Андрей Агаев.

Панацея стратегическая



скачать книгу бесплатно

– Да не руки, ухо Во! – я продемонстрировал свой семафор.

– Руки говорю, показывай – прикрикнула она. Я молча подчинился.

Нажалуется жене, потом греха не оберешься…

– Гм, действительно ничего нет – сказала она после минутного осмотра

– Ты в каком месте резал?

Я показал. Черт возьми, даже шрамов нет!

– Интересно так! – задумчиво произнесла Валентина, поскоблив ярко накрашенным ногтем мои вены – Ну, давай свое ухо.

Валентина густо напачкала ухо какой-то дрянью, вонючей до невозможности, обмотав сверху бинтом, завязав его на макушке кокетливым бантиком. Пожелала мне скорейшего выздоровления и выпорхнула за дверь. Замок провернулся на два оборота.

Да что за черт!

– А ключи? – крикнул я в замочную скважину.

В ответ смех и женские каблучки простучали вниз по лестнице.

Это черт знает что такое! Как несмышленыша! И пожаловаться не кому!

Если только самому себе. Из зеркала на меня глянул мультяшный Бармалей с солидным флюсом, обмотанным толстым слоем бинта.

М-да, у Валентины отменное чувство юмора!

Срезав ножом повязку, пучком смятого бинта протер ухо. Помогло мало, от уха несло, как от шпалы, пропитанной креозотом. Узнаю чуткое пожелание супруги. А Валентина рада стараться! Совсем бабы озверели. Пометавшись по комнате, я уже совсем было собрался лезть через балкон, остановила меня только мысль о возвращении.

Ночлег в принципе, я бы нашел и весьма комфортный, только вот

проверять утверждение жены, о том, что она теперь всегда знает, кто, где и с кем, мне не очень хотелось. Тем более, что я ей поверил.

Дверь вдруг опять лязгнула замком. Не понял!

В дверном проеме нарисовались два медведя, довольные, словно пасеку разорили.

– Что, узник хрущевки, подземный ход рыть еще не начал? – с порога подначил меня Алексей, держа на весу мою ветровку, с завязанными рукавами. Рукава были толстые.

– Пожалела тебя жена, вернула и ключи и ботинки и телефон – прогудел Кузьма, булькая огромным пакетом, держа в другой руке вышеупомянутые предметы.

– Разрешили тебе относительную свободу, под нашим наблюдением -добавил Алексей и сунул мне ветровку с растопыренными рукавами, и сразу предупредил все мои вопросы – О делах потом! И тут же заводил носом – Чем это так несет? Как кошка сдохла!

– У своей жены поинтересуйся, чем она мне ухо намазала – я показал источник зловония.

– Ага, вот почему они шептались и хихикали! – Кузьма довольно заржал.

Потом щелкнул по уху и безапелляционно заявил – Заживет! Подсохнет и отвалится!

– Вы чего туда напихали? – спросил я, щупая чем-то туго набитые рукава.

– Сам разбирайся – отмахнулся друг и раздевшись, вместе с Кузьмой прошел в комнату.

– Андрюха, где у тебя стаканЫ? – Кузьма вовсю гремел посудой.

– А я знаю? Все время жена доставала откуда то, а вне дома мы и без них обходились – крикнул я, вытаскивая из рукава… тугой ворох смятых денежных купюр. Потопал в комнату, держа улики перед собой.

– Это что? – сунул я под нос Алексея бумажный ком.

– Леха с сочувствием посмотрел на меня – Слышь, Юрман, этому балбесу надо срочно налить, у него даже спинной мозг отключился! Не узнает свой гонорар!

– А он у него вообще был? – Юрка вставил мне в руку полный стакан коньяка – Пей, бестолочь!

Я машинально махнул и занюхал кулаком.

– Варвар – Кузьма щелкнул меня в лоб – Такой коньяк пакшей своей занюхать! Не на рыбалке водку пьешь!

– Отвянь – отклонился я – Ты посмотри сколько тут, гонорар!

Я потряс ветровку, держа её за рукава, вывалилось примерно килограмма полтора разноцветных бумажек.

Даже пятихатки были.

– Ну и че? – хмыкнул Алексей – Ты еще в ботинках своих не смотрел.

– И там тоже? Я бросился в прихожую. Ботинки были набиты деньгами по самую шнуровку. Ни хрена себе!

Вернулся в комнату с ботинками.

– Ты свои вонючие галоши еще на стол поставь – заворчал Кузьма – убирай, не порти аппетит! Хотя по сравнению с твоим ухом…

Вытряс из ботинок еще с килограмм денег, швырнул обувь в коридор.

Весь пол был засыпан разлетевшимися бумажками.

– Как делить будем, пополам или по-братски? – Я вопросительно посмотрел на друзей.

– Никак – пробурчал Кузьма – это все твое. Заработал! Я как вспомню, как ты по венам полоснул, до сих пор ёжики по спине бегут. Он передернулся.

– Ты дурак вольтанутый, подумал, что бы было, если радугу не достал? – Алексей выразительно постучал себя по лбу.

– Ну че вы наезжаете? Обошлось и ладно! Я мысленно перекрестился.

– А по поводу "все мое" – напоминаю, что если бы Кузьма тогда на острове не заорал про кабель, ничего бы не было! НИЧЕГО!

– Все равно бы достал радугу, только позже – усомнился Алексей.

– Не факт! Слишком многое совпало, и вообще, история не знает сослагательного направления!

– Наклонения – поправил Алексей.

– Да нет, именно направления, не завопил бы тогда Юрка, не взошло бы тогда солнце, короче, история бы сейчас направлялась по другому пути!

Так что делим, или я их в окно…

– Я тебя сейчас в окно – зарычал Кузьма, мгновенно налившись свекольным цветом – Тут столько, можно трактор купить!

– Брек! – Леха осадил нас обоих – О делах потом, мы пить будем или микрофонить?

Я запинал деньги за диван и подсел к богато украшенному столу.

Украшен он был, в основном бутылками с армянскими буквами в количестве шести штук.

И стаканами. Из закуски Кузьма достал из кармана две замызганные

карамельки. Как их делить будем? Сосать по очереди?

– Не обожремся? – я показал на сладкую парочку.

– А на меня чего вылупился? – возмутился Юрка – У тебя в кастрюлях только рисовая каша на плите и творог в холодильнике. Даже хлеба нет!

– Минуту! Утром была уха и жареная картошка! Сейчас поищу.

– Ну нашел хоть че ни будь? – крикнул Кузьма, после десятиминутных поисков. – Коньяк нагревается!

– Ухи нет, картошки нет, в шкафу есть макароны, пшенка, гречка, овес, спагетти и банка зеленого горошка! – перечислил я, войдя в комнату

– Даже лимона и того нет!

– Все сожрал, проглот – констатировал Кузьма.

– Алексей скептически покачал головой – Зеленый горошек с коньяком плохо сочетается, вы не находите, господа?

– Вообще ничего нет? – мрачно спросил Кузьма.

– Ну еще весь коридор завален капустой, картошкой, луком и прочим подобным.

– Нищета! – взвел глаза к небу Юрка, вы пнул из-под стола залетевшую пятитысячную купюру – Топай в магазин, мы пока картошки нажарим.

– Почему я? Я вообще – то больной – и продемонстрировал свое ухо.

– Сейчас я тебя вылечу – пообещал Кузьма, вставая со стула.

– Стоп! – я выставил вперед ладони – с кем пить будешь после лечения?

– А вот с Лехой и выпьем, за твое здоровье – Кузьма двинулся ко мне.

– Спокойно, вспомнил! армян приходил! Я бросился в коридор.

Вернувшись с пакетом, я вытряс его содержимое прямо на стол.

Сначала выпала антикварного вида пузатая бутылка,

напоминающая кувшин без ручки и много всякой всячины – виноград, персики, остро пахнущее вяленое мясо и какая то домашняя колбаса.

– Ну вот – радостно осклабился Кузьма – что значит правильное стимулирование, сразу все нашел!

Выпили, закусили, чем армян послал и повторили раз пять.

– Скажи тост – потребовал Кузьма, понюхав горлышко антикварной бутылки – Грех такую редкость молча пить!

– Тост – послушно сказал я и потянулся к наполненному стакану.

В голове празднично зашумело.

– Брысь – Кузьма ударом припечатал мою руку к столу – Говори!

– Ну ладно – я растер онемевшие пальцы – Значит так, выпьем за лучшую половину человечества!

– За женщин пьем стоя – дал вводную Леха.

– Мы что, женщины? – удивился я. Как то не похожи – я потряс ладонями воображаемые груди.

– Ты же сказал, за лучшую половину – прищурился Кузьма

– Остолопы! Лучшая половина – это мы! А женщины – это украшение лучшей половины! Что тут непонятно?

– Если мы лучшая половина – медленно сказал Алексей – Женщины – это украшение лучшей половины, то куда делась вторая половина человечества?

– Вторая половина является украшением первой! Соображать надо!

– Лучше бы ты молчал, философ – Кузьма задумчиво почесал нос – Завернешь белиберду, потом день лоб морщить!

– Не тост, а загадка! – согласился Алексей – Выпьем за восстановление мозгов, не буду говорить чьих! Пусть будет загадкой!

Выпили, разом вгрызлись в домашнюю колбасу. Кузьма укусил мясо, кажется бастурма называется, жеванул раз, другой, и выкатив глаза на щеки, стал бурно дышать широко открытым ртом.

– Ни хрена себе перцу наложили – выдавил Кузьма, отдышавшись.

Пошарив взглядом по столу, он схватил бутылку за горлышко и приник к ней. Мы с Лехой наблюдали его действия с ухмылкой. Ополовинив бутылку, удовлетворенно произнес, поглаживая живот – Вроде полегчало! Прислушавшись к себе, сделал еще два могучих глотка, осушив бутылку

– Фу-у, наливай и задавай свои вопросы – кинул он на меня косой взгляд и поставил пустую посудину под стол.

Я начал с того, что меня больше всего интересовало – Как ты с Лехой узнал, что я приехал? Я ведь на день раньше прикатил!

– Даже не знаю как объяснить – признался Кузьма – Просто вдруг понял, что ты подходишь к дому и все!

– Может, тебе показалось? – спросил я с надеждой.

– Неа – Кузьма помотал головой – Я точно знал, что ты приехал и знал, что ты возле дома!

– Значит, Карина не обманула – задумчиво произнес я.

– По поводу? – Алексей вкусно укусил персик, брызнувший соком.

– Ну что точно знает, где я и с кем я!

Друзья расхохотались.

– Да – смеясь, сказал Алексей – Свою тягу к противоположному полу тебе придется приглушить!

– Или Каринка тебе её на раз заглушит – опять расхохотался Кузьма.

– Это что – Кузьма откупорил следующую бутылку – Мне тут недавно Светка ультиматум поставила, выпьешь, домой не приходи!

Я у Ваньки машину дров распилил, ну Ванька, как положено, вынес пузырь. Только налили – звонок. Жена. И так нежно говорит – Я тебе что сказала! Только попробуй, и ночевать в сарае будешь! Представляешь, с другого конца деревни учуяла, что я собрался стопарик подержать!

– В общем – подвел итог Алексей – полностью подтвердилось следующее:– Все, кто прошел сквозь радугу, полностью выздоровел, если у кого что было, (Кузьма показал мне розовый палец), а было практически у всех. Второе – резко помолодели даже глубокие старики с полным восстановлением организма, хоть деда Николая вспомнить…, у калек восстанавливаются потерянные органы и конечности – друг деда Коли, тоже фронтовик, имел вырезанную селезенку, оторванную по колено правую ногу и кисть той же руки – за месяц, пока тебя не было, как у ящерицы, все отросло!!

– Зато лопали калеки в три горла, все что не приколочено, но особенно творог уважают, некоторые даже штукатурку грызут! Видно, организм требует. У многих резко обостряются чувства, и самое интересное, появляются новые – вон, как Юрка рыбу ловит руками!

– Как руками? – заинтересовался я

– А этот хмырь не рассказывает.

Юрка самодовольно ухмыльнулся – Стараться надо и все получится!

– Вот и все, что он говорит – подытожил Алексей, разливая следующую бутылку. Но выглядит это так: – ложится пузом на бон, опускает руки по плечи в воду и лежит так минуты три. Потом выдергивает здоровенную щуку и начинает приплясывать – Получилось, получилось!

И так несколько раз, причем два раза выдернул семгу и один раз нельму!

– Как это возможно? – удивился я – голыми руками?

– У него спроси – Леха кивнул на Кузьму, который перекусил пополам длинный кусок колбасы. Кузьма отрицательно замахал руками, всем видом показывая, что говорить не может.

– Лично я могу сказать в каком проводе есть электричество, в каком нет и почему, причем, без всякого прибора!

– Как???

– Не знаю как! Просто чувствую и все! Как будто тепло ощущаешь, там, где напряжение есть, даже могу сказать, какое именно!

– Неплохо!

– Еще бы! Раньше с прибором ходил, теперь без него разбираюсь.

– И ложил он с прибором на всех – заржал Кузьма – Особенно на работу!

– Ничего я не ложил! Просто работу делаю раза в три быстрее, поэтому больше времени дома провожу! И начальство довольно!

– Это что, вмешался Кузьма и демонстративно сгреб со стола антикварную бутылку. Толщина стекла у неё была не меньше, чем у бутылки шампанского. Зажав её в лопатообразной ладони, он вытянул руку над столом. Была у Кузьмы такая слабость – любил демонстрировать силу. Слегка покрасневшее лицо выдало напряжение.

Несколько секунд и бутылка лопнула, окатив стол осколками стекла.

Я знал, что Юрка сильный. Очень. Пожалуй, сильнее его я не встречал.

Но это!!!

– Это глюк – протрезвевшим голосом выдал Леха. Встал, сходил к вешалке, принес блокнот и стал что-то торопливо записывать.

Писал минут десять, перечеркивал и снова писал. Взял осколок со стола, погрозил Кузьме – Сопромат не обманешь! – после чего замерял толщину осколка спичкой и снова принялся писать. Мы с Кузьмой, лизавшим порезанный палец, переглянулись. Интересно!

Вдруг Алексей подскочил, побагровел и швырнул в Кузьму блокнотом.

–Скотина – крикнул он в негодовании.

Мы с Кузьмой были ошарашены. Скорее куб бетона выйдет из себя, чем Алексей! Но тут не просто вышел, а пожалуй, даже выскочил!

– Что тебя так возбудило? – растерялся Юрка, отгородившись растопыренными ладонями, напоминавшие лосиные рога.

– Что!!? Окончательно взбесился Алексей – Ты хоть понимаешь, увалень деревенский, что для того что бы раздавить замкнутое стекло подобной толщины, надо развить давление не менее восьми тонн на квадратный сантиметр? Да тебе бы пальцы оторвало при таком давлении, идиот! И руки! Как ты это можешь объяснить?

Кузьма недолго думая, ткнул в меня толстым пальцем – это все он!

– Ээ, я тут вообще не при чем – открестился я на всякий случай – Сам знаешь, Юрка и раньше трактор переворачивал, а тут еще и в Радугу прошел! Чего ж ты хочешь?

Алексей с отчаянием помотал головой – Как это может быть? – спросил он в потолок. Потолок промолчал. Мы с Кузьмой переглянулись и набулькали ему полный стакан.

– Леш – осторожно тронул я его за плечо – Ты выпей и все образуется!

Алексей тяжело вздохнул, погрозил мне пальцем, и медленно выцедил коньяк. Выдохнул, помотал головой.

– Ладно, проехали! С вами даже физика не работает! Он перевел дух и обратился ко мне – Ты лучше скажи мне как на духу, – Алексей пристукнул для весомости ладонью по столу – Что это такое, твоя Радуга и почему она делает, то, что делает?

– Вот именно – оторвался от колбасы Кузьма – Рассказывай

– Не понял! Вы ведь тоже прошли через врата, должны все знать!

– Отсюда поподробней – подался вперед Алексей – Что мы должны знать?

Я подробно рассказал, какой информационный пакет получил при проходе врат.

– В общем, получается, что это не радуга людей лечит, а люди сами себя?

– Именно так. Радуга просто включает забытые возможности человеческого организма, если можно так выразится. Вот и происходит то, что еще недавно считалось невозможным. Считалось, чем примитивней существо, тем больше возможностей для выживания.

У ящериц хвосты отрастают, червяка располовинишь – два червяка получается. Но все наоборот! Чем сложней организм, тем больше возможностей! Только эти возможности заблокированы. Были. Врата снимают блокировку! И человеческий организм начинает работать так, как должен работать изначально, как задумывался, опять-таки, если можно так сказать! Плюс подпитка энергией, все равно что телефон подзарядить, подзарядил и он дальше работает, и может работать до следующей зарядки!

– Когда следующая зарядка? – быстро спросил Кузьма, собирая со стола осколки стекла.

– Понятия не имею! Но думаю, организм подскажет, как к Радуге потянет, значит пора!

Медведи задумались.

– А вам что было сказано? – полюбопытствовал я.

Друзья задумались.

– Пожалуй, вкратце это выглядело как "Иди и Живи" – после недолгого молчания сказал Алексей – Примерно так! Но сказано так, что переспрашивать не хочется!

Кузьма согласно кивнул, и тут же возмутился – А почему нам Радуга ничего не сказала?

– Имеющий уши, да слышит! – провозгласил я – Глухим два раза Обедню не служат!

– Сам ты глухой – огрызнулся Кузьма – ни хрена не слышишь, где у тебя родня – добавил он мстительно.

– Действительно не слышу – поковырялся я в своих ощущениях.

– Странно все это. Вы слышите одно, я другое. Почему?

– Потому что мы все глухие, но каждый по своему – мягко сказал Леха

– Или если хотите, каждый слышит то, что способен услышать!

– Скорее всего так – успокоился Кузьма – Лично мне это определение нравится больше первого!

– Значит, мы теперь жить будем долго, а насколько долго? – Алексей несколько напрягся.

– Все что я могу предполагать, это не меньше чем Ной, тот самый, из библии, а он прожил девятьсот лет, между прочем!

– Неплохо – оценил перспективы Кузьма.

– Да, кстати! – вспомнил он – Ты Петро помнишь? Ты еще постоянно с ним цапался?

– Этого пакостника? Его и захочешь, не забудешь!

– Во-во! Я его здесь видел, он опять под Радугу залез!

– И че?

– И ни че! Не реагирует на него радуга! И еще четверо не прошли, но их я не знаю.

– Понятно!

– Что тебе понятно?

– Я просто подозревал, что Радуга мое настроение понимает, а мне этот Петро давно очень не нравится – крыса натуральная! Вот он и не прошел!

– Тут я согласен с твоим определением – Кузьма потянулся к бутылке – Значит, если тебе кто– то сильно не понравился, значит, не пройдет?

– Похоже так! – пожал я плечами.

– Логично будет предположить, что если даже кто то не может пройти, но тебе понравился, то ты его проведешь? Ты ведь Радугу настраиваешь?

– И это возможно, только кто это может быть?

– Но я сам видел, как четверо довольно прилично одетых людей, не прошли! Что интересно, бомжи местные запросто, а эти нет!

– Тех четверых я знаю – вмешался Алексей – это двое из Швеции и два англичанина, в командировке у нас на комбинате.

– А они почему не прошли? – несмотря на выпитое, Кузьма по аптекарски точно отмерил порцию коньяка.

– Ты же сам сказал, пройдут только русские – напомнил я ему – так чего спрашиваешь?

– Что– то я не видел, что б они радуге паспорт предъявляли – съязвил Кузьма.

– Бестолочь, все тебе разжевать надо – вздохнул я.

– Ты сначала разжуй, а потом обзывайся – обиделся он.

– Да ладно, ладно! Разжевываю! Ты же сам сказал, когда выстраивал очередь, что проходят только русские, или те, которые себя такими считают! Как я, например!

– Да уж, ты самый русский человек – патетически воскликнул Кузьма – и тут же спросил сам себя – А я то-тогда кто?

– Носорог в пальто – хмыкнул Алексей – Потом выяснишь, кто есть кто, давай лучше дальше послушаем!

– Учтите, что все это из области предположений, доказать пока не могу, но уверен, что именно так все и обстоит!

– Давай-давай, бухти про "обстоит" – подбодрил меня Кузьма, устраивая собственный подбородок на руки, поставленные на стол.

– Представьте, подходит к радуге человек, считающий себя русским!

– Ну и?

– Ну и свободно проходит, так как Радуга настроена на таких людей и включается на них, в общем, как задумано, так и сделано!

– Дальше – нетерпеливо бросил Алексей.

– Дальше еще проще, для тех, кто понимает, подходит другой человек, который твердо знает, что он не русский, или твердо себя таким не считает и хочет пройти. Но! Сколько бы он не кричал и не убеждал всех, что он самый русский человек, руссистей самой Руси, сколько бы не предъявлял паспортов и справок, подписанных кем угодно, он твердо знает, что он врет!

– И что? – заинтересовался Кузьма.

– И все! Этот хмырь твердо знает, что он не русский, не россиянин, и это знание горит у него в сознании красным запрещающим сигналом!

А Радуга видит именно на это знание! И хрен она когда ни будь на него прореагирует! Сколько бы он не скакал под Радугу, толку не будет!

– А если человек без сознания? – вслух задумался Алексей.

– Ну, хочешь, проведу как аналогию?

– Давай! – нетерпеливо заерзал Алексей – Аналог… человека!

– Тут еще проще, если сравнить человека с компьютером. Если человек в сознании, у него, как у включенного компьютера, соответственно работает и оперативная и постоянная память – винчестер, проще говоря, где и прошито это знание о том, кто он! Если он без сознания, оперативная память не работает, но винчестер то ни куда не делся! Сам знаешь, винчестер можно напрямую подключить и прочитать все что хочешь! Вот радуга этот винчестер и читает!

– Значить – сделал вывод Алексей, ни липовый паспорт, ни отключка не поможет!

– Нет!

– А если человека загипнотизировать? – дал вводную Кузьма – если взять и под гипнозом внушить тому же китайцу, что он русский? Ведь тогда он будет осознавать себя русским! Пройдет он тогда радугу?

– Вряд ли – вмешался Алексей – Что такое гипноз? Это знание, наложенное на другое знание. Легкое, плоское знание, наложенное на глубокое, объёмное знание собственное! Все равно, что барельеф на стене краской закрасить! Сколько не крась, барельеф не исчезнет, и плоским не станет, хоть сто слоев краски-гипноза на него изведи!

Как только под радугу попадет – тут же вся краска-гипноз просто облезет!

– То есть, хрен им по всей роже?

– Вот именно – согласно кивнул Алексей.

– То есть, волноваться, что левые товарищи смогут просочиться, не стоит?

– Абсолютно – заверил я

– В общем, хрен им, по всей морде! – сделал вывод Кузьма – за это надо выпить!

Выпили, качественный коньяк хорошо лег внутрь, поднимая настроение все выше и выше.

– Подожди! Вдруг спохватился Алексей – Это что же получается, главная причина НЕ пропуска заключается в самом субъекте?

– Не понял – по лошадиному помотал головой Кузьма – Поясни!

– Ну это же просто! Человек не проходит, потому что знает, что ему нельзя проходить! Ну например, если бы мы сказали, что нельзя проходить лысым, то тот, кто об этом знает, даже в приколоченном парике не пройдет! Потому что знает, что нельзя. Но если бы не знал, или как ты говоришь, в мозгу не горел красный, запрещающий сигнал, то вполне мог бы и пройти, так?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8