Андрей Агаев.

Панацея стратегическая



скачать книгу бесплатно

– Поздорову живете! – сказал он, входя в квартиру.

– И тебе не хворать, Дед Коля.

– И не собираюсь – рассмеялся дед – Я себя до войны так хорошо не чувствовал, как сейчас.

– Здорово, дед Коля, поздоровались друзья, выйдя в прихожую.

– Здоровей видели – весело откликнулся дед.

– Проходи, давай, посидим – Кузьма приглашающе поманил рукой.

– Некогда мне рассиживать, делов много! Держи – он протянул мне мешок.

– Что тут?

– Рыба тут, ну и по мелочи бабы вам собрали, чтоб вы тут с голодухи не опухли – дед ехидно покосился на валяющиеся на полу деньги.

Каринка твоя велела передать, чтоб из дому один не выходил, только с Юркой или Лешкой! Друзья заулыбались.

– Сам разберусь – буркнул я

– Сам, так сам, большой уже, теперь о деле, мужики наши сказали, чтоб о семьях не беспокоились, все деревня под ружье встала, берегут и стерегут, жены ваши уже ругаться начали – в кустики, до ветру одних не пускают, только под охраной – дед рассмеялся. Но вот младший твой сорванец, уже два раза навернулся, раз с крыши и раз с дерева!

– Что с ним? – подался я вперед.

– Да ничего, почесался и дальше побежал! Каринка его крапивой отхлестала, так целый час дулся на всех, пока кошку не поймал!

Теперь заулыбался я.

–Так что делайте свои дела, все что нужно, и будьте спокойны за родню!

– Понятно.

– А теперь – дед построжел, исчезла насмешливость – От всей деревни нашей вам троим спасибо и поклон – дед снял потертую кепку и поклонился, достав рукой пол.

– Да ты что, дед Коля – кинулись мы к нему.

– Молчите щенки! – рявкнул дед – община вам уважение оказывает! – Ладно они, городские, он кивнул на нас с Лешкой – но ты– то должен понимать! – пригвоздил он Юрку взглядом к стене.

Первый раз я увидел, как Кузьма смутился. Надев кепку, он шагнул в двери.

– Дед – остановил я его – Может, занесешь бабе Тамаре мешок, а то она нас накормила, а денег не берет!

– Во первых, не баба Тамара, а Тамара Федоровна, майор, между прочим! Он строго посмотрел на нас – Второе, правильно делает, что не берет!

– дед погрозил нам пальцем – Это вы пустоголовые, все на деньги меряете, а старые люди понимают, кто чего стоит! Он повернулся к двери.

– А как же мешок?

– Да занес я ей продуктов, перед вами – дед укоризненно посмотрел на нас и вышел.

– Да – остановился он на площадке – Тамара велела передать, что порядок во дворе она наведет, и что люди положат вам – сохранит! Дверь хлопнула.

– Чувствую себя первоклассником – пожаловался я корешам.

– Действительно, как щенки мокрогубые – поддержал меня Алексей. Покрасневший Кузьма промолчал.

– Даже в деревне просчитали, что на тебя охота откроется – Кузьма задумчиво поскреб затылок – А мы только думать об этом начали.

– Женщины, они насчет жизни куда как практичнее, да и интуиция у них работает не в пример нашей – Алексей окучил ногами рассыпанные деньги и внезапным ударом разметал кучу по всей комнате.

В воздухе закружились разноцветные купюры.

– Зачем? – спросил я

– Очень захотелось пнуть миллион – признался Алексей – когда еще такой случай выпадет! Кузьма захихикал.

– Пошли, давай на улицу – предложил я – Надоело дома сидеть!

– Сначала порядок наведем – уперся Кузьма

Порядок навели быстро.

Кузьма, орудуя шваброй, помыл пол за пять минут, пока мы с Алексеем собирали деньги и картошку.

Оглянувшись на дело рук своих, Кузьма оценил работу – Нормально, Армейский порядок, это грязь, размазанная ровным слоем!

– Армия это хорошая школа – поддержал его Алексей, и подумав, добавил – Но лучше её пройти заочно!

Сварив еще кофе, мы с удовольствием опрокинули по кружке и вышли во двор. Народу прибавилось как бы не вдвое. Под тополем стоял невзрачный мужичок и что– то говорил в телефон. По лицу катились слезы, он смахивал их рукавом и снова говорил. Я прислушался.

– Езжай сюда, говорю, быстрей! Все вижу, все, понимаешь!! Не знаю, черт побери, как это работает, но это работает! Я прозрел! И ты можешь! Бесплатно, никто денег не требует, проходи так! Такси возьми! Дорого? А глаза твои не дороже? Займи, потом отдашь, я остатки в коробку бросил, до пенсии дотяну, главное – Я ВИЖУ!!! Скорей, пока это работает! До дома? Я и пешком дойду, буду идти и СМОТРЕТЬ! Смотреть и ВИДЕТЬ! Ты бы видел эти облака!

Тучный, хорошо одетый господин, твердо стоящий на ногах, с ненавистью бил костылями об асфальт, пока они не разлетелись вдребезги. Неуловимо похожая на него женщина в возрасте, прижав обе руки ко рту, широко распахнутыми глазами смотрела на него и плакала. Рядом стояла инвалидная коляска. Вокруг стоял шум, как на восточном базаре. Подошел Кузьма, положил мне на плечо тяжелую руку, сказал – Смотри, что ты натворил! Алексей встал с другой стороны.

Так мы и стояли, как пародия на трех богатырей, наблюдая за происходящим.

– Прямо Вавилон какой то – медленно произнес Алексей.

Люди плакали, смеялись, или просто молчали, уставившись в одну точку. Крепкий, спортивного вида парень, сидя прямо на бордюре, неверующе растирал вспухший обрубок руки, морщился и улыбался. Дедок, с седой как снег бородой, приложил ладони к ушам и непрерывно вертел головой, как филин, вслушиваясь в мир, обретший звучание.

Кузьма вдруг сорвался с места и бросился в толпу. Вынырнул он, неся на руках захлебывающую ревом девочку, лет трех.

– Вот – сказал он – Эта красавица маму потеряла! Давай, перестань плакать, сейчас эти дяди маму твою найдут и приведут – Он скорчил нам свирепую физиономию, кивая на толпу.

– А как твою маму зовут? – спросил Алексей.

– Мама – всхлипывая, ответила малышка.

– Мог бы и сам догадаться – вдохнул друг – Как еще можно маму звать, давай, не плачь, сейчас мы твою маму найдем! Он пошарил по карманам Кузьмы, онемевшего от такой наглости, вытащил из одного карамельку, и протянул её девочке – Держи! Малышка несмело взяла конфету, и принялась её разворачивать.

– Ты налево – скомандовал он мне, – Я направо, пошли!

Я увидел её у самого выхода из двора, напротив нашего дома. Молодая женщина, прижав ладошку ко рту, торопливо шла мне навстречу, вглядываясь в толпу. Действительно красавица, надо отдать должное. Из тех, на которых мужики оборачиваются, даже когда женами идут. За что потом и огребают! И чего бабы себе рты все время зажимают? Боятся, что язык на волю вырвется?

– Это не вы девочку потеряли? – остановил я её

– Где она? – бросилась она ко мне, едва не сбив с ног.

– Пойдемте – я повернул к дому.

Кузьма подбрасывал заливисто хохочущую девчушку в небо и громко считал – И раз, и-ии два!

Могучие руки Кузьмы, способные смять капот грузовика, держали малышку с материнской нежностью. Кузьма всегда мечтал о дочке.

А получились у него два сына. Как у Алексея, плагиаторы, блин! Женщина выхватила девочку на лету, Кузьма с сожалением посмотрел вслед. Потом посмотрел на маму, и … У него едва слюни по подбородку не побежали!

Мама торопливо проверила дочь на предмет повреждений и успокоилась. Кузьма пялился на неё во все глаза. Подошел Алексей, оценил обстановку и толкнул Кузьму в бок. Тот даже не дрогнул. Женщина смущенно улыбнулась, подошла к Кузьме, сказала – Спасибо и поднявшись на цыпочки, поцеловала его в небритую щеку.

А я? А меня? Ведь это я нашел и привел!

Мне показалось это несправедливым.

Кузьма запунцовел. Я честно говоря, глаз не отрывал. Бывает же такая красота! Все при ней! И ребенок, как знак качества!

Запиликал телефон. У Кузьмы тоже. Но я спохватился раньше, чем и горжусь!

Алексей видя ступор Кузьмы, вытащил из его кармана телефон, нажал прием и приложил к уху товарища. Только тогда он очнулся. В моем телефоне голос жены был наполнен подозрением – Ты чего это там делаешь, а?

– Э-ээ – не сразу нашелся я – Да вот, только что во двор вышел!

– Один?

– Черт возьми – попытался возмутиться я – Я чего, маленький ребенок?

Голос жены стал холоден как лед – Дай мне Алексея!

Я пожал плечами и протянул телефон Алексею – Держи!

Тот вопросительно посмотрел на меня но я еще раз пожал плечами и солдатским жестом похлопал себя по плечу, изобразив звезды большого начальства. Почему то Алексею, жена доверяла больше, чем мне.

Выслушав начальство, он неестественно рассмеялся – Ну что ты, какое там лево, мы только во двор вышли, а тут ребенок потерялся, вот и искали маму....

Поблекший Кузьма невнятно оправдывался, показывая почему то на толпу. Угу, из телефона хорошо видно! Женщина исчезла.

– Короче так – сказал друг, возражая мне телефон – Еще раз будем маму искать, то они новых пап найдут!

– Совсем бабы озверели, нам уже шестой десяток пошел, а они только об одном и думают – Кузьма был возмущен – А все ты! Теперь с твоей радугой ни выпить, ни, э-ээ – закусить! Все чуют, как кошки.

– Чего ты недоволен, мы весь день квасили, они даже не пикнули! – справедливости ради заметил Алексей.

– Это все не то – начал объяснять Кузьма, но увидев зажатый в руке телефон, разочарованно махнул рукой.

Мне оставалось только развести руками, что я и сделал.

– Кстати, а куда она делась – Кузьма завертел головой.

– Уймись, Казанова – осадил его Леха, а то оторвет тебе Светка кой чего, и станет тебе хреново!

Кузьма фыркнул, но успокоился.

– Пошли пивка возьмём, да посидим в парке, на берегу – предложил я

– Ты радугу гасить будешь? – напомнил Алексей.

– И как ты себе это представляешь? – спросил я – Как бы нас самих не

погасили! Хотя подожди…

Когда я вышел во двор, было смутное ощущение, что слышу радугу, но как то смутно, как сквозь вату. Никак не мог избавиться от ощущения, помехи. Интересно, почему? Как сквозь мутное стекло смотришь, вроде что– то видишь, но вот что именно, уже не опознаешь!

Подумав, я уселся на бордюр, и разулся. Встал на асфальт. Тоже самое.

Перешагнул через бордюр, на вытоптанную траву. Есть!

По босым ногам прошла волна дрожи и я четко осознал, от кого именно. От радуги! Она услышала меня, я услышал её! Связь через землю, конечно же, иначе и быть не может! Связь кровная. Я ведь свою землю поливал своей кровью. И слышать её могу где угодно, если босиком. Все просто! Почувствовал понимающую улыбку радуги. Она живая! И немного устала. Много народу, очень много. И земля здесь сухая, а это не очень ей нравится. На острове было лучше!

Беседовал с ней молча, вызывая недоуменные взгляды друзей.

Кузьма открыл было рот, но Алексей дернул его за рукав, заставив замолчать. К ним подскочила какая – та разбитная деваха, сунула под нос микрофон, и что то затараторила. Я не стал слушать, просто закрыл глаза. Восприятие сразу увеличилось на порядок!

Предложил достать на острове, где влажно, на что пришло понимание, что это она и была, и в пределах дневного перехода она может быть только одна! Достанешь на острове, исчезнет здесь. Вот дальше, можно поискать её сестру, но как глубоко она спит, неизвестно. Минули тысячелетия, когда они видели солнце. Прилетевший камень проломил тело Матери-земли, соткавшей эту сеть и она кусками ушла вглубь планеты. Те сестры, которые уцелели, перестали держать поверхность планеты и немногочисленных тогда еще людей, и гигантские континенты стали ломаться и расползаться в стороны, как и род людей. Она не имеет связи с другими сестрами. Она спала, и если бы не я, сон бы продолжался, пока не нашелся другой человек, который разбудил бы её. Но если я помогу ей, она найдет сестер, и все будет как раньше. Все это я понимал не словами, а воспринимал образами и сразу, слова не могут так точно и передать то, что нужно.

Наш разговор прервал Кузьма, трясущий меня за плечо – Ты чего застыл, бакланишь что ли, э-ээ, в смысле, шаманишь? Может тебе бубен со свистком принести? милицейским? Баклан ты наш, в смысле, шаман!

– Я разговариваю.

Оба друга уставились на меня – С кем?

– С ней, с радугой.

Они одновременно повернулись к радужной арке, скрытой в толпе.

– Как?

Чуть не сказал, ногами, но спохватился – Молча, отвяньте!

Я снова позвал радугу и услышал её. Как тебе помочь?

. Ты позвал меня с острова. Я пришла. Это край моей земли. Но я не слышу света других сестер. Значит, между нами есть земля без света.

Найди Свет спящей сестры и перенеси меня туда. Я разбужу её. Ты не сможешь.

– Но я разбудил тебя, почему не смогу разбудить их?

Ты рожден на моей земле, и поэтому я услышала тебя. Ты не родился на земле сестер. Они не услышат тебя, они не знают твою кровь. Но ты сможешь увидеть их свет. Найди его.

– Земля без света, что это?

Это место разрыва сети. Земля без света губительна для меня. Нельзя её касаться, это смерть. Если я коснусь её, я растворюсь, исчезну в ней.

Понятно, все как в простом электричестве. Сколько электричества в землю бы не ушло, исчезает без следа. Действительно – растворится. А сеть значит, держит. Интересно.

– Хорошо, я сделаю как ты скажешь, сделаю, все что смогу, я тебе обязан гораздо больше, чем ты мне.

Ты знаешь что такое благодарность и долг, это хорошо.

– Можешь ты помочь мне?

Чего ты хочешь?

– Было бы хорошо, если ты будешь прятаться по моей просьбе, и выходить когда позову.

Это нетрудно, я сделаю!

– Спасибо!

Я открыл глаза. Недалеко от нас притулился уаз полиции и сержант задумчиво курил в форточку.

Алексей, пряча любопытство – Ну наговорился, теперь по пиву?

– Самое то!

Кузьма, услышав мой ответ, повернулся и зашагал в сторону магазина.

Мы пристроились в кильватер. По дороге Алексей рассказал, что за деваха к ним приставала. Корреспондентка местной газеты пытала всех, кто ей попадался на глаза. Пыталась выяснить, кто сотворил радугу, зачем и что это такое. Радугу с нами никто не связывал, народ уже несколько раз поменялся и разошелся, те кто знали, молчали, как в рот воды набрав. И хорошо. Лишние часы спокойствия, которые, весьма вероятно, нам скоро будут сниться. Если газетеры засуетились, значит, скоро они сюда пачками начнут слетаться, как мухи на… ээ-э, как пчелы на опийный мак. Черт возьми, я рассчитывал на пару недель спокойной жизни минимум. Такими темпами завтра из дома будет невозможно выйти. Эта деваха все равно раскопает, откуда ноги растут. Въедливая, как импортное сверло. Так, пива взяли, теперь в парк!

По дороге я рассказал о своем диалоге с радугой, чем их здорово впечатлил.

– Так ты теперь и говорить с ней можешь? – уточнил он, поглядывая на меня с уважением, которого от вечного ругателя было трудно ожидать.

– Угу.

– И можешь вызывать и гасить когда захочешь?

– Угу.

– Хватит трындеть на улице – оборвал нас Алексей – кругом уши!

Дойдем до парка, там наговоримся.

Глава 3

В парке царила летняя идиллия. Степенно гуляли мамы с колясками, по беговой дорожке проскочила пара догоняющих инфаркт. Детвора оседлавшая качели, с восторженным криком взлетала в небо.

Мы устроились на обрыве Двины, прикрывшись кустиками от посторонних взглядов. Не старые времена, когда пили что хотели и где хотели. Сейчас даже за пиво в парке могут штраф выписать. Ну и правильно, честно говоря. По крайней мере, бойцов, павших в борьбе с зеленым змием, под скамейками не валялось, как в былые времена.

Кузьма раскрыл пакет с пивом и сушеной рыбой. Ополовинив по бутылке, принялись за рыбу.

– В магните, говорят, вяленая путасу появилась, вкусная-яя! – промычал Юрка, вгрызаясь в спинку леща.

– Надо бы взять на пробу – Алексей сосредоточенно колотил рыбной тушкой об выставленное колено Кузьмы.

– Угу – подтвердил я общее мнение, говорить мне было неудобно, пережевывая леща, твердого, как капроновая веревка. Все никак не могу привыкнуть, что зубы свои и осторожничать, чтобы не сломались, не надо. Ничего, привыкну. Это не к искусственным привыкать. С ними черствый хлеб куснуть боишься.

Едва принялись открывать по второй, как к нам за кусты завернул представительного вида господин, с похожим на наш, пакетом, в котором что – то подозрительно позвякивало.

– Добрый день – вежливо поздоровался господин, при первом взгляде на внебюджетный костюм которого, легко определялась его конфессиональная принадлежность – явно органы, и даже не очень внутренние… Из тех, которые мягко стелют, да потом хрен проснешься… Контора Глубокого Бурения – так их раньше называли.

– Вы не против, если я к вам присоединюсь? – спрашивал он, обращаясь почему то ко мне. Переглянувшись с друзьями, я увидел только их любопытство. Кто он, они уже поняли. Началось. Власть зашевелилась.

– Присаживайтесь, господин ээ – э…

– Александр – представился представитель власти, показав удостоверение, которое подтвердило мои смутные подозрения – И если вы не против, то лучше – товарищ, привык, знаете ли, к такому званию за многие годы. Да и господин из меня – как из сита зонтик.

– Это хорошо – протянул Алексей, внимательно вглядываясь в незваного гостя.

– Вы тоже так думаете – обрадовался товарищ Александр, доставая из пакета настоящий портер, который в наш город попадал только случайно. – А я еще в девяностые говорил, что не все обрадуются этим господам! Ой, не все! 0 Вытряхнул целлофановый пакет с рыбой, расстелил пустой пакет прямо на земле и разорвав целлофан, высыпал горку вяленой рыбы – Вот, вяленая путасу, говорят, вкусная! Прошу – он широким жестом показал на выставленный натюрморт.

– Дают, бери – буркнул Кузьма, подхватывая запотевшую бутылку. Сковырнув пробку пальцем, как стамеской, он присосался к горлышку Мы тоже не отставали. Как и гость.

– Давно за нами следили? – прямо спросил Алексей, разрывая рыбину пополам.

– Ну, во первых, не следили, а … – он неопределенно покрутил кистью в воздухе – Присматривали, скажем так. И совсем недавно, кстати. С тех пор, как ваш друг – он кивнул на меня – сотворил непонятное ни для кого явление на одном безымянном острове. А с чего вы кстати, это взяли?

– Ну перестаньте, Александр, если можно вас так фамильярно называть, это любой школьник просчитает, особенно если любит читать детективы.– Вот – вздохнул Александр – Была же такая страна, самая читающая! Насчет фамильярности можете не беспокоиться, мы с вами одного возраста, хоть вы и выглядите на удивление моложе своих лет, да и я сейчас здесь по вашему приглашению и не как должное лицо, просто хочу с вами побеседовать.

– Что бы составить впечатление, доклад и отправить его выше – улыбаясь, продолжил Алексей.

– И это тоже – не стал отпираться гость, остро глянув на Леху – вы действительно много читали! Не сочтите за труд, расскажите, как вы пришли к такому выводу?

Кузьма хмыкнул, и сунул в пасть рыбину целиком – Действительно вкусная – объяснил он, хрустя костями. Я просто слушал.

– Будет проще, если смотреть со стороны – Алексей допил пиво и отставив бутылку в сторону, продолжил – Вот мы вышли и пошли, о парке впервые упомянули во дворе, значит, вы нас там уже слушали, не удивлюсь, если вы слушаете и квартиру, но так это или нет, ход ближайших событий покажет.

– Квартиру мы не слушаем – сказал Александр, внимательно слушавший речь друга.

– Не врет – сказал я – По крайней мере, пока… Особенного пиетета к чекистам я не испытывал и надежд на их человеколюбие не питал. Если потребуется, он мне горло тупым ножом перепилит – Ничего личного, долг!

Гость полоснул меня взглядом, как бритвой – Мы слышали о ваших возможностях, но, честно говоря, верится с трудом!

Я равнодушно пожал плечами, по барабану, верят, или нет!

– Дальше все просто – Алексей заглянул в опустевшую бутылку и с сожалением вздохнул – Вы нас слушаете со двора и до настоящего времени, про путасу было упомянуто только здесь, и буквально через десять минут появляетесь вы с вышеупомянутой рыбой. Помимо всего прочего, это означает и то, что вы откровенничать с нами не будете, слишком много лишних ушей. Вот, пожалуй все!

– Все логично и последовательно – товарищ гость пододвинул к нам оставшиеся бутылки и с видимым удовольствием приник к одной из них. Посмотрел на оставшиеся бутылки и вытащив телефон, набрал номер – Петрович, будь ласка, докинь нам еще ящик портера, ну и рыбы не забудь, ага, добро, ждем! Может, чего ни будь покрепче? – обратился он к нам.

Мы дружно замотали головами. Хватит, а то опять картошку жарить начнем, прямо в парке. Или танки искать… В этот раз найдем!

Минут через десять прибыло пиво. Вот это исполнительность! Мне в ресторане дольше заказ ждать приходилось.

– Знаете, сейчас группа ученых изучает остров, где вы впервые сотворили это чудо. Мы переглянулись. И настаивают на том, что бы изучить действующий экземпляр, как вы назвали – радуги. С временным прекращением доступа к ней населения. Мне эта идея не нравится, но сначала я решил узнать ваше мнение. Что скажете? Они утверждают, что это чрезвычайно важно.

Я откупорил еще бутылку и выбрав из кучки рыбину посимпатичнее, принялся её дербанить.

– Понимаете, Александр, ваши ученые ничего не найдут на острове, и ничего не поймут в самой радуге. По одной простой причине – температуру линейкой не меряют! А ваши ученые наверняка пытаются сделать именно это.

– Образное сравнение – улыбнулся гость – почему вы так решили?

– Очень долго объяснять. Действительно долго. И не уверен, что я смогу донести до вас истину, не исказив её. Даже пожалей, уверен, что не смогу.

– Вы считаете нас настолько глупыми?

– Вот только не надо обид. Дело не в вас, и даже не во мне. Просто невозможно объяснить глухому, что такое опера, а слепому, что такое Айвазовский. Другой информационный уровень общения. Примерно, как если бы дикари, передающие информацию с помощью там-тама, вдруг встретили туристов, которые переговариваются по рации. Вот примерно как то так!

– Обидно, черт возьми, оказаться в роли дикарей с там-тамами, но ладно, на эту тему можно будет поговорить потом. А если в двух словах? Что бы было понятно хоть немного, даже такому дикарю как я?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8