Анджей Ясинский.

Ник: Ученик мага. Стихийник. Админ (сборник)



скачать книгу бесплатно

Мы с Умником постарались отсканировать демонов как можно быстрее. Надо ведь было еще подчистить те моменты, которые демоны потенциально могут вспомнить под гипнозом (например, тот косяк со вторым магом). Поэтому мы прочитали только события последнего дня. Закончив скан (про себя вздохнул, глядя на магов, жадность взыграла – такой материал, весьма полезный для нас, пропадает в их головах!), я зачистил все следы. Не только свои, но и демонские. Затем включил пробуждение, чуток подождал, пока подействует, и побежал в сторону уже движущейся к месту битвы группы дознавателей из гильдии магов.

На полпути к дознавателям я скастовал с помощью Умника несколько бесполезных огненных и эльфийских плетений, заставив их свернуть в сторону и проверить, что же там происходит. Демоны пришли в себя и, поняв, что стычка закончилась, а здесь вот-вот появится гномья стража, немедленно ретировались в сторону своего посольства. Я же пробежался назад, к дому Лотколба, и чуть дальше от него, в сторону демонов, и затер на бегу следы аур демонского отряда, благо Умник растянул плетение-затиралку в ширину на четыре метра. Надеюсь, демоны успеют удрать, и не будут рассказывать дознавателям про одного типа, их всех сделавшего. Архимаг уж точно поймет, кто это затеял, если что-то подобное услышит от своих подчиненных. Не надо ему давать дополнительные рычажки против меня. Я ведь тут наверняка нарушил не один закон.

До дома я добрался только через час, на всякий случай немного побегав по городу и зайдя в Васину хату со стороны другой окраины. Во избежание, так сказать… Я вошел в комнату и свалился на кровать прямо в одежде. Ноги уже совсем не держали, и глаза закрывались. Попытался заставить себя анализировать просканированную и подслушанную (Аправадина я не забыл снабдить «жучком», как, впрочем и Лотколба) информацию, но где уж тут сосредоточишься. Смысл полностью ускользал, я слишком устал. В итоге я плюнул на все, кое-как стащил с себя амуницию, бросил ее возле кровати и отрубился.


Балаватх

Ну ни минуты покоя! Только Балаватх уснул после тяжелейшего магического эксперимента, как недовольно загудел амулет магосвязи.

– Мах! Чтоб тебе вечно гореть в жерле вулкана! Какая молния выжгла твой разум? Быстро говори, что тебе надо, пока мое терпение не превратилось в пепел! – Главный аналитик Лиги прервался, набирая в легкие побольше воздуха, чтобы продолжить облаивать так некстати разбудившего его друга и коллегу. Он еще много чего собирался рассказать тому о его интеллектуальных способностях, правилах приличия и прочее. Обычно Балаватх не позволял себе таких вольностей. Но не сегодня. Когда словно расплющен каменным обвалом, словно прожарен на углях и при этом дико хочешь спать, какой тут самоконтроль? Однако Махас его прервал:

– Прости, Бал, что разбудил, но у нас чрезвычайное происшествие. Нужно твое присутствие.

– Ладно. – Балаватх с силой растер свое лицо. – Что еще случилось?

– В дом Лотколба пробрался какой-то маг, вот.

В результате я с утра принимаю в посольстве дознавателей и разгребаю то, что натворили Аправадин с дежурной сменой.

– Не понял, какая связь между Лотколбом, Аправадином и дознавателями?

– Давай просыпайся и приходи, – хмыкнул Махас.

– Стой! С Лотом все в порядке? – наконец сообразил задать главный вопрос Балаватх и быстро стал собираться.

– Жив твой гном, жив, – проворчал собеседник. – Судя по всему, его усыпили, и сделали это мастерски. Проснулся он, только когда дознаватели, не дождавшись ответа, с некоторыми неприятными для себя последствиями пытались войти в дом. – Из амулета донесся смешок. – Вот и представь: если дознаватели не смогли войти, то каков уровень того, кто разжег этот пожар? Лот сказал, что часть ловушек просто не сработала, какие-то были деактивированы. Сигнальная сеть где-то выключена, а где-то или снова включена, или почему-то не прореагировала на вторжение. Лот до сих пор ходит пришибленный. А если учесть его параноидальный характер… Сам понимаешь, какой это удар по его самолюбию.

– А что дознаватели?

– А что они? Попытались прихватить его как возмутителя спокойствия, но уж слишком очевидно, что именно он стал жертвой. В общем, пока отбрехался. А вот к нам цепляются.

– Ладно, что там натворил Аправ, потом расскажешь, на месте. Я скоро буду.

Балаватх дал себе еще двадцать минут, в течение которых успел размять мышцы, закачать в ауру ударную дозу магии огня из накопителя и помедитировать, приводя в порядок ментальное тело.


– Благодаря амулетам теплового зрения воины обнаружили противника, удирающего под пологом невидимости, и попытались его задержать. А маги использовали самые мощные плетения из тех, что имеют в своем арсенале. Странно еще, что не сообразили пустить их в сторону гномьей магической гильдии, – ядовито сказал Махас. – Или не успели. Беглецу, похоже, это не очень понравилось. Он, вместо того чтобы скрыться, надавал всем по заднице. Как детей сделал! В меньшей степени руками-ногами, в большей – магией, в конце концов выведя всех из битвы с помощью хитрого плетения. Причем неизвестного. По описанию я тоже не смог понять, какого.

Балаватх с невозмутимым выражением лица слушал доклад.

– Все живы?

– Да. Но пока немного не в себе.

– Что они сказали дознавателям?

– Ничего, – проворчал Махас. Он уже стал успокаиваться. – Все успели скрыться, как только очнулись.

– Плохо, очень плохо. Вряд ли они успели хорошо затереть следы, – задумчиво проговорил Балаватх.

– Да нет, – Махас махнул рукой, – тут пока все хорошо, хоть и непонятно. Кроме зафиксированных следов огненных плетений, против нас ничего у дознавателей нет. Вот это-то и непонятно. Судя по всему, следы аур затер противник. Не только свои, но и наших воинов. Не поленился сбегать к посольству.

Балаватх недоуменно покачал головой.

– Более того, – продолжил Махас, – он скастовал фонящие эльфийской и огненной магией плетения – обманки, заставившие дознавателей сделать крюк, в результате чего наши и успели скрыться. Правда, Аправа на руках несли, он до сих пор не очухался. Да и остальных сильно помяли, целители сейчас ими занимаются. Дознаватели пока не могут разобраться, что произошло, но думают, что у нас случилась стычка с эльфами. По крайне мере, Торвина тоже к себе вызвали. Что думаешь?

– Не знаю, Мах, – задумчиво проговорил Балаватх. – Единственное, что приходит в голову: противник не считает нас врагами, потому и решил минимизировать нанесенный ущерб как в плане живой силы, так и репутации. Наверное, чтобы мы его не так активно искали и мстили. Ладно, все это пока недоказуемо. Зови сюда Лота и второго мага. Кстати, кто там был?

– Ты его не знаешь, – сказал Махас, направляясь к выходу. – Так, обычный дежурный маг, приписанный к посольству. Через час они будут здесь. Я подойду попозже, как только закончу с дознавателями.


Через час все собрались в апартаментах у Балаватха и стали подробно разбирать события. Из беседы ничего нового к сказанному Махасом Балаватх для себя не вынес. После этого перешли к обсуждению мотивов и магических способностей вторженца.

– Он был силен, не меньше чем мастер боевой магии. Не знаю даже, как ему так легко удалось пробить поставленную мне маханийа Махасом, гроссмейстером боевой магии, защиту, – сдерживая гримасу боли, уважительно посмотрел на Махаса Аправадин. Он немного пришел в себя, хотя до сих пор испытывал жуткую головную боль, тошноту и головокружение. Кроме того, он еще плохо слышал и потому говорил (как это часто бывает при подобных контузиях) преувеличенно громко. Целители обещали полностью вылечить его, но потребуется время. Несмотря на скверное самочувствие, Аправадин настоял на своем участии в обсуждении. – Но у нас все-таки были шансы. Ах, если бы я успел выпустить свое плетение первым, до его магического удара…

– У вас не было ни малейшего шанса! – резко перебил его Балаватх. – Радуйся, что он решил с вами поиграться, а не позорно вырубил в первую же секунду столкновения!

– Поиграться? – недоуменно переспросил Аправ.

– А зачем, по-твоему, он схлестнулся с бойцами врукопашную? Ему ведь достаточно было устранить их магией? Или он не настолько силен, как ты говоришь?

– Ну, я думаю, что поддержание полога невидимости у него отнимало много сил, вот он и…

– Ты продолжаешь меня разочаровывать, возможно, скоро мне придется искать себе нового секретаря, – мягко произнес главный аналитик. Аправадин нервно сглотнул. – К твоему сведению, если ты почему-то этого не знаешь, полог невидимости требует не столько силы, сколько серьезной концентрации. А именно концентрацию, участвуя при этом в драке и параллельно создавая магические плетения, сохранять крайне сложно. Это-то и говорит о том, что он игрался с вами. Скорее всего, вторженец просто проверял магическую модификацию своего тела в боевых условиях. И, надо сказать, ему это с блеском удалось. Нет ничего желаннее, кроме, конечно, неограниченного продления жизни, для двуглазых мастеров и гроссмейстеров-целителей, нежели улучшить свое тело так, чтобы без проблем одолеть тренированного демона-бойца или даже нескольких. Мы, демоны – эталон, на который равняются. В то же время целители больше других магов ценят свою жизнь. Следовательно, идя на рукопашный бой, чужак был абсолютно уверен, что контролирует ситуацию и может в любой момент всех вас ликвидировать одним движением брови.

После этих слов все в комнате сидели как пришибленные.

– Я попрошу вас еще раз обдумать ситуацию, вспомнить малейшие детали. Все, что вспомните, – запишите. Лот, – Балаватх обратился к единственному в комнате гному, – от тебя я тоже жду результатов. Проанализируй, каким образом он смог обойти твою защиту, результаты также предоставь мне в письменном виде.

– Сделаю, чего уж там, – проворчал недовольный гном.


Вернувшись к себе, Балаватх продолжал думать о происшествии. Он никак не мог понять, откуда прилетела такая плюха. Большинство вариантов сразу отметалось: вторженец – точно человек. Роста он был явно не гномьего. Воины, пусть и не видели его, но во время боя «прочувствовали». А кто еще, кроме человека и гнома, может использовать магию земли во время боя и вскрытия защиты дома мага-артефактора? Эльфы сразу отметаются: они никогда не нанимают людей, гордые больно. На агента Дворца тоже не похож. Те либо перебили бы, либо, что более вероятно, просто опозорили бы демонский отряд, оставив их валяться на месте в отключке. Следы демонов они бы уж точно не зачищали. Артефакторщики конкуренты? Убивать Лота явно никто не собирался, никаких артефактов унесено не было, ни из дома, ни из мастерской. Да и вообще, если нужны артефакты, зачем лезть к хозяину в спальню? В этом случае главная цель – мастерская. К тому же, судя по характеру всего происшедшего, действовал маг-одиночка. Причем без помощников. Какой-то личный интерес?

И все-таки, зачем он сунулся непосредственно к Лотколбу? Остается единственный вариант – ментальный допрос. Усыпил-то чужак гнома очень качественно. Даже дознаватели не могли до того добудиться. Получается, маг-чужак решил использовать распространенный, но очень сложный в исполнении прием – из состояния сна перевести жертву в состояние отвечающей на вопросы куклы. После этого он собирался воспользоваться природным (а значит, неотслеживаемым при осмотре целителем) механизмом стирания воспоминаний. Это можно сделать, прогнав мозг пациента через все стадии сна в правильной последовательности. Человек явно торопился. Лезть в защищенный дом гроссмейстера артефактной магии – огромный риск. Их проще брать и усыплять вне мастерской и дома, вдали от источников их могущества – многочисленных амулетов и защитно-сигнальных систем.

«А, собственно, зачем чужак это все затеял? – размышлял Балаватх. – Почему он действовал так спонтанно и рискованно? Кроме нашего эксперимента, ничего в голову не лезет. Человек-то, как минимум, мастер «скрыта» и вполне мог следить за нами. А если учесть продемонстрированные чужаком блестящие способности по вскрытию защит… Он вполне мог пробраться на территорию поля, несмотря на все меры предосторожности. Понаблюдал за нами и испугался. Причем вторженец испугался настолько, что тут же пошел на небывалый риск, дабы раздобыть подробности об увиденном. Все участники эксперимента были рядом, и все хорошо защищены. Подобраться к нам шансов у него не было, вот и решил взяться за моего друга, резонно предполагая, что именно Лот делал для нас защитные амулеты. О нашей с ним дружбе ведь многим известно. Пусть так. А что человек будет делать дальше? Допросить Лотколба он явно не успел. Следовательно, будет продолжать нервничать и рисковать. А почему, собственно, увиденное могло его так испугать? Решил, что действие направлено против него? С чего бы? Или просто не любит подобной активности у себя под боком? Но тогда он должен быть в тесной связи с гномами. Иначе какой резон так рисковать ради них? Но тогда зачем он прикрыл побитый отряд от дознавателей? Что-то я совсем запутался. – Балаватх потер глаза и решил зайти с другого конца. – А что если просто поискать вторженца среди магов? Среди живущих здесь или только что прибывших в столицу на торжества? – подумал Балаватх. – Его возможности известны. Такому магу сложно остаться незамеченным и никак не проявлять себя».

Он запросил у секретаря список сильнейших магов, которые находились на данный момент или в самой гномьей столице, или недалеко от нее. Обдумав все возможные кандидатуры, Балаватх так и не нашел потенциального кандидата: у одного не было мотива, у другого не хватало магических навыков в той или иной области, третий приехал со своими учениками и уж точно не стал бы действовать в одиночку. Похоже, маг явно был не из официально приехавших или живущих в столице. Во всяком случае, всех своих регалий и мастерских званий точно не регистрировал. Получается, это кто-то, прибывший инкогнито. И как такого искать? Хотя… Неожиданная догадка мелькнула в голове у Балаватха.

«А почему это не может быть тот парень с выступлений – Ник? Что я о нем знаю? Уровень понимания магии, особенно теоретической, очень высокий. О навыках в практической части сложно что-то сказать. Есть подозрение, что он сильный целитель с модифицированной аурой. Виден высокий уровень наполняемости ауры силой. А остальное? Полная неизвестность. Никакой тебе защиты, ни обычной, ни ментальной…»

Аналитик гильдии погрузился в легкую медитацию и попытался вызвать ощущение неправильности, которое у него до конца так и не пропало после сделанного вывода о модификации тогдашним собеседником своей ауры. Покрутив его так и эдак и одновременно вспоминая ауру Ника, главный искатель Лиги наконец-то понял, что упорно ускользало от его внимания: в ауре Админа были какие-то очень маленькие магические крошечные кляксы, перемещающиеся по ауре вроде бы хаотичным, но явно целенаправленным образом. Правда, иногда они пропадали или менялось их количество.

«Вот, похоже, и защита, которая как бы отсутствовала. Или заготовка для защиты, если мне все это не померещилось, – подумал Балаватх. – Недаром он не переживал, когда я усилил защиту, а ему за спину заходил мой телохранитель. Но не похожа эта конструкция на плетение защиты, она вообще ни на что не похожа, – критично рассмотрел свою догадку Балаватх. – Может быть, это какой-то подвижный саморазворачивающийся каркас, на который за считанные мгновения можно натягивать специальные, заранее заготовленные плетения? В общем, тут нечего гадать, нужно повстречаться с Ником еще раз и как следует рассмотреть ауру. Возможно, удастся даже уговорить его скастовать пару плетений.

Кстати, а отчего я все по защите и по защите уровень оцениваю? – размышлял Балаватх. – Мастер-целитель я или кто? – Главный аналитик Лиги снова погрузился в воспоминания и сделанные на их основе выводы. – Ментальное тело у Ника очень мощное, такие бывают у астральщиков и менталистов. Но характерных соответствующих профессиональных признаков в нем не заметно. Однако ментальное тело и впрямь развитое… Есть какие-то неизвестные мне области, да и известная часть ауры местами вела себя нетипично – кое-какие изменения появлялись как бы из ниоткуда. Вполне возможно, представитель редкой оригинальной школы… Сопряженные с магическим слоем места ауры выглядят достаточными, чтобы работать с сильными энергетическими потоками, однако не выделяются какие-либо специально тренированные области. Если Ник – серьезный стихийник, то это нормально. Они всегда работают всей аурой в комплексе, и потому она у них развита равномерно. Но если Ник – это тот взломщик, то он, как минимум, мастер-артефактор. Но тогда почему у него не развиты специфические для сильного амулетчика аурные части? Ладно, так можно гадать до бесконечности. Скоро состоится прием, там мы Ника и проверим…»

На том и порешив, демон пошел отсыпаться, отложив все вопросы на потом.


Ник

Выспавшись и отдохнув, я решил зайти к их’Гренадирам. Нужно было проведать пациентку. Родственники девочки встретили меня приветливо и сразу повели к Лине. Сорина и Сола с восторгом показали начавший отрастать пальчик. Он был совсем маленький, красный. Через полупрозрачную кожицу были видны суставчики и пульсирующие сосудики. Неприятное зрелище. Брр… Но самое главное – рос же. Я внимательно осмотрел пациентку, ванночку, воду в ней и лечащий амулет…

И похолодел. Вовремя я пришел. Что-то не так было с кристаллом. Защита от обычной немагической энергии, которую он впитывал, почему-то стала расползаться. Еще несколько часов, а потом… Может, «бум», а может, суп из гномихи, а может, и ничего… Я почувствовал себя весьма неуютно. Но показывать свое состояние их’Гренадирам было нельзя. Пациент и его родственники должны верить лекарю, иначе плачевные последствия неизбежны. А какая может быть вера, если рассказать, что все они едва не отправились на небеса? Я заставил себя принять уверенный вид и быстро все поправить. На всякий случай мы с Умником укрепили защиту дополнительным уровнем устойчивости. М-да уж… Доверил бы я свою дочку лекарю для такого опасного лечения, которое к тому же проводится экспериментальным образом, и дочка – один из первых пациентов доктора? М-да, вопрос риторический…

Расслабившись и вздохнув с облегчением (про себя, разумеется), я огляделся. Ух, ты! Вокруг была куча отпечатков разных магических аур, которые не принадлежали семье их’Гренадиров. Вот не было печали.

– А что за люди в комнату заходили? – нахмурившись, спросил я. Бесцеремонный народ. Из уважения ко мне могли бы скрыть отпечатки своих аур, однако нет же. Ладно, пусть их. Зато сейчас я уверен, что по крайней мере три чужака здесь точно побывали. Их отпечатки аур мне незнакомы.

– Да, были тут, – неохотно ответил Бринхорт. – Начальник охраны вызвал из гильдии целителей, чтобы посмотрели, что ты тут устроил.

Я хмыкнул.

– Ага, лечить девочку, значит, нет времени и возможности, а проверять – сразу аж трое тут как тут… Ну и как?

Бринхорт в ответ улыбнулся.

– Сначала, не разобравшись, кричали, что это шарлатанство. Виданное ли дело – лечить такие сложные ранения в соленой воде… А потом, как увидели результат, быстро засобирались домой.

– И что, даже не попробовали разобраться? – удивился я.

– Ну, – Бринхорт пожал плечами, – что-то там мудрили, но не разобрались, насколько я понял.

– Мудрили, говоришь… – Я обеспокоенно посмотрел на ванночку с лежащей там девочкой. Интересно, а не сбили они мне защиту? Понять вряд ли что поняли, но нарушить работу вполне могли. Я еще раз просканировал работу всей системы в целом. Нет, вроде все нормально…

– Что-то не так? – встревожился Бринхорт.

Я медленно покачал головой.

– Да нет, все нормально. Вы знаете, у детей очень чуткий сон. И Лина тоже, хоть и не осознает и потом вряд ли вспомнит, но слышит все, что происходит поблизости, и впитывает, как губка. И если вокруг крики, склоки, ругань, то, сами понимаете, это не самая лучшая обстановка для быстрого и полного выздоровления. Поэтому не стоит лишнюю публику пускать к ребенку. В комнате всегда должна быть спокойная доброжелательная атмосфера и любящие внимательные родственники. И разговаривайте с ней: говорите ласковые слова, сообщайте время от времени хорошие новости, рассказывайте сказки. Быстрее выздоровеет. А особо наглых любопытствующих, пусть и магов-целителей, гоните в шею. Мало ли что…

Отец девочки кивнул.

Возвращаясь домой, я специально сделал крюк, чтобы немного развеяться и набраться новых впечатлений. Я шел по улицам, где до этого не был вовсе или бывал мимоходом, и разглядывал дома по обеим сторонам. На глаза попалась вывеска магазина, где продавалась одежда. Я резко остановился. Екарный бабай! У меня же завтра прием у демонов! В чем идти? А Криса? Есть ли у нее соответствующая одежда? Я решительно толкнул дверь магазина.

М-да… целый час возни, совместных копаний вместе с продавцом в различных вещах – и ничего стоящего. Единственное, против чего не устоял, – мягкие полусапожки, по удобству почти равные моим кроссовкам. Но в моих ежедневных тапочках на приеме будешь выглядеть как идиот. Все-таки там праздник будет, а кроссовки – потертые и слишком будничные. Полусапожки – совсем другое дело. Ну а женские одежки в магазине – полная ерунда. Криса бы в них точно не смотрелась. Они сидели бы мешковато, превратив девушку со стройной фигуркой и красивыми ножками в какую-то деревенскую простушку. Впрочем, у гномов все-таки не такие обычаи, как у меня дома, на Земле. Здесь спокойно относятся к тому, что женщина в повседневной жизни ходит в одежде, подчеркивающей ее стройность и красоту. Разрешается даже умеренно обнажать верхнюю часть тела. Но женский туалет, предназначенный для официального мероприятия, должен полностью закрывать все тело, кроме ладоней и головы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19