Анатолий Рагузин.

Любовь бывает и обманной. Роман



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Сергей Шелестов


© Анатолий Рагузин, 2017

© Сергей Шелестов, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4474-4270-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1. «Юность и больше ничего»…

В школу

Утро. Мама поднимается наверх, заходит в нашу с сестрой комнату и начинает будить нас.

– Вставать. Ведь вам в школу!

Я встаю, одеваюсь, беру сумку и спускаюсь вниз. А сестра хитрая. Она лежит на кровати с видом, что спит. Мама её пощекочет и, Саня встаёт. Когда мы уже спустились на первый этаж, нас ждёт утреннее умывание в ванной комнате и завтрак перед тем, как нам предстоит уходить в школу.

Выйдя на улицу, чувствуешь зимнюю прохладу, и слегка морозную свежесть деревенского чистого воздуха. Под ногами приятно похрустывает ещё чистый, белый февральский снег, и в глаза бросается не по-зимнему яркое солнце. Сама же прогулка до школы очень скучная: идёшь несколько раз, перекидываясь словами с сестрой или тем, кого встретил на пути случайно. За плечами висит сумка, в которой лежат книги и тетради. Порой кажется, что в сумке не книги лежат, а кирпичи какие-то. Заходишь ты в здание школы и, скидывая сумку к стене, ощущаешь облегчение. Что меня ждёт каждое утро в школе? А то… каждое утро, ребята: «Привет, здарова!..» – Только некоторые девочки из класса, с которыми мне нравиться общаться, в любой момент выручают разговором и, просто поддерживают моё душевное состояние.

Вот один из таких дней. С утра всё вроде хорошо. Но стоит не так, сказать в ответ Петьке и Ваньку Огурееву, что те начинают придуряться и, глядя на это, начинает болеть голова. Хочешь, им сказать что-нибудь обидное в ответ, но сдерживаешься потому, что не можешь этого сделать. Подойдёт Ксюша и скажет:

– Да ладно, тебе на них нервы тратить.

А потом серьёзно думаешь: «Да всё же она права», – и успокаиваешься. Затем переходишь на тему спокойного разговора.

– Ты, что сегодня будешь делать после школы? – спрашиваю я.

– Не знаю, – и после, не долгого молчания она продолжает, – в клуб, наверное, пойду на репетицию.

Придя домой и, сделав уроки, начинаешь думать о ней: «Как она мне нравится». И на следующий день, придя в школу, увидев её, хочешь сказать: «Знаешь, Ксюша ты мне нравишься». – Появляется желание обнять её. Но нельзя.

«Такая она, правда!»

День недели суббота. Прихожу я в школу, как и в обычный день. Так же проходят уроки, только чуть сокращены. И вот, что случилось на третьем уроке. Этот урок проходил в кабинете Аллы Сергеевны. Парты здесь стоят в три ряда справа, от которых на стене висят стенды с формулами по физике, а на заднем плане портреты известных учёных-физиков. Я на уроках Аллы Сергеевны сижу с другом Андреем во втором ряду за первой партой. А за нами в том же ряду, сидят две мои лучшие подруги Ксюша и Катя. Ксения в эти дни готовилась для выступлений и, её позвали с урока.

И осталась сидеть за партой лишь, одна Катя

Урок уже начался. Учительница объясняет новую тему. Все, кажется, её слушают. Но Иван Огуреев посчитав, что Катя, оставшись одна, скучает, подсел к ней и стал, что-то выпытывать. Он просил у неё конфеты. Но она не обращает внимания. Через некоторое время раздаётся стук в дверь. Учительница выходит из кабинета и спрашивает:

– Кого вам нужно?

Отвечают за дверью:

– Мне бы Катю Трофимову.

Алла Сергеевна заходит в класс и говорит:

– Катя тебя.

Катя выходит из класса. А я всё время оборачиваюсь назад, и вижу, что делает Иван. Он залез Катьке в сумку и начал искать конфеты.

– Петька конфеты надо? – спросил Ваня у своего приятеля.

– Нет. Ванёк, спасибо, – ответил Пётр.

А я не подаю вида, что всё вижу и слышу. И, одновременно с тем, слушаю тему урока, которую объясняет Алла Сергеевна. Что-то пишу в тетрадь. Когда урок кончился, я сказал Кате:

– Кать мне нужно кое-что тебе сказать, – она смотрит на меня, и я продолжаю, – знаешь, когда ты вышла из кабинета, Ванёк лазил в твою сумку за конфетами.

Она снова смотрит на меня. И потом, проверив содержимое своей сумочки, обнаруживает, что чего-то не хватает. Она сказала:

– Ну, они у меня получат!

Я не знаю, чего она хотела мне этим сказать, но, как видно, что-то не очень приятное для представителей нашей золотой троицы. «Ничего, про вас и ваши проделки еще узнают… все!» – подумалось не вольно мне. Я это хотел сказать вслух но, промолчал.

Смерть Катиного отца

Уже весна. Май месяц. Четвёртый день разгарного весеннего месяца. Сегодня хорошая дата так, как у моей лучшей подруги был день рождения. Ксенье исполнялось четырнадцать лет.

После столовой мы всем классом идём в кабинет биологии. Ксюша сразу же достаёт из шкафа пять, полутора литровых бутылок лимонада и огромный «трёхэтажный» торт, который как я понял, мы должны были съесть сегодня. Когда уже все уселись за один большой составленный из четырёх парт стол, Ксюша сказала:

– Я хотела купить «четырёхэтажный» торт. Но мама сказала, что такой торт ещё рано брать. И что такие торты обычно берут на торжества большего масштаба.

А когда всё уже стояло на столе, и кое-кто успел дотянуться рукой до угощений, я приступаю к поздравительной части мероприятия:

– Ксюша я поздравляю тебя с этим замечательным днём. И хотел бы прочитать такие стихи, – даю открытку со стихами Петьке и, прошу, чтобы он их прочитал вслух.

Петька читает:

 
Я тебя с этим замечательным днём поздравляю,
Всего приятного тебе желаю.
Пусть грусть и обиды не посещают дом.
И солнышко сияет за окном.
 

После прочтения стихов и поздравлений, мы все дружно приступили к угощениям.

***

В такой, казалось бы, не плохой майский день случилось не предвиденное никем и неизгладимое ничем горе для Кати, что потрясло и меня самого. Да, это произошло как раз в тот же день, что и был день рождения Ксении. Я об этом узнал утром следующего дня. Прихожу я в школу поднимаюсь на второй этаж и иду в класс, чтобы приготовиться к первому уроку. Я подхожу к двери кабинета русского языка и литературы, и тут мне говорит Роман:

– Саня, а ты знаешь, что у Кати твоей одноклассницы папа умер.

Я поначалу не мог подумать, что это чистая, правда, но через минуту я это понял и чуть не остолбенел от услышанных мною слов.

Кончился первый урок, и мы идём готовиться к уроку татарского языка. Но вот раздаётся звонок, мы садимся за парты. Ждём учителя. Входит в кабинет Елена Сергеевна. И как обычно перед тем, как начать урок спрашивает:

– Кого сегодня нет в классе?

– Сегодня нет в классе Трофимовой Екатерины, – отвечает Рома.

– Какие причины отсутствия на уроке? – спрашивает Елена Сергеевна.

– У неё отец умер, вчера ночью.

– Да-да. Я слышала, но забылась. Простите. А как сама Катя? – спросила Елена Сергеевна.

Рома начинает рассказывать:

– Стоим мы с парнями у подъезда. Подходит к нам дядя Миша и спрашивает: «Что ребята завтра будете делать? – проходит какой-то промежуток времени, и он продолжает, – а мне ничего не остаётся, как копать могилу». – Мы спрашиваем у него: «Как, так?» – Проходит минута может больше, ничего не ответив, он уходит домой.

Полночь. Стук в дверь. Слышу, мать идёт открывать. Я спрашиваю у неё: «Кто там?» – А это была Катя. Она вся заплаканная вбегает ко мне в комнату и сообщает о том, что случилось. Я одеваюсь и иду с ней в квартиру Трофимовых. Через некоторое время приходят и наши медички.

– Что же по предположению наших медиков могло быть причиной несчастья? – спрашивает Елена Сергеевна.

– Они конкретно ничего не сказали.

– Понятно.

Так мы проговорили почти весь урок.

День проходит. Я с грустью и печалью пополам иду на следующий урок, перемену и снова на занятия. Так прошёл мой субботний день в школе. После, уроков я решил сходить к бабуле с дедулей, чтобы поесть щей и прийти в нормальное настроение. Они жили в доме номер 79 по улице Центральной. Я уже у их дома. Подхожу к стальному забору, затем открыв ворота, захожу во двор. Пройдя по бетонной дорожке, оказываюсь на крыльце дома. Сняв ботинки, открываю дверь, там же сбрасываю, у входа вторую обувь. Вхожу в первую комнату, это кухня. Сбросив сумку к стене, снимаю верхнюю одежду и сажусь на стул, что стоял у стенки, которая была обнесена керамической плиткой и, когда дедушка включал отопление, она нагревалась. И потому сидеть спиной к этой стенке было очень тепло. Бабуля как видно уже мыла послеобеденную посуду. И услышав мною произнесенный окрик: «Кто-нибудь дома есть?» – оборачивается ко мне, спрашивает:

– Ты щи есть будешь?

– Я, – отвечаю я бабуле с какой-то грустной ноткой в голосе, – даже и не знаю, надо есть или нет.

– Что-то случилось?.. в школе, – спрашивает у меня бабуля.

– Да, бабуль, – говорю я, и иду к умывальнику. – У Кати, моей лучшей подруги папа умер. Ты сейчас наливай щей, а там я и расскажу.

Я помыл руки с мылом, вытер о полотенце. Подхожу к столу. Сажусь на стул. Взяв ложкой немного чёрного перца, кладу его в щи, перемешиваю. И потихоньку начинаю есть. Бабушка спрашивает:

– А что ты так медленно кушаешь? – и потом добавляет, – ты ведь обычно ешь гораздо аппетитнее.

– Да, бабуля, это так. Но сейчас совсем нет аппетита.

Продолжаю кушать. После следующей ложки щей я продолжаю начатую мысль:

– Бабушка мне просто подругу очень жалко. Всё-таки девушке пятнадцати лет потерять родного отца.

– Да, ты без сомнения прав, – отвечает мне бабушка Маша…

После обеда и в более спокойном настроении я пошёл домой. Мама и, как всегда заметила в моём лице черты грусти. Она пыталась разузнать у меня о причинах такого настроения. Но я молчал. Когда ж стал ложиться спать, я долго не мог уснуть и всё думал о Кате.

А меньше чем через неделю мои родители и сами всё узнали.

Катя пришла в школу в понедельник. Казалось бы, парни перестанут над ней издеваться. Но, прошло время и всё началось заново. И смотря на это всё, как они по-хамски относились к ней, можно было только сказать: «В этих ребятах нет ни жалости, ни сочувствия». Теперь у неё из близких родственников остались мать, бабушка и братишка Ваня.

Начало летних каникул

Лето. Пришло время сдачи экзаменов за курс девятого класса средне образовательной школы. Первый экзамен был татарского языка, к которому пришлось готовиться всего пару дней. В основу самого экзамена было включено три задания: надо было, ответить на вопрос; второе – задать вопросы знакомому или другу на указанную тему; и третье – прочитать и перевести текст. На всё это было дано не более трёх часов.

День недели понедельник, четвёртое июня седьмого года. В этот день в девять часов утра начался наш первый государственный экзамен. По началу, было страшновато: «Смогу ли я или нет?» – Но, время от времени, перед сдачей экзамена я делал шпаргалки на листах, и цеплял их в словарь – с помощью чего я быстро сделал одно задание хорошо. Кроме этого, ещё было три экзамена: по алгебре, русскому языку и обществознанию, которые я сдал ничем не хуже.

Суббота второй экзаменационной недели, это день моего последнего экзамена, который сдал отлично. Сдав последний экзамен, я прихожу домой. Папа у меня спрашивает:

– Ну, как? Удачно? – спросил он.

– Угадай!

– Двойка, что ли? – шутит отец.

– А не угадал, – отвечаю я на его шутку, – пятёрка.

Потом, папа позвал к нам бабулю с дедулей, чтобы отметить то, что я более-менее удачно сдал экзамены. Мы, таким образом, просидели за столом около двух часов. И дедуля в завершении вечера сказал:

– Ну, что можно об этом сказать, – дедушка немного подумал и стал продолжать. – Молодец, конечно. Пусть даже по математике и по татарскому языку тройки, но зато по обществознанию пять и по русскому языку четыре. Это для тебя с моей точки зрения – удачно, – этими словами дедуля закончил свою речь…

***

А в промежутке времени от восьми до девяти часов вечера того же дня, слышим звонок телефона. Мама берёт сотовый телефон, и, приняв вызов, слышит:

– Это я, Беляев Владимир, – сказал голос в телефонной трубке.

– Здравствуй. Как дела? – спрашивает мама.

– Всё хорошо. Я собираюсь приехать к вам, – добавляет он, – завтра. Пусть дядя Максим встретит меня в городе.

– Хорошо. Обязательно встретит.

На этом их телефонный разговор оборвался. Мама, войдя в папин кабинет, говорит:

– Максим завтра собирается приехать к нам Беляев Владимир. Он сейчас звонил и просил, чтобы ты завтра его встретил.

– Как же здорово! – говорю я.

– Ладно, встречу, а в какое время он приедет? – спрашивает он.

– В девять часов на автовагзале.

– Ладно, встречу.

А перед сном почистив зубы и расправив кровать, сестрёнка сказала:

– Ну, значит точно, что завтра утром Володя приезжает. Будет же мне с кем драться и над кем издеваться! – говорит она.

Если вспомнить, как моя сестрёнка любит издеваться над моими друзьями, конечно, это лучше не видеть вживую.

День приезда моего лучшего друга, которого я считал не просто другом, а даже братом. Проснувшись, я спускаюсь на первый этаж, чтобы умыться в ванной комнате и, позавтракать на кухне. Саня встала немного раньше меня и уже сидела за столом с кружкой кофе, а напротив неё сидел на табурете папа. Мама стояла у газовой плиты. Она мне набыстро налила кофе и стала собираться в клуб на репетиции к мероприятию в честь татарского праздника «Сабан туя», который планировалось провести одиннадцатого июня. Севши за стол, я спрашиваю у папы:

– Ты сейчас поедешь встречать Володю? – немного помолчав, я продолжаю, – а можешь меня взять с собой?

– Нет, Саня оставайся дома, – ответил он.

Папа, позавтракав, вышел из-за стола, поставив пустую кружку из-под кофе на раковину, идёт переодеваться, чтобы ехать в город. Переодевшись, спускается вниз и, говорит нам:

– Я скоро буду. Ждите.

Через некоторое время после отъезда папы мама, собравшись, ушла на репетиции, а сестрёнка к бабуле, чтобы водиться с племянниками; оба племянника друг другу приходятся двоюродными братьями. Старший, белобрысенький Генка, а тот, что помладше темноволосый полненький не для своего возраста Игорь, который почему-то при игре с Генкой всё время всё повторял за ним.

«Что же мне сейчас поделать? Что бы такое придумать? – думал я, когда остался один наедине с тишиной. – А, что здесь думать!» – сказал я себе. Я взял в руки гитару, резким движением руки перекинул её на ремне через плечо и начал вспоминать свои первые песни. Так прошло около часа. Потом я, подойдя к подоконнику, посмотрел в окно и вижу – подъезжает папа на своём автомобиле, а с ним Беляев Владимир. Я иду вниз. Да, и, правда, это был папа и с ним мой друг Вовка.

– А вот и мы, – войдя в дом сказал папа, – встречай гостей.

– Здорова! Ну, как ты? – спрашивает у меня Вовка.

– Здарова! – пожав руку друга, сказал я, – А как я? Отлично!

Сразу же, как он вошёл, мы прошли на второй этаж в нашу с сестрой комнату, чтобы Володя смог забросить свою дорожную сумку в правый угол комнаты от дивана. Пообедав, мы с ним решили прокатиться на велосипедах, по знакомым местам, которые нам были знакомы с детства.

А на следующий день был у меня день рождения. И в этот же день на территории местного СДК, проводился татарский народный праздник, который в переводе на наш русский означает «Праздник плуга». Так мы с Володей и решили, сходить на праздник. Мы идём по улице и о чём-то разговариваем. Идём тихо, время от времени, оглядываясь назад. И наконец-то мы уже у входа во двор нашего клуба. Что мы видим перед глазами? Много народу. Здесь были и совсем маленькие дети, и взрослые дяди и тёти, а в своём большинстве это люди нашего с Вовой возраста, которые всё время были чем-то заняты и участвовали в конкурсах праздничной программы. Ближе к концу праздника мы с Вовой ушли домой. Пришли, как раз в обеденное время. Папа набыстро сварил купленных пельменей, и мы стали обедать. И тут вскоре приходит мама.

– А вы уже обедаете? – спросила она. И по её взгляду можно было прочитать: «Значит, я не опоздала», – и ставит пакеты на пол. Когда мы все пообедали, мама стала доставать содержимое пакетов на стол. Она достаёт из одного пакета настенные стрелочные часы.

Папа спрашивает:

– А часы откуда?

– Да, так!.. Лена с Машей спрашивают: «Кажется, у кого-то в ближайшее время будет день рождения?» – Я отвечаю: «Да, есть. У Саши сегодня». – «Значит, эти часы возьми для него», – …ну, вот и часы вам, откуда, – заканчивает мама свой рассказ.

А ближе к трём часам дня мама начинает готовить кушанья для праздничного вечера. Мне исполнялось шестнадцать лет. Шесть часов вечера. Всё, как обычно, гости стали прибывать всё быстрее. Подарков в этот вечер было не так, много… в основном это были деньги. Когда же пришёл последний гость вечера, а это был друг семьи Николай, – он мне дал ещё одну сотню рублей к тем, что были на это время в кармане. И составила вся сумма не меньше одной тысячи рублей. Я всю эту сумму сразу заначил в спортивку и дал деньги маме только на следующий день.

На эти деньги был куплен дисковой mp3-плеер. А в следующие дни июня месяца меня ожидал выпускной вечер в нашей средне образовательной Алексадро-Слабодской школе, выпускных девятых и одиннадцатых классов.

***

Подходит к концу первый летний месяц. И настал день вручения аттестата зрелости. После обеда меня стали готовить на выход. Я надел светло-серые брюки, тройку-жилет, пиджак тоже светло-серого цвета и, белую рубашку. Вова надел на себя фарсовые джинсы образца девяностых годов и мою красную футболку, а поверх спортивку. Он должен был присутствовать на церемонии вручения в качестве обычного гостя.

Сама церемония начиналась в четвёртом часу дня. Мы с Вовчиком уже на пути к школе. В спину дует слабенький ветерок, который чуть приподнимает полы моего пиджака. Вовчик начинает шутить надо мной:

– Ну, что готов? – спрашивает он.

– Конечно, да, – отвечаю я.

Таким образом, мы дошли до школы. Сначала никого не было. Но, со временем народ стал набираться. Через некоторое время пришла и сама Екатерина. Вот её описание: очень симпатичная блондинка в этот день она пришла в платье, которое отлично очерчивало её стан и мне сразу же подумалось: «Да, пожалуй, нет ни в нашем классе, ни в школе красивее её никого. Да, вот она королева моей мечты!». Я смотрю в сторону, где столпилась кучка ребят, среди которых был и Владимир. «В таком случае пока никто не смотрит в мою сторону, я подойду к ней», – подумал я. Так я и сделал. Вынув из правого брючного кармана листок с номером моего мобильного, подойдя к Кате, спрашиваю у неё:

– Катя, а Кать?

– Что тебе? – она задала мне встречный вопрос.

– Катя, а не хочешь ли ты обменяться номерами?

– А у тебя теперь есть телефон?

– Да, есть. Ну, что будешь? – спросил я.

Она отходит от девчонок и идёт к гардеробу. Я иду вслед за ней Она взяла из кармана своей курточки сотовый телефон и сказала:

– Диктуй.

Я замялся. Протянув свёрнутый листок, что был зажат в кулаке, сказал:

– Вот. И могла бы ты мне нацарапать свой номер на этот же листок? – и даю ей в руки карандаш.

– Да, конечно, – она взяла карандаш и на обратной стороне листка бумаги стала царапать, как я это назвал, свой номер. А пока она писала свой контактный номер, я всё смотрел на неё. В ответ на её последние слова я сделал ей комплимент, который её чем-то очень удивил:

– Катя ты такая сегодня очаровательная.

Исполнив мою просьбу и протягивая мне, листок с карандашом она немного не по-обычному взглянула на меня, и я смог бы прочитать по её взгляду: «Это правда?»

Подойдя к парням, я отзываю Владимира. Он спрашивает у меня:

– Что подходил-то к Кате?

– Да, так. Обменялись номерами, – ответил я.

И как видно парни золотой троицы это расслышали и стали просить: «Дал номер Кате, а нам?.. покажи-ка нам телефон?» – Я, как известно сотовый не взял и номер давать им не собирался, отвечал на эти глупые вопросы: «Да, вам до этого, какое дело?» – Потом я пару раз прошёлся с центральной лестницы на второй этаж и обратно. Пройдя в коридор, где находились почти все мои одноклассники, я сажусь на стул, что стоял у стены; эти стулья здесь стояли для того, чтобы мы выпускники во время церемонии вручения аттестатов сидели на них.

Я сидел на стуле, а напротив меня на скамейке сидели мои одноклассницы – Катя, Валя и Шура. Я всё сидел и глядел на Катю, любовался её красотой. Потом стал лезть к ней Ванёк и нагло издеваться над нею, а я пока только спокойно сижу и гляжу на этого я бы, сказал – задиру. Через какое-то время он ушёл и Катя села на стул подле меня. Смотрю, подходит Пётр и пытается присесть на колени моей любимой девочки. Я начинаю помогать ей оттолкнуть этого негодяя.

Подготовительный момент: нас стали строить, кто за кем пойдёт. Когда уже всё было распределено, Ванька с усмешкой сказал: «А! Катя-то сидит рядом со мною». – Я, не отвечая, отвернулся, в другую сторону… подошло время начала церемонии вручения. Она состояла из нескольких этапов, а это музыкальный номер, танцы, само вручение и наконец, чаепитие. Перед всем этим наш классный руководитель Елена Сергеевна стала по очереди перечислять наш класс, рассказывая о каждом из нас кто, что умеет и кто к чему способен. Вот, как это примерно было: «Пётр – заводила, хотя неплохо учится и участвует в спортивных играх – футбол, баскетбол. Екатерина – очень красивая девушка не высокого роста, спокойная и простая в общении. Денис – тоже не плохой ученик, но ленивый, играет на гитаре. Александр – прост в общении, неплохо учится, играет на гитаре и пишет авторские песни…» – и всё тому подобное.

После прочтения характеристики, просмотра музыкальных номеров и танцев началось само вручение, это было примерно так: ученик подходит к столу, что стоял у окна, за которым сидит сама директриса школы. Она произносит на аудиторию: «Награждается вторым документом по значимости после паспорта называемым аттестатом зрелости ученик девятого класса Романов Александр Максимович». Я подхожу к столу. Она просит меня расписаться и протягивает мне аттестат. Когда церемония окончилась, папа сказал:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3