Анатолий Рашкевич-Щербаков.

От нас несёт человеком…



скачать книгу бесплатно


26

Все синантропы, неандертальцы, кроманьонцы – звенья одной цепи. Разные стороны света и сегодня сильно различают современных людей. Интересно, как можно, выкопав десяток костей «кого-то» на территории Китая, гордо заявить, что «синантроп» существенно отличается от кроманьонца. Ребята-археологи, ну конечно, отличается, потому и назван «синантроп» – китайский человек, представитель Азии! Кроманьонец же – символичный представитель Европы. И не надо организовывать дорогостоящие экспедиции, чтоб определить разность перволюдей, достаточно войти в общественный транспорт Пекина и Праги, и всё прояснится. Это не эволюция человека, это их естественный отбор, признание и выбор лучшего.


27

Современный гражданин БОМЖ – это и есть «чудом сохранившийся» неандерталец. Он так же невнятно разговаривает. Он так же – УЖЕ – не питается сырым мясом. Он так же пользуется открытым огнем и не боится его, а очень даже любит – особенно «вечный», зимой, у памятника неизвестному солдату. Он так же спит в пещерах – сегодня это современные переходы и канализация. Его никогда не встретишь в годовом топ-100 аналитического журнала «Forbes», он не приглашается на саммиты и светские вечеринки. Но его знают все. Он очень боится милиции и так же, как десятки тысяч лет назад, ищет спасения, прячась в лесу. Он сосед образованному, богатому, работающему и современному «кроманьонцу». Именно последний и решает, кто «неандерталец», а кто «синантроп». Так было раньше, так есть и сейчас.


28

Первочеловек имел одну попытку, «что выбрать», «куда идти» и «кем быть». В принципе, выбора было и не так-то и много. Это был лучший, справедливый, честный способ бытия человечества во все времена. Не было дураков и умных, богатых и бедных, обиженных и счастливых. Этот период длился довольно-таки долго, и если по существу, то первобытный человек в течение всего этого времени продолжал использовать свои примитивные «орудия», подобранные с земли, наравне с шимпанзе и бабуинами без всяких изменений. Это, может быть, и есть тот мир, который назывался «раем»? Кто знает…


29

Используем для поверхностного восприятия данной проблематики две «первосемьи», каждая из которых имеет в своей обойме по 7 членов. Это всё, конечно же, условно, для легкости понимания ответа на вопрос. Их роль и место в мире им самим была неизвестна. Если гусеница и знала, что её цель – превратиться в бабочку, то тут глубокий туман. Они всего лишь составляющие элементы окружающей их среды. Не больше, не меньше. Огромные пространства дикой земли, расположенные вокруг них, не приводят к столкновениям между ними за какого-нибудь жирного червя или ягоду земляники. Семьи живут, не догадываясь друг о друге. Может, мозгов не хватает, может, территория слишком велика. Свои стоянки люди создают у реки: постоянное бесперебойное наличие питьевой воды, обильная еда, естественная граница. Если быть ещё точнее, то люди расселялись между двумя реками, т.е. они жили в «кармане», в природном заповеднике, выход из которого им был неизвестен.

И что самое главное, этот выход им был не нужен. Люди ужасно боялись покидать насиженное, которое по праву считали своим.


30

Между вражеским набегом и иммиграцией разница только одна: враги придут и уйдут, а иммигранты останутся…

П. Бьюкенен

Столкновений между семьями не происходит. В случае встречи с сильными хищниками люди просто спасались бегством. Внезапная смерть (гибель) одного из членов семьи была тяжелейшим ударом для всех, это было равносильно потере 30% трудоспособного населения для современного государства. Не было у перволюдей возможности заменить, не имели они резерва. И именно поэтому люди избегали всевозможных стычек как с животными, так и с себе подобными. Развитие семей идет одинаковым путем, равномерно, точно по шаблону. Они так же продолжают жить в междуречье, при этом так и ни разу не соприкоснувшись. Первобытные люди понимали, что защитить себя – это значит продлить жизнь. Первая потеря в семье вынуждает создавать замену, рожать нового члена. Это был первейший случай насилия извне, которое оказалось благим и породило желание и понимание идеи плодить детей для резерва, как способ замены погибшего. Семье было жутко тяжело, беспомощный младенец чаще становился едой, нежели надеждой. Но люди вынуждены были рожать и рожать, несмотря на количество рожденных мертвыми, не столько для себя, сколько для затыкания дыр в семейной цепи.


31

Спасительные пещеры, иногда леса, широкие луга и быстрые ноги приводят к увеличению и расширению семей. Территории предостаточно для всех, еды прокормиться – тоже. Конечно же, это произошло не за день и не за сто лет. Это случилось тогда, когда люди стали давить окружающий мир своей маткой. Развиваясь, семья начинала рожать не только для «латания» дыр, но и для получения определенного количества членов, которому было бы под силу дать отпор любому дикому зверю, знакомому им. Также младенцы служили «откупным товаром» для хищника при вынужденном бегстве и спасении жизней взрослых охотников. Люди уже понимали жестокое по сегодняшним меркам правило, что убийство одного взрослого – это плохо, двоих – страшно, троих – катастрофа для семьи, дитя еще не успело принести никакой пользы: оно не ищет съестного, он не может защитить, он обуза, которой можно пожертвовать для спасения всех. Но при этом люди каждую свою потерю, не имея чисел, пытались восполнить. Боязнь не успеть нарожать всем и для всех вызывает резкое увеличение членов семьи.


32

Происходит первобытный «бэби-бум». То, чем они занимались, сексом назвать тяжеловато, но первобытным «это» очень нравилось. Групповой секс согревал их в морозные дни, «традиционный» служил конвейером в производстве новых людей. Секс стал отдушиной, той минутой (а у них «это» длилось именно столько), которая давала отвлечься от сурового и безжалостного мира, в котором им пришлось оказаться. Человек полигамен с возникновения. Никогда не существовало матриархата в нашей истории. Шел отчет от матери, как плодоносящей, и от неё велась генеалогия, так как хаотичные половые связи размывали картину отцовства. На этом и заканчивалась функция женщины. Все это повторяется и сегодня, в традиционных странах ислама и у государств типа Папуа-Новая Гвинея. Рожденный мальчиком – сразу в войну против всех. Родилась девочкой – терпи «любовь» братьев, дядьев, сыновей. И не как акт насилия, а как благое дело. Рожать – значит быть уверенной в существовании семьи не только завтра.


33

Увеличение количества членов семьи приводит к дефициту съестного. Увлекшись маткой, люди оказались перед фактом голодной смерти. Это был первый сигнал к тому, что пришло время отправиться «туда, в неведомое», в поисках элементарного – еды. Вторым сигналом, окончательным, стало решение молодняка самостоятельно двинуться на поиски лучших мест, где богаче и разнообразнее рацион. Все эти события оказались глобального масштаба и необратимыми, что приводит к распаду единой семьи. Казалось бы, еще не так давно количество побеждало смерть, а вот теперь наоборот. Преобладает тезис: «Там, где легко прокормиться одному, десяток ждет верная смерть». Исход предопределил развитие человека и стал первой революцией в нашей истории.


34

«Как помочь родителям, когда даже учителя и священники раздают подросткам кондомы? Как побудить американок вспомнить о ценностях их матерей и бабушек: добрый муж, дом в пригороде, куча детишек? – размышления пенсионера США.

Распад семьи, сотканной из крови и страха, на тот период истории означал развал государства – сегодня. Но так думали только родители. Их детки-революционеры, а по сути своей – просто обезьяны, думали иначе. Молодняк, бросая монолитную семью на смерть, сам идет, томимый голодом, неизвестно куда. Брошенные, старые и немощные родители, лишившись защиты, становились легкой едой для диких зверей. Раскольники же, безумные от голода и постоянно гонимые дикими животными, оказались на неизвестной им земле. Изгнание из семьи в те далекие времена означало смертный приговор, никто в одиночку не мог выжить в диком аду. Но молодняк оказался хитрее и умнее, никто один уходить и не собирался. Сыновья забирали своих жен и детей, тем самым заставляя брошенных своих родителей, если, конечно, кто сумел выжить, рожать и рожать себе новых защитников. Количество начало преобладать над качеством. Родители в возрасте, не всегда сытые, плодили тех, которые получались, при этом людям хотелось жить, и жить так, как они привыкли. Отметим, что «взбунтовавшиеся» дети, двигаясь в поисках счастья, продолжали придерживаться течения реки. Лишь некоторые «колумбы» решались на походы в середину междуречья. Как известно, реки – это не параллельные потоки воды, это не всегда глубоко, это не всегда широко. Это знаем мы, перволюди о таком не ведали. Разброд членов семьи по междуречью превращает данный район во вполне обитаемый край. Отсюда происходит радикальное изменение численности людей в предложенном заповеднике.


35

Первобытные люди, гонимые голодом, от оседлого образа жизни вынужденно переходили к кочевому. Так было и будет всегда. Дикий голод и монголо-татар вынудит к созданию сверхимперии. Но это будет позже, а сейчас появляются новые семьи, порожденными нашими двумя основными, которые уже не вмещаются на данной территории. Перволюди повсюду: луга, леса, пещеры, горы, берега – это все уже имеет хозяина. Природа оказалась окруженной, что было невозможным, но оказалось фактом. Под бешеным натиском огромного числа голодных людей уже дикие животные встают на ноги. И теперь не человек их цель, а наоборот – их шкура, которая не просто красиво смотрится в пещере, но и согревает от холода.

36

Жизнь человека или общества оправдана лишь постольку, поскольку служит подготовке войны.

Р. Кайуа. Миф и человек

Голод выступает в качестве первой причины глобального убийства (насилия), а позднее и войны как таковой. Повторюсь, именно голодные монголы в XIII веке дошли до Европы, совершив при этом самый длинный поход в истории человечества… за ХЛЕБОМ. Города сжигались, при этом люди уничтожались, как хранители хлеба, которым не хотят поделиться. Монголы всегда шли в бой голодными, как только стали наедаться, так и оказались зажатыми песками Гоби где-то в Азии…


37

Если мы мечтаем об особенной цивилизации, нам нужно устранить людей, для нее не подходящих.

Джордж Бернард Шоу

Перенаселение «заповедника» приводит к первым стычкам-знакомствам людей с людьми. Недоразвитый мозг был не в состоянии распознать перед собой родственника. Для него он – «еда». И это в первую очередь. Отсюда и рождается первобытный каннибализм. «Первобытным сознанием незнакомый человек воспринимается как „нелюдь“ и враг, подлежащий уничтожению; в глазах палеолитического охотника умерщвление чужака часто является „убийством“ в меньшей степени, чем добыча зверя», – А. П. Назаретян. Откроем советскую энциклопедию и ознакомимся с определением: «Биологический каннибализм – это поедание животными особей своего вида». Но ведь именно и перволюди считали все живое, бегающее вокруг них, обыкновенными животными, такими же, какими были и они сами. Обратимся еще к умной книге: «… наблюдается обычно при переуплотнении популяции, недостатке пищи, воды и т.д.» И XXI век все еще продолжает вести жизнь, прямо подпадающую под определение «биологический каннибализм». Вернемся к более далекому времени. Это все те факторы, которые и столкнули между собой родственников. Процитируем еще одно определение: «Каннибализм – это поедание человеческого мяса, распространенное у первобытных народов. Бытовой каннибализм практиковался на древнейшей стадии каменного века, с увеличением пищевых ресурсов сохранился лишь как исключительно вызванное голодовками явление».


38

Кто с дьяволом сажает тыквы, тому они об голову и разбиваются.

Сербская пословица

Происходит логическое продолжение событий. В нашем случае до «увеличения природных ресурсов» еще далековато, а вот голод прямо здесь, рядом, и с одним лицом для всех. Начинается людское побоище. Семья на семью. В их мозгах другие люди понимаются как лишний рот. И больше никак. Из-за малого количества участников такие стычки называть войнами рановато. Но массовыми эпизодами вынужденного, спасительного насилия – в самый раз. Это первые в мире убийства. Это первые убийства ради убийства. Здесь нет цели овладеть чем-то или кем-то. Вокруг всё принадлежит природе. И даже не пищу делят, которой фактически нет, убивают, потому что они здесь. Выеденная, голая, неплодная земля не накормит никого, но человек все равно убирает соперника. Просто… Потому что! Возникновение глобального убийства корнями уходит в раздел пищи и территории. Спустя десятки и тысячелетия те же еда и земля останутся причинами войны и насилия. Это их монопольное право. С первым целевым использованием насилия заканчивается эмбриогенез убийства как такового, который рождается в войну. Первочеловек выводит из зародышевого состояния страшную силу, результаты которой его удовлетворяют. «Ящик Пандоры» был открыт, и по сей день никто не в состоянии его закрыть. Пароль утерян навсегда…


39

О разнице человека и зверя Ювенал в сатире пишет:

«Мы отличны от стада

Бессловесных животных: наделены мы достойным

Познающим умом и способны постичь неземное,

Также в искусствах мудреных способны весьма упражняться

Мы, наделенные смыслом, небес божественным даром.

Звери его лишены, к земле обращенные взором;

Их наделил искони создатель единого мира

Смертной душой, нас – духом, внушившим взаимное чувство:

Ждать друг от друга услуг и оказывать их обоюдно,

Объединяться рассеянным порознь в народы…»

Совершая убийство ближнего, человек, сам того не ведая, выделил себя и свой вид вообще из среды животного мира. В мире нет животных, которые смогли бы биться стаей на стаю, вид на вид. Именно биться до смерти, не понимая, что тем самым себя истребляешь. Таких животных в мире нет. Интересно было бы пронаблюдать за противостоянием бурого медведя и африканского льва: животные грузятся на корабли, преодолевают реки и горы, леса и степи, с одной мыслью – вцепиться в горло врагу… А «битва» черепах против зайцев? Человек выбился из звериной стаи, но какими путями! Да, человек оказался умней и хитрей, но при этом жестокость и ненависть стала доминирующей составляющей его образа жизни. Из звериного стада человек выбирался почему-то по трупам себе подобных, а не волков и медведей, слонов и носорогов. Животный мир, со его иерархией и консерватизмом, не додумался отправиться на тотальную звериную войну, чтобы образумить ещё вчерашнего «своего». Человек же шёл до конца. Но где этот конец, а где начало, мы не знаем и по сей день.


40

Война происходит уже не как несчастный случай, а как норма мирового бытия.

Р. Кайуа. Война и сакральное

По данной проблематике Сенека («О гневе», кн. V, гл. 3) высказывает мысль, что диким зверям не свойственен гнев, но что вместо того им свойственны слепые порывы: «Бессловесные животные чужды человеческих страстей, но им свойственны лишь сходные побуждения». По словам Оригена («Против Цельса»), животным не свойственен порок, но некоторое подобие порочности; по словам перипатетиков, приведенным у Порфирия («О воздержании от мяса животных»): «Лев как бы гневается». Так отмечает в своих трудах Гуго Гроций. Перволюди совершили своё первое в истории насилие, отсюда вытекающие последствия, которые и явились миру, уже ставшей классической моделью человеческого бытия, без которых жизнь людей по-другому представить просто не возможно. Речь идёт о вечных противоречиях: победители и побеждённые, хозяева и рабы, сильные и слабые, удовлетворённые и обиженные. Покой был нарушен навсегда. Это только сегодня мы можем наблюдать идиллию и гармонию человека и зверя на дорогих и красочных страницах пропагандистской литературы мошенника и уголовника Ч. Спенсера, более известной в народе как «Церковь свидетелей Иеговы». Именно тут мы видим яркие страницы утопического маразма и глубокого исторического сна: ягнята (производное от домашних животных, т.е. труды наши) лежат на телах хищных львов (представитель дикой природы) и играются усиками, олени дружат с волками, голуби породнились с ястребами.


41

Здесь же негры племён тутси и хуту, ещё вчера вырезавшие сёлами своих соседей, на страницах улыбаются и пьют кофе, где-то (!) в Париже. Не у себя в дикой и влажной Руанде, а в европейской столице. Вот как. Тут всё хорошо, словно рай, которого никто не видел, но все желают, чтоб было именно так. На земле люди насилуют и убивают, воруют и лгут, предают и бросают. Сделав из Земли помойку, все мечтают, что где-то там будет чистота и красота. Но если в реальности, то все мы живём по пояс в грязи, а Атлантида уже давно утонула…


42

Хороший и добрый мир – это тогда, когда мы об этом говорим и мечтаем. Но стоит нам замолчать, как молчание будет обозначать лишь мысли о противоположном!

Совет последователям «миротворческих» и слабоумных религий: чтоб понять и представить реалии окружающего вас мира, не надо взахлёб зачитываться бесплатными журнальчиками (всё, что не имеет цены, обречено на забвение), в которых всё прекрасно и гармонично. Не надо жить на бумажных страницах, а нужно просто съездить в Пакистан, Афганистан, Палестину, или даже в европейское Косово. Вот те страницы, которые не перелистнуть и не забыть. Вот те страдания и боль. Вот та злая и уродливая жизнь. Вот где нет места ягнятам и львам. Да не надо далеко ездить, просто выйдите на улицу, и если где-то увидите на лужайке резвящихся гиен с младенцем шести месяцев от роду, или леопарда, приносящего палку хозяину, или медведя, помогающему старухе в выборе мёда на местном рынке, то я соглашусь с вашим «учением» и стану его ярым последователем.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9