплату за месяц вперёд. А кроме оплаты нужно ещё воду таскать с колонки, зимой снег чистить в ограде и на улице. Если попрошу, сходить в магазин за продуктами или аптеку.

– Понятно, – сказал Максим.

– Он один жить будет? – спросила Клавдия Ивановна у Вовки, переведя на него взгляд.

– Ну да, – ответил Вова.

– А ты-то сам не хочешь вернуться?

– Нет, сейчас у меня есть жильё.

– Жалко, хорошие они ребята были, – сказала баба Клава уже Максу. – Славка-то тот непонятный, а Вова шибко хороший.

Максим и  хозяйка одновременно оценивающе посмотрели на  Вовку. Тот от смущения как-то вжался в табуретку.

– Клавдия Ивановна, скажите по оплате, сколько? – после некоторого молчания спросил Максим.

– С каждого квартиранта я прошу шестьсот рублей, – ответила хозяйка.

– Так вроде четыреста у нас было, – недоумённо проговорил Вовка.

– Ну, четыреста, это когда было-то! – раздражённо сказала Клавдия Ивановна. – Сейчас я прошу шестьсот.

– Шестьсот, конечно, дороговато, – почесав затылок, проговорил Макс. – Это больше, чем половина стипендии.

Установилось молчание, которое прервал раздавшийся звонок.

– Кто-то пришёл, – встрепенулся Вовка.

– Сходи-ка, Вова, открой, – попросила баба Клава. – Кого там ещё принесло?

****

Принесло там соседку, видимо, подругу хозяйки по имени Галина.

– Ой, Клавощкя, да у тебя никак гости, – громким голосом сказала соседка, улыбаясь, заглянув в комнату, при этом оскалив два торчащих жёлтых клыка, сохранившихся на нижней челюсти.

– Да вот, квартиранта Вова привёл, – ответила баба Клава.

– А-а, хорошо, помощник хоть будет.

– Да уж, – согласилась баба Клава.

– А как звать? – спросила она, обернувшись к Максу.

– Максим.

– А я соседкя, меня Галей звать, – представилась она, вытирая платком свой большой мясистый нос.

Галина зашла внутрь комнаты и с размаху крепко обняла Клавдию Ивановну, потом поцеловала её в щёку.

– Ну, здравствуй, милощкя.

Только сейчас Максим обратил внимание, что Галина говорит, на неизвестном диалекте. При этом, заменяла окончания слов «а» на «я», а звук «ч» на «щ». Вместо «Клавочка» получалось – «Клавощкя», вместо обращения «милочка» – «милощкя». Было даже забавно.

Баба Клава, видимо, привыкшая к соседке и бурному проявлению радости от встречи, поправила очки, съехавшие набекрень от её объятий.

– Да, помощник-то мне нужен, – со вздохом, как-то жалобно проговорила она. – А то вот недавно у меня опять инфульс был.

– Да не инфульс, а инсульт, – поправила её Галина.

– Ой, да какая к чёрту разница!

– У нашей Клавы уже два раза был микроинсульт – болезнь такая нехорошая, – пояснила парням Галина.

– Речь у меня отнималась, правая рука не работала, – добавила Клавдия Ивановна. – Но вроде сейчас отпустило.

Гостья присела на край кровати, держась за металлическую спинку. В этот момент в комнату забежала белая с рыжими и серыми пятнами кошка.

– Мусенкя, иди ко мне, моя хорошая.

Соседка взяла кошку на руки, стала гладить и теребить её. Отчего Муська сильно урчала и лизала руки доброй женщине. Все молча смотрели на это, думая каждый о своём.

– Я вот чё зашла-то, – сказала Галина, вернув кошку обратно на пол. – Завтра с утра в аптеку пойду, думаю, может, тебе лекарство како (какое – прим. автора) надо.

– Ну, купи мне ещё корвалолу, – попросила баба Клава. – Деньги потом отдам.

– И всё?

– Всё.

– Ладно, поняла, – вставая, сказала Галина. – Завтра на обратном пути и зайду.

****

Когда соседка ушла, переговоры продолжились.

– Может, хотя бы за пятьсот договоримся? – спросил Макс.

– Нет, не договоримся, – твёрдо ответила хозяйка, зыркнув злым огоньком через толстенные очки.

Максим посмотрел на Вовку, тот пожал плечами.

– Ладно, пусть будет шестьсот, – сдался Макс. – Идти мне всё равно некуда.

Клавдия Ивановна, видимо, находившаяся в напряжении, с облегчением вздохнула.

– Можно, я уже сегодня останусь? – спросил Макс. – А вещи завтра перевезу.

– Сегодня у нас что?

– Сегодня тридцатое ноября.

– Лучше, конечно с декабря начинать. Ну да ладно, оставайся, раз говоришь идти некуда. Чего с тобой делать, – согласилась баба Клава.

– Деньги тоже завтра отдам.

– Ладно, завтра так завтра.

Вовка встал с табуретки.

– Пойду я тогда.

– Ладно, Вовчик, спасибо за помощь, – пожимая Вовину руку, сказал Макс.

– Не за что, – отвечал Вова. – До свидания, баба Клава!

– До свидания, Вовочка! – в ответ попрощалась хозяйка.

Парни ещё немного поговорили, прежде чем Максим закрыл за Вовкой ворота на засов.


6

За окном было уже совсем темно, улицу тусклым светом освещал одинокий фонарь. Макс сидел за столом, соображая, что с трёх часов дня ничего не ел, и эти мысли провоцировали сильное урчание в животе. Пошарив в кармане, нашёл там немного денег. Основные средства, остались в общежитии вместе с вещами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное