Анджей Ясинский.

Ник. Землянин. Том 2



скачать книгу бесплатно

Немножко посидел, наслаждаясь видом монитора над столом, на фоне реки и природы. Посмотрел на облака и улыбнулся.

Нажал на кубе еще пару комбинаций клавиш, и на экране появились символы, обозначающие включение голосового командного модуля и клавиатурного – перед кубом появилась клавиатура. Я потрогал ее, так как моя заимствованная память говорила, что должна быть тактильная связь, и о, чудо! Действительно, ощущение, будто трогаешь что-то вроде легкого пенопласта, наличествовало.

Кстати, еще была связь через УНИК, но я по понятным причинам ее проигнорировал.

Я размял пальцы и положил их на клавиатуру. Ну-с… Проверим, как знания уложились в памяти… И пальчики забегали по клавишам. В консоли все тот же английский язык как наиболее лаконичный. Хотя в наличии для интерфейса и русский, и китайский, и английский. Хм… больше не предлагает, в мое время можно было выбрать из сотни.

В какие-то моменты можно еще ускорить действие словами:

– Комм! Показать внутреннюю разводку интерфейсов.

На экране тут же разворачивается запрос. Вообще максимальная производительность работы с компом достигается через коммутацию с личным УНИКом. Тогда порой можно достичь реакции компа, сравнимой со скоростью мысли. Собственно, цель данного этапа – как раз скоммутировать этот БУНИК (то есть большой универсальный информационный комплекс с пока неактивным искином) с моим биокомпом, дабы быть хотя бы не слабее и не хуже обычного среднестатистического современного программиста.

Все нужное для разработки находилось в самом БУНИКе. Я запустил среду разработки и пробежался взглядом по интерфейсу. Внезапно появилась надпись: «Проверить наличие обновлений на сервере производителя?» Э, нет! Не зря я сразу отключил коммуникации, на фиг мне надо, чтобы кто-то отследил коннект.

Вдруг поймал себя на том, что улыбаюсь. Нравится мне это дело.

Задача, по сути, была несложной – всего лишь нарисовать как со стороны БУНИКа, так и с моей, программный протокол обмена данными. Создал магическую заглушку, которую прилепил к оптическому выходу БУНИКа. Данные с нее поступали мне в биокомп, и обратно также уходила порция данных. Вскоре все заработало (легкота! Даже на коррекцию ошибок можно было забить!), и я получил возможность управлять БУНИКом мысленно, через свой биокомп.

С грустью погладив клавиатуру, я вздохнул и убрал ее, как и дисплей. Все, что надо, появится у меня в виртуальном пространстве, скорострельности оптического канала хватало.


Служба безопасности России

– Капитан Баширов? – Патрушев с интересом посмотрел на посетителя.

– Так точно! – непроизвольно вытянулся молодой человек, в котором четко прослеживались татарские корни. – Разрешите войти?

– Да, конечно. Располагайтесь.

Баширов мельком глянул на странного лысого здоровяка, что-то делающего за большим сенсорным экраном-столом, и миловидную девушку, с отрешенным видом сидящую в углу комнаты за зеленой стеной из растений и цветов, и присел на предложенное место.

– Вы простите, капитан, что оторвали вас от дел, – начал Патрушев. – Ваш рапорт за номером сто сорок пять мы читали, но хотели бы услышать об операции из ваших уст.

Сразу предлагаю перейти на «ты», мы с вами в одном звании, да и вызов, так сказать, полуофициальный. Принимается?

– Принимается, – расслабился гость. – Как мне к тебе обращаться?

– Можно просто Сергей.

– Я – Тимур, – кивнул Баширов и с любопытством огляделся. – Так что вас интересует?

– Просто расскажи своими словами, что произошло.

Баширов ненадолго замер, проверяя допуски присутствующих людей из другого отдела службы безопасности, так называемого «мозгового», в отличие от их – «силового», чтобы определить, насколько он может быть откровенным.

– Собственно, перед нашей группой ставилась простая задача – взять под плотный контроль, в том числе инструментальный и информационный, человека, который у нас по документам операции проходил под именем «Вой». Вели мы его от самого дома его сестры, как я понимаю, до центрального торгово-развлекательного комплекса в Новосибирске. – Баширов на мгновение замолчал и благодарно кивнул Вере, принесшей ему стакан с водой. – Предполагалось, что возникнет необходимость в защите объекта, поэтому все было серьезно. Группа прикрытия, захвата, силовой поддержки, информационной. В общем, по высшему разряду. – Баширов ухмыльнулся.

– Да уж. Тем не менее что-то пошло не так? – поддержал разговор Патрушев.

Баширов пожал плечами:

– Группа информационной поддержки сразу обозначила несколько потенциально опасных целей. Правда, одну быстро переквалифицировали как наблюдателей, вернее наблюдателя, а вторую – как боевика. По наблюдателю пришла команда ничего не делать…

– Это была китаянка Шу Ци?

– Да, – кивнул капитан. – Ничего не делать, но держать под контролем. А вот боевика приказали брать, если он проявит агрессивность по отношению к защищаемому объекту. Наша группа инструментальной и информационной поддержки сумела определить, что боевик использовал стационарные микрокамеры для объемного съема видеоинформации и миниатюрный дрон для медикаментозного незаметного нападения на цель. Поэтому пришлось повозиться, чтобы нас не засекли. Техника нам была знакома, и мы решили документально зафиксировать все этапы нападения на защищаемый объект. Управление дроном кратковременно было перехвачено, он на несколько мгновений изменил свою траекторию и в одном месте подхватил наши боевые наниты, которые на физическом уровне заблокировали систему впрыска. Кстати, там оказался смертельный яд. На информационном уровне также заблокировали команды использования механизма нападения, а вот управление самим дроном потом вернули боевику, чтобы зафиксировать непосредственно его действия.

– Зачем это делалось? – спросил Патрушев.

– Могу предположить, что этот расчехлятор планировалось использовать потом, но это уже не наше дело. – Баширов вздохнул и отпил воды. – Да и не вышло ничего. Вернее, с нашей стороны все было сделано практически идеально, это и проверочная комиссия признала, а вот дальше… Дрон каким-то образом был уничтожен, его просто размазало в лепешку, а сам диверсант умер по неизвестным причинам.

– Он зачем-то подходил к объекту защиты, почему вы его тогда не перехватили?

– Оружия у диверсанта не было, наши наниты уже прицепились к нему и не обнаружили никаких скрытых или миниатюрных систем нападения. Да и просветили его, удостоверившись, что у него нет системы отслеживания подобных действий, он был чист. Даже ядов на руках не было, как ни странно. Решили рискнуть, тем более что реанмобил был под рукой, мы могли бы вытащить пострадавшего и с того света. По крайней мере, если бы что-то случилось, через пару секунд он уже лежал бы в капсуле. Опасность нападения на объект защиты в этот момент и нами, и тактическим искином была признана довольно низкой, поэтому решили брать диверсанта на выходе. Ну и сама операция подразумевала не полную защиту объекта, а с допустимым уровнем опасности для него, зато акцент делался на получении полной информации по нападению и нападающим с полной фиксацией всех их действий.

– Отчет врачей мы видели. – Патрушев изучающе посмотрел на Баширова. – А каково ваше мнение, почему умер диверсант?

Баширов вновь вздохнул:

– Я не знаю, но интуиция мне просто кричит, что никакие это не антенны биополевого излучения были. – Он немного помолчал. – Мне кажется, это объект охраны каким-то образом убил диверсанта.

– И все же почему вы так думаете?

Баширов смерил Патрушева долгим взглядом и наконец ответил:

– Когда диверсант поздравлял объект с победой, тот посмотрел на него с заметным удивлением, а потом уже в спину ему эдак презрительно усмехнулся. Мол, идиот, куда полез? Ну, – смутился капитан, – мне так показалось.


Ник

Последний этап – коммутация БУНИКа со спутником. Здесь особых сложностей при наличии знаний тоже не предвиделось. Такая же оптическая нашлепка в нужные порты, в обычном режиме служащие для отладки на Земле, а протокол обмена данными стандартный. Вторую нашлепку – на еще один оптический порт БУНИКа. Единственное, чем от стандартной связи отличалась текущая, – отсутствием необходимости в личной идентификации и идентификации подключаемого аппарата, которую я и отключил у БУНИКа. Эти порты использовались только один раз на заводе для контроля и отладки связи, и все. Потом спутники уходили на орбиту, и, видимо, никому и в голову не приходило, что кто-то будет использовать эту возможность. В принципе не должно такого быть, но, может, мне просто повезло. Эту возможность я сам нашел, как системный баг она в моих знаниях не присутствовала. И нет у меня никаких данных, что кто-то, например, из других стран, запускает в космос свои спутники-диверсанты, чтобы подключиться таким образом. Видимо, профита особого нет. Кроме того, порты находятся не снаружи, и добраться до них, не разобрав спутник, довольно сложно, если вообще реально. Это я «появился» своими инструментами прямо внутри, а сможет ли кто-то другой из местных?

И вот он, радостный момент! Чик, и дело сделано!

Я погонял в виртуале запросы. Такое ощущение, что даже работает быстрее, но это скорее психологический эффект.

Теперь сделать нашлепки на максимальное количество спутников, желательно на все, а в программной части прописать периодическую смену спутника связи, как какого-то прокси. А еще проверить, будет ли работать, если БУНИК отправить в пространственный карман. Теоретически должен, ведь связь БУНИК-спутник действует на инфомагическом слое, лишь на концах преобразовываясь в световые сигналы.

Попробовал – все получилось. Вообще круто выходит!

Осталось включить искин и посмотреть, что он умеет и пригодится ли мне.

Потом, кстати, надо будет сделать что-то подобное и для подключения к другому сегменту сети – англо-австралийскому.


На реке Ангаре

В мутных водах сибирской реки скользила тень, стараясь быть как можно менее заметной. Иногда ей приходилось подниматься чуть ли не к поверхности, и тогда ее можно было бы увидеть, доведись кому-то из людей смотреть в это время на слегка колышущуюся массу воды. И ведь нашлось кому смотреть! Только не человеческим глазам.

После анализа недавнего инцидента с похищением детей, проживающих в этой местности, и последующих событий тактический БУНИК службы безопасности посчитал весьма вероятным появление здесь очередного пришельца. Из-под тины, стряхивая с себя муть, выбрался аппарат, который был в несколько раз меньше вторженца, но такой же шустрый и быстрый. Он мгновенно домчался до проплывающей над ним тени и присосался к брюху врага. Последовательные мощные электромагнитные импульсы, способные вывести из строя любую земную технику, стали неспешно биться в пузо иноземного аппарата. Впрочем, как и ожидалось, эти импульсы лишь частично повлияли на вторженца, слегка дезориентировав. Наверное, его электроника была построена по другим принципам. Но и создатели «прилипалы» были в курсе этого, поэтому мощные импульсы перемежались прочими электромагнитными излучениями, нащупывающими резонансные частоты, способные негативно повлиять на живучесть врага.

Однако вторженец не собирался просто так поддаваться насилию. По его поверхности забегали разноцветные пятна, появление которых сигнализировало о том, что аппарат переходит из режима мимикрии в боевой режим. Но и об этом знали земные военные, множество раз сталкивавшиеся с подобными аппаратами и сумевшие накопить большую статистику. Если бы имелась необходимость, то сейчас вполне возможно было бы уничтожить аппарат, но цель стояла иная – захватить его в плен.

Над аппаратом, все еще продолжавшим двигаться по реке, хоть и снизившим скорость, появилось земное военное бронированное устройство, которое в строго определенное время, вычисленное тактическими искинами по световой индикации пришельца, открыло ураганный огонь вниз из множества скорострельных стволов с рассчитанной энергетической емкостью. Силовое поле вторженца не включалось мгновенно, а накачивалось в течение около трех секунд, и именно в этот промежуток времени нагрузка на поле не давала ему выходить на рабочий цикл и в то же время заставляла энергетические системы полностью переключаться на попытки поднять силовой щит, оставляя остальные части менее защищенными, куда и вклинивался своими электромагнитными системами подавления и перехвата управления «прилипала».

Над рекой стоял ужасный шум, в месте попадания снарядов поднялась стена воды, вниз по реке растянулся длинный язык мути, перемежающийся оглушенными рыбами. Стаи птиц с громкими и резкими криками разлетались в стороны.

Наконец архисложная в плане синхронизации совместная работа БРОКОМов сказалась. Система РЭБ – радиоэлектронной борьбы – нащупала индивидуальный электромагнитный ключ подавления, и вторженец резко потух. Но еще за мгновение до отключения так и не развернувшейся в полную силу защиты верхний аппарат остановил стрельбу и быстро умчался в сторону, а его место занял транспортный модуль, который притянул к себе пойманную дичь и ринулся на базу, где его уже ждали.


Центр противокосмической обороны

– Отлично сработали! – Майор в специальной комнате слегка улыбнулся и повернулся к присутствующим здесь операторам БРОКОМов, контролерам, аналитикам и тактикам.

Все радостно загомонили – нечасто, очень нечасто удается поймать инопланетный модуль. По сути, до сих пор люди только испытывали и пробовали разные экспериментальные системы для борьбы с ними. Земляне, несмотря на свою прагматичность, так и не простили инопланетянам утилитарного подхода к их цивилизации. Впрочем, у всех государств было лишь несколько вариантов дальнейшего развития межпланетарных отношений. Англо-Австралия решила втайне от своего населения, во избежание разных вопросов, сотрудничать с инопланетянами и даже кое-что выиграла от этого. В основном некие технологии, очевидно устаревшие или некритичные для самих инопланетян, но прорывные для землян. В России же решили, что негативные стратегические последствия подобного сотрудничества довольно неприглядны, и старались держаться в стороне. Пришлось тяжело, но пока каким-то образом удавалось сохранять паритет, особенно в технологической части. То ли технологии выкрадывались у англов и оптимизировались, то ли были свои источники. В целом в обществе довлела мысль, что ученые всех стран, объединенных вокруг стержневых государств (Россия, Китай, Индия, Иран и ряд других) справляются своими силами.

Внезапно раздался крик:

– Товарищ майор!

Все обернулись и посмотрели на центральный общий экран. А на нем транспортный модуль сначала резко скакнул вверх-вперед, а потом как бы недоуменно начал снижать скорость: из его зацепов пропала с таким трудом пойманная добыча.


Ник

– М-да… Ну и дела! – Я с удивлением наблюдал за разворачивающимся передо мной зрелищем, устроенным вояками.

Меня отвлек от дел сигнал от защитки, которую я поставил на местность вокруг дома сестры в радиусе нескольких километров. По реке расставил сигналки еще дальше, помня, что эта водная артерия использовалась плохими парнями для незаметного подползания к жертве и утекания от погони, вот сейчас она и сработала.

Вообще-то сигналка срабатывала несколько раз еще до того: вдоль реки в последние дни шныряли какие-то аппараты. Но судя по электронно-волновым образам и внешнему виду, это были земные аппараты, а судя по их действиям, они туда были посланы как раз для защиты семьи моей сестры. Понятное дело, она довольно сильный ученый, опять же муж в чинах, ну а как к детям тут относятся, я уже говорил. Поэтому то, что подсуетились, мне понравилось.

Но вот сейчас творилось что-то совсем интересное. Реально – инопланетная тарелка! Только не летающая, а водоплавающая или даже подводоплавающая! Я уже хотел ее как-то атаковать, да военные и сами справились, любо-дорого было посмотреть! Спеленали как миленькую.

Только вот какое дело: раз эти гады существуют, а я до сих пор не воспринимал их всерьез, то мне очень и очень пригодится такой аппарат для исследований. Я уже немного глянул информацию в инете, что-то мне не нравится, как эти япономатери себя ведут. Кстати, активировал я тот искин, что был встроен в БУНИК. Ничего так, прикольный. Не такой удобный, как мои инфомагические, но сгодится. Решил оставить его в хозяйстве, особенно когда узнал, что в нем есть нечто вроде знакомого мне фактографа, только более продвинутого. Как мне кажется, он даже в чем-то посильнее восстановленного мной в биокомпе варианта. Сложно оценить, поэтому решил посмотреть, как он работает для сбора нужной информации. Позже гляну алгоритмы, может, смогу перенести к себе, все равно у меня инфосерверы помощнее на порядок будут. Поэтому, едва увидев это чудо инопланетной мысли, сразу отправил команду Кроту (дал искину такое имя) собрать всю доступную информацию по инопланетянам.

А дальше была игра «поймай мыльный пузырь». Хрен бы у меня что вышло, тем более удаленно и так быстро, да только тот аппарат, что уволакивал тарелку, пролетел рядом с моим датчиком на воздушном элементале, который снимал и уточнял частотно-волновые характеристики местности. Поэтому технично подвести элементаля к аппарату было несложно. Потом какое-то время, достаточно долгое для меня, так как работал удаленно, я создавал телепортационную сферу вокруг тарелки. Можно было и дверь впереди корабля поставить, чтобы добыча четко в нее попала, но боялся, что корабль может изменить движение, дернется и порежет мне тарелку. Сложность еще заключалась в том, что телепортационная сфера тут не очень подходила по форме. Тарелка-то плоская и крепилась верхней частью к транспортеру. Если взять в сферу, то она просто захватит и транспортер, поломав его. В общем, с трудом получилось деформировать сферу по форме тарелки, но вышло с дефектом: полная прозрачность и проницаемость купола сломалась, и на месте тарелки образовалось что-то невнятное, растекающееся, подобно воде, искажающей свет. Но это быстро промелькнуло, может, и не заметят. А если и заметят, то пусть ломают голову, черт с ними!

Тарелку я поместил в большую пещеру, вернее, в полость в скале, которую обнаружил за своим домом некоторое время назад.


Элхор

– Алиела?

– Да?

В душе раскрылся маленький цветочек интереса и доброжелательности, пришедший через систему связи от сестры.

– Что-то серые и эридяне засуетились. Присмотри за ними. – Элхор задумался.

– А ты куда-то собираешься? – спросила девушка, переводя нужные потоки информации с систем брата на себя.

– Да, хочу слетать к кораблю землян, что-то мне неспокойно.

– Думаешь, серые попробуют на них напасть?

– Вполне возможно, вероятность достаточно высока. Если центаврийцы поделятся с ними актуальной энергокартой звездной системы, как обещали, и, хуже того, будут это делать постоянно, серые смогут достаточно быстро находить землян.

– Я все-таки не понимаю мотивы центаврийцев, – нахмурилась Алиела. – Они ведь провоцируют накопление напряженности!

– Я тоже так думаю. – Элхор слегка наклонил голову набок, будто прислушиваясь к чему-то. – Полагаю, что мы вписаны в их уравнение, поэтому спокойно можем действовать согласно своим принципам и намерениям.

– Ну ладно. – Алиела легким мысленным усилием переключила внимание на информацию, поступающую с систем брата. – Ты лети, я справлюсь.

– Не сомневаюсь, – улыбнулся Элхор, и его корабль исчез с бархатной ткани космоса, украшенной мелкими драгоценными светящимися точками.


Ник

Эх, красота!

Я сидел на каменном уступе, вырастающем из стены, и смотрел на освещенную мной большую пещеру, внутри которой расположился инопланетный корабль. Ну или какой-нибудь модуль, предназначенный для планетарного использования, не знаю. В камне скалы присутствовали какие-то минеральные вкрапления, и из-за этого все вокруг сверкало и переливалось, а по центру лежала эта тарелка.

Зрелище завораживающее. Ну и мистическое – меня всегда захватывали рассказы об инопланетянах, полетах в космос и прочие околопришельческие фенечки. Конечно, после стольких приключений, гномов, эльфов и прочей фэнтезятины интерес уже не такой сильный, но все равно цепляет.

На самом деле это не та пещера, куда я сначала перенес корабль и оставил, не снимая транспортировочного кокона, из которого не мог наружу пробиться никакой сигнал. Тем временем с помощью земного элементаля сделал вот этот, уже второй зал на глубине где-то километра. В принципе ничего страшного я не видел: порода скальная, стены укрепленные – и проплавленные, и прессованные, и укрепляющей сеткой зафиксированные, воздух под нужным давлением закачан. Температура поддерживается. А попасть сюда и выйти отсюда – только через телепорт. Ну и всякие энергетические спектры перекрыл. Чтобы наружу никакие сигналы не уходили. Конечно, не так, как в идеальной защите, но все же. Пожадничал – повесил на эту энергетическую пелену инфокомп, ибо инфосерверы пока все заняты, а отнимать у них ресурсы не хотелось, но вроде должен справиться.

Вот сижу и думаю, что делать с аппаратом. Внизу к нему все так же присосан земной аппарат, который, собственно, и выключил тарелку, как я понял. Поэтому снимать его я не стал. Пусть держит. Но надо свою держалку придумать, а то неизвестно, сколько эта проработает.

Обошел скособоченную из-за прилипалы внизу тарелку по кругу, касаясь ее руками. Гладкая поверхность, пальцы скользят. Тишина немного давила, поэтому я включил тихую приятную музыку, и сразу стало легче. Ну и осознание того, что находишься на такой глубине, несколько нервировало. Безосновательно, как я считал, но все-таки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7