Андрей Агаев.

Панацея стратегическая



скачать книгу бесплатно

– Тай! Носик-курносик! Что случилось?

Дочь подняла огромные глазищи, набухшие слезами.

– Ты почему так долго не был?

– Так я на работе был, денежку зарабатывал, что ни будь вкусненькое вам купить!

– Больше не ходи на свою работу.

–Почему?

– У нас теперь много денег, на все хватит! И заметив мой недоверчивый взгляд, показала на жену – Можешь у мамы спросить!

Спросить я не успел.

– Ну ка, дайте папе раздеться – заворчала она.

– А что за… – Иди, ешь – оборвала она меня – Наспрашиваешься еще.

Узнаю свою милую. Все-таки красивая у меня жена. А это значит, что у меня – хороший вкус. На женщин.

Обед состоял из ухи и жареной картошки на второе. Что меня поразило, уха оказалась из семги! Нет, я её конечно и раньше ел, ну раз десять за свои пятьдесят лет с хвостиком. Примерно раз в пять лет – прикинул я в уме.

– Откуда такая роскошь? – спросил я, работая ложкой. Вкуснотища! Почти как у Кузьмы уха.

– Дед Николай принес, сказал, что еще принесет, как эту съедим.

– Так он ходит?

– Он бегает – засмеялась супруга – Так же шустро, как наш Алешка!– И велел передать тебе лично – поклон!

– Уже передали – сказал я, вспомнив бабу Галю.

– А – понимающе кивнула супруга – бабу Галю теперь не узнать!

– Что так?

– Ей на вид больше сорока пяти никак не дать. Помолодела!! Все теперь за дедом своим гоняется, этот старый хрыч по бабам пошел, представляешь?

– Да ты что??

–Еще как что! Светка Кузьмина говорит, что бабы аж светятся от счастья, ну, кого он сумел на сеновал затащить – Супруга хихикнула.

– Ну не хрена себе – вырвалось у меня – Вот же… герой-разведчик!

– Слушай, на улице погода, можно сказать, эксклюзивная для наших мест, а ты и дети дома, почему?

– Жена насупилась – После радуги мы еще дня три спокойно гуляли, потом люди пошли потоком, видно, деревенские проболтались про радугу, да дети похвастались, как их папа из земли радугу достал, которая от всего лечит и пожалуйста – выпустить детей невозможно, через полчаса прибегают, с полными карманами. Спрашиваю, откуда все, а наши дети в ответ – Люди подходят и просят их, что бы он попросили папу их вылечить, ну и карманы им набивают, даже возражений не слушают!

– Ну раздали бы конфеты, вот проблема!

– Какие конфеты? Деньги суют, и не полтинники и сотни, а крупные бумажки, меньше полутысячи и не было! Пока тебя месяц не было, четыреста с лишним тысяч принесли. Я в первый раз повела их с деньгами, обратно вернуть, так люди мало того, что наотрез отказались обратно брать, так еще и мне чуть ли не за пазуху денег насовали!

И ничего не слушают, только просят – помогите пожалуйста! А деньги говорят, ну что деньги? Будет здоровье, будут и деньги!

Теперь в магазин сходить соседей прошу, самой и выйти неудобно!

Вот теперь народ собрался и ждет когда ты появишься. Я сразу сказала, что ты не раньше десятого приедешь, чего зря стоять, а люди все равно дежурят, боятся тебя пропустить.

Уже недели полторы…

Хорошо еще ты на день раньше приехал, а то бы и до квартиры не дошел!

– А где Андрейка – вспомнил я старшего сына, упрямого как Кузьма.

– Тот у Кузьмы в деревне спрятался, там хоть на улицу выйти можно.

Супруга опять хихикнула – Там двое каких-то приезжих ухарей побить его хотели, да Кузьма это увидел – чуть в землю их не втоптал.

Хорошо еще баба Галя оттащила, теперь в травме лежат. Говорят, следователь приходил, пытал, кто их избил, так мужики их предупредили – как что-то вякнут, сразу в морг переедут! Молчат!

Звякнул дверной звонок.

– Алексей с Кузьмой пришел – уверенно сказала жена – Сиди, я открою.

Откуда, черт возьми, она узнала, кто звонит?

Кухня сразу стала тесной, когда в неё втиснулись. Два медведя.

Кузьма стукнул о стол бутылкой – Карина, дай стопки, что ли!

– Ого – оценил я бутылку – Армянский, я его с армии не пробовал.

Откуда?

– Оттуда – Кузьма довольно усмехнулся – У меня ящик лежит, и у Лехи ящик!

– ???

– И тебе ящик отложен, не переживай!

– Идите в большую комнату – вмешалась супруга – На кухне не поместитесь, я вам пока лимончика нарежу.

– Не надо нам лимончика – скривился Кузьма – Пусть им московские интеллигенты закусывают, мы лучше по-нашему – Юрка развернул солидных размеров сверток, где оказались две здоровенных стерляди.

– Во!

– Сам поймал?

– Сам коптил! А передал её Дед Николай, для тебя, рожа, цени!

– Карина, будешь? – показал я на бутылку.

Жена сморщила носик – Сами пейте ЭТО, у меня еще от Вали "Старый Крым" остался, я лучше его буду.

Выпили, нежнейшая стерлядь пошла под коньяк просто замечательно.

– Настоящий – оценил я коньяк – Колитесь, откуда взяли, в продаже такого нет!

– Да ко мне тут местный торгаш подкатил, прослышал про радугу Алексей дожевал рыбный ломтик – ну и мол, помоги, жена больна, врачи только руками разводят. Четвертая стадия…

Я ему объясняю, что радуга на острове, Кузьма перевезет, не проблема, только она в землю опять ушла, надо с тобой говорить.

Тот сразу коньяк авансом поставил, только чтоб с тобой свели!

Мы пообещали, а армян этот каждый день звонит, спрашивает.

– Радуга ушла?

– Ушла, родимая – вздохнул Кузьма, разливая по второй – Ты тогда правильно сказал, чего ей одной делать!

Я неторопливо смаковал деликатесы.

– А когда она ушла, ну, радуга?

– Как тебя перевез, я по родне проехал, оповестил, ну и народ также, по своей родне пробежался, весь остаток ночи и весь день люди шли, даже какие то узбеки появились, колымили в соседнем колхозе, только твоя радуга на них не сработала, они с полчаса под ней бегали взад-вперед, бес толку, так и уплыли ни с чем.

– Все правильно – сказал я подумав – Земля русская, радуга тоже, да и я первый раз её на вас, олухов настраивал, а вы тоже русские!

–Ну и вот, – продолжил Кузьма – день то шли, а ночью никого не было, на следующее утро даже из города народ попер, только радуги уже не было. Заскучала одна ночью и спряталась. Мы с Лехой походили конечно, поискали, но ни хрена мы не нашли. Не видим и все!

– Слушай, – спросил Алексей – Ты на этого армяна настроить сможешь? А то неудобно получится, коньяк взяли, а ничего не сделали!

– Не знаю – честно признался я – Но, по крайней мере, попробую.

Кузьма зыркнул на меня недобрым взглядом – Коньяк пил, морда протокольная?

– Ну пил – вынужденно согласился я. Не отрицать же очевидное, бутылка на столе стоит.

– Тогда отрабатывай!!

– Да ладно, ладно.

– Ну, тогда за успех безнадежного дела – провозгласил Кузьма и чокнувшись, опрокинул стопку в свою пасть. Карина рассмеялась.

– Похоже, у вас есть какой-то план, господа, не ознакомите? А то куда– то поедем, зачем?

Слово взял Алексей

– Все просто. Как только народ на улице узнает, что ты здесь, сразу же начнут скрестись в двери. И просить. Я тебя знаю, ты начнешь выворачиваться наизнанку, стараясь помочь, но! Да восхода солнца, ты просто ноль, так?

– Так – я опять вынужден согласится.

– Сейчас день. Спокойно дожить до завтра можно только у Кузьмы в деревне, здесь не дадут. Поэтому, едем к нему, спокойно спим, с рассветом достаешь радугу на острове и народ пойдет! Перевоз обеспечат мужики, они всю неделю лодки готовят, даже весельные.

Прикидывают, сколько на перевозе заработают! Все понятно?

– Абсолютно!

– Тогда собираемся, машина у подъезда ждет, я у соседа "Соболя" взял, все сразу влезем!

Супруга быстро собрала сумки с необходимым, по её мнению барахлом, и одев детей, стали спускаться по лестнице, сопровождаемые Кузьмой.

Мы с Алексеем закрыли дверь и пошли арьергардом.

У подъезда, молоденькая женщина качала на руках ребенка.

Увидев мою семью, она отрешенно кивнула им в знак приветствия, скользнув по мне безразличным взглядом.

Похоже, их уже все знали. Все бы прошло по плану, если бы Алешка вдруг не закричал из салона – Папа, иди скорей, я тебе место у окна занял!

Женщина замерла, перевела на меня тоскливый взгляд, который вдруг взорвался отчаянной надеждой и кинулась ко мне – Пожалуйста, помогите моему сыну!

– Если смогу, конечно помогу!

– У него патология сердца, врачи ничего сделать не могут, помогите!

– Хорошо, завтра, как рассветет, я помогу, но завтра, сегодня ни как!

У женщины затряслись губы – Помогите сейчас, пожалуйста!

Сережа уже умирает, он до завтра не доживет, я боялась, я молилась, что бы он дожил до вас, ПОМОГИ!!!

Алексей вздохнул. Из машины вылез Кузьма и с решительным видом направился ко мне. Из салона выглянула супруга. Я растерянно развел руками – Сегодня не получится!

Женщина вдруг рухнула передо мной на колени, протягивая синюшного ребенка – ПОЖАЛУЙСТА!!!

Отчаянный вопль наотмашь хлестнул по моей душе. Больно. Очень.

Красивые женские коленки, разбитые о щербатый асфальт, окрасились красным. Алексей резко отвернулся. Всхлипнула жена.

К нам начал быстро стекаться народ.

Меня затрясло, чудовищное бешенство неизвестно на что наполнило по самое горло. В чем виноват этот ребенок? В ЧЕМ он виноват?

– Встань! – рявкнул я. Женщина вздрогнула.

–. Ты – МАТЬ! Ты можешь стоять на коленях только перед богом!

И не перед кем больше! Только ты можешь то, что может только Господь – дать жизнь! Это перед тобой должны стоять на коленях!

Весь мир должен стоять! Только ты даешь миру жизнь!

– Я дала жизнь – прошептала женщина – помоги сохранить её, прошу!

И безнадежно заплакала, опустив голову. Ребенок слабо зашевелился.

– Я помогу! Или сдохну! Пойдем!

– Андрей! – с тревогой позвала жена.

– Ждите в машине! – отрезал я.

– Андрюха, что ты можешь сделать – Алексей пытался меня остановить.

– Не знаю! Отстань! Я поднял женщину на ноги – Пойдем.

Да какая она женщина! Совсем девчонка, года двадцать два, не больше.

Что я могу сделать? Попробую достать радугу прямо здесь, лопну, сдохну, но достану! Здесь такая же земля, как и на острове.

Лишь бы её упросить выйти, раду – радунюшку. Я … попробую, я сделаю ЭТО!!

Кузьма, скрипнувший зубами у меня за спиной, быстро вырвался вперед, ледоколом прокладывая мне путь в толпе. Девчонка торопилась за мной.

Я на ходу скинул ботинки. Будем попробовать.

Тщательно слушая землю босыми ногами, я почти обошел двор по периметру, когда ощутил легкое знакомое пощипывание. Сделав пару кругов вокруг этого места, нашел центр. Есть! Половина сделана.

Теперь самое трудное. Юрка с Алексеем быстро очистил небольшую площадку от народа. Девчонка постоянно держалась рядом со мной, словно перепуганный щенок, наконец то нашедший своего хозяина и непрерывно что то шептала, с тревогой глядя то на меня, то на дитя.

Высмотрев в глубине земли переплетение сети (глубоко, еле видно), я осторожненько зацепил и потянул самую яркую нить.

Все повторилось как на острове. Приближаясь к поверхности, нить проскальзывала свозь пальцы и уходила обратно в землю. Я повторял, вновь и вновь. Я старался. Я очень старался. Опустился на колени и пробовал заново. Много раз. Не получается! Подняв голову, увидел молча плачущую мать, и её окровавленные колени. Собравшаяся толпа молчала и в этом молчании медленно тонула надежда многих.

Вот тут меня осенило! Не знаю, что мной двигало, но я встал и не задумываясь, скинул куртку, оставшись в футболке.

Шагнул к бетонному столбу, на котором находился единственный на весь двор фонарь. Вокруг слоем лежало битое стекло – об него пацанва била бутылки, развлекаясь. Выбрал осколок почище, вытер его о штанину и вернувшись, полоснул себя по вздувшимся венам левой руки. Толпа вскрикнула. Кровь брызнула струей.

Ко мне шагнул Кузьма с Лехой, явно решив силой удержать от самоубийства силой. Я остановил их выставленной ладонью.

Они встали, напружинившись, как перед броском. Пока они думали, я быстро резанул правую руку. Кровь освобождено полилась на землю.

– Ты что творишь, придурок – взревел Кузьма, одновременно с Лехой шагнув ко мне, растопырив свои лапы.

– СТОЯТЬ !! – я рявкнул так, что сам испугался. Друзья замерли.

– Что бы взять, надо дать! – я стал поливать землю своей кровью. Боли не было. Онемело только.

Когда натекла видимая лужица, я встал на колени, ободряюще улыбнулся потрясенной девчушке и не глядя, потянул нить.

Легко выйдя на поверхность, радуга на мгновение окрасилась багровым цветом и стала сама расти вверх. Поднявшись на высоту человеческого роста, она коснулась моих рук, нежно и ласково. Кровь остановилась сразу, резаные раны схватились быстро твердеющей коростой.

И победно заструилась радужными цветами, с каждой секундой набирая силу! Я со вздохом поднялся. Получилось! Ко мне подскочил Кузьма – Собака бешеная – прошипел он и хрястнул меня в ухо.

В голове зазвенело. Ходить мне с малиновым лопухом!

Меня загородил Алексей, оттерев перепуганного Кузьму в сторону.

Я поманил к себе отчаявшуюся мать. Когда она подошла, я легонько подтолкнул её к радуге. Не колеблясь ни секунды, она шагнула в переливающуюся арку, прижимая к себе ребенка.

Полыхнуло необычно ярко и долго. Это если сравнивать с обычной вспышкой радуги. Здесь была одна на двоих – на мать и дитя.

С той стороны вышла красивая молодая женщина, высматривающая в своего сына. Совсем не похожая на ту, стоявшую на грани…

Ребенок зашевелился, хватая воздух маленькими ручками, завозился, пытаясь освободится от стиснувшей его пеленки и требовательно закряхтел, дергая мамкину грудь.

Нисколько не стыдясь, женщина расстегнула кофточку, освобождая налитую грудь и дала её сыну. Тот аппетитно зачмокал, ухватив титьку ручонками. Убедившись, что с ребенком все в полном порядке, она мягко ступая, подошла ко мне. Глядя прямо мне в глаза, она плавно опустилась на колени и склонила голову – СПАСИБО !

Мужики из толпы вдруг заинтересовались облаками, прикрыв глаза рукой, женщины откровенно плакали.

Сказано было негромко, но это "спасибо" было наполнено такой силой, что озноб пробежал по спине. И опять плюхнулась на свои многострадальные коленки! Ну что ты будешь делать!

Кузьма с Алексеем стыдливо отвернулись. Кузьма принялся выстраивать очередь. Я погладил девчушку-мать по голове

– Я что тебе говорил про колени?

Она подняла голову – Я помню! Только перед богом! И улыбнулась светлее дня, легко и беззаботно.

Я закашлялся. Это … Как?

Ребенок, не отрываясь от груди, скосил на меня глазенки, убедившись, что я нисколько не интересней мамкиной титьки, снова зачмокал.

Подошла Карина с мокрыми глазами, грозно и многообещающе посмотрела на меня, подняла женщину за плечи и повела к скамейке у подъезда. Та безропотно пошла за супругой.

Мне было хорошо. Я был переполнен этим "хорошо" как мыльный пузырь воздухом. Я был иррационально счастлив… Не зря жил.

Алексей стал изучать мои коросты на руках. Кузьма выстроив очередь, грозным медвежьим рыком диктовал условия прохода :– Значит так! Проходят только русские люди! Не важно, чукча или узбек – главное, что бы душа была Русская! Те, кто в России родился и живет!

Сначала пропускаем женщин и детей! После прохождения сразу отходите в сторону, не создавайте пробку, все ЯСНО ?

Толпа отозвалась невнятным гулом.

– Те кто могут – продолжал он – Помогайте другим! Повернувшись к радуге, он по наполеоновски взмахнул рукой – ПОШЛИ!

Нет ничего прекрасней для меня

Чем мать, кормящая дитя

и лепет крохотного чуда

есть благодарность для тебя

Глава 2.

Супруга, буксирующая меня за руку к подъезду, напоминала атакующий танк. Алексей, стоявший у неё на пути, брызнул в сторону и бесследно растворился в толпе. Умный человек.

Кузьма сочувственно сопел мне в след, но вмешаться не рискнул. Опыт!

– Карина, ты его не очень сильно – с полным пониманием посоветовала соседка, баба Тамара, стоявшая возле машины – А то убьешь сгоряча!

Толпа со смешками распадалась перед ней до самого подъезда, где наши потомки вылезли из машины при виде нас.

– Мам, когда поедем? – Алешка весь извертелся в машине, ожидая вожделенного путешествия в деревню. Тая с Алиной синхронно кивнули, подтверждая вопрос младшего.

– Пока погуляйте во дворе – приказала жена таким тоном, что никто не стал ни возражать, ни спрашивать. Умные у меня дети.

Состояние супруги, почти истерическое, меня несколько напрягало…

– Карина, ну чего ты завелась, все ведь нормально – забормотал я, когда меня зашвырнули в квартиру – Все хор…

Бабах – первая пощечина прозвучала как выстрел и пришлась в ухо, которое после плюхи Кузьмы напоминало раздавленный помидор. Ай! Да Ёе… Нет, что бы в лоб!

– Все хорошо? – взвизгнула она – А обо мне ты подумал, когда руки себе резал? А о детях подумал? Удары посыпались так, что увернуться не было никакой возможности, я просто закрылся. Пусть выпустит пар…

– Ты о чем думал, когда вены себе пластал, а? – очередной шлепок опять попал в расплющенное ухо. Да что такое, они с Кузьмой сговорились, что ли? Ураган по имени "Карина" буйствовал минут восемь. Какая выносливость ! Раньше, если бы хватило минуты на три, уже хорошо. Время от времени я подавал голос, бормоча про то, как все на свете хорош… Ай, блин, опять в ухо!

Я опустился на пол, принимая удары судьбы. Так удобнее, да и мотает не сильно. Лишь бы под руку ничего не попалось. Не, сколько энергии!

Это надо использовать!

В конце концов, ураган ожидаемо пролился дождем – жена просто разревелась.

Уловив этот момент, я прямо с пола, обнял её за бедра, прислонившись больным ухом к животику супруги. Авось полегчает!

– Скотина ты безрогая – вынесла она окончательный вердикт сквозь слезы.

– Это утешает – вздохнул я, поглаживая любимую по… ну, скажем, по спинке.

– Что тебя утешает?

– Что безрогая – объяснил я – Внушает надежды!

– Дурак – хихикнула жена, попытавшись пнуть меня коленом.

Но я был начеку и прижался сильнее. Так, кризис пройден, пора действовать. Подняв милую на руки, я понес её в спальню. Пока дети гуляют....

Оторвал нас друг от друга бзяк звонка в двери. Разрумянившаяся жена спряталась в ванной, прихватив ворох одежды. Я впрыгнул в джинсы и футболку секунд за пятнадцать. Армейский опыт. Ну и житейский…

На пороге стоял горбоносый субъект кавказкой национальности.

– Алексей сказал где ты живешь – объяснил он свое появление, причем без всякого акцента.

– Спасибо брат, я тебе должен – одной рукой он сунул мне пузатый, булькнувший пакет, другой преподнес огромный букет роз

– Твоей уважаемой супруге – добавил он и всхрипнул горлом.

Развернувшись, он почти кинулся вниз по лестнице. Уже спустившись, он обернулся и глухо сказал – Когда понадобится, скажи, все сделаю!

Это же "коньячный" армян! Я его на базаре видел не один раз, давно.

Значит, осел здесь и стал русским. Иначе бы просил провести под радугу, но не стал. Прошел сам, с женой. Правильно говорят – русский, это не национальность, это состояние души. Я тоже по отцу, царство ему небесное, кавказец – талыш! Раньше даже не знал, что такая национальность есть. А так – русский.

Здесь родился, дай бог, здесь и помру.

Пока раздумывал, жена вышла из ванны, довольная и посвежевшая.

Угодил, значит.

Ой – выплеснула она восторг при виде роз – Какой красивый букет! Это мне?

– А если я скажу, что это мне, ты сразу поверишь?

– Клоун, когда ты только повзрослеешь – устало сказала супруга, вдыхая аромат роз – Так откуда и кому?

– Тебе, от твоего тайного поклонника, увидев тебя, он был сражен твоей небесной красотой, и тайно пал к моим ногам!

Поэтому, как и положено в таких случаях, тело павшего было предано земле и забвению (закопал на помойке), а букет перешел в твое владение по воле почившего!

– Трепло – фыркнула супруга, и тут озаботилась – Их же в воду поставить надо! Умчалась на кухню, где загремела посудой. Уже забыла, о чем спрашивала.

– А ты мне таких букетов не дарил – укорила она оттуда.

– На какие шиши я тебе подарю букет, если ты все деньги у меня ты

просто отнимаешь? А такой букет на пол зарплаты тянет!

Жена предпочла этого не услышать, и забренчала громче.

– Ты куда? – мгновенно среагировала она, уловив лязг дверного замка.

– Схожу ботинки заберу, пока они сами не ушли – это был хороший повод слинять из дома.

– Вернись! Никто твои ботинки пальцем не тронет, не надейся! Будешь еще меня позорить своим красным ухом! Сама заберу. Сам будешь дома сидеть, пока твой флаг не станет опять ухом.

– Тогда намажь чем ни будь, что ли, иначе ждать придётся до морковкина заговенья!

Супруга наконец-то выплыла из кухни – Значит так, мы поехали в деревню к Светлане, ухо тебе намажет или что там надо, Валя, я попрошу, а ты будешь сидеть дома!

– А как же…

– Ты будешь сидеть дома!! – с нажимом сказала она.

Я уловил нотки приближающейся истерики – Все, молчу, молчу, дурак, правильно?

– Вот именно! Позвони Алексею, пусть нас на берег отвезет – распорядилась она. И сходи руки отмой, все в кровищи, смотреть страшно! Вот блин, до того нормально было!

Позвонил, и пошел мыть руки.

Когда вышел, жена уже ушла. Дверь была закрыта.

Черт, ветровку с ключами тоже бросил на улице. Как теперь выйти?

Ладно, позвоню Кузьме, пусть прихватит на обратном пути.

Телефона на привычном месте не оказалось. Вот коза вредная!

Все предусмотрела! Это что получается, мне не выйти и ко мне никто не войдет? Как маленького ребенка заперли! Что делать?

На кухонном столе обнаружил лаконичную записку – "Читай книжки"

Ф-ффр!!! Супер вредина! Пока раздумывал, не спуститься ли мне на улицу через балкон, лязгнул замок. Вернулась! Но это оказалась Валентина. Значит, ключи у неё оказались. Это хорошо.

– Бестолочь ты, Андрей батькович – сразу поставила она диагноз – Это надо же додуматься, руки резать! Я скромно промолчал. Не объяснить…

– Давай, показывай свои руки! Валентина работала в больнице регистратором и потому считалась в наших семьях признанным медицинским экспертом. С мелочами типа порезов и ангины, она справлялась сама.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8