Анатолий Терещенко.

Апостолы фронтового Смерша



скачать книгу бесплатно

Мощной вражеской группировке армий «Север» во главе с суровым фельдмаршалом Вильгельмом фон Леебом Гитлером была поставлена задача захватить Ленинград. О жесткости и мрачности личности Лееба как-то раз тонко заметил его коллега фельдмаршал Зигмут Вильгельм Лист: «Попробуй фон Лееб хоть раз улыбнуться, у него наверняка треснуло бы лицо». Обстановка на фронте становилась критической.

1 сентября 1941 года в 6:40 утра в штаб Ленинградского фронта (ЛФ) пришла шифровка из Москвы такого содержания:

«Ставка считает тактику Ленинградского фронта пагубной для фронта. Ленинградский фронт занят только одним – как бы отступить и найти новые рубежи для отступления. Не пора ли кончать с героями отступления? Ставка последний раз разрешает вам отступить и требует, чтобы Ленинградский фронт набрался духу честно и стойко отстаивать дело обороны Ленинграда.

И. СТАЛИН, Б. ШАПОШНИКОВ».

Такая реакция Ставки не обещала ничего хорошего командованию фронтом. Нужно было поднапрячься силами через духовную консолидацию и в некотором смысле устрашение.

В середине сентября 1941-го командование ЛФ вынуждено было отдать войскам такой приказ:

«Военным советам 42-й и 55-й армий

Боевой приказ № 0064

Штаба Ленинградского фронта

17.9.41 г.


1. Учитывая особо важное значение в обороне Южной части Ленинграда рубежа Лигово, Кискино, Верхнее Койрово, Пулковских высот, района Московская Славянка, Шушары, Колпино, военный совет Ленинградского фронта приказывает объявить всему командному, политическому и рядовому составу, обороняющему указанный рубеж, что за оставление без письменного приказа военного совета фронта и армии указанного рубежа все командиры, политработники и бойцы подлежат немедленному расстрелу.

2. Настоящий приказ командному и политическому составу объявить под расписку. Рядовому составу широко разъяснить.

3. Исполнение приказа донести шифром к 12:00 18.9.41 г.

Командующий войсками Ленфронта Герой Советского Союза генерал армии ЖУКОВ
Член военного совета ЛФ секретарь ЦК ВКП(б) ЖДАНОВ
Член военного совета ЛФ дивизионный комиссар КУЗНЕЦОВ
Начальник штаба Ленфронта генерал-лейтенант ХОЗИН».

Несмотря на жесткие меры, принимаемые командованием ЛФ, обстановка с каждым днем осложнялась для частей и подразделений РККА.

Мобилизовав резервы, в течение 1942 года войска ЛФ провели несколько фронтовых и частных наступательных операций, в том числе по выводу из окружения 2-й ударной армии и Усть-Тосненскую операцию. А уже в январе 1943 года воины фронта отметились деблокированием Северной столицы. Сухопутная связь города со страной была восстановлена.

Большую работу проводили армейские чекисты, потери среди которых были тоже немалые.

Так, только к февралю 1942 года число погибших сотрудников ОО ЛФ составило около 300 человек, а к этому времени в дивизиях народного ополчения полегли смертью героев 169 армейских чекистов.

В 1943 году количество переброшенных через линию фронта агентов противника возросло в полтора раза по сравнению с предыдущим годом войны. Одни были закоренелыми предателями – врагами Родины и осознанно шли выполнять задание абвера, другие, попавшие в плен после ранения, использовали возможность через разведшколы противника оказаться снова на Родине и продолжить борьбу с немцами. Тех и других задерживали в тылах военные контрразведчики, воины РККА и заградительные отряды, о которых, кстати, так называемые шестидесятники – плоды хрущевского «насморка» говорили, что сталинские «заградители» якобы расстреливали наши отступающие подразделения. Сидя на кухнях, вольнодумствующие либералы нередко пели под гитару:

 
Эта рота наступала по болоту,
А потом ей приказали, и она пошла назад.
Эту роту расстрелял из пулемета
Свой же заградительный отряд…
 

Большую работу в борьбе с бандитизмом, дезертирами, паникерами, трусами и террористами провели армейские контрразведчики ЛФ. В целях борьбы с дезертирами, сбивающимися в банды, на дорогах, ведущих в Ленинград, были выставлены заслоны. Основные усилия заградительных отрядов и приданных им оперативных работников были направлены на борьбу с укрывающимися в лесах и болотах бандами эстонских националистов. Практика показала, что в районах действия банд очень важно было иметь осведомителей в продуктовых магазинах, кафе и столовых небольших населенных пунктов.

В одном из продуктовых магазинов на окраине Ленинграда двумя разведчиками заградотряда были обнаружены трое бандитов. Они пришли приобрести спички и соль. Их удалось задержать. Троица оказалась дезертирами одной из частей, расположенных на Пулковских высотах…

Оперативникам военной контрразведки приходилось участвовать и в этой работе по борьбе с бандитизмом, который со временем продолжит войну после войны, особенно на территориях Прибалтики и Украины.

Вадис Александр Анатольевич, генерал-лейтенант
(1906–1968)

Александр Анатольевич Вадис родился в 1906 году в местечке Треполье Обуховского уезда Киевской губернии. В 1917 году окончил 4-й класс гимназии в Артемовске. Непростое, голодное и холодное время наложило свой отпечаток не только на взрослых. В период входа страны в жерло Гражданской войны страдали все, особенно дети. Сразу же появилась армия беспризорных, бойцом которой некоторое время пришлось побывать и Саше, пока его не приютила другая армия – Красная.

С 1920 по 1922 год служил рядовым 2-го отдельного батальона. После окончания Гражданской войны и расформирования части пришлось вновь окунуться в гражданскую жизнь: подрабатывал поденщиком, батрачил, участвовал в работе коммуны «Пахарь». Опыт жизни привил ему навыки общения с людьми. Это качество приметила новая власть, что позволило его привлечь к комсомолии, в которой Вадис занимал должности заведующего районным детским бюро райкома ЛКСМ Украины и секретаря райкома ЛКСМУ. С 1930 года трудился в органах госбезопасности: оперуполномоченный ГПУ Литинского района, начальник Пулинского, Эмильченского райотделов Киевской области, начальник ГПУ НКВД Чигиринского района, 3-го оперотдела Житомирского окружного отдела УГБ НКВД, Бердичевского городского отдела НКВД.

С мая по август 1938 года – он начальник 4-го, а затем 3-го отделений УГБ НКВД УССР, с августа 1938 по ноябрь 1939-го – начальник 3-го отдела УГБ УНКВД Каменец-Подольской области, а потом начальник УНКВД Тернопольской области.

В военную контрразведку Вадис пришел с началом войны, пройдя должности заместителя начальника оперативного отдела НКВД Юго-Западного фронта, начальника особых отделов НКВД Брянского, Воронежского, Центрального фронтов.

С апреля по октябрь 1943 года он начальник управления контрразведки (КР) Смерш Центрального фронта, а затем до Дня Победы – начальник УКР Смерш 1-го Белорусского.

В мае 1945-го его назначают начальником УКР Смерш Группы советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ), а с июля 1945 по октябрь 1946-го – начальником УКР Смерш – УКР НКГБ – МГБ Забайкальско-Амурского военного округа.

В 1946 году отправлен в кадровый резерв МГБ СССР.

В 1947–1951 годы – начальник управления охраны МГБ СССР на железнодорожном и водном транспорте, замминистра госбезопасности УССР. В 1951 году уволен в запас. В 1952-м был исключен из КПСС за злоупотребление служебным положением, а через два года постановлением СМ СССР № 2349-111 от 23 ноября 1954 года лишен генеральского звания «как дискредитировавший себя во время работы в органах».

На трофейных соблазнах зарабатывали тогда грехи многие армейские командиры. Не обошла эта болезнь, к великому сожалению, и некоторых высоких сотрудников госбезопасности.

Одной из первых удачных операций, подготовленных руководством и оперативным составом Особого отдела НКВД 6-й армии Юго-Западного фронта (ЮЗФ) в начале войны, было внедрение в абвергруппу-102 при штабе 17-й армии вермахта, противостоящей частям 6-й армии ЮЗФ, вышедшего из окружения начальника склада ГСМ 5-й армии техника– интенданта 1-го ранга Петра Ивановича Прядко.

После согласия стать негласным источником под псевдонимом «Гальченко», инструктажей и необходимой специальной подготовки он по заданию армейских чекистов в ночь с 14 на 15 января 1942 года перешел линию фронта и оказался в немецком плену с легендой дезертира-перебежчика. В лагере для советских военнопленных на «командированного в абвер» обратил внимание сотрудник военной разведки вермахта. Он предложил сотрудничество. Прядко после некоторого колебания дал согласие и, получив у немцев псевдоним «Петр Петренко», после краткосрочного натаскивания для работы на советской территории в тылу войск РККА в конце января тут же был переброшен за линию фронта.

В ОО НКВД 6-й армии он сообщил важные сведения об абвергруппе-102 – ее официальных сотрудниках, преподавателях и 12 агентах из числа бывших военнопленных, готовящихся к заброске в тыл ЮЗФ.

«Выполнив» задание немцев, он с дезинформацией, подготовленной особистами 6-й армии ЮЗФ, вернулся в разведцентр противника, где его работа была высоко оценена.

Руководитель группы подполковник Пауль фон Гопф-Гойер выразил благодарность за собранные «важные» материалы и на ломаном русском языке заметил: «Вы настоящий молодец. Вы так хорошо всех обманули и принесли еще сведения. Ваш случай надо рассказать всем агентам, и это для них будет поучительно. Если бы все были такие, как вы, это было бы очень хорошо. Пока отдыхайте. Я скажу, чтобы вам дали много денег, папирос и водки».

Вскоре Прядко был оставлен в разведшколе руководить участком по изготовлению документов прикрытия для своей агентуры, засылаемой за линию фронта. Таким образом он стал вершителем судеб многих диверсантов и террористов. При изготовлении фальшивых документов для них он умышленно допускал мелкие неточности, что позволяло советской контрразведке по этим признакам выявить вражеского агента и обезвредить.

Кроме того, им были скомпрометированы перед германскими руководителями наиболее одиозные фигуры предателей – Шевченко, Самутин, Лысый, а в дальнейшем и немцев – капитана Гесса и фельдфебеля Аппельта.

25 сентября 1943 года Прядко, обманув руководство абвергруппы-102, под надуманным предлогом покинул «осиное гнездо» и вскоре вышел на сотрудников контрразведки Смерша. Итоги его смелой и грамотной работы за линией фронта впечатляли: армейские чекисты получили от него подробные установочные данные на 101 вражеского агента, причем на 33 ему удалось добыть фотографии. Кроме того, он собрал характеризующие данные на 24 официальных сотрудников абвергруппы-102.

За проявленное мужество и героизм в тылу противника в июне 1944 года П. И. Прядко был награжден орденом Красного Знамени.

В июне 1996 года приказом директора ФСБ России П. И. Прядко было присвоено звание «Почетный сотрудник контрразведки».

Военные контрразведчики далекого 1941 года лейтенант Макеев и капитан Рязанцев не ошиблись в «откомандированном» в абвергруппу-102 своем негласном помощнике Петре Ивановиче Прядко. Думается, в этой операции принимал участие и замначальника оперативного отдела ОО ЮЗФ А. А. Вадис.

А. А. Вадису пришлось руководить УКР Смерш при двух командующих 1-м Белорусским фронтом: маршалах Советского Союза К. К. Рокоссовском, а с ноября 1944 года и до конца войны – Г. К. Жукове.

Виноградов Валентин Васильевич, генерал-лейтенант
(1906–1980)

Валентин Васильевич Виноградов родился 20 марта 1906 года в небольшом городке Кушва Екатеринбургской губернии. О проведенных годах юности, к сожалению, отсутствуют материалы. Известно только, что с 1928 г.

В. В. Виноградов стал курсантом полковой школы 53-го стрелкового полка. Член ВКП(б) с 1929 года, с того же года командир отделения, секретарь бюро ВЛКСМ 100-го стрелкового батальона, политрук роты полковой школы 52-го стрелкового полка.

После окончания Военно-политической академии им. В. И. Ленина и военно-морского факультета Высшей военной академии им. К. Е. Ворошилова – инструктор политотдела 18-й стрелковой дивизии МВО.

С 1934 года – военный комиссар подводной лодки Щ-307 Балтийского флота. С 1938 года старший инструктор, начальник отдела руководящих политических органов Политуправления ВМФ. В марте 1939-го после ежовских репрессий направлен в органы НКВД и назначен начальником ОО НКВД Тихоокеанского флота.

С мая 1943 до апреля 1945 года – начальник ОКР Смерш Краснознаменного Балтийского флота, а с апреля 1945 по ноябрь 1946-го – начальник ОКР Смерш Черноморского флота.

С 1947 года – на командных постах в ВМФ: начальник политотдела военно-морских учебных заведений, член Военного совета Северного флота. С 1956 года в запасе и отставке.

В первые месяцы войны особо ощутимые потери понесли контрразведчики Балтийского флота (БФ). Десятки оперативных сотрудников погибли при обороне военно-морских баз Лиепаи, Риги, Таллина. Во время печально известного таллинского перехода в районе острова Гогланд немецкой авиацией был потоплен транспорт, на котором в Кронштадт эвакуировалась основная часть сотрудников ОО Краснознаменного Балтфлота. Практически никто из экипажа и пассажиров не уцелел.

Невосполнимые потери, нехватка оперативных работников не могли не сказаться на работе флотских контрразведчиков. В этой ситуации с учетом временных неудач РККА флотские чекисты сосредоточили свою деятельность на трех основных направлениях: выявление агентуры противника, борьба с дезертирами, трусами, паникерами и оказание помощи командованию в повышении боеготовности и укреплении боеспособности частей и кораблей на БФ.

Но, несмотря на эти потери, активность контрразведывательной работы заметно выросла, особенно после 1943 года – года учреждения ГУКР Смерш НКО СССР.

Сотрудники в ОКР Смерш КБФ понимали, что за время своего трехлетнего хозяйничанья разведывательные и контрразведывательные органы абвера создали в Прибалтике многочисленную сеть агентуры. Флотским чекистам были известны эти «осиные гнезда» – разведшколы (РШ) противника: в местечках Вана-Нурси, Валга, Стренч, Белое Озеро, в городах Рига, Либава, Кенигсберг, Таллин…

В тихом и фешенебельном районе эстонской столицы – Кадриорге под вывеской «Бюро по вербовке добровольцев», или «Бюро Целлариуса», абверовцы свили «осиное гнездо» сначала для подготовки диверсантов, а потом и разведчиков, действующих против частей Советской армии и флота.

Общими усилиями ВКР Ленинградского фронта и Балтийского флота, территориальных органов госбезопасности в конце 1944 года был нанесен удар по немецкой агентуре.

Вот один из примеров.

В числе резидентур, разоблаченных и ликвидированных контрразведчиками флота, была резидентура некоего Ханса Каспера – эстонца, юриста по образованию, завербованного гитлеровской разведкой для шпионажа против СССР после окончания рижской разведшколы.

Закончив курс шпионских наук, Каспер получил портативную радиостанцию, два автомата ППШ, 25 гранат, наган, офицерское обмундирование со знаками различия лейтенанта Советской армии, орден Красной Звезды, фиктивные документы, деньги и подробные инструкции.

В мае 1944 года Каспер со всей шпионской экипировкой был переброшен в Таллин с заданием – после отступления немецких войск остаться в Таллине, внедриться в разведотдел КБФ, собирать данные о СА и ВМФ и передавать их по радио.

В помощь Касперу была придана группа из 14 завербованных немцами разведчиков. Укрывать Ханса Каспера было поручено содержательнице конспиративной квартиры в Таллине, агенту немецкой разведки Кааре.

Каспер постоянно поддерживал двухстороннюю связь с немецким разведцентром «Норд-Поль», дислоцирующимся близ станции Гроссраум под Кенигсбергом.

Если личное задание Каспера ограничивалось шпионажем, то его группа имела задание помимо сбора разведданных совершать диверсии на военных объектах и террористические акты против командного и политического состава СА и ВМФ.

Показания Каспера после задержания помогли контрразведчикам Балтики не только арестовать агентуру его резидентуры, но и раскрыть фамилии, имена, клички обучавшихся в рижской школе и в «Норд-Поле», а также ликвидировать резидентуры, оставленные абвером еще в пяти городах Эстонии – Раквере, Курессааре (остров Сааремаа), Палдиски и на острове Хайумаа.

Всего по «делу Ханса Каспера» и его соучастников сотрудники Смерша КБФ арестовали 25 агентов немецкой разведки и 24 объявили в розыск. При обыске у арестованных было изъято кроме портативных раций много оружия (2 ручных пулемета, 19 автоматов, 14 винтовок, 170 гранат, тысячи патронов), а также обмундирование советских военнослужащих, советские ордена и фиктивные документы.

В. В. Виноградов отметил четкие действия при разработке Каспера оперсостава: Н. К. Мозгова, И. М. Воробьева, С. И. Савватеева, В. П. Амплеева, М. И. Краснова и Ю. Е. Вахта.

Примерно такая же шпионско-диверсионная организация, именовавшаяся «Фалост-1» и являвшаяся частью абверкоманды-166 м (морская), была раскрыта и ликвидирована в Риге и Либаве. Немало и других резидентур и агентов– одиночек, оставленных в Прибалтике немецкой разведкой, обезвредил отдел контрразведки КБФ.

Гладков Петр Андреевич, генерал-лейтенант
(1902–1984)

Петр Андреевич Гладков родился в деревне Трубчевск Болховского уезда Орловской губернии в семье рабочего-стекольщика. После окончания начальной школы работал на стекольных заводах. Служил в РККА по призыву. В 19231927 годах – на комсомольской и физкультурной работе в Белоруссии, а потом до 1931-го в этой же сфере трудился в Ульяновской области и редактировал спортивную газету в Самаре, где поступил и окончил геологоразведочный институт.

С 1933 года – в органах госбезопасности. После окончания Центральной школы ОГПУ в 1934 году работал в секретариате экономического управления ОГПУ. В марте 1937-го переведен в аналогичное подразделение НКВД Белоруссии, где за два года сделал карьеру от оперуполномоченного до начальника отдела, с июня 1939 года – заместитель наркома внутренних дел БССР. В ноябре того же года после присоединения к СССР Западной Белоруссии назначен начальником УНКВД Белостокской области (ныне Польша), одновременно с мая 1940 года – зам. наркома внутренних дел БССР.

В сентябре 1940 года назначен первым зам. наркома внутренних дел Литовской ССР, а с февраля 1941-го, после реорганизации НКВД, стал наркомом госбезопасности (НКГБ) этой республики.

С началом Великой Отечественной войны – с сентября 1941 по январь 1942-го – руководил Особым отделом Карельского фронта, который отличался рядом особенностей. Он имел самую большую протяженность среди всех советских фронтов Великой Отечественной войны – до 1600 км, при этом был единственным, не имевшим сплошной линии фронта, плюс наличие суровых северных природно-климатических условий. Именно эта особенность облегчала противнику заброску в тыл РККА своей агентуры.

Широкое поле действий для диверсантов и террористов представляли условия, когда фронт не отправлял в тыл страны на ремонт военную технику и вооружение. Все делалось в специальных частях и на предприятиях Карелии и Мурманской области.

А еще это единственный фронт, на одном из участков которого – в районе Мурманска – немецкие войска не смогли нарушить государственную границу СССР.

Следует заметить, на Параде Победы сводный полк Карельского фронта шел первым. С тех пор традиционно на парадах 9 Мая штандарт и знамя Карельского фронта несут первыми.

Однако вернемся к нашему герою. После Карельского фронта П. А. Гладков работал начальником 9-го отдела Управления Особого отдела НКВД СССР, начальником Управления КР Смерш Наркомата ВМФ СССР. После войны до 1950 года – начальник отдела УКР Московского военного округа.

В том же году переведен в систему лагерей МВД СССР. Был заместителем начальника Дубравного ИТЛ. В 1954 году был уволен из МВД «по фактам, дискредитирующим звание начсостава МВД». В 1955 году постановлением СМ СССР лишен генеральского звания за дискредитацию «себя за время работы в органах»… и как «недостойный в связи с этим высокого звания генерала».

В соответствии с Постановлением СНК СССР от 19 апреля 1943 года 9-й (морской) отдел УОО НКВД СССР по обслуживанию ВМФ передавался в подчинение Наркомата ВМФ СССР. На основе этого отдела в наркомате сформировалось Управление контрразведки Смерш, на которое возлагались следующие задачи:

– борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок, а также с антисоветскими элементами, проникшими в ВМФ;

– принятие необходимых мер, исключающих возможность безнаказанного проникновения агентуры противника и антисоветских элементов на флот;

– борьба с предательством и изменой Родине в частях, соединениях и учреждениях ВМФ, с дезертирством и членовредительством.

Для реализации поставленных перед флотскими чекистами задач требовались профессионально подготовленные кадры. Действовавшие ранее курсы подготовки и переподготовки оперативного состава уже не соответствовали в полной мере реалиям, в которых приходилось действовать контрразведчикам на флотах. Поэтому приказами наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова от 9 и 15 февраля 1944 года с 1 марта того же года открылась Высшая школа контрразведки ВМФ с годичным сроком обучения. На краткосрочность подготовки влияла, конечно же, война. На всех флотах ВМФ СССР продолжали функционировать курсы по подготовке оперативного состава отделов контрразведки.

Под руководством П. А. Гладкова шла напряженная работа по выявлению агентуры противника после освобождения военно-морских баз флота в Новороссийске, Севастополе, Одессе, Таллине, Риге и Лиепае. Это было связано с тем, что немецкие разведывательные органы, отступая, оставляли на глубокое оседание опытную агентуру, для борьбы с которой заблаговременно формировались оперативные группы из числа наиболее подготовленных чекистов. Главной их задачей было – вместе с передовыми частями армии и флота, вступающими в населенные пункты, немедленно разворачивать оперативно-поисковую деятельность по установлению вражеской агентуры.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7