Андрей Абрамовский.

Электронные деньги – валюта будущего?



скачать книгу бесплатно

Введение

Электронные денежные средства на сегодняшний день – это уже неотъемлемая часть нашей жизни. В экономическом плане они уже функционирует с конца XX века, однако, правовое закрепление в российском законодательстве получили лишь в 2011 году с принятием Федерального закона о национальной платежной системе. Актуальность работы заключается в том, что в связи с «запоздалым» правовым урегулированием данной категории и в науки и практике возникают неточности, неопределенности как в определении самого понятия «электронные денежные средства» так и при разрешении конкретных споров и даже при расследовании преступлений.

Электронные денежные средства в отечественном праве являются достаточно новой категорией, в связи с этим возникает вопрос об их гражданско-правовой природе. Кроме того, электронные деньги используется в экономическом обороте, осуществляются расчеты, возникают в связи с этим электронные платежные системы, электронные кошельки и т.д. Все это требует правовой регламентации во избежание злоупотреблений и правонарушений с последующими неблагоприятными последствиями для участников гражданско-правовых отношений ведь на сегодняшний день уже совершаются преступления с использованием электронных денег.

Поэтому цель данной работы – определить круг проблем, возникающих при расчетах электронными денежными средствами и найти пути их преодоления.

Для реализации данной цели поставлены следующие задачи:

Проанализировать существующие подходы к определению понятия и правовой природы электронных денежных средств;

Дать сравнительно-правовую характеристику электронных денежных средств и производимых с их использованием расчетов в контексте национальной платежной системы;

Определить круг проблем, возникающих при использовании электронных денег и проанализировать их;

На основании анализа предложить рекомендации по минимизации рисков, связанных с использованием электронных денег.

Объектом исследования работы являются общественные отношения, складывающиеся при расчетах с использованием электронных денежных средств.

Предметом исследования работы является анализ доктринальных наработок в области электронных денежных средств, нормативно-правовое регулирование данной сферы и проблемные вопросы, возникающие при использовании электронных денежных средств

Методологическую основу исследования составляют диалектический метод познания правовой действительности; общенаучные методы – анализ, синтез; сравнительно-правовой, логический и диалектический методы, аналогия обобщение и анализ судебной практики.

Нормативно – правовой (эмпирической) основой исследования являются различные нормативно – правовые акты, и правовые доктрины в области банковского, гражданского, гражданско-процессуального, уголовного права, криминалистики, судебная практика по спорам возникающих при расчетах электронными денежными средствами, приговоры по уголовным делам.

Теоретическая (информационная) основа исследования являются разработки таких ученых как И.В.Артемова, А.Х.Аскарова, Н.В.Байдукова, Ю.С.Бегма, О.С.Беломытцева, Ж.Ю.Вологина, М.В.Всяких, Е.С.Губенко, Р.Ф.Давлетшин, В.Л.Достов, Л.Г.Ефимова, В.И.Иванов, Н.А.Княгинина, О.М.Коробейникова, М.А.Коростелев, К.И.Лемеш, В.С.Лощилин, О.А.Лукогорская, Н.В.Олиндер, Н.К.Орлова, Д.А.Петрова, А.И.Пещеров, В.Ф.Попондопуло, А.И.Савельев, З.И.Хисамова, А.В.Хрусталева, Л.В.Чхутиашвили, С.И.Шимон, П.М.Шуст, Н.Д.Эриашвили

Глава 1. Подходы к определению электронных денежных средств

§1.

Правовая природа электронных денежных средств в контексте российского гражданского законодательства

В настоящее время в теории гражданского права существует несколько подходов к определению правовой природы электронных денежных средств. Например, можно выстроить следующую классификацию данной категории: во-первых, под ними можно понимать безналичные деньги; предоплаченный финансовый продукт; информацию, право требования. Существуют также и иные классификации.[67]

Кроме того, если проанализировать законодательство в данной сфере, то можно прийти к следующим выводам. Во-первых, согласно Федеральному закону «О национальной платежной системе» электронные денежные средства (ЭДС) – это денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа. [5] Какой следует сделать вывод из этого понятия? Во-первых, ЭДС – это, а) денежные средства б) предоставлены для исполнения денежных обязательств перед третьими лицами в) операции с денежными средствами, возможно, производить только с использованием электронных средств платежа г) их эмиссия возможна только после внесения предоплаты д) осуществляется без открытия банковского счета.

Однако если говорить о том, что ЭДС – это деньги, то обратившись к ст. 140 ГК РФ можно определить, что под деньгами понимаются – наличные деньги. Этого же мнения придерживается и доктрина гражданского права, согласно которой деньги относят к движимым вещам, определяемых родовыми признаками (хотя возможно и индивидуализация). [41, c.317] Таким образом, речь идет о денежных знаках или говоря по-другому о купюрах и монетах.

Следовательно, возникает вопрос, каким объектом гражданского права являются электронные денежные средства? Да, безусловно, с точки зрения гражданского права, и с точки зрения доктрины закрепление за ЭДС «денежных средств» не идет в разрез с теорией. Так, согласно Л. Г. Ефимовой «функции денег может выполнять любой имущественный актив [32, c.133]. Например, до прекращения размена на золото банкноты и государственные кредитные билеты выражали обязательство их эмитента и одновременно выполняли функции денег. Схожая ситуация складывается и на сегодняшний день в отношении кредитовых остатков на клиентских счетах… При этом запись на счете выполняет функции денег. Однако в отличие от банкнот и государственных кредитных билетов прошлого века современные безналичные деньги не являются ценными бумагами и не имеют вещественной формы». [28, c. 204] Кроме того по мнению Ефимовой: «электронные деньги, выраженные в российских рублях, с одной стороны, не могут считаться законным платежным средством в России, поскольку они производны от наличных и безналичных денег, которые необходимы как для их эмиссии, так и для погашения (платеж ими не может быть окончательным). Но, с другой стороны, в Налоговый кодекс РФ внесены изменения, позволяющие налоговым органам взыскивать налоги, сборы и другие обязательные платежи за счет электронных денежных средств лица». [53]

Например, В.И. Иванов считает, что электронные денежные средства нельзя отождествлять с деньгами, а под ними следует понимать информацию либо финансовый продукт, услугу. [30, c.98] Соответственно, ЭДС в узком смысле, по его мнению – это «информация, (в электронной форме) о сумме предварительно предоставленной эмитенту денежных средств. Этого же мнения придерживается С.И. Шимон, который пишет следующее: «По форме они являются электронной информацией, которая сохраняется на специальном устройстве и может передаваться на другие устройства с помощью различных электронных средств передачи информации». [67] В широком – это «финансовый продукт, услуга, которая может эмитироваться только кредитной. Обязательным условием эмиссии ЭДС является предварительное предоставление денежных средств эмитенту, что позволяет говорить об электронных деньгах как о предоплаченном финансовом продукте (ПФП)[67, c.98] (если говорить о деньгах как о ПФП, то здесь понимается следующее, что для их создания – вводе в электронную платежную систему необходимо уплатить деньги). Кроме того, Иванов приводит такой аргумент в пользу того, что ЭДС – не деньги, так, например, продавец не обязан принимать в качестве оплаты за продукт электронные денежные средства, если у него отсутствует соответствующее техническое оборудование, что нельзя сказать о возможности отказа в качестве оплаты наличных денег.

Кроме того, схожей позиции придерживается законодательство Европейского Союза, согласно которому под электронными деньгами следует понимать: «Серии зашифрованных наборов символов, заменяющие банковские купюры и монеты. Как средство платежа и накопления электронные деньги представляют собой информацию о количественном выражении стоимости денежного эквивалента. Эта информация хранится в электронном виде на специальном устройстве, принадлежащем пользователю электронных денег. По мере того, как лицо, которому принадлежат электронные деньги, использует их для совершения сделок и оплаты товаров или услуг, информация об их денежной стоимости, хранящаяся на электронном устройстве, изменяется. [63]

Возможно, электронные денежные средства следует отождествлять с безналичными деньгами? Такая версия небезосновательна. Во-первых, и безналичные и электронные деньги обладают общими свойствами, так они являются виртуальными деньгами и те, и другие могут являться формой безналичных расчетов. Однако, как утверждает С. Овсейко электронные деньги нельзя отождествлять с безналичными, т.к. первые содержаться в так называемом «электронном кошельке», а безналичные деньги на банковском счете. Во-вторых, как утверждает автор, при расчетах электронными – происходят операции между кредитором и должником, а безналичными – между банком должника и кредитором. [38] Ю.С. Бегма также придерживается такого мнения и утверждает, «что «Электронные деньги», являясь виртуальными, как безналичные деньги, с одной стороны, но не привязанными к банковским депозитным счетам, т. е. автономными средствами платежа как бумажные деньги, – с другой, естественно, образуют качественно новую ипостась денежных средств. В этом плане вполне оправданным (хотя и достаточно радикальным) выглядит предложение рассматривать «электронные деньги» в качестве «новой, особой формы денег», порождаем порождаемой условиями современной постиндустриальной экономики». [15] Если же говорить об электронных деньгах как о «новой, особой форме денег», то наряду с вышеупомянутым мнением Ю.С. Бегмы, можно привести утверждение М.А. Коростелева, согласно которому существует «двойственность электронных денег… С одной стороны, это средство платежа, с другой – обязательство, подлежащее исполнению в обычных (неэлектронных) деньгах»[32, c. 132].

На наш взгляд, если обращаться к толкованию буквы закона электронные денежные средства следует относить к виду безналичных денег. Исходя из анализа Закона, можно сделать соответствующий вывод. Об этом нам говорит ст. 7 закона о платежной системе: «При осуществлении безналичных расчетов в форме перевода электронных денежных средств клиент предоставляет денежные средства оператору электронных денежных средств на основании заключенного с ним договора». Об этом также говорит п. 1.1 положения Центрального Банка России от 19 июня 2012 г. № 383 – П., согласно которому «Банки осуществляют перевод денежных средств по банковским счетам и без открытия банковских счетов в соответствии с федеральным законом и нормативными актами Банка России (далее при совместном упоминании – законодательство) в рамках применяемых форм безналичных расчетов… Перевод денежных средств осуществляется в рамках следующих форм безналичных расчетов… Расчетов в форме перевода электронных денежных средств». [6]

Однако не стоит и опускать тот факт, что по своей материальной природе электронные денежные средства являются предоплаченным финансовым продуктом, что противоречит позиции, согласно которой ЭДС является видом безналичных денег.

§2. Электронные денежные средства – денежные обязательства

Чтобы полностью понять природу электронных денег и выделить соответствующие проблемы недостаточно рассмотреть ЭДС с точки зрения вида безналичных денег или объекта гражданских прав.

Объектом обязательственных отношений являются «чужие действия», то есть четко обозначенные действия обязанного субъекта, совершения которых вправе требовать управомоченный субъект. Обязательственное право является исключительно правом требования совершения определенных действий, возникающее у правообладателя в отношении определенного лица. И такое право требования возникает только из обязательства. Являются ли отношения, возникающие по поводу электронных денег разновидностью денежных обязательств?

Для ответа на этот вопрос для начала обратимся к общей теории на эту тему. Как пишет ученый цивилист Лунц: «Обязанность платить деньги может непосредственно выткать из договора или закона и составлять первоначальное содержание обязательства, как это, например, имеет место, когда покупатель обязан платить за товар или акцептант векселя – платить по векселю или когда одно лицо обязано выплачивать другому денежное содержание».[15] В предмет денежного обязательства входят соответственно деньги, и как утверждает автор: «к деньгам в этом смысле надо отнести вещи, фактически исполняющие в гражданском обороте роль средства обращения, поскольку для исполнения этой функции не установлено какого-либо законодательного запрета; вместе с тем к деньгам в этом смысле должны быть отнесены вещи, наделенные по закону платежной силой, независимо от того, используются ли они фактически в обороте в качестве средства обращения или нет».[15] То есть чисто теоретически, по этому формальному признаку ЭДС можно отнести к денежным обязательствам.

Такого же мнения придерживается, например, ученые А.Х. Аскарова, О.А. Лукогорская, которые утверждают, что «с юридической точки зрения электронные деньги представляют собой денежные обязательства эмитента на предъявителя в электронном виде, которые могут быть потребованы в любое время. Выпуск электронных денег осуществляется эмитентом, что происходит как в форме предоставленного кредита, так и после получения денежных средств. Денежные обязательства учитываются в электронном виде на специальном носителе». [12] Кроме того Вологина Ж.Ю., Давлетшин Р.Ф. более подробно раскрывают данный вид обязательства: «электронные деньги могут обозначать: денежные обязательства физического и / или юридического лица, подписанные его электронной цифровой подписью, которую составляют сложный набор чисел и уникальный ключ». [21] Таким образом, как утверждают авторы этому обязательству присуще такие особенности, что, во-первых, это обязательства которые могут возникать как между физическими и юридическими лицами (или физическими и физическими, соответственно между юрлицами), во-вторых, это наличие электронной цифровой подписи.

Однако помимо понятия необходимо установить основание возникновения обязательства. В доктрине получила развитие теория, выразившаяся например, в том, что в Гражданский кодекс Российской Федерации необходимо внести изменения и ввести договор на предоставление электронного платежного средства [66], о котором более подробно будет рассказано позже. Осуществление электронных денежных платежей объективно является основной операцией многих российских банков, а внесение изменений и дополнений в современное банковское законодательство будет способствовать развитию правового регулирования электронных денежных переводов в банковском законодательстве Российской Федерации» [66, там же]. Данный пример подтверждает тезис Колодкиной.

Таким образом, отвечая на вопрос, будут ли отношения, возникающие по поводу электронных денег – денежными обязательствами, а сами ЭДС – правом требования, с одной стороны можно ответить – да. Кроме теоретического обоснования этот вывод напрашивается исходя из толкований как положения закона о национальной платежной системе, так и из содержания договора об осуществлении переводов денежных средств без открытия счета с использованием электронных средств платежа. Так в этом договоре могут возникнуть несколько обязательственных правоотношений, а не одно сложное обязательство. Так в ст. 307 ГК РФ указывается на четкое распределение ролей в обязательстве – должник и кредитор, в ст. 328 Кодекса говорится о взаимно обязывающем договоре, когда возникает несколько обязательств, исполнение каждого из которых зависит от исполнения по другому обязательству; нормы гражданского законодательства о просрочке кредитора и просрочке должника необходимо применять отдельно к соответствующим ситуациям. Следовательно, к таким ситуациям как раз можно отнести «право требования плательщика принять деньги оператором и обязанность оператора принять такие деньги плательщика; право требования плательщика выдать оператору распоряжение о переводе электронных денежных средств и обязанность оператора исполнить это распоряжение; право требования оператора уплаты плательщиком денег за оказание им услуг по переводу электронных денежных средств и обязанность плательщика по оплате таких услуг» [65].

§3. Электронные денежные средства как способ платежа

Самой распространенной позицией в доктрине является отнесение электронных денежных средств к безналичным расчетам (платежам). Так, в науке, весьма распространённой является позиция, согласно которой существует следующие виды расчетов: наличные, безналичные и зачет встречных однородных требований, [23,48] помимо этого данные виды расчетов вытекают и из положений Гражданского кодекса и из закона о национальной платежной системе. Однако, как было указано выше, существует некая правовая неопределенность в связи с отнесением электронных денег к одному из видов расчетов. В данном параграфе ЭДС будут рассмотрены с точки зрения безналичных расчетов. Так, например, электронные деньги следует относить к способу безналичных расчетов, так как они отвечают такому свойству как делимость. Это свойство «делает возможным выполнение ими функций средства обращения и средства платежа». [12]

Кроме того, существует такое определение, согласно которому электронные деньги это требование пользователя к эмитенту в денежной стоимости, хранящиеся на электронных устройствах личного пользования».[31, c.4] При этом особенность этого расчета заключается в том, что согласно закону о национальной платежной системе «перечисление денежных средств физических лиц осуществляется без открытия банковского счета за счет денежных средств, предварительно предоставленных кредитной организации физическими лицами на основании платежных распоряжений, передаваемых с использованием электронных средств платежа, что также предусматривается и Гражданским кодексом РФ». [51]

Помимо этого, ученые к «особенностям» ЭДС как разновидности безналичных расчетов относят эмитирование их организациями, а не Центробанком, то есть это т.к. называемый «денежный суррогат»[51, c.12].

Кроме того, Положение Центробанка "Положение о правилах осуществления перевода денежных средств» определяет «осуществление расчетов в форме электронных денежных средств» к «формам безналичных расчетов».

Однако, как верно утверждает в своем диссертационном исследовании В.С. Лощилин: «Перевод электронных денежных средств не обладает признаками самостоятельной формы безналичных расчетов, а касается характеристики объекта расчетных правоотношений, и, как следствие, должен считаться подвидом перевода денежных средств. Перевод электронных денежных средств может осуществляться с использованием форм безналичных расчетов, применяемых для переводов безналичных денежных средств с использованием платежных карт»[49, c.10]. То есть, таким образом, мы все-таки приходим к выводу, что в рамках научных положений расчеты ЭДС следует относить к подвиду безналичных расчетов. Кроме того, здесь следует акцентировать внимание на том, что на практике используется два вида расчетов с использованием электронных средств платежа [23, с.48]: 1) электронные безналичные расчеты, в рамках которых переводы безналичных денежных средств осуществляются по банковским счетам клиентов путем обмена электронными сообщениями. Например, такие расчеты осуществляются посредством использования системы "Банк – Клиент", по которой расчетные документы передаются между клиентами и банками по электронным каналам связи; 2) расчеты путем перевода электронных денежных средств без использования банковских счетов клиентов, которые являются формой безналичных расчетов (п. 1.1 Положения о переводах денежных средств).

Таким образом, в данной главе были рассмотрены существующие доктрины в области понятия «электронные денежные средства». Существует позиция, согласно которой ЭДС следует относить к объектам гражданских прав. Однако данная позиция имеет изъяны, т.к. если обратиться к гражданскому законодательству, то «электронные деньги» не соответствует требованиям денег, закрепленных в статье 140 ГК РФ даже несмотря на «приравнивание» их к таковым в законе «о национальной платежной системе». Другая теория – это отнесение их к информации, однако, как было указано выше, нельзя так однозначно их относить к таковым. Эта версия о природе электронных денег не верна, т.к. ЭДС в этом случае определяются как "информация в электронной форме о сумме предварительно предоставленных эмитенту денежных средств", в отношении которой не введен режим коммерческой тайны, которая не выступает результатом интеллектуальной деятельности и может свободно распространяться таким эмитентом это противоречит [65] ст. 7 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152 "О персональных данных" (далее – Закон N 152) [4]: «операторам, обрабатывающим персональные данные лица, запрещается раскрывать третьим лицам и распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2