Анатолий Савран.

Режиссура психического здоровья



скачать книгу бесплатно

От автора

«Что подразумевает под собой «технология вхождения в образ»? А подразумевает она следующее.

До сих пор считалось естественным соответствовать современному укладу жизни, а значит, испытывать зависимость от его социального уровня. Непонимание того, что социальность – это всего лишь пожелание человека видеть свою жизнь более благоустроенной породило массу преступных деяний, которые безуспешно пытается сдерживать закон. Вернее сказать, даже не сдерживает, а искусно маскирует.

Эта книга учит вдумчивого читателя рассматривать социальный уклад как вспомогательную силу видеть в себе всевозможные изъяны, и не только видеть, но и понимать истоки их происхождения, с последующим их искоренением».

Написав это краткое резюме выстроенной концепции, я задумался.

А что есть «искоренение»? Это регуляция. Регулировать движение на дороге – значит предупредить недоразумения, которые там могут возникнуть, не допустить ДТП. Раскрыть недоразумение как ответ на возникшее затруднение.

И, значит, речь должна идти о порядке в самом общем его понимании. Когда в вашей квартире беспорядок, то это плохо, тогда вы испытываете в своей душе дискомфорт. Но и этого ещё мало: важно понять, и, значит, раскрыть тему того, что сопутствует такому наплевательскому отношению к самому себе. Есть что-то, что усугубляет это чувство и даёт ему основательную подпитку. А что есть это «что-то»? Это состояние, которому не найдено характеристик. Именно это обстоятельство делает его всемогущим. Так вот, достаточно ли я «вымыл пол» для того, чтобы положить на это «что-то» чистый ковёр имеющихся знаний?

Я озабоченно наморщил лоб: «А с чего я буду начинать в поисках этой невысказанной информации? Что я ещё могу написать, кроме того, что уже есть? Одной книгой здесь явно не обойтись, а материала не так уж и много…».

«Ой ли?» – слышу голос со стороны, смотрю туда и вижу чью-то тень, – «а загляните-ка, уважаемый, в ваш «несгораемый» картонный ящик из-под телевизора. Сколько там ещё неучтенного материала?»

Кто бы или что бы это могло быть? Неужто новоявленный Буратино из воображаемого бревна вылез и дразнит меня своим длинным носом?! Ощущение до боли знакомое, но до настоящего времени совершенно мною неузнанное. Всё же без пререканий достал свой ящик, а сам думаю: «Кто он, этот Некто? Как смеет он мной командовать? Ах-хах-хах – вон кто это! Мой внештатный секретарь по особо важным полномочиям! Полнейший шут и хулиган! До сих пор не пойму, кто у кого стоит на довольствии. Сам же себя он называет «Вирус», а меня изволит величать «Доктор Сенс». Вот так, с чужого мнения сам с собою знакомлюсь.

И вправду, написано мной немало. Вот я вывалил содержимое коробки на середину своей комнаты, и, сколько всего сразу обнаружилось! Сел возле этой кучи макулатуры и смотрю на своё новоявленное детище, пытающееся мною повелевать. Мысли, афоризмы, заметки, дневники, просто записки об интересных беседах с людьми.… И тут Вирус торжественно провозгласил: «Что же вы, доктор, загрустили! Перед вами итог многолетней работы!».

С лёгкой руки мой секретарь назвал информацию «отрывчиками». Поэтому я позволю себе опуститься в самоё себя. И пусть там, в глубине моего я, со мной познакомится читатель, а Вирус размножит «отрывчики» в пространстве. Содержимое «стола» должно быть выпотрошено на пол, а значит – на обозрение.

Вирус: «Режиссура психического здоровья»» – это я так книгу назвал, хотя первоначально доктор выдвинул всем основательно поднадоевшее приторное изречение «В начале было слово» или «Дневник целителя». Этим «Словом» своим он объял весь свой дневник и был всерьёз убеждён, что нашёл решение своей проблемы. Затем же, чуть позже, «Слово» зависло где-то на параллели невысказанных желаний, и он отыскал другое название своей работе – «Что такое порча». Но и оно не удержалось, поскольку не раскрывало сам замысел задуманного труда. Не только не раскрывало, но и сводило на «нет» непринуждённость общения: порча попахивала «паутиной». Запутаться ведь можно!

Всё это с моим появлением мне пришлось ему втолковывать как малому дитю. А потому я занялся основательной рихтовкой предложенного материала. А что значит «рихтовать»? Приведу небольшой пример.

Когда доктор сказал, что было «Слово…», я у него спросил: «А когда это слово было?». Он говорит: «Было… В начале… и всё тут. Не мешай работать».

Я опять к нему с расспросами: «А кто его, это слово, сказал и что значит «В начале»? «Вначале», это «когда» или «в Начале», тогда «каком»? Стою и ехидно улыбаюсь.

Он весь стушевался, как-то зло осклабился, а затем и говорит: «Если ты сейчас же не перестанешь паясничать, то я,… я,… я сейчас тебя прикончу».

Мне это показалось презабавным. Он, наверное, сам не понял, что только что сказал, однако я полюбопытствовал:

– Как вы накажете?

Он схватил первое, что попалось ему под руку, – оказалась деревянная качалка – и ударил себя этим предметом по собственной же ладошке, подразумевая меня в ней. Но поскольку я абсолютно прозрачен, то он, собственно, нанёс себе же явный ущерб. Стукнул… и тут же взвыл.

– Значит, всё-таки не слово было вначале, а голос, вопль боли – не удержавшись, съязвил тут же я. – И разнёсся этот вопль когда? А разнёсся он сейчас, в начале всех ваших дел. Значит, мы имеем дело с приложением, как состоянием ответа на поставленный вопрос».

Мой доктор, вмиг превратившись в обыкновенного ассистента, затих и задумался: – А как же моя работа, которую я недавно закончил? – спросил он, растирая ушибленную кисть руки. – Там ведь прямо сказано: «Слова несут информацию!»

А я ему – «Нужно добавить одно лишь: «…информацию о боли, которую вы получаете в результате желания жить. Вы не сможете о ней, о боли этой, не заявить, а значит, будете знать, откуда начинать. Что и будет подразумевать под собой Начало, как точку отсчёта. Поэтому я предлагаю петь дуэтом: оставьте себе своё порченое «Слово», а я присвою в настоящем ваше почётное звание».

Так синхронно, слово в слово, мы вдвоём с доктором, – с его ли согласия или без – будем исследовать причины тех дискомфортных состояний, которые не дают нам спокойно жить: так было условлено. Вопрос, таким образом, всё также будет касаться проблем порчи, о которой так много было говорено в разных книжках, а выводов сделано очень мало. Причина одна и та же: – пугание проблемой дискомфорта и потому запрет на осмысление психологического кризиса. Будем отсчитывать «временной пояс» всех Начал. Речь, соответственно, будет идти о возможностях….

А, вдобавок, предоставлю вот этот стих, который я как-то написал на досуге.


Любовь как карты, не поймёшь

Каких мастей тасуешь,

То брюки в дудку или в клёш -

Узорчатых паруешь.


Здесь благородных королей

Шестёрки разбивают.

В колоде мелочных ролей

Козырных не хватает.


Закон, что карты – в оборот

Тебя захватит случай,

Бывает, смотришь «дяде» в рот,

И в том твоя есть участь.


Быть может лучше понимать

Исход борьбы кровавой,

Чтоб безысходность убирать

Отказом от облавы.

Предисловие

Становится общедоступным понимание того, что если что-либо остаётся непонятым человеком, то он начинает с выражением явной агрессии, переходящей в полную апатию, тревожиться, и опасается за возможное последствие поступка другой стороны. Другая же сторона обязательно существует как барьер предполагаемой преграды, с которой сталкивается любая разумная сила.

Если наш разум в состоянии охватить детали предложенных требований как возможность поступать сообразно условию заданной вами же цели, тогда всё нормально – вы не хищник, преграду вы воспринимаете как ступеньку на восхождение. Тогда вы как Иван-дурак из сказки «Конёк-Горбунок» прыгаете в чан с кипящим молоком и из неотёсанной деревенщины превращаетесь в прекрасного Ивана Царевича. Но чаще бывает другая ситуация, когда ступенька вырастает до размера небоскрёбов, и тогда с вами случается… порча. Это значит, что вы «прыгаете в чан» и там погибаете. В связи с этим встаёт вопрос: «Что такое порча»? Что это за зверь такой, при слове котором всякий морщится, словно от зубной боли? Произрастает ли эта порча на ближайшей лужайке, или она как клещ энцефалитный внезапно валится на голову с кустов и впивается в самые нежные места неслышно, обезболивая свой укус; а может она сродни чуме, саранчой покрывает огромные пространства, и нет от неё никакой защиты?! Вопросы, вопросы, вопросы…

«Есть защита, есть!» – кричат целители всевозможных направлений. Но восклицания целителей этих похожи на глас вопиющего в пустыне: есть, оказывается, защита от порчи, которая… по корню одного с ней происхождения. Они утверждают: «Как навели на вас порчу, так и снимем её. И защиту ещё поставим!». Во как! А это значит, что люди принимают совет от специалистов по неизбежности своей защищаться от этой напасти, как если бы отмахивались руками от комара, который преследует человека тёплым летним вечером. И, значит, не решают в полной мере эту проблему. Казалось бы, чего проще! – возьми да убей. Взмахнёт руками целитель и всепроникающим торсионным полем – (так называется биоэнергетическое воздействие) – вытеснит всякую нечисть из души человеческой. Но… «убьёте комара» – налетит ещё с десяток…

А чего ж не налетать, когда запах крови манит, когда вибрации в воздухе будоражат инстинкт комариный, а вид оголённого тела так возбуждает?!

«Как же квалифицировать это явление?» – так поставила бы вопрос любая наука, занимающаяся выявлением «белых пятен».

Но, может, не явление это вовсе, а способ воспринимать мир? Может нужно исследовать вспомогательный уровень вибрационного потока, в просторечии называемого «настроение»?!

О том, как распознать скрытого врага в суматохе текущего дня и не свариться в чане с кипящим молоком, куда все мы с неизбежностью должны прыгать,… обо всём этом рассказано в этой книге.

Методологические аспекты доктора

Проблема

Желая утвердить себя в этом мире, человек воспринимает действительное как желаемое. Может возникать спорная позиция, что есть действительное и что воображаемое.

В действительности большинство людей из-за неспособности воспринимать социум равнозначно, оправдывают себя вынужденными мерами воздействия и в этом противопоставлении ему искажают детали воспринимаемых позиций. Как правило, это насильственный процесс, который сопровождается душевными катаклизмами.

Задачи

1. Расшевелить сознание человека конкретикой представленных образов и отучить жаловаться по любому случаю, к чему приучает политика отношений в обществе на протяжении всей его сознательной жизни.

2. Научить замечать неповторимость собственного значения абстрагированием (т. е. отвлечением) от любого случайного обстоятельства и дать понимание глубины тех возможностей, которые он от себя прячет.

Ярлык порчи

Вирус: Похоже, мне необходимо открыть свою рубрику под названием «Гвоздики на память». В чём же смысл этой рубрики? В основном это послесловия. Можно этот смысл обозначить как «Постскриптум», своего рода дополнения о главном. Зачем нужны эти послесловия? Чтобы облегчить работу читателя. Постскриптум подведёт черту над уже сказанным и задаст тон следующей главе. Таким образом, читатель будет отслеживать цепочку изложенных версий безо всякого для себя труда, правда, в относительном варианте, потому что осмысление материала требует определённого напряжения. Итак, что же собой представляет ярлык порчи? Речь, прежде всего, будет идти о несогласованности.

…Заходит мужчина лет сорока пяти, садится на диван и смотрит на доктора, не зная с чего начать. Потом выдавливает с себя: «Я к вам». Доктор же сидит в кресле и что-то пишет в своём дневнике. Я знаю, он это делает намеренно, игра началась. Далее тему продолжает доктор.

Доктор: Если ко мне, то заходите. Сидеть на диване каждый умеет. Ну, определяйтесь в своих намерениях, – бросает он как бы между прочим, отрываясь от своих записей, и снова начинает писать.

Пациент молчит. Тогда он откладывает ручку и тетрадь, и обращается к нему напрямую:

– Начните с того, зачем вы здесь появились. Что вас сюда привело?

Пациент (хмуро бросая): Порча.

Доктор (удивлённо): Да ну? ! Неужто сама она взяла за руку вас и, как малое дитя, привела прямо к моему кабинету? Тогда…, тогда она тоже пусть зайдет!– Кто? – не понимает пациент.

Доктор: Порча, кто же ещё! – и смотрит на дверь, словно за ней кто-то находиться. – Ну, приглашайте же её, пусть заходит и не стесняется. Вместе и потолкуем.

– Да нет, – исправляется пациент, – я хотел сказать, что у меня порча, и я хочу её снять.

– Порча? – доктор удивлённо поднимает глаза. Встал из-за стола и подошёл к посетителю.

Ходит вокруг него, оглядывая его.

– Простите, не вижу. Как вас звать?

– Василий.

– Так вот, Василий, никакого подозрительного вещества вокруг вас я не обнаруживаю.

Вирус: Как сейчас вижу – вот он стоит и искренно пожимает плечами. Василий же начинает нервничать.

Вообще доктор – мастер импровизации. Ему бы в кино сниматься. И я не удивлюсь, если когда-нибудь увижу его в какой-нибудь комедии.

Василий (не унимается): Подождите.

Голос у него стал обиженный и чуть-чуть с хрипотцой. –Тогда почему у меня идёт полоса неудач, почему я стал болеть, почему работа не клеится?

Доктор: Работа не клеится? Это уже другое. Это называется энергетический дисбаланс. Вот с этим стоит поработать. Здесь вы имеете в виду себя, а не порчу. Здесь вы признаёте её как …партнера по бизнесу, что просто недопустимо. Когда вы говорите «кто-то», тогда вы признаёте полосу неудач. Этот неудачник – вы. Почему вы? Вы клеите у себя на лбу ярлык порчи. Вы говорите: «Я порченный, не подходи! Меня всякий может испортить, и чтобы этого не случилось, я буду пугать, а значит, громко плакать». Пугаясь собственной реакции на происходящее с вами, вы думаете: «Я должен знать, как защитить себя от порчи». Вы готовы предпринять какое-то механическое действиенечто схожее с приёмом каратэ, однако вам не приходит в голову, что порчи как ярлыка нет. Вы просто пугаете окружающих вас людей собственной мимикой.

Вирус: Я вижу, как визави доктора морщит лоб, пытаясь осознать сказанное, и выдавливает:

– «Что значит «ярлык порчи»»?

Доктор некоторое время смотрит на пациента и думает о том, какой же подходящий пример должен быть ему приведён. Затем же, словно что-то вспомнив, продолжил свою мысль: Это значит, что эта бутылка из-под пива …

С этими словами доктор нырнул головой в свой шкафчик, что находится возле его кресла.

– Эта бутылка… – доносится голос из шкафчика.

Казалось, что он залез туда весь, и рылся в нём с таким грохотом, словно охотился за мышью, которую внезапно там обнаружил.

Наконец вытащил пустую бутылку и прижал к себе.

– Эта бутылочка …

Доктор задумался. Видно было, что он пытался более доходчиво объяснить свою мысль.

– Да, так вот: этикетка марки пива никак не может претендовать на содержимое этой бутылки – и любовно её погладил, демонстративно поглядывая на Василия.

Эту бутылочку я давно помню. Ей уже лет-и-лет!!! Это его реквизит, как наглядный пример изложения его теории.

–…Экспонат, понимаете ли – то ли ему, то ли себе любимому он поведал свой секрет. Сразу хочу оговориться: доктор не пьяница. Просто у него манера такая вести сеанс – перемешивать серьёзное со смешным.

Доктор: Улавливаете, что я хочу этим сказать? В ваших бедах ни кто-то виноват, а вы сами. Ведь вы почему-то не говорите: «Меня зовут мистер «Кожаная куртка»» по случаю того, что она красуется на ваших плечах. Если речь идёт о рекламном ролике кожгалантерейного отдела, тогда всё понятно: там имён не спрашивают. Но вы стоите не на витрине. Вы не одежда, вы – Василий.

Да и к тому же вы пришли ко мне на сеанс, вы осознали в себе такую неизбежность, свой избирательный случай, и, значит, несёте ответственность за свои действия. Если эта ответственность расширится до размеров всей Вселенной, всего того, что может охватить мозг, тогда это просто прекрасно: ВЫ ПЕРЕСТАНЕТЕ ЖАЛОВАТЬСЯ. Примите этот вариант как гипотезу, и вам будет интересно отслеживать каждое своё движение, вы научитесь наблюдать.

Василий: Как это отслеживать каждое своё движение?

Доктор: Сравнивайте и сопоставляйте. Анализ воспринятого возникнет позже, но вначале осматривайтесь.

Василий: Вот вы говорите, что никакого подозрительного вещества вокруг меня не обнаруживается. Я, конечно, улавливаю ваш тонкий юмор по этому случаю – про бутылочку эту вы тоже неплохо выразились – и во многом согласен с вами, но дело в том, что мне действительно душу давит тяжесть. Боль вполне физическая и мне вас порекомендовали как специалиста, который поможет эту боль убрать.

Доктор: Помогу, но с одним условием.

Василий: Каким?

Доктор: Во время сеанса наблюдайте за собой.

Василий: Это как?

Доктор: Вспомните своё лицо, которое вы знаете, ну, скажем, по фотографии. «Поставьте» его прямо перед собой, когда я вам дам команду.

Василий: Зачем?

Доктор: Таким образом, обнаружится ваша ответственность за все свои поступки, и не только свои. Анализировать при этом ничего не нужно. Когда вы пытаетесь анализировать поступки, предварительно их не осознав, – иными словами, их не сопоставив – тогда кто-то обязательно будет виноват. Чаще всего это вы сами, что и является предтечей порчи.

Не спешить с доводами – значит перестать пугать себя обстоятельствами, которые предстоит вам разрешить. А теперь продолжаем работать.

Вирус: С этими словами доктор даёт команду Василию, чтобы тот «выставил» своё лицо и работа началась. Василий смешно вытягивает губы и страдальчески морщит лоб. Он очень старается.

Доктор: Не надо стараться. Вы роняете свой «престиж».

Василий: Это смешно, но я не могу его представить.

Доктор: Не удивляйтесь этой оплошности. «Подберите» своё лицо с пола и начните снова. А роняете потому, что часто себя ругаете.

Василий: Точно, почти постоянно.

Доктор: На самом же деле работа началась с самого вашего появления на пороге, только незримо, неакцентированно для вас. Для вас понятие «работа» – т. е. моя работа – обозначает обыкновенный ритуал, для меня же важно понять, насколько он вас подавляет.

Василий: Почему подавляет?

Доктор: Вы пытаетесь увидеть в моих действиях чудо, а это значит – признать зависимость от него.

Вирус: Здесь доктор внезапно замолк и направил мысленно свой «зонт» чуть выше головы Василия. Глаза его оказались почему-то водянистыми и ничего не выражали. Могло показаться, что доктор почему-то загрустил, глубоко уйдя в свои воспоминания, и ничего вокруг не замечал. На самом же деле его «зонт» активно выискивал площадь аномальной зоны.

Между тем Василий сидел на диване, не скрещивая ни рук, ни ног. Его сонное лицо ничего уже не выражало. Я подумал тогда: «Почему оно такое сонное»? Ответ пришёл как бы сам собой – оператор «закоротил провода», которые давали неправильную подачу информации, и тогда «скорлупа» лопалась там, где ей было положено.… «Птенец» же, который в «яйце» этом находился, оказывался слишком потрясённым, чтобы что-либо воспринимать. Он был, что называется, в шоке.

Доктор же, сидя напротив него в кресле, едва шевелил пальцами правой руки и вёл свою программу действий к одному ему известной цели.

На пятом сеансе Василий заявил, что он не только чудесно себя чувствует, но и с лёгкостью умеет «выставлять» своё лицо при случае, когда ситуация требует определённой концентрации. И тогда проблемные вопросы находят своё разрешение. Другими словами, – птенец научился летать.

А все-таки, что же доктор хотел подчеркнуть фразой «Этикетка марки пива никак не может претендовать на содержимое бутылки»? Я подозреваю, что читатель ещё не раз столкнётся с этой мыслью (порча как ярлык), только в различных её толкованиях.

Обзор

С пониманием проблемы «Ярлык порчи», многое можно объяснить с точки зрения бытовой морали: бытовая мораль просит защиты от нападения, не понимая и, в общем-то, не желая знать того, какого она происхождения.

Вывод

Порча существует в сознании человека тогда лишь, когда он кровно заинтересован признать её наличие.

Р.S. Что же значит «Ярлык порчи»? Это способ или образ поведения увиливать от ответственности за принятое решение. Диагностика этого состояния касается внешних причин, с которыми полностью себя ассоциирует человек.

К чему приводит это состояние? Вопрос даже не так следует ставить. Я поставлю вопрос следующим образом: что взращивает негатив в душе человека? Спрашиваю и тут же отвечаю: чванство. Если не согласны, тогда давайте дальше смотреть этимологию (происхождение) этого состояния в различных его проявлениях.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное