Андрей Шаваев.

Куропаткин. Судьба оболганного генерала



скачать книгу бесплатно

Мозг армии-I

Ценящий в офицерах искренность и преданность, Ванновский своего лучшего воспитанника на произвол судьбы не бросил.

В ноябре 1882 года по распоряжению Обручева генерал-майора Куропаткина откомандировали в Санкт-Петербург, где сразу включили в группу наиболее подготовленных офицеров генерального штаба по изучению и обобщению опыта ведения недавно завершившейся войны в Туркмении. Параллельно Куропаткина обязали оказать помощь в систематизации, редактировании и корректировании объемного отчета об Ахал-текинской экспедиции, исполненного начальником штаба войск Закаспийской области генерал-майором Николаем Ивановичем Гродековым. Никогда не чуравшийся черновой работы Куропаткин помог, в итоге отчет под названием «Война в Туркмении. Поход Скобелева в 1880–1881 гг.» издали в четырех томах, но за авторством лишь одного Н.И. Гродекова.


Не разбрасываясь на мелочи, Куропаткин трудится под непосредственным руководством Обручева, в свою очередь пристально наблюдающего за протеже министра, отмечая плюсы и недостатки, определяя пригодность к штабной работе на более высоком, чем ранее, уровне. Очевидно, что трехмесячный период пребывания в статусе временно откомандированного в распоряжение Главного штаба без освобождения от должности командира Туркестанской бригады Куропаткина можно рассматривать как некий испытательный срок. Обручев, убедившись, что Куропаткин именно тот человек, кто ему нужен, докладывает свое положительное заключение не без удовольствия воспринявшему лестную характеристику Алексея Николаевича военному министру Ванновскому.


16 марта 1883 года генерал-майор Куропаткин получил назначение в число четырех генералов, положенных по штату в Главном штабе. По смыслу и содержанию это означало исполнение функций генерала для особых поручений. Поручениями нагрузили сразу – неподъемных оборонных проблем за период перманентных милютинских пертурбаций в до сих пор не пришедшей в себя от последствий Русско-турецкой войны стране и вооруженных силах накопилось достаточно, и решать их следовало безотлагательно, но профессионально и компетентно, исповедуя пленящий своей противоречивостью величественный девиз римских императоров Festina Lente – «Торопиться не спеша».


Весной 1883 года генерал-майор Куропаткин включен в состав распорядительной комиссии по подготовке и оснащению в инженерном отношении районов, прилегающих к государственной границе с Австро-Венгрией и Германией. Для более детального изучения и практического ознакомления с местностью вероятного театра военных действий на юго-западном направлении, а также инспектирования войск он направлен в район Дубно – Луцк – Ровно, где совместно с представителями командования и штаба Киевского военного округа отрабатывал варианты прикрытия стратегической железнодорожной линии Львов – Киев, обеспечивающей, согласно мобилизационному плану в случае войны, основные коммуникации войск Юго-Западного фронта.

Итогом напряженной работы стало согласованное заключение об укреплении на западном ТВД форта Дубно: «Построить укрепление перед Дубно с целью преградить врагу доступ через Дубенское дефиле по железной дороге с Брод в Ровно».

Строительство форта-заставы начали в 1885 году и завершили через пять лет.

Грамотность и безошибочность выбора места дислокации важнейшего фортификационного объекта подтвердилась через три десятилетия во время сражений на русско-австрийском фронте в годы Первой мировой войны.


1883 год ознаменован для Куропаткина не только повышением в должности: за военные отличия и безупречную многолетнюю службу он удостаивается ордена Святого Станислава I степени, став, таким образом, полным его кавалером.


В начале 1884 года Куропаткин приказом военного министра утвержден членом созданных в военном ведомстве «Распорядительной комиссии по постройке крепостей» и комиссии по вооружению крепостей. Крепостям, этим «четырехугольникам отчаяния и смерти», согласно господствовавшей в то время военной доктрине, придавалось первоочередное значение при выстраивании оборонительной линии на западноевропейском театре военных действий.


В 1884 году Куропаткина включили в состав комиссии по передвижению войск.


В 1884 году Алексей Николаевич привлечен к подготовительной работе по мобилизации и развертыванию войск в Средней Азии на случай вероятного вооруженного конфликта с Англией в Афганистане. В связи с обострением военно-политической обстановки на южных границах империи в Главном штабе планировалось сформировать армию из корпусов, дислоцированных в европейской части России и направить ее в Туркестан и далее в Афганистан с возможным продвижением вплоть до Британской Индии. Командующим армией предполагалось назначить генерал-лейтенанта А.К. Абрамова, а начальником штаба – генерал-майора А.Н. Куропаткина. Однако решительность англичан по дальнейшему продвижению в сторону русских границ в тот период ограничилась словесной интервенцией, а окончательно им отбил охоту испытывать терпение России годом позднее генерал Александр Виссарионович Комаров, наголову разбивший науськиваемые британцами афганские войска под Кушкой.

Для окончательного урегулирования территориального вопроса правительства двух европейских держав учредили совместную русско-английскую пограничную комиссию, без излишних проволочек окончательно определившую линию российско-афганской государственной границы.

Разведывательная миссия № 3

В начале лета 1884 года Военно-ученый комитет Главного штаба поручил Куропаткину осуществление очередной разведывательной миссии, третьей по счету в его службе.


С учетом успешного, десятилетней давности выполнения задания по сбору информации о французской армии в Алжире, его на сей раз командировали в материковую Францию для участия в качестве наблюдателя на маневрах войск 17-го армейского корпуса под командованием будущего военного министра Третьей Республики генерала Жюля Леваля. Там Куропаткин познакомится с военным атташе Японии во Франции Тэраути Масатакэ – министром армии в годы Русско-японской войны 1904–1905 годов.


Целью показательных маневров французской сухопутной армии являлось предоставление возможности почувствовать войскам максимально приближенную к боевой обстановку современного наступательного и оборонительного сражения в условиях интенсивного применения огневых средств поражения, отработка в ходе учений алгоритмов оптимальных решений по переброске отдельных подразделений с фланга на фланг, применение маскировки войск и артиллерии, задействование и ввод в сражение тактических резервов. Пребывание на учениях оказалось для Алексея Николаевича полезным во всех отношениях, ибо руководитель военной игры дивизионный генерал Леваль слыл в Европе известным теоретиком и новатором в военном деле. Куропаткин воочию увидел и оценил, как за прошедшее десятилетие в лучшую сторону изменилась французская армия, ее тактика, вооружение, боевая выучка и взаимодействие пехоты, кавалерии и артиллерии, воинское мастерство солдат, слаженность подразделений на марше и на поле боя, командирское и штабное умение офицеров, оперативное мышление генералитета, способы управления и связи.


Совместно с военным атташе в Париже полковником Л.А. Фредериксом по свежим следам Куропаткин готовит подробный отчет о маневрах, где высказывает соображения о выявленных сильных и слабых сторонах армии союзников, сумевшей в основном преодолеть спад в развитии, последовавший после поражения от Пруссии в 1871 году и, после завершения реорганизации, готовой если не к реваншу, то к достойному отпору неизбежной германской агрессии с Востока.

Мозг армии-II

Летом 1885 года генерал-майор Куропаткин в качестве наблюдателя от Главного штаба присутствует на совместных учениях войск Одесского военного округа и Черноморского флота по отработке действий по отражению вооруженного вторжения противника на черноморское побережье и подготовке к проведению десантных операций.


В ноябре 1885 года как имеющего опыт боевых действий Куропаткина включили в состав комиссии под председательством начальника канцелярии военного министерства генерала П.Л. Лобко по разработке секретного «Положения о полевом управлении войск в военное время». Прежнее Положение, несмотря на то что принималось относительно недавно – в 1876 году, показало свою неэффективность при руководстве армейскими объединениями в ходе Русско-турецкой войны и требовало коренной переработки. Кроме того, Положение являлось фундаментальной методологической основой для подготовки офицеров в Академии генерального штаба.

Вновь образованная комиссия работала несколько лет.

По мнению ее членов, признано необходимым предусмотреть формирование на главном театре войны на базе имеющихся военных округов нескольких армий, командование которыми поручалось отдельным командующим армиями.

Общее руководство военными действиями возлагалось на главнокомандующего и его штаб. Главнокомандующий определяет стратегические цели военных действий и отдает командующим армиями общие указания по их реализации. Командующие армиями по своему усмотрению избирают наиболее оптимальные способы выполнения поставленных задач. Для решения организационных вопросов предписано из состава военно-окружных управлений приграничных военных округов сформировать полевое управление армии и штаб.

Штаб главнокомандующего должен состоять из управления генерал-квартирмейстера, управления дежурного генерала и железнодорожного отдела. Штаб и полевое управление армий – из подразделений генерал-квартирмейстера, дежурного генерала, военных сообщений, интенданта, инспекторов артиллерии и инженерной службы, главного казначея и главного контролера, канцелярии, военно-госпитального и военно-медицинского, военно-судного, почт и телеграфов.

Положение отрабатывали долго, без спешки и суеты доводили до совершенства, тщательно выверяли и проверяли на маневрах и учениях, в ходе штабных игр каждую позицию важнейшего оперативного документа военного времени, сравнивали с аналогичными наставлениями генеральных штабов иностранных армий, еще и еще раз за разом обращались к опыту прошедших войн – слишком велика могла быть цена даже самой незначительной ошибки.

В окончательной редакции «Положение о полевом управлении войск в военное время» утвердили и ввели в действие только в 1890 году.


Военное ведомство активно привлекает имеющего опыт службы на периферии генерала Куропаткина к разработке правительственных постановлений и уложений более широкого, чем сугубо армейская, узконаправленная проблематика.

Он принимает участие в подготовке предложений и выполнении проектов таких важных и базовых нормативных актов общегосударственного значения, как «Об особых правах и преимуществах гражданской службы в отдаленных краях империи» и «Об устройстве управления в Туркестанском крае».

В Министерстве финансов отстаивает интересы военного ведомства при планировании развития железнодорожной сети страны, используя расчеты и графики на случай мобилизации и экстренного перемещения войск, предоставленные службой военных сообщений.

Расширяется круг его связей среди высшего чиновничества и аппарата, взаимодействующих с Военным министерством, нарабатывается компетенция в административно-правовых и судебных вопросах, появляется масштабное, комплексное и системное видение роли и места военно-сухопутной оборонной составляющей в механизме государственного устройства и организационно-управленческого функционирования империи.

Разведывательная миссия № 4 – нелегал. Предыстория

В последней четверти XIX века воспетый Алексеем Степановичем Хомяковым «прозрачный высшего покров» символической византийской идеи покоя русским империалистам по-прежнему не давал до дрожи и умопомрачения. Даже прослывшему миротворцем сдержанному, рассудительному и тяжело возбудимому на тотальное и повсеместное сокрушение врагов империи самодержцу Александру III – самому, в отличие от своих предшественников на российском престоле, вдоволь повоевавшему и знавшему несоразмерную цену пролитой русской крови перманентным территориальным приобретениям либо достигнутому временному влиянию на мировую и европейскую политику.


В сентябре 1885 года император Александр III направил начальнику Главного штаба генералу Н.Н. Обручеву записку, где изложил стратегическую цель действий России на Балканах:

«Что касается собственно проливов, то, конечно, время еще не наступило, но надо быть готовыми к этому и приготовить все средства.

Только из-за этого вопроса я соглашаюсь вести войну на Балканском полуострове, потому что он для России необходим и действительно полезен».

В очередной, какой уже по счету раз в русской политике возникла искусственно навязанная генералами, адмиралами и воинствующими славянофилами, ДУТАЯ по своему смыслу и содержанию проблематика Восточных Балкан – угнетаемых мусульманами славян и жизненно важных для России проливов Босфор и Дарданеллы.

Для сравнения – в военно-стратегическом аспекте Черное море можно и нужно рассматривать по аналогии с морем Балтийским: такая же «прибрежная лужа» во владении нескольких государств, и также закупоренная проливами.

Но почему никогда не вставал вопрос завоевания территории вдоль пролива Скагеррак, связывающего Балтийское и Северное моря с Атлантикой?

Ответ – на севере Европы, в отличие от Балкан, никогда не было пресловутого национального, ИСЛАМСКОГО в противовес славянскому, православному этноконфессионального доминирующего фактора.


Позднее в своих воспоминаниях Куропаткин отмечал:

«Поворот в национальной политике, произошедший в царствование Александра III, требовал от России более определенной позиции по отношению к Балканским государствам и Турции. Отстаивать русские интересы на Балканском полуострове только дипломатическими средствами из-за соперничества других держав (не только Германии и Англии, но и Греции, Сербии, Болгарии и Румынии) стало очень затруднительным. Воздействие на Турцию или на Балканские государства путем выставления армии в Молдавии и Волыни, как это практиковалось в XVIII и XIX столетиях до 1877 года включительно, было теперь весьма проблематично вследствие враждебного к нам отношения со стороны Румынии (после отторжения от нее в 1878 году части Бессарабии), а также ввиду вступления Австрии в состав Тройственного союза, направленного и против России. Поэтому обычный для русских путь на Балканский полуостров через Румынию стал опасен.

Старая задача – сделать Черное море внутренним морем, несмотря на ряд проведенных с Турцией войн, – не только не решилась в XIX столетии, но и отодвинулась назад. Кроме турецкого флота на владение военными судами в Черном море стали претендовать Румыния и Болгария, освобожденные из-под турецкого ига русской кровью».

Босфор и Дарданеллы считались ключом к Средиземному и Черному морям. Постепенно с подачи Обручева идея о захвате и удержании плацдарма на Босфоре стала в Военном министерстве доминирующей. Подготовка к высадке десанта на побережье, занятое укрепленными позициями противника, – дело исключительной сложности, требующее детального рекогносцировочного обследования территории предполагаемых боевых действий с турецкой армией и флотом.


Куропаткин объяснял причины его направления на берег турецкий исключительно военными соображениями:

«Сведения о Босфорских позициях в Главном штабе были недостаточны.

Работа для пополнения их и определения, какими минимальными силами можно ограничиться при занятии нами Босфора, по воле государя была поручена мне, но она требовала большой тайны, поэтому пришлось принять на себя “для пользы службы” роль секретного агента, или попросту – шпиона. Работы можно было производить только переодетым, с фальшивым именем. Поимка такого лица с чертежами турецких укреплений привела бы в Турции к быстрой расправе – виселице. Заступничества нашего посла в Константинополе не следовало ожидать: он даже не должен был знать о моей командировке. Я мог надеяться (и то не на защиту в случае поимки, а на помощь при работах) на нашего военного агента в Константинополе генерала Филиппова и его помощника подполковника Чичагова, к тому же с первым можно было видеться только секретно».

Надо отметить, что генерал-майор Владимир Николаевич Филиппов в делах разведки был искушен и опытен, но о какой-либо серьезной помощи с его стороны в вопросах нелегальной разведки и речи не могло идти: турецкая контрразведка, когда этого хотела, работала плотно, жестко, мгновенно пресекая военный шпионаж, не церемонясь в выборе форм и методов, до конца раскручивая все нежелательные и потенциально опасные для Османской империи связи русского военного атташе.


Разведывательная миссия в Турцию действительно представляла смертельную опасность: если требовали интересы национальной безопасности, турецкие спецслужбы не щадили официальных русских представителей, проявляющих настырность в добывании разведывательной информации. Данный фактор сыграл трагическую роль в судьбе предшественника Филиппова.

Разведчик Куммерау

В 1879 году Главным штабом в Константинополь в качестве официального военного агента направлен подполковник генерального штаба Макс Эммануилович Куммерау.

Выпускник Николаевского кавалерийского училища, он ранее служил в гвардейском Драгунском полку и Главном штабе в Санкт-Петербурге. Во время Русско-турецкой войны назначен старшим адъютантом штаба 9-й кавалерийской дивизии, отличился при переправе через Дунай, взятии Никополя и боях под Плевной, за что награжден тремя орденами и золотой саблей.

После заключения мира оставлен в оккупационном корпусе и назначен членом комиссии по разграничению территории автономной турецкой провинции Восточной Румелии, где зарекомендовал себя с лучшей стороны и получил заслуженное повышение до руководителя легальной резидентуры русской военной разведки.

В качестве военного агента занимался тем, чем и должен заниматься офицер-разведчик в сопредельном государстве: собирал сведения о турецкой армии, ее союзниках, театрах военных действий, оперативной обстановке, добывал секретные документы, завязывал перспективные вербовочные контакты, приобретал новых источников информации.

Активность военного разведчика доставляла много беспокойства турецкой контрразведке, а профессионализм Куммерау порой ставил в тупик самых изощренных мастеров наружного наблюдения. Проблему решили радикально: 17 февраля 1880 года во время прогулки в пригороде Стамбула подполковник Куммерау был смертельно ранен несколькими револьверными выстрелами в упор. Полиция схватила убийц на месте – по официально озвученной турецким правительством версии, ими оказались фанатики-мусульмане, бежавшие из Боснии после ее оккупации австрийскими войсками.

Разведывательная миссия № 4 – неаегаа. Проведение

Куропаткин вспоминал:

«В Петербурге мне выдали заграничный паспорт на имя коллежского асессора Александра Николаевича Ялозо, помеченный 17 марта 1886 года и подписанный петербургским градоначальником, генерал-лейтенантом Треповым.

Прибыв в Одессу, я получил по выбору начальника штаба Одесского военного округа Протопопова в провожатые секретного агента турецкого подданного Ахмета Заирова. (Для того чтобы оградить меня от возможной измены с его стороны, семья Ахмета, проживавшая в Феодосии, была с его согласия арестована). На Босфоре я должен был появиться в качестве скупщика скота».

Прибыв в Турцию и разместившись, Куропаткин под предлогом охоты планомерно и последовательно обходил пешком побережье и предварительно намечал пункты, которые, по его мнению, должны были войти в линию русских укреплений после занятия плацдарма с целью его последующего удержания на южном и западном угрожающих направлениях.


Говоря о выполнении разведывательной работы на турецком побережье, Куропаткин отмечал:

«Трудность ее заключалась в том, что надо было быть постоянно настороже, делать шифром много записей, не иметь с собой карты и не делать никаких рисунков или чертежей, которые могли бы выдать меня в случае ареста.

Местность благоприятствовала скрытному производству работ: мало населения, дорог, селений, много зарослей дубняка. Кроме того, при следовании береговой дорогой по краю высот отлично были видны все турецкие сооружения и легко запоминались не только фигуры батареи или сомкнутого укрепления, но и число орудий и даже приблизительный их калибр.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13