Андрей Агаев.

Панацея стратегическая



скачать книгу бесплатно

– Слушай – медленно сказал Кузьма – получается так! Значит получается, если бы иностранцы не знали, что им нельзя, то могут и пройти? Последний вопрос Кузьма обратил ко мне.

– Ну так, да не совсем так. Давай, я объясню, как я это понимаю?

– Попробуй – буркнул Кузьма, с подозрением глядя на меня.

После службы в ГДР, иностранцев Кузьма очень не любил. Любых.

Он что, меня в симпатиях к забугорникам заподозрил?

– Значит так, у тебя в жигулях магнитола есть?

– Конечно есть – вскинулся Юрка.

– Воо-т, и на этой магнитоле ты можешь слушать одновременно только одну станцию, так?

– Почему это? У меня много станций в памяти!

– Но ты ведь не можешь слушать одновременно и джаз и рок и оперу?

– Нет конечно!

– Воо-т, хочешь слушать рок, настраиваешься на одну волну, хочешь джаз, на другую, а оперу на третьей!

– Дальше – Поторопил Алексей, поблескивая глазами.

– Дальше проще пареной репы, хочешь пропускать русских, настраиваешься на ментальность русских, хочешь немцев, настраиваешь радугу на их ментальность, китайцев, на китайский менталитет, если он есть под рукой. Но одновременно, может пройти только одна ментальность! Например – русские, куда входят все рожденные и живущие в России. И как ты правильно сказал, неважно, чукча это, или узбек, понятно? Плюс, дополнительные озвученные ограничения, например, нельзя проходить лысым, и они не пройдут!

– Вот теперь понял – удовлетворённо откинулся Кузьма на спинку стула – Наливай, чего тормозишь?

В общем, накушались мы хорошо. Даже очень.

Последний раз мы так наедались, когда встретились после дембиля.

Лет тридцать прошло. А вроде недавно было!

Кузьме приспичило жареной картошки, и мы принялись за её приготовление. Обычная в общем-то, операция. Но под сильным градусом мы передвигаться могли только по стенам. И если передвигаться еще с грехом пополам получалось, то чистить картошку, опираясь на стену, уже нет. После нескольких падений, сотрясших квартиру, мы догадались чистить её на четвереньках. – Ээ – ээ – липс – сосредоточенно выговорил Леха, кромсая клубни на ломти. Я прикрыл один глаз – картина перестала двоиться. Битва за гарнир была в разгаре. Кузьма затребовавший точило для ножа, после долгих поисков его получил, и незамедлительно раскромсал его на квадратики произвольной формы.

– Ты чего делаешь? – спросил я его. Кузьма долго смотрел на камешки, соображая что это и поднял мутный взгляд на меня – А где картошка?

–У Лехи была! Мы оба посмотрели на искомый объект. Леха, стоя на коленях, сильно мотыляясь, что то напевал себе под нос и резал картошку на половинки. Рядом стояло ведро, для мытья полов, которое мы нашли на балконе. Все должно быть как в армии, неожиданно решили мы и более армейского, чем ведро, не отыскалось. Леха кидал в него располовиненую картошку.

– Разве так чистят? – возопил Кузьма – половина нечищеная!

– Все относительно – торжественно подняв нож к потолку, назидательно проговорил друг. – С одной стороны – да, не очень, но с другой – идеальна! Нельзя достичь совершенства, а я наполовину это сделал!

Вывод нас потряс совершенством логики.

– Он прав – сделал вывод Кузьма и снова задумался – А зачем тогда мы раньше чистили целиком?

– Жены заставляли – вспомнил я и поругавшись на женское коварство, принялись помогать Лехе.

Перекрученный нож, похожий на кривой штопор, в лапах Кузьмы картошку давил в мясо. Кузьма плюнул, и стал обдирать картошку ногтями.

– Все как в батальоне – объяснил он – Когда ножей не хватало, старшина так заставлял! Только пальцы потом болели.

– Жестко у вас – удивился я.

– Это что, в соседнем батальоне была машина для чистки картошки, моторчик сгорел, так её раскручивали руками, и ничего!

Откинув голову назад, он провозгласил – Кто попал в наш батальон, должен гордиться, а кто не попал, должен радоваться!

У Кузьмы, кстати, получалось чище.

Начистив полное ведро полу совершенства, мы поставили её варить.

– Жарить в ведре долго будет – объяснил нам Кузьма, и мы согласились.

Выпили еще. После того, как с кухни повалил дым, вспомнили, что не налили воды в ведро. Устранили недостаток. Посолили.

– Мы ж её не помыли – вдруг сообразил Алексей.

– Ниче – обнадежил нас Кузьма – при термической обработке все микробы уничтожаются!

– Точно – поддержал я – за это надо выпить! Мне было уже все равно, какая будет картошка, лишь бы не сухая! Сознание работало вспышками. То не горит, не горит, то вообще перестанет! Обидно!

Со своими крупногабаритными друзьями я никогда не мог достичь Нирваны вместе с ними – вырубался раньше. То количество спиртного, которое вполне успешно усваивали они, для меня было запредельным. Зато и просыпался раньше всех.

– Ээ – разочарованно произнес Кузьма, разглядывая пустую бутылку на свет – А где коньяк?

– Все выжрали – поразился Леха, неестественно ровно держась двумя руками за спинку стула – Было восемь бутылок!

– Кто бежит за клинским?

Вопрос – не бежать, даже не подымался.

– Я – помахал я по школьному рукой. Для чувства равновесия это движение оказалось фатальным. Оно мне изменило и я оказался на полу.

Впрочем, махать я не перестал.

– Не – сказал Кузьма – ты не дойдешь!

– Это утверждение меня обидело до глубины души.

– Кто, Я??? Да я в больнице на костылях быстрее за водкой бегал, чем ходячие! А тут на своих кривых!

Сделав над собой усилие, я оказался на четвереньках. Сделав чудовищное усилие, я оказался на ногах, почему то держась за Лехин ремень.

– Ага – Кузьма долго рассматривал нас двоих и спросил – Вы что, так паровозиком и поедете? Без рельсов? Алексей повернул ко мне голову – У тебя рельсы есть?

– На балконе надо посмотреть!

– Ищи!

Это было последнее, что я помнил.

Очнулся утром. Вокруг меня чирикали воробьи. Перекрывая воробьиный гвалт, громко каркнула ворона. Оторвав голову, осмотрелся.

Слава богу, не в больнице! С трудом поднявшись, выглянул в открытое окно балкона во двор. Свозь ветки тополя, начавшего обрастать листвой видно было плохо, но то, что весь двор, от края до края заполнен народом, я разглядел. Радуга струилась перламутровыми переливами.

И непрерывно вспыхивала и гасла. Очередь, закрученная левой спиралью, непрерывно двигалась. Прошедших в радугу, оттаскивали в сторону, они, как и мы, впадали в легкий ступор. Возле мусорных контейнеров высилась гора инвалидных колясок и костылей. Рядом невысокая кучка стеклышек. Присмотревшись, определил – очки! Сколько же их накидали! Леха кстати, свои тоже выкинул. Не, что твориться, ё – маё!!!

Никогда не думал, что у нас столько инвалидов! Да тут их не одна тысяча! Офанареть, воронкой кверху! Повернулся, резкое движение вызвало веселый стук молотков в висках. Начинается стадия похмелья. Печально. А где кореша? Кузьму я обнаружил в ванне. Свернувшись калачиком, он безмятежно дрыхнул. Правда, калачик из него, как из носорога хомячок. Как только втиснуться умудрился? В руке почему то намертво зажат кусок хозяйственного мыла, да так, что раздавленное мыло вылезло между пальцев.

С великим трудом вернул его к жизни. Кузьма сел, сморщился и схватился обеими руками за голову, приклеив к виску мыло.

– У тебя кастрюля есть?

От такого вопроса у меня в висках даже молотки заклинило.

– Зачем она тебе?

– Такое ощущение, что руки уберу и голова лопнет – простонал Кузьма – надо бы кастрюлю напялить, что б череп не разорвало!

Оригинальное лечение! Может, самому попробовать?

– И вообще, на кой хрен меня поднял, сс-скотина?

Медведь с похмелья – это жутко!

– Я Леху найти не могу, не знаешь, где он?

– В танке спит.

Робкий перестук молотков в голове выдал пулеметную очередь.

Я схватился за голову, повторив жест Кузьмы.

– Какой на хрен танк?!? Я почувствовал острый приступ старческого маразма.

– Там, в комнате – выдал Кузьма и повалившись, подгреб под голову мочалку. После чего мгновенно отрубился. Будить его второй раз я не рискнул. Перепутает спросонья с бумажным стаканчиком, помнет!

Прошел в комнату, едва не шлепнувшись на рассыпанной картошке.

Со злостью пнул подвернувшуюся под ноги располовиненую свеклу.

Похоже, мы вчера вместо картошки свеклы нажарили. Или сварили?

В комнате танк не обнаружился. Как и ожидалось. Обошел все комнаты.

Все три. Танка не было. Я попытался мыслить логически. Раньше неплохо получалось. Сейчас здорово отвлекали пулеметные очереди в голове, временами переходящие в артиллерийскую канонаду.

Кастрюлю, что ли, поискать? На плите стояло обгорелое ведро.

Заглянув внутрь, я так и не смог понять, что это. Вроде хотели картошку жарить? А тут что то буро-черное. Субстанция какая то.

Сначала напился из-под крана, от пуза. Судя по литражу, пуза у меня стало два. Еще раз обошёл комнаты. Танк не появился. Даже захудалого броневичка не обнаружилось. Хорошо. Раз танка нет, можно смело предположить, что его и не было. Вопрос на засыпку – что в квартире можно принять за танк? Ничего в квартире танк не напоминало, как бывший танкист, говорю. А под градусом? Тут открывается широкое поле для предположений. Больше всего на танк был похож двухстворчатый шкаф, древний, как свеж откопанный мамонт.

Открыл дверцы. Бинго! В шкафу, съёжившись в зародыш, спал Леха.

Уронив руки вдоль тела, а голову на прижатые колени, он на самом деле напоминал сраженного в бою танкиста. Вытащил его из нутра псевдо-танка, уронил его на пол. Алексей зашевелился и подняв опухшую физиономию, осмотрелся.

– С добрым утром, страна – сказал я – Как в танке спалось?

– Нормально, только тесно – хрипло произнес он и откашлялся. – Попить есть?

– Полный кран воды на кухне, в ванне Кузьма дрыхнет.

– Екарный бабай, надо же так нажраться! – сморщившись, Алексей схватился за голову – принеси попить, а?

Выдув пол-литровую банку холодной воды, Алексей ожил, немного пошевелившись на полу, поднялся.

– Кофе будешь?

– А есть?

– Щас посмотрю – я пошел греметь кухонными шкафами.

Через пятнадцать минут мы с умиротворением пили крепчайший кофе.

– Кузьму будить или нет? – задумчиво сказал я в никуда, потрогав голову – молотки стали затихать.

– Не, я не рискну – замотал головой Алексей – Я его раз в деревне разбудил, так этот туебень плоскоголовый, меня в окно выкинул, хорошо первый этаж!

– Тогда подождем!

– Согласен, к обеду проспится.

– Слушай, ты в шкафу в танке был, а зачем Кузьма в ванну залез?

– В окопе сидел, с гранатой.

– Долго бы ты на своем танке до его окопа ехал – расхохотался я

– Вот поэтому и уснул – улыбнулся Леха – Ждал, когда Кузьма гранату кинет. И расхохотался сам.

Послышался шум воды в ванной, и немного погодя, в дверях появился встрепанный Кузьма.

Пошарив по столу красными, как у вампира с недосыпа, глазами, он возмутился – Кроме кофе ничего?

– Сходи в магазин – мирно предложил ему Алексей – Возьмешь, чего захочешь!

– Но Кузьма возмутился еще больше – Сами кофе шмыргаете, а меня даже не разбудили!

– Пошел в болото, тебя будить, мы еще жить хотим! – в свою очередь возмутился я.

– Можно подумать, я кого– то убил – пробурчал Кузьма и налил себе полную кружку живительной влаги.

Довольно скоро мы пришли с состояние, близкое к адекватному.

– Народу на дворе – тьма – сказал Алексей, выглянув в окно – Весь двор забит твоими стараниями!

– Я то причем? Хотел как лучше – попытался оправдаться я.

– Да, заварил ты кашу – хмыкнул Кузьма, теперь только за голову хвататься!

– Да – протянул Алексей – Сейчас начнется охота на тебя.

– Кому я нужен? Радуга и без меня работает, проходи на здоровье!

– Ты идиот, или прикидываешься? Да сейчас каждый олигарх, а их как блох на больной собаке, захочет себе личную радугу!

– Хрен им, а не личную радугу!

– Значить, полезут в твою.

– Богатые не пройдут – отрезал я – Я их очень не люблю, ворье сплошное!

– Вот это и плохо – прошли бы, тебе бы спокойней жилось, значит, тебя будут заставлять провести, не мытьем, так катаньем, плюс граждане богатых стран....

– А они причем? – спросил Кузьма, прихлебывая кофе.

– Притом! Заметьте, богатые граждане, как правило, из богатых стран, и им захочется радугу! А уж надавить на тебя и те и другие сумеют, в этом деле они мастера!

– Например? – я заинтересовался.

– Перечислить? – мрачно сказал Алексей.

– Давай!

– Ну слушай. Пока новость про радужную арку, которая все лечит и омолаживает не шибко известна. А вот как узнают…

Первый ход – это тебя купить, это самое простое, Не получится, пустят в ход все приемы, наработанные за девяностые, их много, от шантажа, до похищения детей! Тут возможности сделать деньги просто фантастические! И деньги такие же!

И это очень быстро поймут! Вариантов масса, от создания АО до еще чего ни будь.

Все они будут сводиться к одному – вывернуть карманы у всех желающих, а желающие будут ВСЕ!

Потом вмешаются власти. Впрочем, это еще хуже. Они платить точно ничего не будут, заберут так.

Кремлевским затворникам она гораздо нужнее, это ведь всем понятно, или кто ни-будь сомневается? Отсюда вывод, надо сделать так, чтобы без тебя она не работала, или работала очень недолго! Иначе, тебя просто ликвидируют за ненадобностью. Или будут хранить в подвале где ни будь, вместе с семьей! А надавят на тебя через детей… В общем, сам понимаешь, на все будешь согласен!

Чем больше Алексей говорил, тем больше мрачнел.

– Ты не перегибаешь?

– Это ты не доги баешь! – Вмешался Кузьма – Включи мозги свои подплавленные, электрик херов! Это тебе не покер и не преферанс, это жизнь, мать её! Тут очки никто начислять не будет!

– Чего делать – растерялся я.

Прервал нас звонок в двери. Открыл. В дверях стояла соседка, баба Тамара и без своей неразлучной палки, с которой она не расставалась. И стояла выпрямившись в полный, и как оказалось, далеко не маленький рост. Совесть нашего подъезда.

– Здрасте, баб Тамара, поздоровался я первым. Старость надо уважать. Сколько себя помню, она всегда ходила с палкой, и всегда просто была! По моему, она была старше нашего дома, которому уже далеко за восемьдесят.

– Случилось что?

– Вот – баба Тамара протянула мне два толстых хозяйственных пакета, с какими обычно ходили в магазин.

– Что это?

– Это люди тебе собрали, там, у арки прямо в коробку накидали, уже больше и не влезает, на землю сыплются, вот я собрала, и принесла.

Я заглянул в один и оторопел – пакет был набит деньгами! Второй тоже!

– Да сколько же здесь? – вырвалось у меня.

– За пару миллионов точно, я не считала, но и так видно!

– Да куда ж столько?!!

–Найдешь куда – оборвала она меня – Чай, давно не холостой, детишек настрогал – вот и выкармливай!

И неожиданно потянула носом – Опять пили всю ночь, алкоголики малолетние?

Я чуть не подавился – Это я то малолетний??? Да мне шестой десяток пошел!

– А ну – она вдавила меня внутрь прихожей, и по-хозяйски прошла внутрь. Кипя от возмущения, я посторонился.

У бабы Тамары на дороге лучше не стоять. Участник ВОВ. Орденов как у деда Николая, если не больше.

На шум выглянули оба друга. Бабу Тамару они отлично знали, и не раз огребали от неё палкой по горбу, как и я. За курение, к примеру…

– И эти балбесы здесь – всплеснула она руками и оглядев разгром в квартире, сделала поразивший меня вывод – Ну нельзя вас, мужиков на минуту без баб оставить! Или натворите чего, или передеретесь!

Юрка и Лешка шмыгнули на кухню. Гады!

– Так! Баба Тамара торжественно проследовала за ними, мимоходом оценив кучу пустых бутылок в комнате. Готовность навести порядок фонтанировала из неё, как магма из вулкана. Детям моим бы такую няньку. Сразу бы посуду мыть научились!

Оба друга вжались в кухонный подоконник и стали меньше ростом.

– Понятно! – заглянув в закопчённое ведро, она обратилась ко мне – Где Карина? У бабули и у жены на мужиков была одна точка зрения.

Единственно верная. Частенько вместе трещали у подъезда, перемывая нам кости.

– В деревню уехала с детьми – мрачно ответил я. Первый раз пожалел, что жены нет дома.

– Ели чего с утра?

– Мы кофе пили – сказал Кузьма, уткнув глаза в пол.

– Баба Тамара – вмешался я, стараясь перевести разговор – А как ты без палки ходишь?

– Ходишь? баба Тамара счастливо улыбнулась – Сынок, да я сегодня утром на внучкиной скакалке прыгала, как молоденькая!

Народу во дворе насмешила! А ведь последний раз так скакала лет семьдесят назад! До войны еще! Все радуга твоя, храни её господь!

А палку я сегодня самолично о столб разбила, о тот самый, где ты руки себе ради людей резал!

Даже жалко было, почти пятьдесят лет с ней проходила, с тех пор, как мне немец колено прострелил, будь он проклят! Так что тебе спасибо, сынок!

–На здоровье – растерянно ответил я. Лишь бы кланяться не стала!

–Да – задумчиво сказала она обведя нас насмешливым и одновременно гордым взглядом – Вот уж не думала, что из вас, оболтусов, толк будет!

А оно вон как повернулось! Есть еще настоящие люди! Не все в войну сгинули!

Леха с Кузьмой смущенно заерзали

– Ну что рты раззявили? Ели чего ни будь, или нет, спрашиваю?

– Еще не успели – сказал я – С час чего ни будь, придумаем.

– Нечего тут думать – Баба Тамара еще раз заглянула в ведро и покачала головой – Вашими придумками отравиться можно. Значит так, пошли все ко мне!

– Зачем?

– Кормить вас буду, вот зачем! Правильно Карина сказала, вас, балбесов на минуту оставлять без присмотра нельзя, пропадете! Пошли, говорю!

Возражать ни я не друзья не решились. Похоже, Карина намекнула бабе Тамаре, что неплохо бы за нами присмотреть. Вот и… Вредина!

Налопались мы от пуза. Не знаю, где Баба Тамара научилась так готовить, но действительно вкусно. Почти как у жены.

Поблагодарив, мы вышли в прихожую, где втроем затоптались, переглядываясь. Пенсия у бабули даже военная, была такая, что кошку с трудом можно прокормить…

Заметив наше нерешительное переглядывание, она сразу все поняла – Только попробуйте деньги предложить, сразу кастрюлю с борщом на головы вам одену!

Как можно одеть одну кастрюлю сразу на три головы, она конкретизировать не стала. Но судя по настрою, она сможет.

– Так ведь мы…

– Брысь отсюда, щенки мокрогубые!

Мы ломанулись в двери.

– Стоять!

Мы замерли.

– Вечером придете ужинать, к девяти, все ясно?

– Ясно !

– И чтоб в квартире свинарник убрали, ясно?

– Да! Отвечали мы хором, как первогодки на построении.

– Свободны!

Уже у себя в квартире мы расслабились, усевшись на диван.

– Ну бабуля – Алексей в восхищении покрутил головой – У неё все строем ходить будут!

– У неё и ходили все строем – сказал Кузьма, вытирая испарину на лбу – Командиром эскадрильи "ночных ведьм" в войну была, мы передней действительно – щенки мокрогубые!

– А голова болеть перестала, между прочим – заметил Алексей, трогая затылок.

Голова на самом деле перестала болеть. И это хорошо!

– Чего делать то будем, отцы? – спросил я, вспомнив монолог Алексея.

– Первым делом надо семьи прятать – Кузьма задумчиво посмотрел на настенные часы – Лучше всего у нас в деревне, добраться можно только водой, все друг друга знают, чужого сразу заметят. Деревня на острове– то что надо!

– Если все – таки доберутся? – задал Алексей далеко не праздный вопрос.

– Ну и мир праху их – Кузьма зло прищурился – Там Дед Николай с корешами взвод спецназа порвет на фантики, да и люди в стороне не останутся! Река глубокая, и камней на любые шеи хватит! Кто к нам с мечом придёт, тот в орало и получит!

– Что они смогут без оружия?

– Почему это без оружия? Там у многих еще со времен раскулачивания стволы лежат, да после второй мировой дембиля не пустые пришли! Найдется чем встретить!

– А с работой как?

– А никак! Какая теперь на хрен работа нам всем? Надо за семьями смотреть, да за этим ушлепком – Кузьма щелкнул меня в лоб.

– Жить на что будем? – потирая лоб, спросил я.

Кузьма пнул пакет с деньгами – Тебе мало? Да нам троим этого за год не заработать, а тут за день принесли! Пока твоя радуга есть, жить будем! Пока все не устаканится, а там видно будет! Через месяц можно и по дому вам поставить и по трактору купить.

– У меня складывается впечатление, что без радуги мы прожили бы дольше, никто бы не мешал – угрюмо сказал я.

– Не хнычь, перебедуем – отмахнулся он – Все прошло, пройдет и это!

Тоже мне, Соломон деревенский!

– Квартиру продавать?

– Зачем? Детям надо в школу, в кружки разные, у нас этого нет, но думаю, до осени все уяснится, обратно семью перевезешь, а лето там поживут, на свежем воздухе, здоровей будут.

– Ну давай пока так решим, а там в самом деле, видно будет – я вряд ли мог предложить что то лучшее.

– Алексей толкнул меня локтем – Радугу погасить сможешь?

– Наверно смогу, ломать не строить, но зачем?

– Чтоб не отобрали, голова садовая.

– Да как её можно отобрать?

– Элементарно, Ватсон, ты хотя бы за аренду земли платишь, где твоя радуга цветет? – Алексей ехидно прищурился.

– Нет конечно, сам ведь знаешь!

– И договора на аренду городской земли у тебя нет, правильно?

– Правильно.

– Вот ты и попал, наивный ты наш, теперь смотри, приходит судебный пристав, объявляет землю с твоей радугой незаконно захваченной, и вуаля, изымает её в пользу города, огораживает и начинает торговать радугой! Еще и штраф выкатит! Вопросы есть?

– Нет.– Мрачно сказал я. Все логично, и сценарий легко воплотить в жизнь. М-да!

– А что изменится, если погашу?

Алексей вздохнул – Достанешь её в другом месте, неогороженном, пусть поймут, что огораживать бесполезно, надо с тобой договариваться, а это уже другой расклад!

– Верно – сказал Кузьма.

Опять звякнул дверной звонок. Вздохнув, я пошел открывать.

Дед Николай, стоящий на пороге с мешком, выглядел просто шикарно для своих лет. Плечи налились силой, цепкий взгляд с какой-то иронией смотрел на меня. Да ему больше полтинника не дать!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8