Анджей Ясинский.

Ник. Астральщик. Том 1



скачать книгу бесплатно

На мне скрестились взгляды всех сидящих. Я же промолчал, не особо понимая, к чему клонит демон.

– Дошло даже до ситуации, когда вот-вот могла вспыхнуть торговая война между эльфами и гномами. Дело в том, что эльфы считались лучшими производителями музыкальных инструментов. Ник же организовал производство одного из самых распространенных инструментов, вернее, его важнейшей части – струн, по качеству звучания намного превышающих эльфийские изделия. И буквально за пять лет спрос на эти инструменты эльфийского изготовления упал практически до нуля. Только вмешательство правителей обеих стран, которые, надо сказать, давние друзья-соперники, позволило прийти к взаимовыгодному решению.

– К какому же? – полюбопытствовал Эндонио, сорвав этот вопрос с моего языка.

– Все просто. Эльфы делают сам инструмент, гномы – струны. Надо сказать, качество только повысилось, так как придавать дереву нужные функции, обрабатывать его лучше эльфов никто не может.

– Интересный рассказ. И что же Никос? – Эндонио покосился на меня, как и остальные.

– А ничего. Сейчас он, думается мне, далеко не самый бедный человек. Вот только пропал он тогда на долгие годы.

Я пожал плечами:

– Неудачный эксперимент.

– Бывает, – кивнул демон.

– Ну и как там поживают Руархид, Васа, Тир, Криса? – Последнее имя я назвал с легкой дрожью в голосе. Надеюсь, Карина не заметила.

Балаватх повернулся к хозяевам дома:

– Для полноты картины поясню, о ком идет речь. Руархид – архимаг гномов. С Ником у них возникло некоторое недопонимание, но по факту ничего плохого архимаг против тебя не имел. – Я лишь усмехнулся. – У него все нормально. Он все так же руководит гномами, как и прежде. Васа их’Васандир, учитель Ника, – продолжал раскрывать мою подноготную демон, – удалился от дел и куда-то уехал. Говорят, он построил где-то в горах домик и спокойно себе живет. Но мне кажется, Васа пишет научные книги и проводит разные опыты. Такие люди просто так сидеть без дела не могут.

Я кивнул. Да, я чувствовал, что Васа хоть и был другом архимага, но был недоволен проводимой тем политикой. Ну а поделать ничего не мог, вот и решил просто уйти от проблем. Может, действительно возраст уже, хотя он был еще довольно крепким.

– Хотелось бы мне встретиться с этим Васой, – вдруг подал голос Лулио. – Просто интересно стало, – ответил он на вопросительные взгляды. Забавно, чародей за все время рассказа смотрел рассеянным взором куда-то вдаль, как бы отсутствуя. Что это с ним?

– Криса же… – К счастью, тут демон то ли в силу тактичности, то ли по иным причинам не стал упоминать, кем мы приходились друг другу. – Стала довольно важной персоной. За десять лет она смогла подняться и не только заменить Дитрию как главу интеграционного направления, но и серьезно преобразовать методы обучения. Она совместно с эльфами организовала университет интеграционной магии, где преподают и гномы, и эльфы. Также там есть и люди-универсалы. Как ни странно, в этом ей помогла Эль, принцесса светлых эльфов.

– О как! – пробормотал я.

Балаватх же с легкой улыбкой посмотрел на руку Карины, куда выглянула любопытная мордочка ее Шустрика.

Кажется, я начинаю кое-что понимать.

– Да, у них нашлось много общего. Кстати, Эль вышла замуж за принца дроу.

– Да вроде она совсем молодая для этого была? – удивился я.

– Ну, в районе сотни лет, сколько точно, я не знаю. Действительно молодая. Но политика практически никогда не минует высокородных.

– Сто лет – молодая? – изумилась Карина, слушающая демона чуть ли не с открытым ртом.

– Милая Карина! Эльфы – весьма долгоживущие… хм… люди. Сто лет для них – юность. Я точно знаю, что среди них есть и такие, кто дожил до тысячи лет!

Эндонио покрутил головой, Лулио слегка улыбнулся. Шойнц – сама невозмутимость, только глаза очень внимательно смотрят на демона. Лишь Карина – сама непосредственность, и изумление на ее лице самое настоящее.

А меня интересовало даже не то, что говорит демон, хотя и это, конечно, а то, почему он все это говорит? Ведь ясно, что от всего рассказанного возникнут только новые вопросы. Или он на то и рассчитывает, а я тут в качестве весомого подтверждения того, что это не сказки? И вообще, может, я не хочу, чтобы о моем прошлом знали? Но Балаватх очень умный демон, просто так не стал бы влезать в мою личную жизнь. Видать, есть причины. Например, он просчитал возможное развитие ситуации, и там оказывалось, что я в любом случае раскрываюсь. Но если это сделать вот так, самим, да еще при таких людях, то это может быть выгодно и для меня в том числе. Возможно такое? Определенно. Хотя, вероятно, это просто мои выдумки. С другой стороны, вон как он осторожно касается моих личных дел с Крисой, понимая, что Карине точно может не понравиться мое прошлое. Прошлое-то прошлое, да только для меня-то минуло не так уж много времени – буквально вчера все случилось. И Карина не может этого не понимать. М-да…

– И где же расположены эти земли? – тихо спросил Эндонио.

Балаватх обвел всех внимательным взглядом.

– Сначала позвольте кое-что прояснить. Здесь сейчас находятся представители влиятельных людей обеих империй. Вы, уважаемый Эндонио, – советник императора, тут без вопросов. Шойнц – посланник неких академических кругов империи Кордос. Да-да, уважаемый Шойнц. Я имею некоторое отношение к тому, что вы находитесь здесь. Не буду говорить, каким образом, но нам удалось установить связь с Рагаросом, вашим в некотором роде начальником, который как раз и является одним из тех, кто недоволен текущим положением дел в Кордосе. И раз Рагарос выбрал именно вас для миссии, значит, был уверен, что, узнав правду, вы воспримете ее адекватно и правильно.

Я с легким удивлением перевел взгляд на Шойнца. Тот сидел, ничем не выдавая своих мыслей или эмоций. Я даже немного позавидовал такой выдержке.

– И в чем же заключается эта «правда»? – с легкой ленцой спросил искусник.

Балаватх же с явно видимым удовольствием кивнул:

– Хороший вопрос. И главное, правильный. – Демон сделал глоток из бокала. – Отвечу, что у каждого человека своя правда. Лишь истина может быть одна. Тем не менее в той или иной степени можно и нужно оценивать «правду» каждого человека с точки зрения ее стремления к истине. А также с позиции своей выгоды. Поэтому встречный вопрос: какую правду вы хотите услышать? Мою, Рагароса, императора Кордоса, Оробоса, а может быть, Ника? – Демон улыбнулся.

Искусник на мгновение замер.

– Я хочу услышать вашу правду и оценить ее с точки зрения близости к истине.

– Хороший ответ. Но знаете ли вы истину?

– В таком случае оценить вашу «правду» невозможно? – задал резонный вопрос Шойнц.

Демон продолжал улыбаться.

– Хорошо. Мы пришли к выводу, что истину знать невозможно. Однако можно надеяться, что на основе вашего опыта, знания политической обстановки, новой информации, наконец, просто логики ваша «правда» окажется наиболее близкой к истине. Не так ли?

– Возможно, – пожал плечами Шойнц.

– Таким образом, мы возвращаемся к тому, с чего начали. Я даю расклад обстановки с моей точки зрения. Часть информации можно проверить, часть вытекает из общеизвестных фактов, часть просто звучит логично. Кроме того, у вас имеются ваши знания, возможно, неизвестные мне, и на основе всех этих данных с высокой долей вероятности, оцененной Рагаросом, хорошо знающим вас, ваша «правда» окажется наиболее близкой к моей «правде». Рагароса и еще многих уважаемых академиков Кордоса. Согласны?

На мой взгляд, демон просто морочил голову искуснику. Заниматься схоластикой на серьезной вечеринке не совсем то, что нужно. Впрочем, Балаватху видней, сегодня он работает диск-жокеем, видимо, у него есть причины.

– Можете считать, что меня вы подготовили. Я не буду совершать резких и необдуманных поступков, услышав вашу «правду», – наконец оттаял Шойнц.

Кажется, я тупее, чем некоторые из присутствующих. Вон даже Шойнц быстрее догадался, что тут к чему.

А Балаватх весело улыбнулся, но тут же стал серьезным.

– Позвольте уточнить, а кого представляете вы? – Эндонио посмотрел на демона.

– Мы к этому подойдем, – кивнул Читаатмаа. – Как только я обозначу мою «правду», многое станет кристально ясным. – Демон сделал паузу. – Общая и грубая, но тем не менее довольно точная картина современности такова. Если я где-то ошибусь, поправьте меня. На данный момент на континенте существуют две основные силы, которые ввиду их высокого уровня развития можно воспринимать серьезно. Это империи Кордос и Оробос. Отдельное и независимое влияние других стран, и уж тем более негосударственных организаций, кажется таким незначительным, что все привыкли просто не принимать их в расчет… – Балаватх сделал небольшую паузу.

Внимание сидящих заострилось, последняя фраза намекала на определенное продолжение, но демон снова заговорил об общем:

– Конечно, недавняя война между империями их ослабила, но не очень серьезно. Элиты обеих стран известны своей предусмотрительностью. Идти на большие риски они не собирались. Война шла не на уничтожение и истощение ресурсов друг друга, а больше напоминала некий турнир, где обе стороны негласно придерживаются определенных правил. Поэтому война и длилась так долго. Однако в некоторый момент кое-что происходит. Чародеи переходят некоторую грань… – Балаватх на мгновение замолчал, уловив непроизвольный отрицательный жест советника императора. – Вы что-то хотели возразить? – Балаватх посмотрел на него.

– Продолжайте. Я хочу сначала выслушать мнение со стороны.

– Хорошо. Сомневаюсь, что вы этого не знали, но продолжу. В один далеко не прекрасный момент целые регионы Кордоса накрываются проклятиями массового поражения, ходят слухи о множестве чародеев-диверсантов. Ничего внешне деструктивного вроде массовых смертей не происходит. Однако в Кордосе начались проблемы – здоровье жителей ухудшается, повсюду наблюдаются вспышки агрессии, на дорогах и в городах появляются хорошо организованные бандитские шайки, серьезно ослабляются поставки сельскохозяйственной продукции в армию, большая часть населения перестает платить налоги… и еще много неприятных моментов, приведших власть в Кордосе к грани не только военного поражения, но и политического. В общем, воздействие на простых жителей Кордоса оказывается настолько эффективным, что сами чародеи тогда не могли полностью объяснить, как это у них получилось, и до сих пор многие не могут…

Пока Балаватх пригубил вина, перед тем как продолжить, Лулио и Эндонио переглянулись.

– В этот момент империя Кордос как никогда ранее стояла на грани развала. И тут… – Демон сделал театральную паузу и обвел всех взглядом. – На арене появляются боги. Божественные благословения и вера позволили жителям целых регионов Кордоса избавиться от наведенных проклятий. Во многих регионах империи быстро и в основном силами местных жителей наводится порядок, несмотря на все усилия оробосских диверсантов, которые теперь не понимают, отчего столь хорошие проклятия и диверсии вдруг резко перестали работать как прежде. И это конечно же не остается незамеченным и дает руководству Кордоса надежду на победу или ничью в войне. А дальше между богами и кордосцами начался переговорный процесс. И вдруг император Кордоса видит, что надежда может воплотиться в реальность: ему сделали такое предложение, от которого он просто не смог отказаться. Теперь вместе с защитой от массовых проклятий Кордос получает и помощь богов на поле брани. А если учесть, что боги особо ничего не требовали взамен – всего лишь не препятствовать им в становлении религий, то плата за помощь казалась совсем невысокой. Ну какой император откажется от такого выгодного предложения на пороге своего краха?

На некоторое время демон замолчал, решив промочить горло и дать осмыслить информацию присутствующим.

– Вы очень хорошо информированы, – подал голос Лулио. – Хотелось бы только обозначить один момент. Действительно, мы стали играть «не по правилам». Именно на это время приходится смерть нашего императора. Меня тоже интересовал этот вопрос, но даже мне не удалось распутать весь клубок событий и понять, кто же отдал приказ на такие действия. Приказ есть, а отдавшего его нет. Впрочем, в неразберихе того времени все линии реальности, намерений и мыслей настолько тесно сплелись вместе, что неудивительно, что мне не удалось этого сделать. А я ведь не из самых последних видящих!

– Вот! – Балаватх поднял палец вверх. – И кому было выгодно такое положение дел? Кто выиграл?

– Ну… Пока выходит, что только боги, – тихо сказал Шойнц.

Балаватх ничего на это не ответил.

– Не уверен. – Лулио задумчиво погладил свою бороду. – Да, ни мы, ни Кордос не допустили бы у себя появления сильных религий, но отчего акцентироваться только на нас? Вокруг много других государств, где у богов проблем бы не возникло. А в количественном плане в совокупности все эти страны по населению не уступают нам.

– Никто и не говорил, что в этих странах не появились религии. Очень даже появились. Но смогли бы лично вы, например, в складывающейся обстановке упустить шанс заполучить хотя бы одну лояльную империю под свое начало? С ее большим населением, ресурсами, а главное – с беспрекословно подчиняющимися своему императору подданными?

– Возможно, вы и правы, – кивнул Лулио. – В таком случае проясняется много темных моментов нашей недавней истории. И то, что видящим не удалось пробиться к истине. Все это хорошо, но возникает естественный вопрос: откуда это знаете вы и почему вы все это нам рассказываете?

Демон задумчиво покрутил пустой бокал, бросил взгляд на Ника.

– Я ждал другого вопроса. Но прежде чем перейти к моей личности, давайте все же раскроем до конца главные загадки и темные места этой странной истории. К примеру, как вы думаете, почему для распространения своего влияния был выбран именно Кордос? – Демон внимательно посмотрел на задумавшегося чародея.

– Я понимаю, к чему вы клоните, – не стал долго раздумывать Лулио. – По сравнению с Кордосом у нас очень много чародеев, общающихся с Душой Мира, или астралом, как вы его называете. И на нашей территории сложнее вмешиваться в жизнь людей не только напрямую, но и опосредованно.

– Вы очень точно заметили суть! – обрадовался Балаватх. – Опосредованно – значит, влиять на умы через вашу Душу Мира, или наш астрал. Как большой специалист в этом вопросе, отмечу одну характерную особенность. Думаю, как опытный видящий, вы подтвердите мои слова. Напрямую влиять на кого-либо из астрала очень сложно. Любой человек обладает природной защитой от подобного воздействия. Если быть более точным – воздействовать на человека нельзя незаметно, и на самом деле на это надо потратить очень много сил, что уж говорить о больших массах людей. Остаются сны, когда защита ослаблена, слабая от рождения защита, влияние на настроения и эмоции, а также прочие малоэффективные в короткой перспективе вещи, когда, отследив их, можно своевременно принять нужные контрмеры. Разумеется, это верно для обычных здоровых людей, у которых аура не ослаблена, то есть у которых неплохо действуют природные механизмы защиты от астральных атак. В противном же случае даже простейшие астральные воздействия много что могут сделать, особенно если транслировать определенные модели поведения. Впрочем, обычно это не создает серьезных проблем, так как доля таких людей не такая уж и большая в человеческих поселениях. Хотя и тут, конечно, бывают исключения. Иногда возникают ситуации, когда это природное соотношение серьезно меняется…

Лулио задумчиво погладил бороду. Неожиданно в разговор вступил Шойнц:

– Чародейские проклятия ауру обычно сильно ослабляют, как я понимаю? – Дождавшись подтверждающего кивка Лулио, он продолжил излагать свои догадки: – Поскольку в обсуждаемый нами период времени население многих регионов Кордоса массово попало под проклятия чародеев, их ауры должны были быть ослаблены. Если я правильно понимаю, боги вполне могли дополнить чародейские нападения астральными воздействиями. Именно поэтому они были настолько эффективными. То есть чародеи ослабили природную защиту своими массовыми проклятиями, а боги воспользовались этим. Это создало депрессивную ситуацию во многих регионах, а чувство безысходности и депрессия – лучший способ склонить к любой религии. Затем они начали создавать храмы. Накачивая энергией веру прихожан, делали их иммунными к массовым проклятиям. Так?

Читаатмаа, с интересом смотревший на Шойнца, кивнул.

– Дальше наши академики, находившиеся в поисках выхода из все ухудшающегося положения, увидели, что ситуация в регионах, где стали появляться храмы, значительно улучшилась, – продолжил искусник. Видимо, он тоже хорошо знал свою историю, чтобы рассуждать на такие темы. – Начали разбираться. А дальше уже пошли переговоры. Боги сказали императору, мол, поможешь нам распространить религию, и мы не только защитим от проклятий, но и дадим жрецов бога войны…

– И не только их, – уточнил демон. – Например, еще есть паладины, очень сильные боевики, которые в отличие от жрецов могут действовать без непосредственной связи с божественным началом. Кстати, – Балаватх неожиданно повернулся ко мне, – а зачем ты рисковал, вступая в рукопашный бой с паладином? Без серьезной магической подстраховки это очень опасно даже для лучших воинов. Ты ведь все равно его в конце магией убил?

Взоры всех присутствующих скрестились на мне.

– Значит, это был паладин? – Я переглянулся с Кариной, отметил удивленный взгляд Эндонио – видать, не все еще дочка рассказала папе. – Скажем так, я нашу стычку не планировал. В связи с определенными обстоятельствами пришлось вступить в рукопашный бой. Убил же я его своим мечом, когда тот достал свой.

– Хотел бы я посмотреть на твой меч, оставивший от божественного оружия паладина одни осколки.

– Прям-таки и божественного? – скептически спросил я.

– Да, – подтвердил демон. – Принципы амулетостроения, понимаешь ли, универсальные. Почему бы и богам их не придерживаться, привнеся в это дело толику своего знания и новизны?

Я пожал плечами.

– Да и кому, как не тебе, лучше всего знать об амулетах? Целые разделы твоей книги стали общепризнанным стандартом и вошли в пособия по интеграционной магии и амулетостроению гномьей гильдии магов.

Я удивленно посмотрел на демона.

– Хм… Не думал, что они решат устрашать студиозусов книгой, а главное, ее содержимым. – Я хмыкнул, представив выражение лиц студентов, увидевших трехмерные полудинамические конструкции, реализованные мной в той книге. Вообще-то я думал, что гномы ее засекретят.

– Тут надо сказать спасибо Крисе, – хитро улыбнулся демон. – Ее мнение сейчас очень много значит.

Дальше Балаватх не стал уточнять. Но и так понятно, почему с Крисой считаются. Поди поспорь с тем, кто является одним из поставщиков привязок к земным элементалям. Удивляюсь, что ее вообще не посадили в недоступное место во избежание… Впрочем, решение архимага гномов мне понравилось.

– А что там дальше с империями? Уж очень занятная история получается. – Я решил пока отвлечь внимание от моей скромной персоны, да и действительно интересно было.

Балаватх окинул присутствующих взглядом, как бы спрашивая, продолжать или нет.

– Да, пожалуйста! – не удержалась Карина.

Я ее понимаю. Насколько я смог узнать эту девушку, интерес к политике у нее был немалым. Возможно, это влияние ее отца или просто характер такой.

– Итак, империю боги получили, – не стал томить слушателей демон. – В силу взятых на себя обязательств император не препятствовал их дальнейшим действиям. Впрочем, его особо этот вопрос не волновал. И даже сейчас, когда боги получили много возможностей и силу за счет многочисленных храмов, жрецов и обычных верующих, его это не слишком занимает. Но дело тут не в нем. Не знаю, в курсе вы или нет, но император Кордоса, по сути, является только ширмой, куклой, которой управляют искусники. Именно они, а вернее, наиболее сильная часть академиков, управляют империей. – Балаватх бросил быстрый взгляд на Шойнца, чтобы посмотреть на его реакцию, но тот в обычной для себя манере никак не показал своего отношения к словам демона.

Лулио же покивал – для него это не было тайной.

– Но с некоторых пор в этой прослойке академиков произошел раскол. Одна часть считает, что боги только во благо и с ними империи ничто не угрожает. Другая часть, представителем которой является Рагарос, полагает, что когда боги укрепятся еще больше, то искусники, а особенно академики, будут им мешать. Отсюда следует простой вывод – боги начнут избавляться от искусников.

– Что ж, вполне логично избавиться от сильного соперника и проводить свою политику, не оглядываясь ни на кого, – согласился советник.

– Однако эта вторая часть пока обладает меньшей силой и влиянием, чем первая. Впрочем, ненамного. Тем не менее от помощи сторонники Рагароса не отказались бы. Пока же им приходится действовать непрямыми методами. Это типично для сильных магов мира сего. Многочисленные взаимосвязанные непрямые воздействия, которые порой очень эффективны и при этом не ставят их организаторов под прямой удар. – Балаватх немного помолчал. – Вы слышали про Безымянного?

Эндонио резко откинулся в кресле, а Шойнц замер, не донеся бокал до рта.

Губы Балаватха тронула тень улыбки.

– Вы хотите сказать… – Шойнц слегка прищурился.

– Угу, – удовлетворенно кивнул демон. – Безымянный – это одно из их детищ, он позволяет значительно вредить богам, не подставляясь под прямой удар. Разумеется, это не единственный инструмент влияния.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28