Анджей Ясинский.

Ник. Стихийник



скачать книгу бесплатно

Я выкопал в центре арены небольшую яму, установил в ней плетение с активацией по таймеру приблизительно через минуту, аккуратно положил туда булыжник весом несколько килограммов, включил защитный купол и пошел на ближайшую трибуну. Находиться поблизости от летающего булыжника было стремно. Н-да… очень правильно поступил! Мало того что каменюка мгновенно оказалась в воздухе, со скоростью пули взлетев вверх, но почему-то и грунт вдоль стенок ямы брызнул в стороны с такой силой, что я даже испугался, как бы не пробило защитный полог. Ямища образовалась… Нехилая там взорвалась «кучка толовых шашек»! Я снял купол. В воздухе распространилась жуткая пыль и вонь. Стало трудно дышать. Ну ничего, приятель-элементаль тут же развеял эту гадость свеженьким ветерком. Я посмотрел в яму. Н-да… Переполненный накопитель разрядился мгновенно! «Не левитация, а граната. Не хотите ли покататься на пушечном ядре?» – подумал я. Нет, так дело не пойдет! А добавим-ка в плетение блок, регулирующий процесс передачи энергии (я подсмотрел его в памяти Лотколба). Успешно: результат в виде двухминутной работы плетения в точности соответствует смоделированной на компе ситуации с внесенными поправками. Но эффект – всего-то парочка парящих над землей камней не более чем на двухметровой высоте! Н-да, в точку фокуса таким образом явно не долетишь.

Засыпав яму и прибравшись на полигоне, расстроенный, я пошел отмокать в озерце. Погода была чудесная, вода приятная, на небе ни облачка. Я расслабился, успокоился и постарался более осмысленно взглянуть на результат. «А что, собственно, произошло? – пришла мысль. – Ну не получилось пока, что поделаешь. И идей, к сожалению, никаких нет».

Программирование – профессия творческая. Почти для любой проблемы находится не менее дюжины способов решения. А иногда можно и нужно скорректировать исходную постановку задачи. Конечно, существует технология разработки и так называемые кодеры, которые пишут код, не отклоняясь от задания ни на миллиметр. Но мы не о них, бедных маленьких винтиках технического прогресса. Я имею в виду других работников клавиатуры, мышки и сканеров мысленных импульсов. Тех, кто, поняв реальные потребности заказчика, сам себе может поставить задачу, выбрать методу ее реализации, разработать интерфейсы и необходимые алгоритмы, построить архитектуру классов, типов, объектов, протоколов сообщений между модулями и реализовать все это добро в коде. Добиться не только того, чтобы оно заработало достаточно эффективно, но и было удобно в использовании людьми, не знакомыми с программированием. Вот нам часто приходится творить похлеще, чем какому-нибудь живописцу. И в самом деле, каков инструментарий художника? Всего лишь холст, кисти, краски и собственное воображение.

Инструмент известен в течение нескольких тысяч лет и за все это время не изменился. Рисовальщик оканчивает в юности какую-нибудь Строгановку и потом в меру дарования, отпущенного ему Господом, всю жизнь малюет холсты, добиваясь, чтобы его художественные способности соответствовали заявкам его воображения.

Изучать ему ничего при этом не надо. Только лови моменты «божественного откровения» и воплощай в картинах. Житуха! А настоящий разработчик программного обеспечения живет постоянно в аморфном мире, где ежедневно меняется очень многое, да и он сам не стоит в стороне от прогресса. При этом часто приходится не только рисовать самому «морду» очередной программульки, но и подбирать инструменты (средства разработки, язык, библиотеки…) для создания, а также решать, которые из них следует доизготовить. Так кто больший творец? Универсальный программист или какой-нибудь там художник?

И вот творец столкнулся с очередным серьезным затыком, и нет никаких идей по преодолению препятствия. Что делать? Нередкая ситуация. И тут можно поступить по-разному.

Кто-то «подстроит» исходные условия и поищет обходной путь. Ведь обычно нет требования сделать именно то, что указано. Как правило, нужно создать некий софт, решающий определенные проблемы заказчика. И заказчику важно, решает ли этот софт его задачу, а действует ли он самым оптимальным способом – дело десятое. Так что поле потенциальных решений очень широкое.

Другой принимается интенсивно копать теорию, ища в нужных книгах некое откровение, которое поможет идти дальше. И порой находит.

Третий начинает детально проверять уже проверенные идеи, ища какой-либо пропущенный полезный тоненький нюансик. И кстати, довольно часто ему везет.

А по-моему, нет лучшего способа найти решение сложной проблемы, чем немедленно сделать перерыв и постараться переключиться на другие, более легкие дела, по возможности лежащие в окрестностях решаемой задачи. Зачем? Фишка в том, что человеческий мозг – это вовсе не стандартная машина фон Неймана, которая дедуктивным методом последовательно вычисляет те или иные логические утверждения и на основе результатов делает выводы. И это не машина потока данных, прокачивающая спеллы через иерархическую сеть по мере их разрешения. И даже не нейронная сеть, хотя нейроны в мозгу, разумеется, есть (биологические нейроны и узлы математической нейронной сети – это совершенно разные штуковины, хотя и с похожим названием). Все и проще, и сложнее. Сложнее потому, что мозг умеет работать и в режиме машины потока данных, и в режиме нейронной сети (а уж о машине фон Неймана и говорить нечего), причем этих «машин» одновременно может работать довольно много. А проще потому, что на самом деле в этом биологическом компьютере существуют всего два главных процессора – сознание и подсознание, а остальное – обычные фокусы типа многозадачного запуска приложений. Сознание работает, когда мы думаем, оцениваем ситуацию, выбираем новые пути решения тех или иных задач, а подсознание размышлениями не занимается. Его работа – помочь индивидууму выжить в окружающем мире, сохранить его место в этом мире и отразить непосредственные угрозы данному существу. Подсознание – это рефлексы, инстинкты, интуиция. Однако мало кто понимает, что это тоже процессор. Причем, что удивительно, процессор безошибочный. Если, размышляя над той или иной проблемой, мы легко можем забыть какие-нибудь граничные условия, один или несколько прошлых выводов, то подсознание (в рамках своей компетенции) не забывает ничего – просто не умеет. Его вывод всегда точен и однозначен. К сожалению, наше сознание не всегда удосуживается его «прочитать» и принять.

Интересно, что каждый из нас по своей воле может пользоваться возможностями процессора-подсознания. Что же нужно сделать? Очень просто. Когда человек в течение длительного времени безрезультатно размышляет над некой проблемой, мозг «перегревается» от бурления разных мыслей, а также «криков отчаяния», подавляемых волей. Подсознание постепенно начинает воспринимать все это как угрозу существования организма и включается в работу. Постепенно процессор-подсознание полностью вовлекается в решение задачи и начинает его мусолить параллельно с сознанием, как бы в фоновом режиме. Этот момент наступает тем быстрее, чем сильнее индивидуум желает решить конкретную задачу. И как только вы поняли, что возникла именно такая ситуация, немедленно переключайтесь на другую тему, гораздо более приятную и обязательно требующую как можно меньше вычислительных усилий. Очень полезно пойти лечь спать или заняться настоящей медитацией. Во время медитации или во сне сознание засыпает, а подсознание продолжает неутомимо шевелить своими «шестеренками». Причем гораздо более эффективно, ибо сознание уже не отбирает лишние ресурсы мозга на всякие свои глупенькие идейки.

Взаимодействие сознания и подсознания можно и нужно тренировать. Как? Это тоже давно известно. К примеру, шахматисты уже в течение двухсот лет прекрасно знают, как развить «шахматное зрение». Для этого необходимо глубоко изучать теорию, но при этом как можно чаще играть в блиц. То есть приучить себя полагаться на первое же решение позиции, которое придет в голову. Поначалу окажется сложно и будешь часто проигрывать. Но постепенно мозг приспособится, и «шахматное зрение» (система взаимодействия сознания с подсознанием) разовьется настолько, что играть, полагаясь на интуицию, станешь намного более эффективно, чем когда подолгу раздумываешь над каждым новым ходом. То же самое относится и к любым другим видам интуитивного «зрения». Опытные программисты хорошо знают, что со временем им почти не приходится думать над тем или иным решением задачи, оно как бы появляется само собой, как некое откровение. Порой вы можете увидеть разработчика, азартно стучащего по клавиатуре компьютера, одновременно ведущего весьма информативную беседу с коллегами, параллельно прихлебывающего кофе из чашки на столе, закусывающего бутербродом и издающего ответные вопли на компостирование мозгов стоящим рядом начальством. А вообще, запомните: чем больше решений по жизни вы принимаете на основе того, что первым приходит в голову, тем лучше работают ваши мозги и тем более тонкой становится интуиция.

Но только, разумеется, нельзя перебарщивать. Подсознание хоть и мощнейший безошибочный вычислитель, но штука все-таки довольно глупая. Оно принимает решение исключительно на основании осознанной информации. Да, оно может выправить (и выправляет) какие-нибудь мелкие ошибки на основе избыточных данных подобно корректирующим сверточным кодам, использующимся при «общении» цифровых устройств по проводам, но если инфа изначально будет задана неправильно, то… Все хорошо в меру. Думать очень полезно. Короче, внимательно слушайте свой организм, чутко относитесь к нему – и будет вам счастье.

Философствовать, плескаясь в водичке, вскоре надоело, и я вспомнил о бомбе из плетения левитации, которая рванула на полигоне. А что, если сделать настоящую гранату? Всего-то нужно засунуть магоформу полета в какой-нибудь накопительный кристалл (умеем уже) в неактивном состоянии и придумать схему его развертывания, когда бомбочка попадет в окоп противника. Впрочем, можно ведь сделать и партизанский фугас, подложив изделие в нужное место и установив взрыв по таймеру. Между прочим, «спящая» магоформа полета для чародея лишь незначительная добавка к привычному плетению накопительного кристалла. Представьте: вот поссорился я крепко с архимагом, передаю ему с Васой накопительный кристалл с кучей энергии, и через пару часиков весь дворец взлетает в небо, к демоновой матери. И даже если защитки не позволят разрушить все и тут же локализуют место взрыва, мало точно никому не покажется.

«Фу, – тут же одернул я себя, – что за дурные мысли? Вообще-то никакой я не террорист. Наоборот, ласковый и пушистый человечек. И гномы – мои друзья…» Тут Умник у меня в голове захихикал. Подслушивает, подлец! «Ладно, все равно тебе, приятель, никуда от меня не деться. Так что терпи причуды носителя, а то некий браслетик в ближайшую помойку выкину». Умник изобразил крайний ужас. «А вот прямо сейчас утоплю в ручье», – притворно нахмурил я брови. И тут же мы оба расхохотались.

Ну ладно, шутки шутками, а граната реально не помешает. Я тут же мысленно сварганил решение. В качестве механизма разворачивания плетения взял кусок сигнальной сети, придуманной Крисой. Плетение левитации приводится в действие двумя способами: по факту сильного механического воздействия на кристалл (как в «сонном» изделии, которое довелось испытать на себе мертвителям) и по таймеру с настраиваемой задержкой (заготовка взята из памяти Лотколба). Гоняем результат на модели магии – кайф. При взрыве гранаты гравитация просто бесится, сильные импульсы бьют случайным образом в разных направлениях. Объект, попавший под удар, или разрывается, или плющится и колбасится. Так, вычисляем степени энергетической запитки плетения левитации, соответствующие определенному радиусу воздействия. Вуаля! Для личного потребления лучше не придумаешь. А если еще учесть, что привычный здешний полевой защитный полог гравитации не препятствует (это только защита магических полигонов и нескольких зданий такая крутая), то…

Жаль, больше никому нельзя передать эту штуку. Вредно детям давать в руки опасные игрушки. У лунгрийцев даже ни одной серьезной войны не было, а тут чуть ли не потенциальная атомная бомба по мощности. Но для себя обязательно наделаю этих штучек про запас.

И тут мне в голову постучалась еще одна мысля. Так часто бывает: одна идея тянет за собой другую. Имея гранаты, очень полезно озаботиться и средством их доставки по назначению. В принципе, учитывая силовой всплеск, мне это вовсе не обязательно: и без спецоборудования могу забросить гранату хоть на двести метров. Но концентрироваться и тратить энергию на такую фигню? А если в процессе акции просто не удастся сконцентрироваться? Я тут же при помощи Умника реализовал старую идею насчет рогатки. Хорошая получилась вещь, ничуть не хуже тех, что продаются в наших спортивных магазинах.

«Н-да… – протянул я мысленно, довольный собой. – И почему это постоянно, что бы я ни делал, получается новое оружие?» А между прочим, похоже, любое стандартное мирное плетение не так уж сложно переделать в нечто укорачивающее жизнь. Хорошо хоть местные об этом не очень думают. А я вот вижу сразу. В моем мире способы упокоения навечно ближнего своего развивались в течение многих тысячелетий, причем в первую очередь именно они, а отнюдь не способы повышения урожайности зерновых или выведения более мясистых свинюшек и коровок. Селекцией растений и животных мы стали заниматься серьезно максимум полтора столетия назад, а вот убиваем друг друга… Впрочем, мужчины по природе своей – воины (надеюсь, защитники), тянет нас ко всяким блестящим убийственным игрушкам, как женщин к тряпкам. «Вообще-то, – подытожил я свои мысли бородатой фразой, – подобные желания полезно держать в узде». Умник при этом тихонько хихикнул. Ладно, поехали дальше.

Я вылез из озерца и сразу засел за изготовление только что придуманной гранаты из запасного кристалла-накопителя. Затем при участии Умника создал рогатку и с помощью этого метательного орудия отправил бомбу в середину полигона. Бумкнуло хорошо. Когда поднятая взрывом пыль развеялась, в центре полигона стала видна образовавшаяся глубокая яма. Замечательно! Результат именно такой, какой предсказали расчеты.

А зачем делать много заряженных гранат? Вдруг попадут не в те руки? Не стоит. Мне хватит двух-трех штук в режиме постоянной готовности, а на случай острой необходимости будем держать в котомке заготовки, которые можно быстро превратить в бомбы. Это же относится и к «сонным» кристаллам, то есть «сонникам». Благо они делаются из таких же накопителей, как и гранаты (или «гравий», как я назвал свою бомбу). Правильная мысль! Нужно таскать с собой не одновременно кучу «гравия» и «сонников», а пустые заготовки, из которых по мере необходимости можно клепать требуемое. И если полуфабрикат вдруг попадет в чужие руки, то ничего не случится, пусть себе воришка развлекается. Да и никто внимания не обратит, что заряженные накопители какие-то особенные и чем-то выделяются среди таких же пустых кристаллов. Тоже плюсик – чем неожиданнее будет сюрприз для всяких засранцев, тем лучше.

Не сторонник я метода «иду на вы» и открытого забрала. Наглеца нужно сделать самым эффективным способом как можно быстрее, без всяких политесов и моральных терзаний. Если для этого будет необходимо нанести удар в спину, то я именно так и поступлю. А уж вынуть туза из рукава – вообще самое правильное. А что? Не фиг на нормальных людей наезжать! Живи сам и не мешай жить другим так, как они хотят.

Но может ведь случиться, что по каким-то причинам понадобится сразу много «гравия» или «сонников». А если в сложившейся ситуации еще и не будет возможности уединиться? Не станешь же вставлять в кристалл боевое плетение непосредственно на глазах у магов! Любой секретности вмиг конец настанет. Значит, нужно что-то придумать, чтобы никто из окружающих не понял, что я изготавливаю «гравий» или «сонники». Типа достал накопитель из котомки, сунул куда-нибудь в кармашек у всех на глазах, через секунду достал. Внешне кристалл абсолютно не изменился, но ты-то знаешь, что в руках уже готовая бомба…

Эврика! Нужен какой-нибудь зарядный артефакт по типу шкатулки для замагичивания струн мастера Рема. Выглядеть эта штука должна буднично, как обычный металлический контейнер, в котором может храниться какая-нибудь мелкая ерунда, в том числе и заготовки кристаллов-накопителей. Пристегнул такой пенальчик к поясу и ходишь с ним, доставая время от времени обычные накопители и используя их по мере надобности. Когда контейнер откроется, возможны варианты: если это сделает не хозяин, то извлеченный накопитель будет пустым; если я сам буду доставать кристалл в обычной ситуации, то выйдет заполненный магией земли обычный накопитель; если же я нажму секретную кнопочку, то достану или «гравий», или «сонник». Во как! Я тут же принялся делать эту штуку, благо опыт (шкатулка для мастера Рема) имелся. Единственной сложностью было контролирующее плетение, которое распознавало бы, кто нажимает на секретные кнопки, и если это не тот, кому положено, то изменений в заготовках не должно быть никаких.

«Умник, ты зараза», – подумал я, закончив разработку магоформы. На работу ушло не менее часа, хотя искин уверял, что задача тривиальная. За основу я взял одно из плетений, подсмотренных в защите дома Лотколба. Плетение опознавало меня, любимого, и Крису по ауре (подруге я разрешил изготавливать только «сонные» кристаллы). Систему распознавания сделал на основе аналоговой схемы. Блин, когда уже я сяду за разработку «цифры»? И надо ли? Ладно, время еще не пришло, с текущими делами побыстрее бы закончить.

Контейнер получился крепкий и легкий, размером с ладонь. Стенки из матового монокристаллического алюминия – спасибо Умнику. На лицевой панели незаметные кнопочки-активаторы – выгравированные стилизованные иконки разной степени шершавости, чтобы нужную можно было определить на ощупь. И конечно – радужный дракончик, изображение которого я ставлю на все свои вещи. Пока кнопки только для изготовления «сонников» и «гравия». Но на панели осталось достаточно места для реализации будущих идей. Функциональность будем дополнять. Все плетения относятся исключительно к магии земли. Источник питания – стандартный кристалл-накопитель. Я полюбовался контейнером и подвязал его к поясу за предусмотрительно сделанные небольшие «ушки». Контейнер сел на пояс как влитой, словно там всегда было именно его место. Тем лучше. Буду снимать его как можно реже.

Завершив развлекаловку, я попытался вернуться к анализу плетения левитации. Увы, пока никаких новых идей ни мое подсознание, ни Умник не наработали. Видимо, придется признать свое поражение. Хотя подождем пару дней, вдруг что-нибудь придет в голову. Ну что же, посмотрим, что даст свидание с Васой.

Интересно, а что такое написано в секретных книгах гномов об элементале земли? «Кстати, а что такое, собственно, элементаль?» – неожиданно возникла в голове мысль. Действительно, столько пляшу с духом воздуха, а самого нужного вопроса себе так и не задал. Может, потому у меня пока и не получается ювелирное управление моим приятелем? Ведь совершенно не понимаю, с чем или кем вообще имею дело. «Это важно», – подумал я и немедленно стал разбирать известную информацию с точки зрения поиска ответа на заданный вопрос.

Для начала вспомнилось, что пока я отходил от «подарочка» мертвителей, фактограф показал мне инфу про духов воздуха, извлеченную из книжек Васы. Исходя из этих данных, элементали – полуразумные организмы, живущие за счет вытягивания магической энергии из окружающего пространства. На тот момент это объяснение вполне меня устроило, и копать дальше особого смысла не было. Но ведь лунгрийцы никогда не видели ни программ искусственного интеллекта, ни просто компьютеров! Уверен, что, расскажи я однажды Васе, какую работу выполняет субноут или хотя бы обычная программа – фактограф, тот обязательно сочтет их живыми полуразумными существами. Принципиальной разницы между неживым, но обладающим продвинутой программой слугой (субноут), искусственным, но абсолютно живым мыслящим субъектом (Умник) и обычным животным или человеком для него нет. Лунгрийцы не видели никогда искусственный разум. Более того, они уверены, что подобное вообще не может существовать. Ведь столько поколений магов делали тупых слуг-гомункулюсов, и ни разу у них не получился некто мыслящий.

Но земляне-то и о компьютерах, и об искусственном интеллекте много наслышаны. И для меня все-таки важно знать, с кем в лице элементаля я имею дело. Причем важность не в теории и не в каком-то извечном человеческом стремлении установить некую иерархию подчиненности. Просто понимание сути элементаля определит правила нашего с ним взаимодействия.

На земных улицах нередко можно увидеть, скажем, мопса, гавкающего на собственного хозяина, а то и кусающего его. Это чаще всего не следствие плохого отношения человека к животному. Наоборот, порой владелец холит и лелеет питомца, закармливает вкусностями и исполняет все его прихоти, как будто это его маленький сынишка. Только вот у нормальной собаки любви от этого к хозяину не прибавляется. Наоборот, нарастает злоба и раздражение, особенно у бойцовых пород. Причина: собака – стайное животное. Даже на уровне биологии она не понимает, что такое личность и свобода. Природа ей однозначно говорит, что в стае обязательно должен быть вожак, которого следует слушаться и которому следует во всем подчиняться. Собака должна не просто знать вожака (хозяина), а чувствовать сильный характер своего повелителя ежедневно, по крайней мере в первые годы жизни. Относиться к собаке как к свободному партнеру – человеку – значит издеваться над животным со всеми вытекающими из этого последствиями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8