Андрей Абабков.

Самый злой вид. В начале дел кровавых



скачать книгу бесплатно

– Вы же рассказывали нам всем что тут нет вертолетов! Как это понимать, молодой человек?!

– Да при чем здесь вертолет, старый ты осел! Пойми ты, мы – вампиры! Ты же вот сам кровь пил недавно.

– А вот что я пил – вас не касается! Идите вы к черту отсюда и не отвлекайте меня от настоящих дел. Я из-за вас не могу помочь всем этим людям.

– А им и не придется помогать если по вашей милости они сгорят на солнце, защиту от которого вы возводите, оголяя целые участки леса от деревьев, которые сами по себе являются естественной защитой!

– Да чтобы какой-то сопляк учил меня, меня! Да ты кто такой вообще?!

Дальше конфликт лишь разгорался. К сожалению, успела подойти Ольга Викторовна и все перешло в совсем похабную сцену. Алексея Геннадьевича, плюющегося слюной, просто оттаскивали от Евгения, которого от активных действий удерживал Константин.

– Доволен, мерзавец? – бросила стоящему в стороне Александру Ольга Викторовна.

Тот лишь пожал плечами и кивком головы позвал за собой Женю и Костю. Они молча прошли к землянке, где нашли Сергея и Геннадия, почему-то сидящих вокруг костерка и болтающих о всякой ерунде.

– А чего, работы больше нет?

– Отдыхаема, начальникама! – Сергей был явно настроен на веселый лад.

– Ну тогда пошли за мной, покажу кое-что.

Серьезный тон сразу отбил желание шутить. В полной тишине группа мужчин покинула лагерь и углубилась в лес.

– Вы обратили внимание что в этом мире есть маги? – задал свой первый вопрос Александр, когда они по его мнению отошли достаточно далеко от лагеря.

– А то!, – первым ответил Константин, – Паладины, шаманы, друиды, некроманты, ведьмы, колдуны, жрецы – да в целом кого только нет в памяти солдат. Но особенно у них у всех внимание сосредоточено на паладинах – воинах, способных применять личную магию.

Все именно так и обстояло с воспоминаниями что солдат, что дружинников. Люди военные и простые, они прежде всего были знакомы именно с военным применением магии, где большую роль играли те, кого называли паладинами. Люди, неспособные к "настоящей" магии, но обладавшие «личной» и выбравшие своей профессией войну. Сражавшиеся обычным оружием, такие бойцы были способны на некоторые магические трюки, такие же как и те, что Александр вытворял у запруды – притянуть или оттолкнуть противника, ослепить, заблокировать удар, подлечить себя. Такой нехитрый арсенал приемов, тем не менее, был объектом зависти обычных воинов, поскольку делал паладинов весьма серьезными противниками. Кроме них были и те, кто в памяти местных именовались как "настоящие боевые маги". Среди них выделялись стихийные маги – в основном огня, льда и земли. Но были и более «экзотические представители», как например шаманы, которые своей силой подчиняли себе животных и видоизменяли их, делая полностью послушными своей воле. Или некроманты, делавшие тоже самое, но уже с "мертвым материалом". «Боевые машины», полученные таким путем, что шаманами, что некромантами, обладали огромной силой, но требовали больших затрат энергии.

Решив не разводить дальше разговоров, Александр встал лицом ко всем друзьям и зажег на ладони небольшой огонек.

Не останавливаясь на достигнутом эффекте, он вытянул вторую ладонь и сотворил на ней крохотный торнадо. Дав возможность оценить увиденное, он некоторое время просто стоял, а затем направил и огонь, и торнадо вверх. Пролетев небольшое расстояние, они ожидаемо исчезли.

– И что это было? – первым пришел в себя Сергей.

– Магия! Я просто хочу что-то, и максимально точно представляя желаемое, заставляю его работать.

В доказательство своих слов он поднял с земли камень, очистил его от мха и кинул в руки двух товарищей, стоявших напротив, две части некогда единого камня. Ровные, как будто отполированные поверхности указывали место, где камень еще недавно был одним целым.

– Просто представил, что лазером его режу, но без визуализации эффекта. Попробуйте!

Сергей здесь же уставился на кусок камня у себя в руках и резко вскрикнул, уронил кусок и засунул палец в рот. В воздухе запахло кровью. Когда он вынул палец, все увидели, что кончик указательного пальца отсутствует, а сама рана имеет очень ровный срез.

Смотря на это, Константин вытянул на ладони свою половину камня срезом вверх и уставился на нее. Через секунду на ровной поверхности загорелся маленький огонек. Затем из центра огонек переместился к краю, объехал камень по периметру среза и вернулся в центр, где оторвался от камня и завис в воздухе, в сантиметрах трех от поверхности.

Не сговариваясь, Сергей и Евгений зажгли огонь на кончиках своих пальцев.

– Я надеялся, что так и будет, – облегченно вздохнул юноша.

– Как именно «так»?

– Что мы все маги. А не я один.

До самого последнего момента его грыз червячок сомнения. А что, если он особенный? Были возможны разные варианты и очень не хотелось, чтобы среди вампиров магов было также мало, как и среди людей.

– Это мы теперь можем огнем кидаться, как маги в той битве, которую помнил десятник?

Ородский десятник некогда был участником небольшого, но крайне интенсивного сражения, в котором маги сыграли решающую роль. Тогда над полем носились не обычные «огненные стрелы», а «фаерболы»; сразу в нескольких местах лился «огненный дождь»; пара отрядов противника была сожжена в «огненной вьюге». Ородские королевские войска, при поддержке архимага, подавляли мятеж одного графа.

– А вот так мы не можем, – в доказательство Александр сотворил огненный шар и кинул его. Тот, как и раньше, исчез стоило ему отдалиться от человека.

– Похоже, что мы как те паладины – не «настоящие маги", а личные.

– А это мы сейчас посмотрим, кто тут "ненастоящие", – Константин сотворил в своей руке шаровую молнию и отправил ее в полет.

Шар медленно пролетел небольшое расстояние и растаял в воздухе, как и предыдущие заклинания, не оставив никаких следов. Но расстроенным Костя не выглядел.

– Интересно. Саша, а ну-ка возьми веточку.

Безропотно подчинившись требованию приятеля, Александр поднял с землю первую попавшуюся ветку.

– Теперь стой и держи ее вертикально.

Константин остановился в полуметре от ветки и сосредоточенно посмотрел на ее кончик, смотрящий в небо. Там вспыхнул огонек. Ветка загорелась.

– Затуши, – сказал Костя.

Александр потушил огонь. Экспериментатор сделал шаг назад и снова сосредоточился на ветке. Пламя опять разгорелось. Не дожидаясь, Александр затушил и этот огонь, а его напарник в это время сделал еще шаг назад. В этот раз ничего не получилось. Какие бы усилия Константин ни прикладывал, но разжечь огонь он не смог. Равно как и никто другой из присутствующих. Путем небольших экспериментов они выяснили, что область, в которой они могут влиять на предметы и творить магию, представляет собой сферу радиусом около одного метра. В этом объеме пространства они могли почти все, за его пределами не могли ничего. Также оказалось, что магические способности совсем не "бесплатны" – Константин, который испробовал огромное количество разных магических приемов, начиная от боевых и заканчивая бытовыми, через 30 минут стал очень голоден и был вынужден убежать на охоту, оставив своих коллег и дальше тренироваться с новоприобретенными способностями. Вернувшись минут через двадцать, он был полон сил и готов вновь творить заклинания, а в его руке была тушка лисицы.

– Девчонкам на шубку, – пошутил он.

– Ты не зубоскаль, лучше еще чего сотвори, – Евгений был неумолим.

Требовалось выяснить, тратилась ли на заклинания какая-то «особенная» энергия, или хватало той, которую вампирам давала кровь.

В ответ он получил вихрь и торнадо в придачу с летающим трупом животного.

– Да правда, все нормально. Голод как-то сильно проявился, видимо я потратил всю энергию крови на заклинания, но сейчас я в полном порядке.

Евгений же убедившись, что все действительно нормально, решил заканчивать опыты.

– Давайте вернемся в лагерь. Там еще много работы, не у всех шалаши такие надежные, как у вашего начальника.

– Это точно, хоромы он себе отгрохал королевские.

– Ага, а буквально рядом с ним есть семья – отец, мать и сынишка лет десяти. Так у них шалаш – одно название, просто жердь как перекладину между двух деревьев закрепили и побросали на нее веток. С одной стороны все прикрыто хорошо, а с другой все открыто. Они там и ютятся.

– А вы-то куда смотрите?

– Саша, а при чем здесь мы-то? Алексей Геннадьевич у нас главный. Мужик этот с ним поссорился – ну и вот…

– А ну пошли, посмотрим, – Александр ускорил шаг, – И давайте не распространяться пока о магии. Нашим скажите всем, а другим пока не надо.

Утвердительные кивки были ему ответом.


Искомый шалаш нашелся быстро. Его обитатели были рядом. С хмурыми лицами они работали над тем, чтобы сделать его надежным укрытием. Даже десятилетний парнишка был серьезен и работал наравне со взрослыми.

– Помощь нужна?

Мужчина довольно зло посмотрел на визитеров.

– Мы не откажемся от помощи, – быстро произнесла женщина, взглянув на мужа.

Александр осмотрел место работ. Шалаш представлял собой типичную конструкцию, которую возводили в первый день заброшенные в новый мир люди. Каким-либо образом закрепленную поперечно жердь, на которую накидывались ветки, образовывавшие покатую крышу, лапник под этим навесом и кострище рядом. Сама крыша защищала лишь то направление, которое было самым светоопасным, все остальные стороны в шалаше были открыты. По всему лагерю подобные конструкции уже давно были превращены в куда более добротные постройки, у некоторых даже вчера. Этот же, явно работящий мужчина, почему-то до сих пор имел лишь жалкое подобие укрытия, и осознавая сей факт, остервенело работал над его улучшением. Оценив фронт работ и убедившись, что основное поперечное бревно установлено очень прочно, Александр решил приподнять и наклонные жерди, сделав подобие крыши над головой. Надо было лишь поставить икс-образные распорки параллельно основному бревну и укрепить на них еще одну поперечную перекладину, соорудив из наклонных жердей чуть покатую крышу. Рассказав свою идею хозяину шалаша, он лишь наткнулся на злобный комментарий.

– Думаете, я не понимаю?! Я так и хотел сделать. Но видите ли, "дополнительных жердей" в лагере нет и мне надо рубить их самому, если я хочу построить себе "дворец".

Поняв откуда растут ноги, Александр даже не стал развивать вопрос дальше.

– Ну тогда мы с ребятами их сейчас нарубим и принесем, а вы пока наберите листьев и лапника.

– Что это за бред про отсутствие жердей в лагере? – спросил он, когда они вышли за пределы лагеря в поисках подходящих деревьев для строительного материала.

– Да я говорю, мужик этот, его Слава зовут, поцапался с Алексеем Геннадьевичем. Еще вчера. Сильно поругался. Он ведь вчера сначала как проклятый впрягся в общую работу и пахал за двоих, а к вечеру обнаружил, что ему и его семье построили что-то типа вигвама и пару веток сверху кинули, мол, дальше – сами как хотите. То, что ты видел – это он уже сам перестроил за вечер. После того как поругался с нашим "великим" руководителем.

– А сегодня полдня он что делал?

В этот раз вместо Евгения ответил Константин:

– А его с утра опять запрягли работой на общее благо. Сам слышал, как ему ваш Геннадиевич по ушам ездил. А этот Слава – мужик явно из тех, кто ради коллектива горы свернет.

– И чего?

– А ничего. Когда он увидел, что вся его общественная работа ничего не принесла ему лично и его семье, он снова пошел разбираться и опять хорошо так поругался с этим павлином. Тот ему даже заготовленных жердей не дал и погнал самостоятельно их рубить, подальше от лагеря. Мол, раз ты не хочешь работать для всех, то и мы тебе ничего не должны.

– Да, эта сволочь такое может. Помню, одну девчонку из технического отдела доводил, пока та не уволилась, а все из-за того, что сказала ему, что у нее есть свой начальник и советы дилетантов она слушать не будет, – Александр остановился, – А народ чего, даже не сказал ничего по поводу такого поведения Геннадиевича?

– Ну понятно, довольны были не все. Но промолчали.

– А вы?

– А мы тоже промолчали. Надоело с этим идиотом ругаться.

На это Александр лишь покачал головой и пошел дальше.

Когда через час они вернулись, нагруженные значительным количеством жердей и палок, их встретил восторженно-благодарный взгляд мужчины. Было видно, что он скорее ждал очередного разочарования и подлости, и никак не рассчитывал на настоящую помощь. С таким количеством помощников и заготовленного материала, шалаш очень быстро стал напоминать нормальное укрытие – как от солнца, так и от непогоды. Осталось лишь накидать побольше веток, обложить мхом, да соорудить экран для костра – и можно было вполне сносно существовать.

Евгений, забрав оставшиеся жерди, понес их к общему складу, а Александр, немного поговорив с мужиком и выслушав благодарности его и жены, отправился прогуляться по лагерю, чтобы оценить – не нужна ли еще кому-нибудь помощь в обустройстве. Побродив по лагерю от одного шалаша или землянки к другой, он помог где советом, где делом.

В целом, он мог гордиться и своей работой, и работой людей, попавших вместе с ним в бедственное положение. Меньше чем за двое суток люди устроились на новом месте – и не просто имели лежанки, но и возвели себе подчас серьезные строения в качестве укрытий. Естественно, праздновать победу было рано, но сделанное внушало оптимизм.

Уже находясь почти около своей землянки, он услышал нарастающий спор и даже ссору. Слух донес что ругался Константин. Что же надо было сделать, чтобы вывести из себя спокойного и флегматичного парня, Александр даже и не предполагал. Пойдя на звуки яростной словесной баталии, он ожидаемо нашел ее рядом со "штабным" шалашом. Уши не подвели, в этот раз ради разнообразия с Алексеем Геннадьевичем спорил именно Костя, а Евгений стоял в сторонке и что-то тихо говорил одной из девушек-бухгалтеров.

Как вскоре стало понятно, в этот раз причиной конфликта были не организационные вопросы. Чуток отойдя от первого шока и наладив быт, некоторых потянуло на романтические приключения. Чему немало способствовало отсутствие одежды у всех, кроме Александра. Сверкавшие обнаженными частями своих прелестных тел и очаровательно пахнущие, девушки явились отличным катализатором.

Начальник отдела планирования, Максим Иванович Крапивин, друг Алексея Геннадьевича и племянник главного бухгалтера фирмы. Он и в лучших условиях прежней жизни не отличался строгим моральным обликом. Здесь же, попав в столь фривольные условия и видя вокруг так много прежде желанных и знакомых объектов, он не удержал себя в руках и прижал к дереву одну из подчиненных своей тетки. Девушка, естественно, не оценила подобных знаков внимания. Она робко и тихо отказывала столь «видному» мужчине в ласках, убирая его руки, все время лапающие ее. Так продолжалось ровно до момента, когда всю эту сцену обнаружили соратники Александра, пришедшие к "штабному" шалашу. И все бы закончилось на паре резких слов, сказанных сексуально озабоченному мужчине, да только за всем процессом "ухаживаний", больше походившими на насилие, наблюдал Алексей Геннадьевич.

Стерпеть подобное отношение, грозившее разрушить коллектив, приятели не могли. Максим Иванович, получив от Евгения сильный удар в грудь, отлетел на несколько метров, а Константин устроил громкую склоку с Алексеем Геннадьевичем, который, как оказалось, не видел в подобном ничего плохого. И среди оправданий действий его друга были и те, за которые стоило бы намять бока и ему самому.

– Да она сама тут крутит задом весь день! И что, теперь нормальные мужские реакции уже запретить? Насиловать-то ее никто не собирался. Хотела бы – ушла!

– А у меня сейчас есть естественная мужская реакция морду вам набить…

Взаимные претензии стали ненормативными. Прислушавшись, Александр понял, что и Евгений выговаривал девушке совсем не то, что стоило бы говорить в такой ситуации.

– Да била бы его промеж ног и головой о дерево, в тебе силы сейчас – не меньше, чем в нем!

Это было действительно так, вампиры, как оказалось, были существами, физическая сила которых зависела не от их пола, а лишь от количества выпитой крови и ее "энергетичности". Кто "лучшей" крови употребил больше, тот и сильнее. А наличие чего-либо между ног или отсутствие – совсем на силу не влияло, равно как и мышцы в других частях тела. Поняв, что пора брать ситуацию в свои руки, Александр вышел прямо к спорщикам.

– Так. А ну прекратили, горячие финские парни! Женя, Костя, у вас дела есть, – и видя непонимание коллег, намекнул, – Вам же кое-что важное надо сделать с руками.

До Евгения сразу дошло, что речь идет о магии и необходимости наконец рассказать о ней оставшейся части их команды. Костя же намек не понял и его, разгоряченного спором, пришлось утаскивать силком. Александр занял его место напротив Алексея Геннадьевича. Вокруг собралось весьма много народа. Привлеченные шумом люди все скапливались и скапливались.

– Вы же понимаете, Алексей Геннадьевич, что поведение Крапивина было за гранью дозволенного нам сейчас. Нынешние условия требуют…

– Нынешние условия требуют установления жесткой иерархии и абсолютного подчинения старшим, молодой человек. И больше ничего они не требуют! И не надо нам этого ханжеского морализма. Что естественно – то не безобразно! А вот ваше неподобающее поведение и ваши неподчинения мои приказам – просто вопиющее безобразие!

– Вас никто не выбирал здесь главным, Алексей Геннадьевич, чтобы я слепо повиновался вашим приказам.

– Я! Я здесь главный! – проорал прямо ему в лицо руководитель, – Я самый старший начальник из присутствующих!

– Ну, если уж говорить логически, то мы являлись отдыхающими, и самый старший начальник, несущий за нас всех ответственность – это директор санатория, а не вы. Все-таки вы руководитель лишь половины здесь присутствующих. Для остальных вы такой же отдыхающий, как и они. И руководство санатория имеет приоритет.

– А все руководство санатория полностью со мной согласно и поддерживает меня!

– Я все же напомню вам, что вы не назначались людьми и не выбирались ими. Вам не предоставлялись властные полномочия еще какими-либо способами. Лично я вам таких прав над собой не давал! Поэтому давайте вы будете вести себя более адекватно ситуации!

– Ты, сопляк, мне про адекватность сейчас говорить будешь?

– Да, вам! Так как за свое будущее я отвечаю сам и не нуждаюсь в ваших ценных указаниях!

– Твое будущее в моих руках. Как я скажу – так все и будет! Я здесь главный! И вы будете выполнять мои распоряжения – и сейчас, и в будущем!

Этот спор мог бы продолжаться довольно долго, но он был прерван. Орлов Михаил вклинился между двумя людьми.

– Хватит уже народ пугать, – добродушно пробасил он, – Скоро темнеть начнет, а у нас еще не все сделано.

Его неожиданно поддержала Ольга Викторовна, которая согласившись с тем, что «Мишенька дело говорит», утащила Алексея Геннадьевича за шалаш.

Александр тоже не стал задерживаться и пошел в свою землянку. На полпути к ней он обнаружил всю свою компанию.

– Подслушиваете?

– Держим руку на пульсе общественной жизни нашего племени, – отшутился Сергей.

Уже в самой землянке они стали обсуждать действительно важные вопросы. Хотя сначала конечно пришлось выслушать восторги женской части компании по поводу магии и как это здорово. Потом речь все же зашла о недавнем инциденте.

– Убирать его надо с начальников, каши мы с ним не сварим.

– И кого вместо? Директора санатория? Так он в рот Геннадьевичу смотрит и не перечит!

Директор санатория, в котором им так и не довелось отдохнуть, действительно был человеком совершенно бесхребетным. Оказавшись в новой пугающей обстановке он не смог предложить никаких идей, и вскоре стал просто выполнять все указания заместителя генерального директора. Причем, судя по ощущениям, сами указания ему не нравились, но они были ему нужны, так как принять какие-то самостоятельные решения он не мог.

– Зачем еще одного директора? У нас вон – Саша есть. Прирожденный лидер, не хуже этого вашего Геннадьевича, а даже лучше во всем.

– Ты, Ольга, не распаляйся, – как бы это ни было неожиданно, но основным генератором радикальных идей в их компании была именно Ольга, – Лучше представь как это выглядеть должно.

– А чего тут представлять-то, берем власть в свои руки и говорим всем что делать, и точка!

– И чем мы будем отличаться от нынешнего руководства?

– А мы лучше!

Поняв, что и здесь все может зайти далеко, Александр решил сгладить углы.

– В наших условиях руководителем должен быть тот, кому доверяют все или как минимум большинство. Я согласен с тем, что сейчас у нас нет достойного руководства, но я не согласен, чтобы мы брали власть силой. Я сам хотел так сделать еще вчера, в случае, если бы ситуация накалилась. Но сейчас острой необходимости в этом нет. Ситуация идиотская, но устраивать драку за власть, последнее дело. Будет нужно – возьмем все в свои руки, будет нужно – выберем себе руководство голосованием, станет необходимо – лидер выдвинется еще каким-либо способом. Время терпит.

Все согласно покивали.

– Я даже рада, что ты не против силовых решений, если надо. Наш человек, – Ольга довольно улыбнулась, – И не думай отвертеться. Нет у нас сейчас единого лидера для всех. Даже Женька мой не тянет, а ты для большей части мало того, что свой, так еще и уважают тебя… – видя попытку не согласится, она сделала успокаивающий жест руками, – Уважают, уважают – не спорь, я с девчонками говорила. Тебя ценят!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11