Анджей Ясинский.

Ник. Землянин. Том 2



скачать книгу бесплатно

– Круто! – похвалил я.

– Согласен, – кивнул Умник. – Сложные гравитационные формы такой насыщенности просто не перебиваются твоими гравитационными ловушками, а за счет обратной связи, или скорее обратного резонанса, палят твои инфомагические плетения. В принципе можно перемочь…

– Да. Я даже вижу как. И просто усилив мощность плетений, и с помощью элементалей. Но ты глянь, как красиво работают! Видишь внутри луча еще отдельный гравитационный кокон, куда заключили нас? Или нет… Что-то другое…

– Да нет, все же гравитация, – возразил Умник. – Что делать будешь?

– Да пусть забирают. – Я махнул рукой. – Можно даже будет поиграть с ними.

– Быстро разберутся, – с сомнением сказал Умник.

– Ну и пусть. Стоп! Смотри!


Центр противокосмической обороны

– Майор, докладывайте!

Майор Волков, отслеживающий всю важную информацию по инциденту в главном центре ПКО, мысленно собрался и выпрямился. Его собеседник не видел, в какой позе находился майор, но ему самому так легче было сконцентрироваться.

– Слушаюсь! Текущий инцидент над южной частью плато Путорана не подпадает под существующие у нас стандартные поведенческие модели инопланетян. На данный момент девять кораблей пытаются забрать с поверхности что-то или кого-то, кто, судя по всему, оказывает им сильное противодействие. Один аппарат лишился управления и ходит кругами по сужающемуся радиусу. Через четыре минуты при такой тенденции движения ожидается его столкновение со скальной породой. Зафиксированы сильные гравитационные возмущения. Геосканированию земли в данном месте мешают существенные помехи в области диаметром около двух километров, однако визуально можно наблюдать наличие двух человек на выступе скалы. На глубине около километра под поверхностью скалы, вернее, в той же самой базальтовой основе, отмечено наличие сферической пустоты правильной формы с объектом по центру, имеющим резонансную характеристику материала, схожую с таковой у инопланетных модулей типа «С-альфа» при отключенной маскировке.

– Ваши выводы и предложения?

Волков скосил глаза на виртуальный дисплей в своем пространстве дополненной реальности, куда выводились данные аналитической группы людей и искинов, и приблизил его.

– С вероятностью шестьдесят процентов произошел очередной конфликт между фракциями инопланетников «С» и «Б». Десять процентов на то, что представители типа «Б» захватили модуль типа «С», но не смогли скрыть этот факт. Девяносто процентов на то, что украденный аппарат – именно тот, что потеряла наша служба перехвата. Пятьдесят процентов на то, что акция бэшек не санкционирована начальством, поэтому отсутствуют их транспортные средства. Семьдесят на то, что происходит попытка освобождения аппарата из-под земли эсками и захвата нарушителей. Минуточку! – Майор быстро проанализировал новую информацию. – Анализ внешнего вида людей на земле не показывает их соответствие инопланетникам типа «Б». В то же время БУНИК службы безопасности отреагировал на наш запрос об идентификации по внешнему виду и выдал директиву по возможности защитить как минимум одного из людей, ему присвоена метка ОВП (очень важная персона), но доступ к информации закрыт. – Волков на мгновение замолчал, недоуменно поведя плечом.

– Следуйте рекомендациям, – произнес его высокопоставленный собеседник.

– Есть!

– Ваш тактический БУНИК уже предложил варианты вмешательства с учетом указанных ограничений?

– Да.

Несколько вариантов попыток зачистить пространство от кораблей – примерно как мы обычно действуем, несмотря на их большое количество, и два варианта с учетом попытки спасти людей. Секунду! Уже один вариант, – сказал Волков, но не успел он уточнить информацию, как вариантов стало уже три.

Впрочем, это в течение ближайшей минуты пока не особо актуально.

– Учитывайте только варианты с попыткой спасти людей. Приступайте к реализации наилучших вариантов. В ресурсах себя не ограничивайте.

– Слушаюсь!


Ник

Мы с Умником висели в шаре, скрывающем нас от всех излучений, и наблюдали за разворачивающейся битвой. Откуда-то из-за горизонта на севере и востоке от этого места появились светящиеся объекты диаметром метров шесть и очень быстро направились к нам.

– Что это? – спросил Умник.

– Без понятия. Возможно, это наши. – Я внимательно смотрел за объектами, следя, чтобы они каким-либо образом не навелись на нас.

Неожиданно светляки ускорились и направились в сторону тарелок. Те бросились врассыпную, но и светляки не хотели их упускать и резко меняли свою траекторию. Было их пять штук, явно меньше, чем тарелок, но тем не менее все девять кораблей старались держаться от них как можно дальше. Что характерно, при этом тарелки и не пытались покинуть поле боя.

– А может, и не наши, – с сомнением сказал я. – В смысле не земные, что-то слишком круто для них. Хотя фиг знает, чего понапридумывали за последние годы.

– По крайней мере, технологически и нападающие, и защищающиеся, как мне кажется, находятся примерно на одном уровне.

Тем временем сетчатка глаза вроде как отрисовала следы быстрых, почти незаметных линий-лучей, выпущенных тарелками, а также длинные изгибающиеся ленты, которые смогли сбить двух светляков. Они мощно взорвались, при этом задев одну тарелку: та закрутилась и запланировала к земле, раскачиваясь и оставляя за собой хвост-рой каких-то обломков. Три уцелевших светляка все же догнали остальные тарелки, и три из них исчезли в ярких вспышках.

Пока все это происходило, гравитационный колодец все-таки пропал, а наши иллюзорные тела медленно опустились на землю. Ну хоть аккуратно это произошло, что говорит о том, что я (Умник тут совершенно ни при чем) для кого-то являюсь очень интересным собеседником. Я сделал так, чтобы наши овеществленные иллюзии выглядели как потерявшие сознание люди, и они спокойно лежали в слегка светящемся инопланетном энергетическом шаре.

Снова тарелки выстроились в поредевший круг, и снова появился светящийся луч (думаю, собираясь в такую фигуру, они просто распределяли энергетические ресурсы, хотя непонятно, что тут сложного – создать гравитационный колодец), который нижним концом уткнулся в наши тельца.

– Это было… красиво, – произнес Умник.

– Да… Если это мы, в смысле земляне, то нехило мы продвинулись в системах противовоздушной обороны.

– Я тут прикинул – те снаряды спокойно могут и на орбиту выходить.

– М-да… О! Кажется, это еще не все!

И действительно, одновременно с нескольких сторон и даже прямо с орбиты на тарелки навалились три тройки… ну, наверное, истребителей, по моим понятиям, это они так себя ведут.

– Думаю, это точно наши, – вздохнул я с непонятным чувством: то ли с опасением за них, то ли с удовлетворением.

Вариант, когда земные аппараты на равных борются в карусели с инопланетянами, я раньше видел только в кино.

Принадлежность я определил просто. Все они летали очень быстро и далековато от нас, но я с помощью биокомпа спокойно мог делать стоп-кадры и увеличивать изображения. Несмотря на странные формы (незнакомые мне хищные птицы, а скорее уплощенные, похожие на листочки, объекты), маркировка на крыльях однозначно указывала на их принадлежность. Все те же пятиконечные звезды, правда, иначе выглядевшие: пять золотых уголков, формирующих звезду.

Двигались аппараты так же шустро, как и тарелки, во всех направлениях. Пусть не так резко меняя траекторию, но за счет тактики истребителям удавалось держаться на равных. Хотя, может быть, тарелки просто ограничивали себя, не собираясь покидать поле боя. Передвижение наших аппаратов выглядело забавно. Хотя «лист» имел явно выраженную утолщенную основу по центру, в которой, вероятно, находился экипаж, аппарат мог дернуться вбок или назад и двигаться так дальше, но при этом он все равно постепенно разворачивался носом в сторону движения.

Но это если смотреть медленно, в реале же тактика была мне совершенно непонятна. Все выглядело хаотично, лишь иногда складываясь в какие-то построения. Уже совсем скоро я, несмотря на ускоренное восприятие, перестал что-либо понимать. Как же летчики умудряются? Они просто гиганты какие-то в тактике и скорости реакции.

Все-таки истребители старались бить с дальних дистанций, а тарелки – с ближних, так как обладали большей маневренностью.

Противники крутились, стреляли друг в друга, но никак не хотели разлетаться по углам ринга. И тут один из земных кораблей зацепили. К счастью, он не взорвался, но с сильным креном ушел в сторону, оставляя за собой смутную полупрозрачную струйку чего-то, больше похожего на перегретый воздух, такого же прозрачного и слабо улавливаемого глазом. Тарелки, может, и хотели бы добить подранка, да истребители поменяли тактику и еще больше насели на противника, не давая тому вырваться из свалки и тем самым спасая товарища.

Чаще наши стреляли чем-то непонятным, что выглядело как вспышка прямолинейного искрового разряда между истребителем и тарелкой. Быстрый поиск в инете на тему современного вооружения показал, что скорее всего это пучковое оружие. Информация не секретная и спокойно лежала в открытом доступе. Еще иногда наши умудрялись буквально на мгновение собираться в какую-то фигуру и совместно пулять синими импульсами. Инет послушно рассказал мне, что так выглядит использование оружия на основе КВЧ – электромагнитного излучения крайне высоких частот. На таких скоростях о пулевом оружии или ракетном можно было просто забыть.

Тем не менее было видно, что тарелки постепенно передавливают наши аппараты, потихоньку перехватывая инициативу. Тогда наши снова изменили тактику, по крайней мере, двигаться все стали по-другому. Не знаю, почему еще не прилетят истребители и не надают по мордасам «инопланетным захватчикам». Я, конечно, активно болел за своих.

– Помочь, что ли? – задумчиво спросил я, стоя у внешней стенки защитного купола и сложив руки в замок за спиной.

– О! – вскочил Умник. – А покажи какую-нибудь божественную сущность! Как раз ситуация такая, что если вылезет агрессивность, то ты сможешь направить ее в нужное русло. Как я понял, ты в основном контролируешь эти образы.

Я передернул плечами:

– Да ну на фиг! Я там себя как раз не очень контролирую. Вернее, контролирую, но мое миропонимание меняется. До сих пор не пойму, как я к этому отношусь. – Я обернулся к Умнику: – Да и разве ты не выражал свою обеспокоенность этими масками?

– Я тут подумал… – неуверенно сказал мой друг и подергал себя за мочку уха. Я улыбнулся, узнав свой жест. – Пока у тебя все заканчивалось благополучно, а я знаю ситуацию только с твоих слов. Ну и по записям. Так вот, я бы хотел отследить этот процесс и попытаться понять, опасно ли это и что вообще происходит. Все равно рано или поздно надо будет разобраться.

Я промолчал. Вроде как прав Умник, но и опасения у меня есть. На самом деле мне понравилось, конечно, и даже тянуло снова ощутить те чувства и эмоции. Пусть и другие, чужие, – зависит от маски, – но все же привлекательные своей инородностью. Успокаивало лишь то, что после каждого раза тяга не усиливалась, как от наркотика.

Тем временем из-за горизонта снова прибыло несколько ракет. Истребители резко отпрянули в сторону, а прилетевшие ракеты сконцентрировались на одной тарелке. Та не смогла от них сбежать и исчезла во вспышке. Впрочем, оставшиеся тарелки мгновенно использовали временной лаг и так же мгновенно воспользовались этой же тактикой: все вместе навалились на осиротевшую двойку истребителей и сумели их подбить. Один взорвался в яркой вспышке, а другой воткнулся в землю, испортив практически девственные виды природы. Осталось шесть истребков против четырех тарелок.

– Блин, нехорошо как!

Неохотно принимая слова Умника, я все-таки сдался. Ну и интересно, конечно, хотя немного потряхивало. Это раньше, когда я не понимал, что происходит, легко поддавался этому желанию.

Я вздохнул и сначала запустил процесс фиксации текущего психического и энергетического состояния, в том числе бэкап сознания. Мало ли что, да и сравнить потом можно на наличие изменений. Когда довольно быстрый процесс закончился, легким мысленным усилием внутри психической конструкции в голове, почему-то имеющей вид музыкального метронома с крутящимся на вершине стрелки тем самым эксцентриком, я вытащил стопор, фиксирующий машину, что начинала процесс натягивания маски. Стрелка дернулась вправо, а эксцентрик крутнулся в противоположную сторону и замер в одном положении, но сразу же завалился по заданной траектории, а стрелка пошла влево. Механизм стал постепенно раскачиваться.

Интересно, кто сейчас появится? У меня было четкое ощущение, что образы выбирались не произвольно, а согласно обстановке и моему состоянию.

Я скосил взгляд – пришел вызов по болталке со стационарного аппарата, оставленного мной у сестры. Не вовремя. Впрочем, ладно.

– Але? – с легкими вопросительными нотками произнес я, включая ответную передачу.

Перекинул коннект Умнику, чтобы и он послушал. С той стороны, кроме меня и того, что происходит за моей спиной, ничего не было видно. В ушах потихоньку начинало тикать, мысли в голове приобрели какую-то волнистость. Может, зря я ответил сейчас? Может, стоило подождать? Ну а почему бы и нет? Что тут такого? Вроде какая-то мысль мелькала насчет этого, но умелькнула куда-то. Ладно… Я глянул на Умника. Тот махнул рукой, мол, не мешай и продолжай. Ага, тоже занялся анализом.

– Приветствую тебя, Ник! – Генерал Орлов кивнул, с любопытством глядя на меня и по тому, что попадает в камеру, пытаясь определить, где я.

– И вам не хворать, генерал! Пошто честь такая явлена мне – видеть вас?

Орлов улыбнулся:

– Ну, во-первых, есть вопрос – с тобой все в порядке? Помощь не нужна?

– Что за вопросы, начальник? – Я приподнял бровь.

– Да есть информация, что у тебя проблемы. Но если нет – значит, нет.

– Проблемы? Хм… – Я приложил указательный палец к подбородку и задумался. Тик-тик-так. – Проблем много, но все они носят трансцендентальный характер и вряд ли могут быть решены в рамках текущих возможностей человечества!

Тик-так, тикают часики, вытаскивая что-то из далекого-близкого астрала.

– Это да, – прикинулся простаком генерал. – Нам бы что попроще, земное. Хм… В общем, есть кое-какие серьезные официальные вопросы, которые хотелось бы решить в узком кругу. Не заглянешь на огонек?

В это время за моей спиной пронесся болид. Истребкам удалось-таки сбить еще один аппарат проклятых инопланетных сущностей, своим видом и сутью оскорбляющих замысел божий. Я специально не стал прятать картинку, дабы это творение божье, с которым я общался, защищающее свою землю, видело, как достойно дерутся его соплеменники.

– Обязательно, генерал. Как освобожусь.

– Тебе точно помощь не нужна?

– Твоя помощь, достойный воин, в служении своей земле, что ты и делаешь умело и смело, – неожиданно воодушевился я. На мгновение я запнулся, услышав, как где-то зазвучала мелодия Баха, кажется, это был его реквием. – Здесь же требуется вмешательство иного порядка. Божий замысел искажен и трещит от попыток тьмы прорвать белую ткань мироздания. – Мой голос постепенно набирал силу, амплитуда росла, а мне это ужасно нравилось, особенно громоподобность голоса и гнев, разгорающийся в груди. – И даже сестры мойры, давние помощницы его, устали прясть без помощи, ибо нити судьбы гниют и рвутся. Нет уж того исходного начала, дающего крепость сути мироздания, как нет аромата в вине, собранного из гнилых и кислых плодов! А они? Что делают они? Те, кто должен был защищать и следить за претворением замысла? Я спрашиваю! Что делают они?!

Я почти оглох от своего яростного голоса. Лицо генерала я практически не воспринимал, хоть и видел смутное пятно на его месте. Вокруг что-то сверкало и светилось голубым.

– Их нет! Они растворились! Почему и как они позволили утратить жизни, утратить смысл и исказить помыслы? Разве для того им давалась власть? Разве для того вкладывались молнии в руки наисильнейшего, дабы он поражал тварей божьих, каждая из которых несет в себе частичку его благодати? Разве для этого? Вершитель судеб! Тьфу! – Я сплюнул, и за пределами купола сверкнуло и мощно ударил гром.

Кажется, стало темнее. Я же не отводил взгляда от пятна, которое, кажется, было моим собеседником. Еще и рядом кто-то стоял. Ладно, я не закончил свою мысль.

– А эти, первые? Как они позволили себе измениться? Они должны были быть сутью, проводящей его волю, а не становиться этой волей! Кто разрешил им принять суть и форму тварной жизни? Разве для этого он их создавал и готовил? Разве для того, чтобы они изменили своей духовной основе и стали сутью тварных детей его? Чтобы раствориться в небытие? Я вас спрашиваю!

Я перевел дыхание. Похоже, мысль свою я почти высказал, только не знаю, донес ли я ее до других. Я вытер губы и поднял руку:

– А теперь эти – которые темная суть его, берут вверх! Не для того он создал мир, чтобы хаос пожрал своего создателя и его тело! Все должно быть обратно сему!

В моей ладони стал медленно вырастать огненный меч, сочетающий в себе адамас и кучу разных плетений. Левой рукой я взял за шкирку своего Драко и посмотрел в его глаза. Они сверкали, а рот щерился в зубастой улыбке.

– Иди, друг, выполни его волю! Я же незамедлительно последую вослед тебе.

Бросив своего дракона наружу, я улыбнулся, видя, как тот довольно расправил огромные крылья. За моей спиной тоже стали расти крылья. Почему-то белые и с перьями. Кажется, из моих глаз шло какое-то голубое свечение. Пару раз махнув сверкающим мечом, я сказал в то место, где меня кто-то внимательно слушал:

– Ибо сказал он: «На мне лежит отмщение, и оно придет от меня». И я – проводник его мести!

И вот уже удовлетворение затопило меня – мысль высказана. Теперь осталось действие. Я с радостью в душе прыгнул наружу и полетел к темным тварям, искажающим его замысел, думая про себя: «А может, и происходящее сейчас, и я здесь – и есть его промысел?»


Служба безопасности России

Капитана Патрушева сигнал экстренной связи от главного БУНИКа управления застал за обеденным столом в столовой управления. Не сказать, что такой сигнал был редкостью, но и не так часто случалось, чтобы искин самостоятельно выбирал адресата информации, а иногда и тех, кого подключал к осуществляемой где-то операции, минуя непосредственное начальство адресата. Такое обычно случалось, когда согласно поступающим данным происходило пересечение различных потоков информации по разным операциям управления, иногда даже с теми, кто непосредственно не работает в службе безопасности. Например, со службой очистки. Разумеется, все согласно уровням доступа. Таким способом удавалось повысить эффективность реагирования различных служб на, казалось бы, самые обычные или неопасные ситуации, возникшие где-то на огромных территориях страны.

На виртуальном экране УНИКа сформировалась отдельная тактическая область, куда пошла информация. Сразу стало ясно, почему выбрали Патрушева. Дело касалось объекта «Никос», недавно исчезнувшего из дома своей сестры в неизвестном направлении и спутавшего все разрабатываемые планы по взаимодействию с ним. Отдельной информацией шел пласт информации от ПКО. Правда, чтобы открыть информационные потоки оттуда, пришлось снова подписать своим ключом писульку о неразглашении. Искин его УНИКа молча принял на себя еще один информационный уровень для защиты.

Все-таки не бывает гармонии в жизни. Вернее, в социуме, по каким лекалам его ни строй. Слишком большой разброс внутри общества, особенно многонационального, и ментальный, и общекультурный, и идеологический. Можно лишь найти более-менее устраивающий большинство баланс. И всегда есть те, кто защищает этот баланс от разрушения. Как изнутри, так и снаружи. Хуже именно то, что там, снаружи, различия еще больше, и всегда будут несоответствия между странами. Еще хуже, если и государственный строй отличен. Тогда случаются конфликты и даже войны. Это если не брать в расчет экономические и финансовые вопросы, а ведь часто именно они становятся причиной этих самых войн.

Но всегда есть те, кто стоит на страже. И всегда есть информация, предназначенная только для внутреннего использования таких структур, ненужная и порой даже вредная для остальных, а часто и опасная. И надо ее защищать, чтобы ни свои, кто не в теме, ни чужие, кто враги, не узнали. «Это хорошо сейчас, – думал Патрушев, – когда у каждого есть УНИК, когда есть быстрая связь и искины. Как справлялись с этим предки, просто уму непостижимо! Видимо, потому и службы тогда работали жестче, негативно воспринимаясь народом».

Сейчас же все проще. Если ты в службе безопасности или в какой другой (например, в службе очистки тоже могут быть свои секреты), изволь установить в дополнение к УНИКу служебный искин. Одной из его функций является контроль утечек информации, особенно той, которую он обязался не распространять. И часто такая информация не имеет сроков давности. При попытках ее выдать прямым или косвенным способом (а возможности анализа современного искина вполне позволяли сделать такой вывод по действиям чиновника, у которого он установлен) наступают разные последствия. От простого напоминания служащему, что он пытается слить секретную информацию, до информирования БУНИКа службы безопасности при неоднократных попытках. Впрочем, чтобы не нервировать людей этим контролем, по умолчанию считалось, что информация могла уйти наружу только в критичных случаях или при соответствующем юридическом обосновании, которое должно быть очень веским. Но зато защита личной жизни от внешнего посягательства тоже сильнее, чем у обычных граждан, ведь враг не дремлет и обязательно попытается добраться до информации, хранящейся в голове, то есть в УНИКе такого служащего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7