Анатолий Терещенко.

Смерш и ГРУ посвящается



скачать книгу бесплатно

Как все похоже на современность в отношениях с США с их ошалевшими амбициями.

Наполеон Бонапарт прекрасно понимал, что разведка-бог всякой войны, а контрразведка – ангел-хранитель. В одном из признаний после блестящих побед в 1805 и 1807 годах над австрийцами, пруссаками и русскими соответственно под Ульмой, Аустерлицем и Фриндландом он в беседе со своими маршалами заметил: «Верьте мне, анализируя исходы военных баталий, невольно пришел к выводу, что не столько храбрость пехоты или отвага кавалерии и артиллерии решали судьбы многих сражений, сколько это проклятое и невидимое оружие, называемое шпионами».

Эти слова были произнесены не философом, раздумывающим в тиши кабинета о роли личности в истории; не правительственным чиновником, считающим армию нахлебницей народа; не писателем-миротворцем, не знающим, для чего в государстве живет особой жизнью армия, а великим дирижером полков и дивизий в их военной игре. И Наполеон это сказал не в укор своим прославленным героям полевых баталий, а ради понимания высочайшей роли военных разведки и контрразведки в армии, влияющих на исход боевых сражений.

Полководец прекрасно понимал, что без пронырливости и ловкости таких людей, как Карл Людвиг Шульмейстер и ему подобных, он не одержал бы больших побед. Дивизионный генерал и один из руководителей военной разведки армии Наполеона Савари – участник походов против Австрии, Пруссии и России в 1805 году, так характеризовал в письме к Наполеону главного агента в Вене, внедренного в австрийский генштаб, – «вот, Ваше Величество, человек, составленный сплошь из мозгов, без сердца».

Не дремала и российская военная мысль. Еще в январе 1810 года отечественный полководец генерал-фельдмаршал Барклай-де-Толли в беседе с Александром I поднял вопрос о необходимости организации стратегической военной разведки за границей через направление в русские посольства специальных военных агентов, с тем чтобы собирать сведения «о числе войск, об устройстве, вооружении и духе их, о состоянии крепостей и запасов, способностях и достоинствах лучших генералов, а также о благосостоянии, характере и духе народа, о местоположении и произведениях земли, о внутренних источниках держав или средствах к продолжению войны и о разных выводах, предоставляемых к оборонительным и наступательным действиям».

Император согласился с предложением Барклая-де-Толли. Без особых промедлений в столицы и крупные города Европы были направлены офицеры А.И. Чернышев, Р.Е. Ренни, Г.Ф. Орлов, В.А. Прендель, П.Х. Граббе и П.И. Брозин, которые своей деятельностью доказали правильность идей властей.

К разведчикам всех времен любая власть предъявляла самые жесткие требования. Обязательными качествами кандидатов для нужд т. н. добывающих органов должны были быть: хорошая память, сильный характер, находчивость, хладнокровие, ловкость, наблюдательность, умение читать мысли собеседника, скрывать собственные чувства и мысли, способность не проявлять излишнего любопытства, убедительно лгать, точно и ясно излагать суть любой проблемы, уметь пить, не пьянея, и многое другое.

Разведчиков всегда учили и учат:


БДИТЕЛЬНОСТИ:

– никогда не думать о людях так, как рыбак о пескарях;

– помни, что тобой будут заниматься специалисты, умеющие МЫСЛИТЬ;

– цена свободы – вечная бдительность;

– если будешь считать себя умнее их – обязательно проиграешь…

Чарльз Россель в лекциях, собранных и прочитанных зимой 1924 года в Нью-Йорке на курсах офицеров запаса армии США на основе своей книги «Разведка и контрразведка», знакомил своих слушателей и читателей с техникой и методами агентурной работы. По теме бдительности он так высказался:

«Нельзя недооценивать противника. Он может казаться глупым и ограниченным, но, когда речь идет о разведке, оценивайте его как умнейшего из смертных. Не обольщайте себя надеждами на глупость противника, ибо ставка в этой игре – ваша собственная жизнь. Один чрезвычайно умный, но тупой на вид агент разведки был под подозрением. Он попался в приготовленную для него ловушку только потому, что у него засверкали глаза и его лицо приняло довольное выражение, когда ему внезапно сообщили новость о крупной победе войск его страны».

Дальше раскрутить оплошавшего разведчика контрразведке никакого труда не составило. Ярким примером может служить поведение неопытного горе-разведчика, капитана, ставшего предателем, Владимира Резуна в Швейцарии при знакомстве и встречах с редактором английского журнала «Международное военное обозрение» Рональдом Фурлонгом. В ходе изучения Резуна Фурлонг безошибочно определил, что Владимир только «крышует» должность международного чиновника в Постпредстве СССР при ООН в Женеве, а на самом деле является сотрудником ГРУ. К этому выводу он пришел сразу, так как русский проявлял явно повышенный интерес к военной тематике. И он стал его подкармливать военной периодикой, за что советский дипломат вручал томми соответствующие подарки. На этот крючок англичанина попался Резун из-за потери элементарной бдительности.


САМООБЛАДАНИЮ:

– самообладание – ключ к обладанию;

– если человек иногда не владеет своими чувствами, то должен всегда владеть своими выражениями;

– кто умеет владеть собою, тот может повелевать людьми;

– власть над собой – самая высшая власть; порабощен-ность своими страстями – самое страшное рабство…

По этому поводу о самообладании разведчика глубоко высказался французский писатель Жозеф Кессель:

«Угроза, что его в любой момент схватят, преследует по пятам. Боязнь не выдержать пыток, страх выдать явки и имена стали у многих болезненным наваждением. Люди боятся не столько мучений и пыток, сколько собственной слабости. Никто не знает заранее, что способен выдержать. И люди дрожат при мысли, что обрекли товарищей на смерть (Резун не боялся), провалили организацию, предали дело, которое для них дороже жизни. У иных это опасение превратилось в навязчивую идею. С нею они ложатся, с нею встают. По сто раз в день проверяют, при них ли ампула с ядом. И кончают с собой еще до того, как исчерпаны все шансы. Ибо шанс выжить таит для них опасность заговорить и предать».


НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТИ:

– способность замечать мелкие, ускользающие от других факты и подробности, умение полностью и точно фиксировать их в своей памяти, а затем складывать из таких кусочков целостную картину;

– ничто не поверхностно для глубокого наблюдения! В мелочах выдает себя характер;

– в делах человеческих разбирается не тот, кто больше прожил, а тот, кто больше наблюдал;

– нередко вы видите, но не наблюдаете…

Наблюдательность – это психическое свойство, базирующееся на ощущении и восприятии. Благодаря наблюдательности человек различает признаки и объекты, имеющие незначительные отличия, замечает различия в сходном, видит их при быстром движении, при изменившемся ракурсе, имеет возможность сократить до минимума время восприятия признака, объекта, процесса.

Английский историк Г. Бокль, автор «Истории цивилизации Англии», чьи демократические взгляды были серьезно подмочены премьер-министром Терезой Мэй в связи с «отравлением» предателя России бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля, писал:

«На одного человека, умеющего мыслить, приходятся по крайней мере сто людей, которые могут наблюдать. Человек с острой наблюдательностью, конечно, редко встречается, но гораздо реже – человек с острым мышлением».


УМЕНИЮ ЖДАТЬ:

– многие разведчики не только упускали чрезвычайно удобные случаи, но и теряли жизнь в погоне за сведениями, пренебрегая в спешке какой-нибудь незначительной предосторожностью, которая могла обеспечить им безопасность. Не торопитесь!

– Отношения живут, когда каждый дает другому то, что может, и умирают, когда каждый ждет то, что тот не может дать;

– если «ждать у моря погоды», неплохо было бы хоть лодку купить…

– скорость нужна, а поспешность вредна;

– кто способен многое перетерпеть, тому дано на все дерзнуть…

– как теплая одежда защищает от стужи, так выдержка защищает от всякой неожиданности с возможными печальными последствиями. Умножай терпение, и спокойствие духа придет…

Римский мимический поэт эпохи Цезаря и Августа Публий Сир как-то заметил, что запомнилась соотечественникам и стала поучительной фраза, дошедшая до наших времен: «Кто многое терпит, дождется того, чего он не сможет терпеть».


ДОСТОВЕРНОСТИ:

– это умение не выделяться из окружающей среды, соответствовать своей «легенде», своему второму «я»;

– малейшее несоответствие ответов с имеющимися документами или уже известными деталями новой биографии равносильно смертельному приговору;

– надо знать наизусть не только свое «новое» прошлое, помнить все относящееся к жизни десятков людей, ставших твоими родственниками, но еще уметь с фотографической точностью рассказывать о местах, где никогда не бывал. (Характерным примером может служить «исповедь-воспоминание» советского разведчика Н.И. Кузнецова перед «земляком» гауляйтером Украины Эрихом Кохом о Восточной Пруссии.);

– высшим классом разведчика является умение приспособить «легенду» к себе, а не себя к «легенде»;

– достоверность бывает сказана к месту и ко времени, когда она служит осуществлению или продвижению дела;

– правда выше жалости;

– в современном мире очень важно понять одну истину: изобилие информации не гарантирует ее достоверности;

– чем недостовернее история, тем сильнее ее воздействие…

Английский разведчик и контрразведчик подполковник Орест Пинто вспоминал в своих мемуарах случай с английской разведчицей, которая собралась перейти дорогу в одном из французских городов. Она инстинктивно посмотрела сначала направо, как это делают в Англии, так как там левостороннее движение. Она забыла, что на континенте при пересечении улицы нужно смотреть сначала налево. Наблюдательный человек из наружного наблюдения заметил ее ошибку, и в итоге эта мелочь положила конец ее деятельности как разведчицы.


УНИВЕРСАЛЬНОСТИ:

– понятие «универсальности» в разведке – это прежде всего всесторонние подготовленность и разносторонность, нужные в тайной профессии;

– нередко разведчик должен совмещать в своем лице функции аналитика, связника и вербовщика, а также шифровальщика, фотографа, шофера, радиста и ряда других профессий;

– разведчику надо уметь быстро перевоплощаться, переходить от одной роли к другой, играя каждую с максимальными достоверностью и убедительностью;

– но бывает так, что универсальность правил – в исключениях;

– универсальность – это когда всего по чуть-чуть, а в конкретном случае недостаточно. В разведке несколько другие правила в силу как специфики взаимоотношений с людьми, так и работы на конечный результат…

Английский историк и социолог Генри Томас Бокль об универсальности и многосторонности писал, что «…в поисках социальных истин мы подвергаемся немалой опасности исковеркать собственный дух. Направляя свое внимание исключительно в одну точку, мы легко можем ограничить нашу способность схватывать вещи и никогда не достигнем той дальнозоркости, которую дает нам широкий, хотя, быть может, и менее точный взгляд».


КОНСПИРАЦИИ:

– кто живет один – тот живет дольше;

– самое надежное хранилище секретов – собственная голова;

– нашу тайну редко выдает тот, кто ее знает, а чаще тот, кто ее угадывает;

– часто по секрету говорят ложь, чтобы узнать правду;

– разведчику не нужен архив, он обязан полагаться только на память;

– если полученная информация требует фиксации на бумаге, то после передачи немедленно уничтожить ее вместе с черновиком…

Как-то в беседе с автором в конце 80-х годов XX века контр-адмирал Анатолий Римский заметил, что если говорить о конспирации в группе, то ее можно сравнить с экипажем подводной лодки. Работающие в одном отсеке не знают, что делается в другом, хотя вся команда работает на то, чтобы субмарина выполняла свою главную боевую задачу.


АНАЛИТИЧЕСКОМУ МЫШЛЕНИЮ:

– начинали учить с тривиального, казалось бы, изречения Рене Декарта – Coqnito erqo sum (лот.) – «Я мыслю, следовательно, я существую», пока оно накрепко не впитывалось в сознание;

– чтобы мыслить ясно, нужно приложить большие усилия. И это того стоит, потому что так можно свернуть горы;

– аналитическое мышление – это новое сотворение мира;

– не мыслям офицеры-педагоги учили разведчиков – учили мыслить;

– кто не обладает глубокими умом и знаниями, того противник обманет, ослепит и начнет эксплуатировать. Только тот, кто способен аналитически мыслить, свободен и самостоятелен…

Известный американский разведчик Томас Джонсон, считал, что существуют определенные «мирные» профессии, которые вырабатывают в человеке именно те качества, которые необходимы в разведке: историки, археологи, юристы, журналисты, маклеры. Дело в том, как считал он, разведчик – прежде всего исследователь. Он должен видеть взаимосвязи частного и общего, уметь обобщать отдельные явления, чтобы предвидеть возможность наступления вытекающих из них событий.

Полковник советской разведки Владимир Пещерский в своей книге «Красная капелла». Советская разведка против абвера и гестапо» писал, что ценность источника информации для любой разведки «…определяется его служебным положением, близостью к правительственным кругом и иным государственным сферам, умением находить актуальные сведения и проверять их достоверность, наконец, элементарной порядочностью».

Армейские добывающие органы, как видит читатель, имеют глубокие исторические корни, но цель книги – исследовать всего лишь столетний этап их развития и становления. Военные разведка и контрразведка настолько едины в служении армии и стране, что неслучайно из уст гуру советских спецслужб Героя Советского Союза генерала армии Петра Ивановича Ивашутина сошли эти мудрые слова, ставшие своеобразным афоризмом для двух ведомств, делающих полезную для Родины работу – добыть и разоблачить, упредить вражеские планы и обезопасить разведчиков от провалов: «Без разведки армия слепа, а без контрразведки – беззащитна!» И случайностей тут не могло быть, потому что свою полувековую службу Отечеству генерал разделил поровну: первые четверть века он отдал госбезопасности, в основном связанной с армейской контрразведкой, а вторую часть посвятил военной разведке. Поэтому Петр Иванович хорошо знал, о чем говорил.

В разное время военная разведка и военная контрразведка то соединялись в одно ведомство, то разъединялись. Самым удачным профессиональным симбиозом было соединение двух ведомств под эгидой Наркомата обороны СССР, когда Разведывательное управление Генштаба и Главное управление контрразведки (ГУКР) Смерш находились под единым зонтиком военного министерства – Наркомата обороны СССР, которым руководил И.В. Сталин. Такого единства потребовали обстоятельства военного времени, а в мирной обстановке слияние двух ведомств теряло бы всякий смысл.

Октябрь 1917 года практически полностью разрушил государственную систему Российской империи. Не избежала этой участи и военная разведка, о чем объективно поведал в своих чудом уцелевших дневниках выпускник Академии Генерального штаба штабс-капитан, начальник штаба дивизии в Первую мировую войну Василий Михайлович Цейтлин (1888–1933). После революции он руководил Разведотделом штаба Московского военного округа, был консультантом Региструпра революционного Военного совета республики (РВСР) и преподавал на курсах разведки и военного контроля в Военной академии РККА. Это он, подчеркивая сложность той обстановки, признался, что после «корниловских дней» солдатская масса в буквальном смысле возненавидела офицеров. В записи от 2 сентября 1917 года им отмечалось:

«Армия до корниловского выступления уже дошла до пределов развала и держалась по инерции на плечах офицеров, о сейчас и эта последняя опора выбито. Надо сознаться, что настал физический конец войне, воевать с немцами никто больше не будет, нет такой силы, которая бы заставило солдат идти но смерть. За что?.. За кого?.. Надо заставить союзников мириться, пока мы все же числимся армией с таким-то количеством корпусов, чем дольше, тем будет хуже».

Действительно, захватившие в октябре (ст. стиль. – Авт.) 1917 года большевики власть в России получили от своих предшественников полностью дезорганизованную страну, в которой было развалено все, в том числе и Российская императорская армия. Когда читаешь тяжелую фотографическую прозу тех лет – Ивана Бунина, особенно «Окаянные дни», или публицистичную поэзию затворника из Коктебеля Максимилиана Волошина, понимаешь всю глубину распада России и разложения ее армии. Солдаты, понявшие и принявшие лозунг большевиков «Долой войну!», воплощали его в жизнь, дезертируя с фронтов целыми подразделениями и даже войсковыми частями и нередко жестоко и кроваво расправляясь со своими командирами.

После подписания Брестского мира благодаря ликвидации всех штабов разведывательная служба прекратилась совершенно. И хотя всевозможные партизанские и красногвардейские отряды и вели разведку, но ее никто не объединял и разрозненные сведения не обобщались.

Для руководства боевыми действиями в марте 1918 года создается Высший военный совет – первый высший военный орган стратегического руководства вооруженными силами Советской Республики (РККА). Он просуществовал с 3 марта по 2 сентября 1918 года. Со 2 сентября 1918 года по 20 июня 1934 года был создан и действовал Революционный военный совет республики, Революционный военный совет СССР – высший коллегиальный орган управления и политического руководства Вооруженными силами РСФСР и СССР, подчинявшийся ЦИК СССР.

5 ноября 1918 года в Петрограде в составе Полевого штаба Красной армии было образовано Регистрационное управление для координации усилий всех разведывательных органов армии, ставшее прообразом легендарного ныне действующего Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации.

В структуре Полевого штаба значилось Регистрационное управление, впервые объединившее все органы военной агентурной разведки, которые существовали в то время. В состав Региструпра входило два отдела: агентурный (разведывательный) и военного контроля (контрразведывательный). Специалистов не было, пришлось собирать людей «разных и нужных». Естественно, в подразделения Региструпра просачивались и контрреволюционеры, откровенные враги советской власти.

Вот один из примеров. Под видом лидера анархистов, поддерживающих Ленина, в Региступр проник некий Бирзе, на самом деле латышский полковник А.И. Эрдман, один из руководителей савинковского «Союза защиты Родины и свободы». Он втерся в доверие к Ф.Э. Дзержинскому и был назначен даже одним из руководителей зарождающейся военной разведки. Это он спровоцировал муравьевский мятеж, повлиял на раскол большевиков с левыми эсерами. Разоблачен он был как матерый враг советской власти только в 20-е годы прошлого века.

Первым начальником Региструпра был назначен Семен Иванович Аралов (1880–1969), большевик из числа ветеранов разведки русской армии времен Первой мировой войны. Его считают создателем ГРУ. Он принимал участие в Гражданской войне на Украине и сражениях на полях Великой Отечественной войны.

К началу 1921 года в комсоставе Региструпра служили опытные военные разведчики: Я.Д. Ленцман, Я.К. Берзин, Ф.И. Буш, Н.И. Никольский, Я.Я. Бренгман, О.П. Дзенис, Э.П. Пучин, Р.В. Лонгва, С.Р. Будкевич, В.Я. Закис, П.Б. Озолин, Я.М. Мартинсон и др.

В преклонном возрасте С.И. Аралов в 1941 году в качестве добровольца вступил в ряды 21-й стрелковой дивизии народного ополчения. Сначала служил рядовым, а потом был назначен помощником начальника оперативного отдела штаба дивизии. 1945–1946 годы – командир 23-й отдельной бригады по сбору трофейного оружия.

С апреля 1921 года Региступр был преобразован в Разведывательное управление штаба РККА и, согласно «Положения», стал «центральным органом военной разведки как в военное, так и в мирное время». С 1926 года Разведупр именовался IV Управлением штаба РККА.

Тридцатые годы прошлого века ознаменовались трагедией и для военной разведки. Генерал армии П.И. Ивашутин в статье «Докладывала точно…» писал, что уровень развития и состояния разведки, достигнутый к 1933 году, позволял ей решать задачи, поставленные партией, правительством и руководством Наркомата обороны. Однако репрессии против руководящего состава Красной армии нанесли тяжелый удар с невосполнимыми потерями во всех звеньях и по военной разведке.

С 1938 по 1940 год были арестованы и уничтожены начальники разведывательного управления Я.К. Берзин, С.П. Урицкий, И.И. Проскуров, почти все заместители начальника управления, в том числе С.Г. Гендин, А.Г. Орлов, В.В. Давыдов, Е.А. Никонов, а также многие начальники отделов и другие должностные лица центрального аппарата и разведорганов на периферии. В 1940 году начальник РУ комдив И.И. Проскуров докладывал Сталину, что в управлении было репрессировано больше половины личного состава.

О масштабах репрессий можно судить еще по одному его докладу 25 мая 1940 года наркому обороны и комиссии ЦК ВКП(б):

«Последние два года были периодом чистки агентурных управлений и разведорганов от чуждых и враждебных элементов. За эти годы органами ННВД арестовано свыше 200 человек, заменен весь руководящий состав до начальников отделов включительно. За время моего командования только из центрального аппарата и подчиненных ему частей отчислено по различным политическим причинам и деловым соображениям 365 человек. Приняты вновь 326 человек, абсолютное большинство из которых без разведывательной подготовки».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7