Андрей Абрамов.

Греческие амфоры 6–5 вв. до н.э. в Северном Причерноморье



скачать книгу бесплатно

Данная работа состоит из двух частей или глав. Первая посвящена хронологии и типологии греческих амфор 6–5 вв. до н. э., выпускавшихся почти в 50 центрах производства керамической тары, находившихся в районе Эгейского моря. Их продукция являлась абсолютно господствующей на рынках Северного Причерноморья на протяжении всего раннеантичного периода. Во второй главе рассматриваются 80 керамических комплексов с амфорами указанного времени. Первоначально в нашем исследовании произведена синхронизация комплексов с однотипной керамической тарой. Абсолютные даты определены по афинским керамическим комплексам, включающим расписную керамику и остраконы, а также имеющим достаточно обоснованную и общепринятую привязку к историческим датам. На втором этапе комплексы классифицированы по характеру образования и времени, в течение которого они формировались. Следует отметить, что при освещении керамических комплексов мы придерживались правила максимальной их полноты.

Глава I
Центры производства и типология греческих амфор второй половины 7–5 в. до н. э

Амфоры как форма керамической тары были известны в Микенской Греции и на Ближнем Востоке еще во втором тысячелетии до н. э. В начале первого тысячелетия древние греки столкнулись с необходимостью перевозки на кораблях большого количества жидких и сыпучих продуктов. Для этой цели была создана специфическая форма контейнера – амфора – сосуд с двумя вертикальными ручками. Для него характерны два важнейших признака: стандартность формы и стандарт объема. Как правило, эти признаки были оригинальны для каждого центра производства. По нашему мнению, амфору следует рассматривать с двух точек зрения: в качестве транспортной упаковки для перевозки продукции именно на кораблях, а также, что особенно важно, – в качестве «торговой марки». По форме и размерам сосуда покупатель мог определить откуда привезен данный продукт, представить себе объем сосуда и стоимость продукции.

Древние греки не пошли по пути простого копирования или заимствования финикийских и египетских образцов амфорной тары. Каждый отдельный греческий полис решал эту задачу самостоятельно, опираясь на собственную традицию керамического производства. В результате амфоры разных центров отличались внешним видом тулова и горла, оформлением венчиков, ручек и ножек, а также технологическими приемами изготовления сосудов: способами подготовки глины, различными режимами обжига и остывания, определявшими цвет черепка, наличием или отсутствием ангоба и орнаментации.

О том, что форма амфоры выступала в качестве «торговой марки», свидетельствуют названия центров при их обозначении в деловых документах (Граков, 1938, с. 138 сл.). О том же говорят нарративные источники (Xen. Anab. VI. 1. 15; VI. 2. 3; Polib. IV. 56; Dem. XXXV. 10). На центр производства указывает также обозначение этникона, которое несут практически все клейма Фасоса и Книда, а также единичные клейма Александрии Троады, Пароса, Колофона и Пафоса (Grace, 1949, fig. 20, 3; 20, 7–9), Амастрии (Sceglov, 1986, p. 365–373) и Аканфа (Rhomiopoulou, 1986, p. 479). Ту же функцию «говорящего этникона» выполняли используемые в разные периоды клеймения символы полисов, встречающиеся на монетах. Причем, для клейм использовались не случайные сюжетные заимствования, а изображения, являвшиеся своеобразными «гербами» городов. Особенно показателен пример острова Хиос, где в конце третьей четверти 5 в. до н. э. произошел переход от пухлогорлых амфор к прямогорлым. «Герб» Хиоса – сфинкс, сидящий перед пухлогорлой амфорой, помещался в виде клейма на горле или у основания ручек прямогорлых сосудов и выступал свидетелем преемственности традиции (Grace, 1961, fig. 48–49; Абрамов, 1993б, с. 78, рис. 2. 114).

Следует отметить, что на хиосских амфорах буквенные и монограммные клейма встречаются крайне редко (Василиненко, 1971). Это свидетельствует, что о хиосском происхождении этих амфор говорила прежде всего форма сосудов. Подтверждение места их производства требовалось только при резком изменении формы амфор.

Как и на Хиосе, основная эмблема города Фивы в 475–450 гг. до н. э. появляется на ручках беотийских амфор. Она представляет собой изображение столовой амфоры, кратера или канфара и характерна для реверса беотийских монет с 5 по 3 вв. до н. э. (Абрамов, Сазонов, 1991). Несколько позднее 400 г. до н. э. первые амфорные клейма острова Фасос также дублируют монетный тип, изображающий коленопреклоненного лучника, однако, в отличие от монет, на клеймах читается еще и имя Аристодема (Grace, 1961, fig. 27–28). Аналогичное явление мы можем наблюдать в практике таких центров, как Родос (Grace, 1961, fig. 23–24), Кос (Grace, 1961, fig. 59), Синопа (Grace, 1949, fig. 20, 13), Абдеры (Peristri-Otodzi, 1986, p. 491) и Менда (Grace, 1949, fig. 20, 1). Вероятно, широко известный монетный тип каждого города приходил на помощь покупателю, когда форма амфоры еще не установилась окончательно или, когда она изменялась. Иногда амфора сама становилась монетной эмблемой, заменяя собой городской «герб». Примером этого являются монеты Хиоса (Grace, 1961, fig. 49, 51) и Самоса (Grace, 1971, pl. 15, 6–9, 12). Причем, на монетах Хиоса амфора отражена в своем типологическом развитии.

Нередко среди керамической тары этнически родственных или близко расположенных друг к другу центров наблюдаются черты сходства как в общей форме сосуда и профилировке деталей, так и в орнаментации (Гошев, 1994). По этим признакам выделена группа сосудов эолийских центров производства (Абрамов, Сазонов, 1991, с. 71), и, аналогичным образом, Клазомен и Хиоса – ионийских центров производства. Близкие черты наблюдаются у амфор некоторых городов дорийского Пятиградия: Родоса, Книда и Коса начиная со второй половины 4 в. до н. э. (Завойкин, 1990, с. 87–92; 1993, с. 5–6).

Известно довольно много подражаний амфорных типов одного центра амфорным типам другого. Однако несмотря на сходство, сосуды легко различались по цвету глины и клеймам. Синопа и Гераклея выпускали керамическую тару, по форме подражающую фасосской, но ставили на ней свои клейма. Подражание имело место, однако, скорее всего, производитель не пытался скрыть себя. Вероятно, Синопа и Гераклея копировали фасосскую тару для догрузки судов, идущих с острова Фасос и продавших часть своего товара в Синопе или Гераклее.

Необходимо отдельно остановиться на понятии стандарта греческих амфор (Брашинский, 1975; 1976б; Монахов, 1980; 1992; Внуков, 2003). Как показывают современные исследования, построенные на измерении родосской керамической тары, для 19 амфор, изготовленных в один год в одной мастерской, разброс объема сосудов составляет около 2 л, что при среднем объеме амфор около 25 л близко 8 % (Wallace, 1986, p. 87–94; Wallace Matheson, Wallace, 1982, p. 293–320). Следует отметить, что современные вычисления объемов амфор имеют относительный и, отчасти, условный характер. Необходимо учитывать, что греческие амфоры перед заполнением смолились, чтобы обеспечить водонепроницаемость. Нам не известен также уровень заполнения амфоры и объем свободного пространства под пробкой, что затрудняет определение стандарта объема с достаточной точностью. Серии измеренных сосудов, происходящих из закрытых археологических комплексов, показывают «нормальное распределение» величины объема амфор. Разброс крайних точек при этом бывает иногда достаточно широким (разные мастерские, различные годы). В подобной ситуации наиболее приемлемо положение, при котором за стандарт объема принимается условная средняя величина известных к настоящему времени амфор данного типа.

С середины 6 в. до н. э. (а на Хиосе – почти на век раньше) производство керамической тары становится массовым. В это время вырабатываются основные типы амфор и появляются первые фракционные сосуды – полуамфоры, объем которых составляет половину объема амфор основных типов. Профилировка их деталей, как правило, повторяет профилировку сосудов полного объема, однако иногда они имеют специфические морфологические особенности. Позднее, вероятно в целях удобства транспортировки, происходит уменьшение объема амфор до 25 или 20 литров. Вес заполненных сосудов не превышает при этом 30–35 кг. В это время формируются устойчивые типы амфор, которые на протяжении длительного времени (до 300 лет) по форме и объему резко не изменяются, они лишь постепенно увеличиваются по высоте, при одновременном уменьшении диаметра (Абрамов, 1990б). Эта тенденция сохраняется во всех вино– и маслопроизводящих центрах до 1 в. до н. э. Отмеченные изменения происходят не во всех центрах одновременно. Соотношение количества амфор полного объема и полуамфор в различные хронологические периоды тоже не было постоянным.

Формирование устойчивых типов снижает возможности узкого хронологического определения амфор. Морфологические признаки, являвшиеся и хронологическими, теперь выделяются с трудом, что характерно для эпохи поздней классики и эллинизма.

Двумя важнейшими задачами в исследовании греческой керамической тары являются: 1) определение центра производства амфор и 2) разработка и совершенствование их типологии (Амперёр, Гарлан, 1992). Обе проблемы обозначились достаточно рано, еще в конце 19 в. (Dumont, 1872; Dressel, 1879). В статье А. Дюмона были выделены некоторые центры производства амфор. Первые классификации амфор имели чисто сравнительный характер, когда для отнесения сосудов к той или иной группе определяющим являлось сходство или различие их форм. И поскольку, как отмечалось ранее, облик амфоры являлся ее «фирменной маркой», эти классификации оказались вполне удовлетворительными почти до настоящего времени. Следует отметить, что в своей публикации Е. Дрессель выделил более 45 типов амфор римского времени, широко распространенных в Западной Европе. На его типологии основывается практически любая современная классификация амфор, найденных в этом обширном регионе.

И.Б. Зеест, также основываясь на форме отдельных сосудов, построила свою классическую работу, которая до настоящего времени остается надежным и наиболее широким по охвату определителем античной керамической тары не только Боспора, но и всего Северного Причерноморья (Зеест, 1960). Необходимо отметить, что И.Б. Зеест в своей работе не приводит строгого определения типа амфоры, но во введении дает самую широкую картину различных подходов и точек зрения на их метрологию, технику изготовления, клеймение сосудов, датировку и хронологию их по археологическому контексту и т. д. Позднее С.Ю. Монахов определил тип амфоры «как реально существующую и исторически обусловленную саморазвиваю-щуюся систему, характеризующуюся устойчивым сочетанием ряда важнейших признаков, присущих всем входящим в нее предметам» (Монахов, 1989, с. 15). Н.А. Лейпунская разделила амфоры на три класса, которые определяются по форме корпуса сосудов. Далее эти классы делятся ею на шесть групп, определяющим признаком которых является форма ножки амфоры (Лейпунская, 1981, с. 17, рис. 3). А.А. Завойкин предложил определение типа амфоры как серии сосудов одного центра производства, ограниченных хронологически, имеющих устойчивое сочетание морфологических признаков (Завойкин, 1993, с. 78–84).

В нашем исследовании классификация амфор имеет три уровня: региональный (ионийские, эолийские, дорийские амфоры и т. д.), центр производства (Хиос, Милет, Самос и др.), а также тип амфоры, обозначенный цифровой и буквенной индексацией. Вероятно, построение строгой иерархической классификации пока не представляется возможным. Под центром производства нами подразумеваются все мастерские, находившиеся на территории, подконтрольной определенному полису, продукция которых имела единую производственную традицию (торговая марка). Под типом понимается серия амфор одного центра производства с устойчивым сочетанием морфологических признаков. Они имеют стандартный объем, который определяет метрические параметры сосудов. Существование типа ограничено определенным промежутком времени, который может колебаться от четверти века до столетия и более. При наличии узко датированных керамических комплексов, включающих определенные типы амфор и позволяющих установить их различия, в данном исследовании выделены хронологические варианты типа.

Первая глава построена по следующему принципу. В начале каждого раздела, посвященного какому-либо центру производства, разбираются морфологические, технологические и другие признаки, отличающие амфоры данного центра от прочих; проводится сравнение с керамикой других центров производства. Далее приводится очерк истории изучения керамической тары данного центра. Основным содержанием главы является описание отдельных типов амфор и их профилированных частей в хронологическом порядке. В работе намечен характер эволюции целых форм и профилированных частей амфор.

§ 1. Амфоры Клазомен

Первые публикации амфор данного центра появились в конце 19 – начале 20 в. (Ханенко, Ханенко, 1899, с. 42, табл. XXXV, 784; Фармаковський, 1929, с. 182–183, рис. 3). В отдельную группу архаической керамики они были выделены М. Ламбрино (Lambrino, 1938, p. 115, fig. 77–79). И.Б. Зеест разделила их на два типа, при этом ошибочно отнеся второй тип к дорийскому центру (Зеест, 1960, с. 69–72). Локализация клазоменских амфор была установлена П. Дюпоном на основании результатов нейтронно-активационного анализа состава глиняного теста (Dupont, 1983, p. 31). Позднее она была подтверждена результатами раскопок Клазомен и их некрополя. В погребениях было найдено около 30 целых сосудов, а среди массового материала культурного слоя города эти амфоры составляли до 80 % (Doger, 1986, р. 466; Sezgin, 2004).

Следует отметить, что взгляд П. Дюпона, считающего, что в материалах Северного Причерноморья фрагменты клазоменских сосудов составляют от 20 до 30 % амфорного материала второй половины 6 – начала 5 в. до н. э., представляется ошибочным. Действительно, благодаря яркой орнаментации создается впечатление его многочисленности (Dupont, 1998, p. 156). Однако подсчеты по ножкам амфор дают другое значение – около 4 % (Абрамов, 1992, с. 253).

Одна из первых попыток классификации фрагментов клазоменских амфор была предпринята В.В. Рубаном (1985, с. 67–68). Однако им не были учтены морфологические и метрические особенности целых сосудов, что объясняется характером материала. В дальнейшем появилось ещё несколько работ, посвященных классификации клазоменских амфор, почти не отличающихся друг от друга (Завойкин, 1993, с. 229–234; Абрамов, 1993б, с. 10; Монахов, 1996, с. 38–45; 2003, с. 50–55, табл. 32–33; Dupont, 1998, р. 151–156). Разницу между предложенными классификациями можно объяснить не различными подходами авторов, а количеством использованных для систематизации целых форм. Сложность изучения амфор Клазомен заключается в сходстве сосудов, что объясняется относительно коротким периодом их эволюции. Основные отличия между типами амфор основаны на метрических параметрах, пропорциях частей сосудов, размерах ножек, некоторых различиях в орнаментации амфор.

Характерным признаком клазоменских амфор является сужающееся книзу (реже – цилиндрическое) горло, снабженное сильно выступающим наружу валикообразным венчиком. Тулово их округлое, резко отделённое от горла. Оно имеет наибольшее расширение в верхней части или около середины высоты сосуда. Ножка оформлена в виде расширяющегося книзу кольцевого поддона без четкой профилировки, иногда – с ребром на месте максимального диаметра. Она отделена от нижней части корпуса амфоры перехватом, не имеющим дополнительной профилировки. Выемка на подошве чаще всего имеет трапециевидную в сечении форму. Ручки амфоры уплощены, в верхней части крепятся чуть ниже венчика. Глина, как правило, красноватых оттенков, крупнозернистая, с примесью песка и белых частиц, с мелкими блёстками слюды, имеет серый закал в центре черепка. Наиболее характерный признак клазоменских амфор – орнаментация в виде полос красной, черной или коричневой лакообразной краски на венчике, ручках и тулове. Венчик, в отличие от венчиков хиосских сосудов, окрашен не полностью – не покрыта краской нижняя часть валика.

Основным морфологическим признаком для построения нашей классификации является место расположения максимального диаметра амфоры. Следует отметить, что этот признак хорошо соотносится с метрическими параметрами сосудов. По этому признаку они разделены нами на две группы. Первую составляют сосуды с относительно высоким расположением максимального диаметра. Отношение верхней части амфоры к нижней у сосудов этой группы заключается в пределах от 0,36 до 0,62. В первую группу входят три типа амфор, два из которых, в свою очередь разделяются на варианты. Следует отметить также, что на раннем этапе эволюции клазоменских амфор важным хронологическим признаком является орнаментация сосудов, что подтверждается амфорами, найденными в некрополе Клазомен (Sezgin, 2004).

Тип А—1 включает три варианта.

Вариант А—1А (рис. 1) представлен четырьмя сосудами: двумя амфорами, найденными в погребениях некрополя Клазомен – Акпинар (погр. 31 и 230) (Sezgin, 2004, fig. 3, 4), одной амфорой, найденной у побережья Болгарии (Лазаров, 1973, № 70) и одной амфорой из Клазомен, опубликованной Е. Дожером (Doger, 1986, fig. 13).


Рис. 1. Клазоменская амфора варианта А–1А из могильника Акпинар (Sezgin, 2004, fig. 3).


Эти амфоры имеют венчик, в сечении приближающийся к треугольному, с наибольшим расширением в нижней части. Горло их расширяется книзу. На внутренней поверхности сосуда в месте соединения горла с корпусом присутствует валик. Орнаментация амфор отличается упрощенным характером. Цвет лака светло-красный. В одном случае полоса лака, отделяющая горло от верхней части корпуса, нанесена в сочетании с диагональной полосой по горлу, во втором – полоса лака проходит только по месту максимального диаметра корпуса. Высота амфор 588–645 мм, максимальный диаметр корпуса 440–460 мм. Единственный измеренный сосуд имеет объем 37,0 л.

По материалам из некрополя Клазомен (Sezgin, 2004, fig. 3–4) данный вариант датируется третьей четвертью 7 в. до н. э. (650–620 гг.).

Вариант А—1Б (рис. 2) представлен значительно большим количеством экземпляров. Семь амфор найдено в некрополе Клазомен (Акпинар, погр. 13, 67, 74, 137, 138, 185; DSI, погр. 33) (Sezgin, 2004, fig. 1, 2, 5–9); две амфоры хранятся в музеях Варны и Созополя (Лазаров, 1973, кат. № 69, 71).


Рис. 2. Клазоменская амфора варианта А–1Б из могильника Акпинар (Sezgin, 2004, fig. 1).


Рассматриваемые амфоры морфологически близки сосудам предыдущего варианта. Отличие состоит в расширяющемся кверху или цилиндрическом горле. Ещё одной особенностью является богатство их орнаментации. Среди опубликованных амфор нет двух с одинаковой раскраской, что может свидетельствовать о не устоявшихся традициях оформления сосудов. Высота амфор 603–640 мм, при максимальном диаметре корпуса 398–428 мм. Единственный измеренный объем (сосуд из Варны) составляет 38,0 л.

Данный вариант датируется второй половиной 7 – первой четвертью 6 в. до н. э.

Вариант А—1В (рис. 3) представлен двумя амфорами из некрополя Вульчи (Dupont, 1998, fig. 23. 3, a), сосудами из кораблекрушения у о. Гиглио (Dupont, 1998, p. 152, not. 66 и 67) и амфорой из Клазомен (Sezgin, 2004, fig. 11).


Рис. 3. Клазоменская амфора варианта А–1В из могильника Акпинар (Sezgin, 2004, fig. 11).


Сосуды этого варианта по своим формам и орнаментации близки описанным выше амфорам, отличаясь от них чуть более вытянутыми пропорциями. Их ножка расширяется книзу и имеет ребро на месте максимального диаметра. Высота этих сосудов 632–650 мм, максимальный диаметр корпуса 398–400 мм. По двум амфорам из некрополя Вульчи вариант датируется концом 7 – первой третью 6 в. до н. э.

В развитии сосудов типа А-1 отмечается относительно высокий стандарт объема (выше 30 л), постепенное упрощение орнаментации и увеличение высоты амфор. В разработанных ранее классификациях этот тип соответствует типу II (Абрамов, 1993а, с. 80, табл. 2), варианту 1б (Завойкин, 1993, с. 229–234) и типу I – A1 (Абрамов, 2001, с. 8–9).

Тип А-2 включает два варианта сосудов. Амфоры этого типа имеют меньший объем, чем рассмотренные выше.

Вариант А-2А (рис. 4) представлен единственным экземпляром первой четверти 6 в. до н. э. из некрополя Клазомен, Акпинар, погребение 172 (Sezgin, 2004, fig. 10, cat. 10). По форме и орнаментации этот сосуд аналогичен рассмотренным выше, отличаясь от них меньшими размерами. Его высота – 625 мм, максимальный диаметр корпуса 356 мм.


Рис. 4. Клазоменская амфора варианта А–2А по Ю. Сезгину (Sezgin, 2004, fig. 10).


Вариант А-2Б (рис. 5). Амфоры данного варианта известны, прежде всего, по сосуду, найденному в Пантикапее (Зеест, 1960, табл. II, 6в; комплекс № 9 – см. гл. 2). Морфологически они близки амфорам предыдущего варианта. Эти сосуды отличаются только метрическими параметрами. Их высота 550–580 мм, максимальный диаметр корпуса 350–380 мм. У амфоры из Пантикапея окрашен венчик, от него вертикальная полоса идет по ручке до нижней части корпуса, горизонтальных полос три – две расположены под нижним корнем ручки и одна – в придонной части корпуса. П. Дюпон включает амфоры этого варианта в тип В, который датирован им 600–525 гг. до н. э. (Dupont, 1998, p. 154, fig. 23. 3, e).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении